Фирма «КРЫМСКИЙ МОСТ-9Д» представляет новую книжную серию «Великое противостояние», посвященную взаимоотношениям между православной и западной цивилизациями, и серию «СССР в мемуарах».

Адрес для писем и контактов: 129515, Москва, абонентский ящик №2, Андрею.

Ниже приведен текст, доступный для бесплатного скачивания на безграничных просторах интернета, книги журналиста Владимира Александровича Кучеренко (творческий псевдоним - Максим Калашников) «Сломанный меч империи (Америка против России-1) (1-е изд., 1998; 2-е изд., 2000; 3-е изд. 2002)

Калашников Максим.

Сломанный меч империи (Америка против России - 1)

0.0/5 оценка (0 голосов)

Нет, мы не проигрывали Третью мировую холодную войну! Великая Империя, СССР, опережала США в полувековой гонке вооружений. Она создала образцы неотразимого оружия. И не русские, а американцы должны были рухнуть от изнурения. Под старой партийно-советской оболочкой зрела новая сила, клокочущая космическими энергиями. В недрах ВПК был накоплен громадный запас фантастических технологий, трудились армии талантливейших людей. Русские могли совершить рывок в новую цивилизацию, перед которой померкло бы «японское чудо». Мы не знали о том, что имели. Дурацкие порядки скрывали от нас все великолепие мощи страны. Запад сделал все, чтобы убить Империю изнутри. Собственные выродившиеся верхи подло ударили нам в спину. Неужели все пропало? Нет! Русская история еще не кончилась. Мы еще можем создать новую Империю — царство сильных людей и высоких технологий. Максим Калашников

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда Горбачев пришел к власти в 1985 году, мне исполнилось восемнадцать. На моих глазах была расчленена Великая Империя — СССР. Разум до сих пор отказывается принять этот факт.

Почему? Как? Тысячи голосов назойливо уверяли: «Она прогнила», «СССР был отсталой страной с технологией пещерного уровня». Вот уже двенадцатый год нас словно гипнотизируют, вбивая в умы: империя проиграла Третью мировую, «холодную войну», надорвав свои экономические силы в гонке вооружений с Западом. Там — сверхлюди, изобретатели и архиработники. У нас — ленивое, тупое племя, создавшее себе дряблую и бессильную индустрию, не способную ни на что. «Русское быдло».

Продажная рать «свободных журналистов», похоже, своего достигла. Миллионы людей в моей стране, подобно попугаям, послушно повторяют их штампы. Нарождается новое поколение, для которого уродливый «новый мир» — привычное явление. Еще немного — и миф о допотопном колоссе на глиняных ногах, поверженном сверкающей технологической машиной Запада, прочно войдет в его плоть и кровь.

Но нет, наши доморощенные пораженцы не оригинальны — они лишь послушно транслируют пропагандистские программы, созданные за океаном. Именно там провозгласили: русская империя не выдержала соревнования в создании современных систем оружия. Еще президент Рейган самодовольно заявил: мы заставили Советы вдавить педаль газа в пол. А демократический эпигон Максим Соколов сладострастно добавляет: «Педаль была выжата до отказа, и автомобиль свалился в кювет».

Сей тезис не нов. В 1996 году на книжных развалах Москвы появилось писание Петера Швейцера «Победа». С подзаголовком «Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря». Где речь идет о трагических, предгрозовых 1979-1986 годах. Если верить книге, то стратегию сокрушения нашей великой империи выдвинул сподвижник Рейгана, Каспар Уайнбергер — делать ставку на высокотехнологичное оружие.

В 1982 году президент США Рональд Рейган принимает восьмистраничную директиву национальной безопасности, где была обозначена главная цель — подрыв нашей экономики. В том же году маститый делец и эксперт по русской промышленности Генри Роуэн произносит речь: «Мы должны просто держать высокий уровень вооружения, чтобы Москва постаралась догнать нас, а также прекратить поставки западных средств, необходимых им для выживания. И мы еще в этом десятилетии увидим, как развалится советская система».

Ту стратегию мое поколение знает хорошо: развертывание огромной системы космической противоракетной обороны — «Стратегической оборонной инициативы». Или программы «звездных войн», как любил говорить актер Рейган. Да плюс к тому — постройка невидимых для радиолокаторов стратегических бомбардировщиков «Стелс», ракет компактного базирования «МХ», супербомбардировщика «Б-1», морских ракет и сверхсубмарин «Трайдент». Все это, ценою в сотни миллиардов долларов, и должно было втянуть нас в изнурительную гонку. Вызвать наш крах, «разрыв сердца».

Но довольно об этом. Мы сыты по горло чужими клише. Сегодня, спустя полтора десятка лет мы приходим к иному выводу. В 1985 году не мы, а они могли свалиться замертво в таком состязании. Ибо не было и нет равных русским гению и сметке. А потому на Западе смертельно боялись нашей Великой Империи, которая могла в любой момент высвободить колоссальные энергии, которые дотоле дремали под спудом. Навсегда поставив на колени их лживый мир. На востоке грозил подняться новый исполин с молниями в руках. Чуткие западные элиты ловили биение нарождающейся новой жизни в стране, которую мы называли СССР.

Последнее, догорбачевское, десятилетие называют ныне болотом. Пусть так. Но ведь топи — суть не только масса затхлой воды и гниющих растений. Они еще и колоссальные кладовые тысячелетиями накапливаемой силы. Они — кладовые Солнца, способные родить нечто новое, стремительное в своем порыве. Вот и советский «застой» был, как мы теперь понимаем, хранилищем невиданной мощи. Так бездарно потом растраченной, рассеянной и разграбленной. Быть может, эти мысли покажутся бредовыми. Но нет, наш разум ясен, наш опыт горек. Утверждаю с полной уверенностью: последние тридцать лет жизни Союза в нем существовала и делала первые шаги совершенно уникальная цивилизация. Увы, почти не замеченная современниками и в самом СССР. Подобная параллельным вселенным Уэллса или Саймака. Лишь немногие знали двери, ведущие в нее. Сегодня нам снова приходится искать эти двери, разгребая целые пласты тупости и лжи, под которыми оказался погребен наш русский мир.

Как археологи, мы вынуждены теперь раскапывать следы неизвестной цивилизации. Воинской, имперской, русской, ныне почти стертой с лица планеты.

Сделаем, однако, замечание фундаментального характера. Великие миры, вселенские державы зиждутся не только на силе, но и на воле. Непреклонный ход боевых флотов и миллионные армии — еще не все. Империи создаются героями и стоят на них. Главная сила — в них, в людях безумной отваги, неиссякающей энергии и непреклонной, «длинной» воли.

Только в руке истинного воина-аристократа меч-кладенец становится грозным, разящим оружием. А у двуногих тварей с мелкими, продажными душонками даже дамасская сталь уподобится гнилой деревяшке.

Пойдем же, читатель, и познаем неведомый большинству мир.

ГЛАВА 1. ВЕЛИКИЙ БЛЕФ «ЗВЕЗДНЫХ ВОЙН», «ВОСЬМАЯ КАРТА», «ЛИВЕРМОРСКИЙ МОНСТР» И РУССКИЕ КОСМИЧЕСКИЕ ПЕРЕХВАТЧИКИ.

«АЛМАЗЫ»: ОРБИТАЛЬНЫЕ, ПУШЕЧНЫЕ.

1

Пожалуй, начнем с конечного звена цепи — с саги о СОИ, американской стратегической оборонной инициативе. Именно сему шедевру западной технологической мысли отводилась главная роль в запугивании нас и в истощении экономической системы Советского Союза.

Даже по советскому телевидению начала 80-х любили крутить кадры американских компьютерных мультфильмов. Где рой советских ядерных боеголовок, летящих на США, методично уничтожался орбитальными оборонительными системами. Мы, словно зачарованные, смотрели, как лазерные лучи поражают одну ракету за другой. Нам внушали неутомимо и методично: в один прекрасный день все русские стратегические ракетные войска вдруг станут грудой бесполезного железа, бессильного против изощренного противника. Как примитивная дубина африканского дикаря — перед изящным автоматом европейского колонизатора — завоевателя.

Непревзойденные мастера рекламы (оружия психологического), американцы, презентовали свою СОИ громко, на каждом углу. Смысл был прост — развернуть в околоземном пространстве целые группировки — эскадры боевых спутников, управляемых сверхбыстрой компьютерной техникой. Что должно было войти в сей космофлот? Во-первых, спутники с управляемыми ракетами на борту, кои предназначены для перехвата советских стратегических, больших ракет. Во-вторых, аппараты с электромагнитными пушками.

Принцип их действия прост. Еще в 30-40-х годах была известна электромагнитная пушка. Вместо стальной трубы-ствола, в котором снаряд толкают расширяющиеся при сгорании пороха газы, у такого орудия проектировались длинные, наподобие рельс, направляющие. А роль пороха должны были сыграть расставленные вдоль «ствола» сильные электромагниты — соленоиды, которые, включаясь поочередно, тянули за собой снаряд, разгоняя его до сверхскоростей.

Но на земле такие пушки оказались неэффективными. Слишком много электроэнергии им требовалось, чтобы сравниться хотя бы с обычной полевой, пороховой пушкой. Непреодолимой препоной становилось сопротивление атмосферного воздуха.

В космосе — иное дело. Вакуум, сопротивления воздуха нет. А если стрелять по ходу движения спутника, на котором поставлена электропушка, то к скорости снаряда добавится скорость самого орбитального аппарата. Первая космическая. Оставалось только найти малогабаритный, но мощный источник энергии и забросить его на орбиту.

Наконец американцы увлеклись лазерными системами. Идея такова: лазеру, способному пронизывать корпуса боеголовок, а тем паче — прожигать массивные крышки — щиты советских ракетных шахт, нужна мощная энергетическая накачка. Термин — из языка самих физиков-лазерщиков. В лабораториях на земле накачка шла от мощных источников электроэнергии, от разрядов.

Накачкой для «звездных войн» СОИ американцы решили сделать ядерные взрывы. Подрывают в специальной установке где-нибудь в Аризоне небольшой термоядерный заряд мощностью в полтонны тротила и передают полученный луч на орбитальную платформу — отражатель с системой наведения на цель. Платформа геостационарная, то есть выведенная на орбиту высотой в 36 тысяч километров над поверхностью планеты. Так, чтобы время обращения спутника вокруг Земли совпадало со временем обращения самой планеты — 24 часа. В результате платформа получалась как бы постоянно висящей над определенным районом планеты.

Американцы пугали: мы «развесим» платформы — геостационары над местами сосредоточения советских баллистических ракет, создадим пояс обороны на подходах к США. Переданный после взрыва каждого заряда — накачки лазерный луч улавливался спутником и преобразовывался им в десять боевых импульсов — выстрелов. А система наведения из суперкомпьютеров должна была поразить сей «очередью» десять советских боеголовок, летящих на Штаты.

2

На самом деле это был величайший блеф в современной истории. Американцам было не под силу вытянуть программу «звездных войн» — затраты приближались к нескольким сотням миллиардов долларов. Пойди американцы на развертывание СОИ — и их, а не наша экономика, пала бы, словно загнанная лошадь. На очередных выборах американцы припомнили бы президенту Рейгану увеличение налогового бремени и урезание социальных программ. Так, как не простили они в 1992 году президенту Бушу победоносную войну с Ираком, «Бурю в пустыне», унесшую свыше 80 миллиардов долларов. Ведь военный космос — удовольствие крайне дорогое. Да и американская экономика к концу 80-х влезала в очередной кризис.

Но даже если бы США и рискнули выбросить сотни миллиардов на свои околоземные затеи — не было бы ситуации, более выгодной для Советского Союза. Ибо мы, русские, имели мощнейшие средства противодействия, которые обходились нам десятикратно дешевле, даже по мировым ценам. Образно говоря, потраченный СССР рубль мог пустить насмарку сотню долларов, выброшенных Западом на систему «звездных войн».

Такое в истории случалось. В конце XIX века оказалось, что мина, этот копеечный стальной цилиндр со взрывчаткой, легко отправляла на дно броненосец, на который приходилось тратить годы труда и миллионы фунтов стерлингов. Дешевые «жестяные головастики», подводные лодки немцев Первой мировой, уничтожали архидорогие британские линейные крейсера и дредноуты. Копеечная бутылка с «коктейлем Молотова» или совсем недорогой, одноразовый «фаустпатрон» превращали в груды горелого металла танки. А в 1982 году выпущенная аргентинцами ракета «Экзосет», ценою в миллион долларов, уничтожила сверхсовременный английский эсминец «Шеффилд», обошедшийся Британии в сто с лишним миллионов фунтов стерлингов.

СОИ была подобна огромному, хрупкому хитросплетению, которое можно легко разрушить ударом банального булыжника. Чего-чего, а дешевых «булыжников» у нашего сообразительного народа хватало с избытком.

Для того чтобы нейтрализовать сверхсложные геостационарные платформы — лазерные батареи Штатов, надо было вывести на орбиту небольшой контейнер со стальными шариками. С обычным рассеивающим зарядом на борту. Бах — и в космосе образовывался рой искусственных метеоритов. Не составляло особого труда сделать так, чтобы они нагнали американскую сверхточную платформу с относительной скоростью в несколько сотен метров в секунду. После столкновения с таким роем огромные спутники Штатов становились бы кусками бесполезного металла.

Но это — лишь при полном успехе в развертывании американской лазерной системы с наземной ядерной накачкой, о которой мы писали ранее. Между тем при разработке этой системы США наталкивались на множество трудностей, грозивших отнять у них годы и миллиарды долларов. Ибо требовалось, чтобы взрыв устройства в наземной установке был строго дозирован — точно полтонны в тротиловом эквиваленте и никак не больше. Но американцы не умели добиваться такой точности. Мощности взрывов недопустимо колебались. Должно быть, вроде бы, полтонны — а выходило полторы. Это значило, что космическая платформа — отражатель посланного с земли лазерного луча неминуемо будет сожжена. Перегорит, как пробка, через которую пошел слишком сильный ток.

То была главная проблема, не считая иных, «помельче». Например, трудностей в создании устойчивых отражателей луча, способных выдержать чудовищные температурные нагрузки без деформации, которая привела бы к рассеиванию «лазерной нити», или избежании непредвиденных сбоев в сложнейших компьютерных системах управления.

3

Сегодня и простаку ясно: разрекламированная Рейганом программа «звездных войн» или «высокой границы» с треском провалилась из-за чудовищной дороговизны.

«Техника — молодежи» в номере пятом за 1995 год поместила интервью с Алексеем Жидковым, ученым из Института общей физики Академии наук. С одним из тех, кто занят работой над сверхмощными лазерами с ядерной накачкой.

Он еще раз подтвердил: попытки американцев создать «чудо-оружие» потерпели полное фиаско. Оказалось, что установки, не выдерживая сверхнагрузок, получались одноразовыми. Такие результаты дали и опыты наших специалистов еще при Советском Союзе, в Арзамасе-16 и в Московском инженерно-физическом институте. То есть лазерная пушка возможна технически уже сегодня, но только ее дальнобойность будет исчисляться километрами, тогда как для орбитальной войны нужно оружие, бьющее на сотни верст.

Конечно, можно вывести ядерные генераторы боевых лазеров в космос. Но, как доказывает Жидков, для пробивания обшивки русской баллистической ракеты нужно в мгновение ока сконцентрировать на одном квадратном сантиметре энергию в 20 килоджоулей. Или — ударить по летящей советской боеголовке лучом лазера мощностью в один мегаджоуль при диаметре луча не более семи сантиметров. Это при том, что выпущенная на США ракета не стоит на месте, а мчится с быстротой почти в восемь километров ежесекундно!

Но ведь луч лазера — это не прямая трубка из света. Луч имеет «вредную» привычку расширяться по мере удаления от его источника и терять свою мощность. А в «звездных войнах» бить ему на тысячи верст. Наши ученые подсчитали: чтобы засечь мчащуюся русскую ракету, оповестить свою противоракетную оборону и навести «лазерную пушку» на цель, американской орбитальной платформе понадобится столько времени, что минимальная дистанция поражения сжимается всего до тысячи километров.

На таком расстоянии лазерный луч диаметром в булавочную головку на выходе превратится у цели в световой круг площадью в сто квадратных метров.

Лишь слабая вспышка озарила бы бок советской ракеты, несущейся на Нью-Йорк или Вашингтон. И на каждый квадратный сантиметр ее поверхности упало бы энергии всего в один джоуль. В двадцать тысяч раз меньше, чем нужно для разрушения самой хилой из наших боеголовок! А ведь последние модели головных частей русских межконтинентальных ракет делались из урана-238: очень тяжелого, твердого и чудовищно тугоплавкого металла цвета запекшейся крови. Эти боеголовки могли врываться в плотные слои атмосферы на скорости в 27 тысяч верст в час, превращаясь в огненный кокон от трения в плотном воздухе, и не сгорать при этом. При том, что даже массивные каменные метеориты, врезаясь в воздушную оболочку Земли, в большинстве своем просто испаряются от страшного жара!

Американцы откровенно блефовали. Было просто физически невозможно передать лазерный импульс с ядерной накачкой с Земли на тысячи верст, к орбитальной платформе — он попросту терял мощность в атмосфере и почти совсем рассеивался в космосе. И вдвойне невозможно добиться того чтобы спутник уловил сей луч и направил его с помощью отражателей на рой летящих советских боеголовок. Даже если вынести ядерный генератор луча на саму боевую станцию, все равно провал!

И уж совсем фантастично выглядели разглагольствования Штатов о выводе на орбиту установок рентгеновских лазеров. Чтобы не утомлять Вас физическими выкладками, приведем слова Жидкова: «У них накачка принципиально иная, основанная на использовании… рентгеновского и гамма-излучений. Но тогда в космосе требуется произвести полномасштабный ядерный взрыв!

Да и против кого должно быть направлено такое оружие? России, обладающей большим числом ракет? Они настолько сложны для распознавания, что придется создавать мощные установки для слежения, выводить в космос тысячи лазерных установок с ядерными материалами. И все равно вряд ли удастся уничтожить все ракеты. Какие-то достигнут цели и нанесут ущерб, по сравнению с которым Чернобыль покажется легкой аварией. Значит, с сильным противником бороться такими системами бессмысленно».

Теперь судите сами: для уничтожения всего одной советской боеголовки нужна установка, способная послать импульс мощностью в один мегаджоуль. В США, в Ливерморской лаборатории удалось создать настоящий монстр — лазер, который включают всего раз в месяц, «сажая» энергосистему целого штата. Его мощность — лишь сто килоджоулей. В десять раз меньше, чем нужно для того, чтобы сбить одну единственную советскую боеголовку! Мы же напомним: основу наших стратегических ядерных сил составляют тяжелые шахтные ракеты, каждая из которых несет в разделяющейся головной части десять боеголовок.

Вот и считайте: чтобы отразить русский сокрушительный удар, американцам пришлось бы поднять на околоземную орбиту всю энергетику своей страны. Затея утопическая. Не зря Штаты вынудили Ельцина подписать договор СНВ-2, по которому мы должны уничтожить именно шахтные ракеты с разделяющимися головными частями, сработанными из урановой брони!

Узкий, как игла, луч, срезающий трубы огромных заводов, режущий, как раскаленный нож, броню линкоров… Дерзкая фантастика 20-х годов. Увы, лазерное оружие еще долго останется ею. Еще нет у человечества малых источников огромной энергии.

В нынешнем суверенном Казахстане, где власть захватили новые баи, в местечке Сары-Шаган покрываются пылью и грязными натеками некогда белые стены «Терры-3» — огромной лазерной установки, гордости империи — СССР, построенной в конце 60-х. Тогда у наших американских врагов шли лихорадочные работы по программе «Восьмая карта» — созданию боевого смертоносного луча.

И вот там, в степях, где некогда лишь кочевники гоняли бараньи стада и ютились в тесных юртах, русский гений создал «Терру-З». Это наши демократические журналисты и политологи норовят изобразить СССР страной пьяниц, деградантов да грязных коммуналок. Американцы же нам цену знали. В Сары-Шаган они рвались изо всех сил. И дорвались — уже в 1989-м, при слабом, болтливом Горбачеве.

Как рассказал «Красной звезде» один из корифеев советской программы военных лазеров, профессор Петр Зарубин, к 1985 году наши ученые точно знали: американцы не могут создать действительно компактного боевого луча. Ибо лазерные установки выходят огромными, сверхдорогими и уязвимыми. При этом энергия самого мощного луча пока не превышает энергии взрыва малокалиберного пушечного снаряда. Гораздо целесообразнее делать ракеты и скорострельные пушки со сверхточной наводкой.

Одна за другой проваливались американские попытки создать компактную боевую установку. В начале 70-х годов они сообщили, что сумели сбить на небольшой дальности малый беспилотный вертолет — мишень. Но после этого работы над подобной наземной системой свернули. Потом они сбили и ракету, запущенную по специальной траектории. С помощью агрегата величиной со средний химический завод. Сей цирк устраивали специально для американского Конгресса, чтобы получить бюджетные деньги для продолжения работ в рамках СОИ. Кстати, те же опыты провели и мы.

США попытались было сконструировать лазер, работающий не от электростанции, а на химической энергии. Так, чтобы сделать установку достаточно легкой для выведения в космос. Но, потратив несколько миллиардов долларов, так и не сумели довести дело до орбитального эксперимента.

Иными словами, Горбачев, Шеварднадзе и высший генералитет СССР знали о том, что СОИ — мыльный пузырь. Тем не менее они испугались и заразили страхом всю страну.

Сейчас, когда имперская мощь рухнула, и пауки ткут паутину в гниющих электронных схемах «Терры-3», мы поняли, что потеряли. Ведь работы над боевым лазером позволили русским создать мощный квантовый локатор, способный за сотни верст определить не только дальность до цели, но и ее размеры, форму, траекторию движения.

На «Терре» был создан локатор, который мог зондировать космическое пространство. В 1984 году ученые предлагали «пощупать» им американский корабль «Шаттл» на орбите. Но высшее политическое руководство испугалось возможного шума.

Оказалось, что лазером можно слепить приборы наводки и наблюдения врага, выводить из строя приборы ночного видения на чужих танках. С помощью портативных приборов можно лишать зрения и солдат. И вот, пока ныне русские лазеры остановлены, американцы собираются вооружаться таким оружием.

Но космический всесокрушающий лазер — это блеф. Точно так же пошли прахом надежды Америки на развертывание орбитальных электромагнитных пушек. Ведь для них нужны были реакторы, которые при мощности средней электростанции вписывались бы в габариты письменного стола.

Забегая вперед, скажем: США тут слабы. И именно русские ученые до сих пор лидируют в создании космических атомных энергоустановок.

Но допустим, что американцам в 80-е годы удалось преодолеть все законы физики и все-таки разместить на орбитах чудовищно дорогую, громоздкую и хрупкую сеть противоракетных станций. И что же? США и тогда ждал полный крах.

«Лазеры не решают проблемы уничтожения большого числа таких космических целей, как головные части баллистических ракет, — считает профессор Зарубин. — Ядерные державы одномоментно могут запустить сотни баллистических ракет, снабженных тысячами головных частей. Значит, в космосе нужно размещать сотни лазерных установок! Это громоздкая и дорогостоящая затея».

Иными словами, нашей империи достаточно было, потратив денег и сил в десятки раз меньше, чем врагам, развернуть больше тяжелых баллистических «изделий» с разделяющимися головками. Давно производимых к тому времени поточно, на «Южмаше» в Днепропетровске. Пустив все усилия США насмарку. Они никогда не сумели бы отразить массированную ракетную атаку Империи. Ведь для полной гибели США достало бы и одной из десяти наших боеголовок, прорвавшихся к цели.

4

Но был еще один недорогой способ повергнуть в прах СОИ. Это создание сверхвысотных истребителей-перехватчиков, стартующих «со спины» тяжелых самолетов-носителей.

Представьте себе картину: с летящего на высоте 9-10 верст над землей тяжелого самолета «Руслан» или «Мрия», выбросив язык пламени, срывается и уходит в набор высоты истребитель МиГ-29 с ракетой на борту. Набрав высоту, он выпускает ракету в хорошо видимый на экране радиолокатора спутник-американец.

Уклониться тот не способен. Притормозит — и сойдет с орбиты, сгорит в плотных слоях воздушного океана. Включит двигатель — ускорится и уйдет на новую орбиту, сбив прицел на русские ракетные позиции и наши летящие боеголовки. Да и не уйти от наводимой, стремительной ракеты тяжелому орбитальному комплексу.

Старт истребителя с летящего тяжелого самолета-носителя — не фантастика. Мало кто знает, что именно русские были первыми, кто построил и успешно применил в бою воздушные авианосцы.

Далеким летом 1941-го немцы были ошеломлены: невесть откуда взявшиеся истребители русских И-16 с бомбами атаковали и разбомбили Чернаводский мост в Румынии, в ста тридцати километрах вверх от устья Дуная. Группа армий «Юг» на несколько дней лишилась подвоза горючего и боеприпасов. По всем расчетам выходило, что маленькие ястребки никак не могли прилететь из-за линии фронта. Слишком далеко для них.

Только потом узнали, что И-16 стартовали из-под крыльев тяжелого бомбардировщика ТБ-3. Еще в середине 30-х годов талантливый сталинский инженер В. Вахмистров построил систему «Звено-СПБ» — самолет-авианосец, который вез на себе целых пять истребителей. В полете они могли отделяться от носителя, вступать в бой с врагом и потом снова — прямо в воздухе! — стыковаться с тяжелым бомбардировщиком.

Дело Вахмистрова не умерло. В 60-е годы СССР создает модели гиперзвуковых ракетных самолетов, стартующих с авиалайнеров-носителей. На огромных скоростях они вырывались на высоты почти в сотню верст над землей в область загадочной мезосферы. Туда, где рождаются полярные сияния. Практически мы создавали оружие, способное отразить агрессию с околоземных орбит и в XXI столетии, на полвека вперед!

К началу 90-х наш великий Союз имел авиатехнику циклопической мощи. Конструкторское бюро Мясищева создает изящный тяжеловоз «Атлант-МТ». Именно он мог нести на себе огромный контейнер с махиной ракеты «Энергия», везти пятидесятитонный космический корабль-самолет «Буран». Зрелище незабываемое — казалось, что «Атлант» не груз везет, а сам подвешен к огромному кокону контейнера, играючи несущего самолет в поднебесье.

А в 1990 году КБ Антонова демонстрирует миру шестимоторный гигант «АН-225» с поэтическим названием «Мрия» — мечта. Он уже нес на себе груз в двести тонн.

В любой момент эти исполины могли стать носителями специальных перехватчиков с противоспутниковыми ракетами на борту. И обошлось бы это нам в сотни раз дешевле, нежели американская СОИ. Вот почему сегодня мы заявляем — нам нечего было бояться американских систем. Пусть бы тешились, разрушая собственную экономику, сжигая в авантюре миллиарды долларов. Все равно победителем выходил СССР.

Но вышло по-иному. Шумиха, поднятая американцами вокруг их «звездной липы», действительно напугала дряхлую и трусливую номенклатуру Кремля. Она не слышала трезвых голосов ученых. И утянула нас на гибельный путь.

Только сейчас, когда на прилавках появляются американские технотриллеры — «документальная» фантастика, мы узнаем о том, что имел наш великий Союз.

Оказывается, в 1985 году наша Империя вывела на орбиту девять спутников-истребителей «Полет». Колоссальный разрывной заряд, узкое сигарообразное тело тридцатиметровой длины — робот-камикадзе! С мощным реактивным двигателем и антенной поискового локатора. Оружие, разработанное ОКБ-52 академика В.Челомея еще в 1963 году.

Обладая большим запасом горючего, наш космо-истребитель мог долго маневрировать, гоняясь за американскими спутниками, вынуждая их быстро тратить топливо и выходить из строя. Подпускать его на расстояние ближе 80 километров американцам было опасно: русский корабль-убийца мог уничтожить чужой орбитальный комплекс. Обходясь в сотни раз дешевле ожидаемых боевых платформ США, русские «примитивные» роботы-камикадзе могли в клочки разодрать всю напичканную суперэлектроникой систему СОИ.

Почему американцы знали об этом оружии русских, а мы, русские граждане — нет? Похоже, нас выставляла тупоумным стадом сама номенклатура. Она решила сдаться врагу, променяв величие державы на особняки.

А ведь паниковать не стоило. «Полеты» были теми самыми имперскими орбитальными перехватчиками, которые мы могли «дешево и сердито» выводить в космос. Русские операторы, как нынче мальчишки в компьютерных играх, гонялись бы за американскими гигантами — боевыми орбитальными станциями.

Одна мысль о том, что за их махинами ценою в полтора миллиарда долларов каждая ходит по пятам простая русская «штучка» стоимостью в десяток-другой миллионов советских рублей, заставила бы американцев начать маневры и уклонения. Но они требуют много горючего. Причем для большой станции — куда более, чем для маленького «Полета». Дабы постоянно пополнять запасы топлива, США пришлось бы создавать флот космических заправщиков. При этом каждый литр горючего, заброшенный на орбиту, обходится в тысячу, полторы тысяч долларов.

И в перспективе выходила очень выгодная для нас игра: мы тратим миллион рублей на «Полеты», американцы — десять миллионов долларов. А мы — еще миллион, и так далее. Ну, кто в такой гонке вооружений первым рухнет от обессиливания и подрыва своей экономики?

Сбивать «Полеты» с земных высотных истребителей? Но специальные противоспутниковые ракеты АСАТ в 1986 году у американцев были в количестве шести штук.

Сбивать «Полеты» заранее — все равно что начать Третью мировую войну. А начнешь сбивать в ходе войны — они сумеют подорвать собой уйму американских орбитальных станций. Да и бить АСАТом по русскому спутнику, который летит впритык к американской боевой платформе, — это значит и ее уничтожить.

Тупик. В космической гонке мы ставили американцам мат. Мы могли выводить на орбиты станции-носители нескольких «Полетов». Цена наших запусков даже сейчас, когда цены в России приблизились к мировым, в пять-шесть раз ниже, чем запуски на американских «Шаттлах». Сверхмощные «Энергии» СССР могли выбрасывать на орбиты по два десятка «Полетов» сразу.

А еще есть у нас проект «Рикша», детище космического КБ имени Макеева. Там разработали (еще в начале 80-х!) очень портативную, короткую ракету для подводных лодок. Ее малые размеры получались из-за того, что «макеевцы» как бы вдвинули двигатели в топливные баки своих детищ.

Оказалось, что эти машины вполне могут сверх дешево запускать спутники. При этом им не нужно космодромов, достаточно тягача-вездехода «Буран» с направляющими. Разработать спутник-убийцу для такой «Рикши» не составляло для мощного СССР особого труда.

В КБ Челомея разработали и проект тяжелого орбитального истребителя — автоматической станции «Таран» с ракетами-перехватчиками.

Так чего же испугались в Кремле? Ведь начнись действительно гонка «космических войн» — и Америке пришлось бы попрощаться с дешевыми пиццами и гамбургерами, со стипендиями для студентов, с экологическими программами, с пособиями для безработных и многодетных матерей, с субсидиями на школьные завтраки-обеды.

5

…Невзирая на предупреждения, американский «Челленджер» упорно сближался с белым цилиндром русской орбитальной станции. Выбрасывая «шнуры» бело-красного пламени из двигателей ориентации, громоздкий космический самолет наклонил нос, мчась в космической пустоте большой «дельтой».

Он нагонял станцию, двигаясь быстрее нее всего на два десятка метров в секунду. Над центральной Атлантикой «Челленджер» должен был вплотную сблизиться с русским, раскрыв продольные створки люка на «спине» и выпустив наружу хватательные щупальца-манипулятор.

Но русская станция быстро развернулась тупым носом в сторону преследователя. И последнее, что увидели американцы, были вспышки, озарившие ее круглые борта.

Выпущенные в космосе снаряды страшны. Их скорость в безвоздушье — почти два километра в секунду — делает любую броню подобной куску картона перед выпущенной пулей.

Очередь маленьких стальных дьяволов врезалась в кабину «Челленджера». Четверо его пилотов погибли быстро и страшно, лопнув в вакууме. Кровь и лимфа закружили по расстрелянной кабине мерзлыми хлопьями. Обледеневшая голова командира экипажа с выпученными мертвыми глазами, беспорядочно кувыркаясь, ударилась о пульт управления. Рванулись в космос струи воздуха, перемешанного с водными парами, брызнули в стороны обломки и разбитые плитки теплозащиты. Выброшенная из развороченной гидросистемы жидкость мгновенно застыла ледяными шарами.

Ожил вспомогательный двигатель русской станции, и она ушла чуть выше, пропуская вперед мертвый корабль врага…

Этого эпизода никогда не было, но он вполне реален. Ведь именно мы обладали прекрасным оружием — пилотируемыми аппаратами «Алмаз», вооруженными скорострельной пушкой.

Как сообщают И.Маринин и С.Шамсутдинов («Вестник воздушного флота», №5, 1995 г.), трехместный «Алмаз» начали создавать в 1964 году в ОКБ-52 все того же академика Челомея — как станцию для ведения разведки. Именно в это время у американцев начинаются разработки спутников-перехватчиков и аппаратов-буксировщиков, способных захватывать наши околоземные машины и стаскивать их с орбиты. Для их уничтожения «Алмаз» оснащают 23-миллиметровой пушкой, неподвижно закрепленной в корпусе. Бить из нее можно было по-истребительному, наводя ее поворачиванием всей станции.

Первый успешный запуск «Алмаза» произвели 25 июня 1974 года. А 4 июля корабль «Союз-14» доставил на борт полковника Павла Поповича и подполковника Юрия Артюхина. В целях секретности станция официально называлась «Салютом-3».

Аппарат работал отлично, периодически отправляя на Землю спускаемые капсулы с отснятыми пленками. Были даже проведены стрельбы из пушки, давшие отличные результаты. Но, увы, не ладилось дело с созданием многоразового возвращаемого корабля, а в 1981 году работы над «Алмазом» прекратили.

Однако новый «Алмаз-Т» под именем «Космос-1870» стартовал с Байконура 25 июля 1987 года. Два года он зондировал планету сверхточной радиолокационной аппаратурой, пробиваясь ее «взглядом» сквозь любую облачность, различая все предметы более 25 метров длиной.

Последний «Алмаз-Т», запущенный в марте 1991-го, летает до сих пор (писано в 1996 году). Предел его «зоркости» — 15 метров при ширине полосы обзора в 600 верст.

Так что, дорогой читатель, в конце 80-х в ответ на «звездные войны» Империя могла вывести в космос эскадру пилотируемых станций с пушками на борту. Космических «летающих крепостей», могучего орудия господства в околоземном пространстве, которое делали в Москве, на заводе имени Хруничева.

В конце 70-х будущий президент США, актер Рейган часто любил смотреть хит тех времен — боевик «Звездные войны». Но его куцые голливудские мозги и помыслить не могли, что у русских уже есть космические крейсеры.

Любое обострение ситуации, подобное Карибскому кризису — и вся система космической разведки США уничтожалась русскими «Полетами». Зато у нас оставались прекрасные аппараты разведки, способные поразить любого, кто дерзнет к ним приблизиться.

Не США, а мы могли победить. Об этом горько вспоминать сейчас, когда наши космодромы покрывают ржавчина и бурьян. Когда ельцинский режим, возросший на развалинах Империи, униженно побирается на Западе, прося миллиардик - другой.

Однако здесь нам нанесли удар в спину собственные же партийные вожди. 12 мая 1987 года большой конференц-зал на Байконуре был переполнен — перед собравшимися выступал генсек Горбачев. У многих тогда все похолодело внутри, а министр общего машиностроения Олег Бакланов просто сжал кулаки до белизны в костяшках пальцев.

«Мы выступаем против гонки вооружений, в том числе и в космосе… — вещал с трибуны маленький человечек с пятном на лысине. — Наши интересы тут совпадают с интересами американского народа… Мы категорически против переноса гонки вооружений в космос…»

Этот радетель интересов американского народа действительно совершал убийство. Ибо в тот день на старте стояла ракета «Энергия» с пристыкованным сбоку 80-тонным аппаратом «Скиф-Д» — прототипом космического истребителя с лазерной пушкой. Его создавали в рекордные сроки в НПО «Салют», под руководством Дмитрия Полухина, и сам Бакланов, работая по шестнадцать часов в сутки, давил на смежников, контролировал ход поставок. Но речь Горбачева пустила все коту под хвост за три дня до старта. «Скиф» был выведен на орбиту лишь для того, чтобы тут же быть брошенным на сожжение в плотные слои атмосферы («Российская Газета», 16.05.97 г.).

А ведь «Скифы» означали полную нашу победу в борьбе за ближний космос. Ведь каждый истребитель типа «Полет» уничтожал всего один космический аппарат врага, погибая при этом сам. А вот «Скиф» мог долго летать на орбите, поражая своей лазерной пушкой чужаков. Его лучевое оружие не нужно было делать дальнобойным — хватило бы и двадцати-тридцати километров действия. Ведь американцам приходилось ломать голову над станциями, бьющими на тысячу километров по мчащимся с бешеной скоростью маленьким бронированным боеголовкам. Жертвами же «Скифа» рисовались легкоуязвимые орбитальные спутники, которые он сбивал бы на догоне, когда скорость цели относительно преследующего ее охотника — поистине черепашья. Да и для точности выстрела лазером не нужны были особые суперкомпьютеры. И флот «Скифов» гарантированно разносил в клочки всю низкоорбитальную группировку военных спутников США. Ослепляя и оглушая их военную машину. В отличие от наглухо забронированной русской боеголовки с намертво заданной матрицей полетного задания внутри, американский спутник — неисправимый, легкоранимый неженка с хрупким корпусом и торчащими антеннами. Удар лазерного луча если и не пережигал его пополам, то уж точно палил его схемы жгучей волной помех.

Поэтому США понадобилось бы делать свои платформы летающими броненосцами с многократно дублированными системами управления, наводки и связи. Запуская при этом на орбиту целые тучи контристребителей для прикрытия своих противоракетных батарей. Таких затрат не выдержали бы и три бюджета Соединенных Штатов. Но мы, побеждая вчистую, вдруг кинулись в вакханалию капитуляции перед побежденными.

Да, Рейган очень любил смотреть лукасовский кинобоевик «Звездные войны». И ведь, действительно, чтобы вести бои с русскими орбитальными охотниками, американцам тогда бы понадобилась техника, созданная фантазией режиссера: корабли с ядерными двигателями, покрытые броней и защищенные мощными силовыми полями, о которые разбиваются снаряды и метеориты. Ничего этого современная наука создать не в силах.

Проклятые кремлевские предатели, что же вы наделали! Но мы не плачем. Мы верим, что русская история еще не кончилась…

ГЛАВА 2. ЦЕНА КРЕМЛЕВСКИХ СТРАХОВ, ПЛАЗМЕННОЕ ОРУЖИЕ РОССИИ

1

Портрет генералиссимуса Сталина сурово смотрит на меня со стены. Отрываясь от книг и вырезок, я с горечью думаю: почему такого лидера не оказалось в Кремле тогда, в начале 80-х?

Не в первый раз Запад грозил нашей великой державе своей хваленой технологией, своим чудо-оружием. Так было и полвека назад, когда изнуренную тяжелейшей войной страну пугали из-за океана «ядерной дубиной». С 1945-го по 1949-й у нас не было атомной бомбы.

Журнал «Кольерс» помещал на роскошной цветной обложке картину ядерных «грибов», расцветших над Москвой. Публиковались красочные описания рейдов летающих «сверхкрепостей» на Ленинград и Горький, на Урал и Днепрогэс. Десятки русских городов грозили превратить в Хиросимы.

Один за другим рождались планы войны на уничтожение СССР с поэтическими названиями: «Дропшот» — «Падающий удар», «Чариотир» — «Колесничий».

Но Сталин хранил олимпийское спокойствие. Щуря желтые глаза, он глубокомысленно потягивал свою легендарную трубку. Его было невозможно провести — ни конструктору, ни маршалу. Тысячи прочитанных страниц, книги, карты, схемы и справки укладывались в его голове.

Он знал: СССР — не Япония. Колоссальная держава с неисчерпаемыми ресурсами и железно организованной властью — не узкий остров с городами из бамбука и бумаги. И пусть Запад кричит истерически — у него нет носителей атомных бомб, кроме тяжелых самолетов.

Тогда, в августе 1945-го, американцы отбомбились по Хиросиме и Нагасаки, как на параде. У японцев не было ни истребителей, ни зениток, чтобы сбить высотные «летающие крепости» Б-29. А чтобы нанести удары по жизненным центрам СССР 1948 года, американцам пришлось бы пробиваться через занятую нашими войсками Восточную Европу, сквозь тысячи верст русских просторов, над которыми их встретили бы целые дивизии мощных истребителей с ракетными ускорителями, «Лавочкиных» и «Яковлевых», готовых поразить «крепости» огнем бортовых пушек. Уже вышли из цехов первые МиГ-15 — лучшие в мире реактивные истребители. В 1950-м в Корее они будут превращать в горящие кометы американские «Шутингстары» и «Сейбры», «Суперкрепости» и «Локхиды».

Потому Сталин оставался спокоен. В 1948-м он пощупает рукой теплый тяжелый шар в никелевой оболочке — боевой заряд первой советской атомной бомбы. Похвалит Курчатова. Поинтересуется, как идут дела у Королева. Страна делала ставку на новое оружие — дальнобойные, мощные ракеты.

Именно мы, русские, опередим здесь всех. Обогнав даже США, заполучившие гитлеровца Вернера фон Брауна с его технологиями. Вывезших к себе чертежи и производство баллистических «Фау-2», которыми немцы еще в 1944 году обстреливали Лондон…

Так было при Сталине. Пятнадцать же лет назад в Кремле оказались струхнувшие карлики. Невежественные или дряхлые, с кругозором обывателя. Гигантский блеф «звездных войн» возымел действие.

2

Нервы правителей СССР не выдержали. Вместо того, чтобы позволить США втянуться в самоубийственную программу СОИ, они принялись повторять американскую несбыточную программу. 9 мая 1984 года маршал Огарков в «Красной звезде» утверждает: «…Развитие науки и технологии в последние годы создает реальные условия возникновения в ближайшем будущем более разрушительных и доселе неизвестных типов вооружений, основанных на новых физических принципах. Работа над этими новыми типами вооружений уже идет во многих странах, и прежде всего в США. Их развитие — это ближайшая реальность, и было бы грубой ошибкой уже сейчас не обращать на это внимание».

В те годы статья маршала в центральной армейской газете была официальной точкой зрения, плодом работы целой группы особо приближенных аналитиков и референтов. То есть высшие круги СССР тогда поверили в американскую «звездную чушь», не вняв голосам отечественных ученых.

Вернемся снова к Сталину. СССР рухнул бы под откос, действуй он в 1945-1953 годах на манер Америки. Попробуй мы тогда сосредоточить усилия нации на том, чтобы догнать США по количеству тяжелых стратегических бомбардировщиков и кораблей-авианосцев, и истощенная страна испустила бы дух. Сталин поступает по-иному: он находит сравнительно дешевый противовес воздушно-морской мощи врага: сверхдальние баллистические ракеты, способные бить с русских равнин через океан. Прямо по Вашингтону!

Мы знаем, что у Кремля 80-х было контроружие. Но не хватало ума и отваги. СССР начинает слепо копировать программу СОИ. Американец Швейцер в своем бестселлере «Победа» пишет:

«Сагдеев, начальник советского Института космических исследований, в своем отчете в 80-е годы сообщал: эта программа стала приоритетом номер один после объявления господином Рейганом в 1983 году „звездных войн“. Сагдеев допускает, что эти расходы ослабили Советский Союз и могли стать причиной его развала».

То есть, дряблые и трусливые верхи СССР, словно зачарованные, пошли за американскими хитрецами, как стая крыс за сказочным героем с волшебной дудочкой. Прямо в омут.

Великая обманная операция США развивается особенно успешно после прихода на Кремлевский трон Горбачева. Министром иностранных дел при нем становится «батоно Эдуардо». Нынешний вождь суверенной и нищей криминальной зоны, «независимой» Грузии — Шеварднадзе. Тот самый, при котором СССР бездарно отдает Восточную Германию и начинает разорительный вывод войск из стран Восточной Европы, похожий на бегство разгромленной армии. При ком огромные материальные ценности и земельные участки попросту отдаются даром, а выведенные части бросают в чистом поле. Без жилья, инфраструктуры, без средств к существованию.

В декабрьском номере журнала «Международная жизнь» за 1985 год новоиспеченный глава русской дипломатии пишет: «Неожиданное базовое значение для безопасности имеют не столько накопленные обществом запасы оружия, сколько способность создавать и производить принципиально новые виды вооружения». Намек на рейгановскую СОИ более чем прозрачен. «Батоно Эдуардо» предупреждал заокеанских хозяев: ваше приказание будет исполнено.

Швейцер сообщает, что предатель-офицер КГБ Гордиевский в феврале 1985 года передал английской разведке отрадные вести. Военный атташе в Лондоне полковник А.Сазин, мол, поведал группе дипломатов и разведчиков о том, что военное начальство на 90 процентов верит в успех СОИ. И, мол, Сазин не верит в возможность догнать США.

Чудовищная, непростительная слепота! Кажется, что советское руководство каким-то чудом враз лишилось разума. Ведь американцы и не думали разворачивать СОИ. Они не могут сделать этого даже сейчас, когда СССР пал, а в мире образовалась масса насквозь мафиозных стран, вожди которых вполне могут купить парочку ракет, дабы потерроризировать США.

Когда у высших руководителей в головах поселяются страх и глупость, страна гибнет. Ибо армия баранов, коими командует лев, сильнее рати львов, во главе которых стоит баран.

Нечто подобное случилось и с нами. При Горбачеве Америка берет Кремль на испуг. Подписываются соглашения США о совместной работе над СОИ с другими странами. В декабре 1985 года — с Британией. В марте 1986-го — с Германией и Израилем. В сентябре 1986-го — с Италией, а в июле 1987-го — с Японией. Со странами, чей опыт работы в космосе по сравнению с нашим ничтожен.

Снова обратимся к Швейцеру. «Советский Генштаб рисовал зловещую картину использования Рейганом новейших технологий для развития традиционных вооружений, а также СОИ… Генерал Евсеев писал в одной из военных газет, что угроза создания новых технологий дает капиталистам возможность неожиданной атаки, так же, как было с немцами, когда они напали на Советский Союз в июне 1941 года».

Заместитель министра обороны генерал Гареев в другой статье приводил в пример старого рабочего, героя повести Симонова «Живые и мертвые» Попкова как образец советского гражданина. Можно было надеяться, что перед новой угрозой со стороны капиталистов народ пойдет вслед за Попковым. «Он готов был отдать даже свое жилье и закончить жизнь на хлебе и воде,… лишь бы у Красной Армии было все, что ей нужно. Партия обещала, что никогда не допустит, чтобы капиталисты получили военное преимущество, но за эти слова следовало дорого заплатить».

Масла в огонь паникерских настроений подливал и сам Горбачев. Уже на XXVII съезде КПСС в феврале 1986 года генсек говорит об отставании СССР в области военных технологий, о том, что гонка вооружений становится все более беспощадной для отстающих. В те времена, когда люди привыкли читать между строк, народ понимал это так: отстающие это мы. И таким образом генсек порождал у русских комплекс неполноценности. Ибо миллионы слышали только его слова. О кладовых же русской титанической мощи и о том, что СОИ — блеф, знали только единицы. И лишь сегодня нам ясно, что именно Штаты тогда проигрывали битву вооружений!

А Горбачев продолжал озвучивать хитро разработанную программу дезинформации и деморализации русских.

Выступая 14 октября 1986 года по телевидению, он вещал: «США хотят истощить Советский Союз экономически в гонке самых современных и дорогостоящих космических вооружений. Они хотят создать непреодолимые трудности для советских руководителей, уничтожить их планы, в том числе и в социальной сфере, повышении жизненного уровня граждан. Чтобы таким образом пробудить в людях недовольство руководством». Это называлось тогда гласностью — проводить в жизнь пропаганду врага, совершенно умалчивая о дикой абсурдности планов Рейгана, о своих достижениях, кои Америке и не снились.

Уже 11 сентября 1986 года на переговорах в Рейкьявике, куда поехали Горбачев и Шеварднадзе со свитой, американцы в душе ликовали. Сподвижник Рейгана Пойнтдекстер, вспоминая о разговоре с маршалом Ахромеевым, уверен: советский военачальник испытывал страх перед СОИ. «Они были готовы почти на все, лишь бы положить конец стратегической оборонной инициативе», — говорил он Швейцеру.

3

Мы знаем финал этой блестящей операции США по запугиванию и обману нашей страны. Горбачев влезает в страшнейшие внешние долги, набрав свыше 80 миллиардов долларов кредитов, которые ушли как вода в песок, рассеялись по карманам и швейцарским счетам высокопоставленных воров. При этом оказалось, что ни один из планов технологического прорыва, которыми потрясал Горбачев в начале своего правления, не выполнен. Если бы он взял да направил сии средства в две-три «локомотивные» программы!

Мы знаем, что Горбачев начал «реформы», больше похожие на продуманный план подрыва русской промышленности, которые уничтожили золотой фонд нации — цвет высокотехнологичной индустрии СССР.

Неужели ярко размалеванная бумажная бутафория «звездных войн» сумела победить тяжелый стальной меч, который был у СССР?

СОИ можно считать одной из самых грандиозных операций по дезинформации. Принцип запуска дезы с тем, чтобы испугать противника и заставить его впустую тратить силы, давно известен.

Только история Второй мировой изобилует примерами удачных и неудачных операций такого рода. Уже утвердив план нападения на СССР, нацистская Германия в 1940 году начинает опыты с гигантскими десантными планерами, способными нести по сорок тонн груза, в том числе танки и роты пехоты в полном вооружении. Только для того, чтобы уверить мир: мы готовимся к захвату Англии, а не к вторжению в Россию.

А союзники в 1943-1944 годах, готовясь к высадке в Нормандии, делали вид, что будут десантироваться через Па-де-Кале.

Советские спецслужбы тоже в совершенстве владели приемами обманных операций. Например, в 1954 году западные стратеги были уверены: у СССР есть сверхтяжелый линейный корабль «Советская Белоруссия» с 406-миллиметровыми орудиями и ракетами.

«Звездные войны», СОИ или «высокая граница» были настоящей дезой. Ибо американская администрация Рейгана, как пишет Швейцер, с самого начала, с 1981 года применяла «широко организованную техническую дезинформацию с целью разрушения советской экономики». В 1984 году такая программа была запущена с помощью ЦРУ и Пентагона.

США решили воспользоваться ленью тогдашней кремлевской элиты, которая после смерти Сталина стала поклоняться высшим технологическим авторитетам на Западе. Не замечая того, что за океаном жадно читают русские научно-технические издания, воруя плоды работы наших умов. Зная то, что в Кремле 80-х все западное воспринималось как непогрешимое, Штаты принялись подбрасывать СССР измененные или искусно сфабрикованные технологические проекты. Так, чтобы мы впустую потратили миллиарды народных рублей. Среди фальшивок Швейцер называет устройство газовых турбин, технологию бурения нефти, компьютерные схемы и химические составы. Только продажа в СССР через посредников негодных электронных деталей привела к срыву работы многих заводов и фабрик.

«ЦРУ занималось технологией гражданских проектов, а Пентагон — военных, Москва ежегодно экономила на исследованиях и внедрении, занимаясь кражей западных военных технологий и используя их в своих военных системах. Акция Пентагона по дезинформации охватывала шесть или семь секретных проектов военной технологии, которыми Советы… должны прежде всего заинтересоваться. Это касалось технологии противодействия обнаружению летающей техники радарами и термолокацией, СОИ, самого современного тактического самолета. Дезинформация охватывала все стадии операции, включая сказанное на пресс-конференции перед иностранными журналистами. Фальшивыми данными снабжались планы разработки, результаты проверки, графики производства продукции и эксплуатационные испытания», — пишет в «Победе» П.Швейцер. И признает:

«Рейгановская администрация использовала дезинформацию также и для усиления страха Советов перед программой СОИ. Согласно сообщению Олега Гордиевского, работника КГБ, сбежавшего на Запад в 1985 году, после того как раскрылись его связи с британской разведкой, среди кремлевских лидеров сложилось убеждение: система „звездных войн“ может быть на самом деле создана (выделено нами — авт.), будет работоспособна и представит серьезную угрозу для советских стратегических арсеналов.

Уильям Кейси, Каспар Уайнбергер и Джон Пойнтдекстер хотели использовать этот страх для получения психологического перевеса. В печати развернули кампанию, чтобы создать впечатление, будто в создании системы стратегической обороны достигнут уже весьма существенный прогресс, чего на самом деле не было. Тень СОИ, и без того уже ставшей головной болью Горбачева, вырастала до пугающе гигантских размеров».

Воистину меч нашей Империи оказался в руках пигмеев. А ведь Горбачеву говорили, что СОИ — блеф. В 1987 году автору этих строк довелось беседовать с одним из участников проекта русской «контр-СОИ». Уже тогда наши ученые говорили: даже если американцам удастся преодолеть все непреодолимые пока технические трудности, есть тьма-тьмущая дешевых способов опрокинуть всю систему «звездных войн».

Мне были названы лишь два способа. Скажем, окутывание вражеских орбитальных станций «облаками» из миллионов стальных иголок. Из-за этого все системы наведения спутников слепли и глохли. А «лазерные выстрелы» с них — рассеивались в пространстве.

Второй способ — создание искусственных «метеорных потоков» из стальных шариков.

И уж если б «звездные войны» начались, то не нас, а США ждало сокрушительное поражение. Вкупе с экономическим истощением. Наши аргументы?

В 1985 году у США не было подходящих ракет-носителей. Запасы «Сатурнов-5», носивших «Аполлоны» на Луну, сработанные еще Вернером фон Брауном, иссякли. Последний «Сатурн» взлетел в 1977 году, отправив в полет к Урану небольшую станцию «Вояджер». Американцы с 1980 года в выводе грузов на околоземные орбиты сделали ставку на «челноки» — корабли многоразового использования «Шаттл»-«Челленджер».

Но оказалось, что запуск груза в околоземье на «челноке» в пять-шесть крат дороже, чем вывод того же груза русской одноразовой ракетой. Именно поэтому американская фирма «Моторола» для развертывания своей глобальной системы спутниковой связи побежала к нам, на московский завод имени Хруничева, чтоб запускать свое добро русскими «Протонами», созданными в 1965 году академиком Владимиром Челомеем. Тем самым, который к февралю 1945-го сумел по приказу Сталина за несколько месяцев построить стартующие с бомбардировщиков крылатые ракеты. В ответ на гитлеровские «Фау-1»!

На фоне американского «ракетного бессилия» наша великая держава блистала. Давно были отработаны до высшей степени надежности носители «Протон», «Союз» и «Зенит». Это помимо более легких машин. При том, что у СССР было то, чего нет у США, — дешевые нефть, руда, сталь, электричество и алюминий.

Уже в самый канун горбачевско-ельцинского развала в первый (и, увы — в предпоследний раз) успешно стартовала русская сверхракета «Энергия». И доселе она не имеет себе равных по мощи. Исполин, способный вывести в мировое пространство сто тонн груза! Созданная, чтобы носить наши «челноки» — «Бураны», она может применяться и отдельно. В том числе и для межпланетных перелетов.

И как бы ни кричали США о своем технологическом превосходстве, мы в 1988 году тоже сумели сделать свой корабль многоразового действия — «Буран», первый полет которого в 1988-м был беспилотным. Мы, русские, создали уникальную систему автоматической посадки, что американцам пока и не снилось. Напомним, что штатовские «челноки» летают только с пилотами на борту. Их система старта, огромные ступени могут выводить в космос только «Челленджеры» — в отличие от нашей многоцелевой «Энергии». Зимой 1986-го взрыв разметывает в куски взлетающий «Челленджер» вместе с шестью членами экипажа. Программа запуска многоразовых кораблей тормозится почти на два года. Русские опережали янки даже по части космических двигателей. Самым совершенным маршевым «движком» мира был признан РД-170, носивший в мировое пространство ракеты «Зенит» и «Энергия». Фирма «Энергомаш» в конце 80-х сумела создать РД-180, двухкамерную машину, работающую на керосине и кислороде. Дешевую, на 7/10 сделанную из деталей РД-170.

Америка же с начала 70-х тщетно билась над созданием дешевых моторов для запусков спутников. Одна за другой проваливались попытки как «Локхида», так и «Макдоннэл-Дуглас». Проблемы их разрешил только развал нашей Империи — в 1996-м американцы купили у нищей Россиянии технологию производства РД-180!

Но если бы не горбо-ельцин, то США бесславно проигрывали орбитальную войну! Только на создание сопоставимого с нашим «ракетного мотора» им пришлось бы тратить полтора-два миллиарда. А сейчас США торжествуют: РД-180, как признает эксперт компании «Тил Груп» Марко Касарес, «испытан, дешев да и просто лучше всего того, чем располагают сейчас Соединенные Штаты» («Новости разведки и контрразведки», №5, 1997 г.).

Вот почему американцам для вывода всей системы СОИ требовались полтора десятка лет минимум. Ибо «Челленджеры» для того не годились: слишком дороги, чересчур ненадежны. Для создания же нужных ракет, подобных нашим, США пришлось бы потратить массу времени и средств. Напомним, что американскую экономику залихорадило уже в 1995 году, после развала СССР. Невзирая на хлынувший от нас поток дешевого сырья, вывозимых богатств, невзирая на сокращение военного бюджета. Но что бы случилось с их экономикой, останься СССР жив и силен? Втянись Америка в изнурительную гонку космических программ?

Ведь и наша наука не стояла на месте. Летом 1995 года шеф Минатома России В. Михайлов доложил премьеру, Черномырдину: нищие русские атомщики, получая жалкие гроши (в среднем 150 тысяч рублей) и скудное финансирование для своих лабораторий, продолжают уникальные работы, начатые еще в СССР 1980-х годов.

Среди них — снаряды, выбрасывающие направленный сноп разящих осколков. Превосходное средство уничтожения вражеских самолетов. Или боевых спутников.

Среди них — разработки сверхсекретного оружия ОНФП — на новых физических принципах.

Среди них — уникальные снаряды, способные крушить полутораметровую броню.

Среди них — ядерные космические двигатели и атомные силовые установки для космических аппаратов, способные годами обеспечивать всем необходимым орбитальные станции и спутники. В том числе и боевые. А еще — незаменимые для межпланетных миссий, для работы орбитальных заводов будущего, где будут делать сверхчистые материалы и уникальные лекарства.

4

Тогда, в 1995-м, втиснутая в клещи нищеты, издевательски скудного казенного финансирования и грабительских банковских процентов, русская наука продолжала несколько лет лидировать в этой области. И мы в ярости сжимали кулаки при мысли о том, каких высот достигла бы наша мощь, не приди на нашу землю бездарные разрушители. Все эти ельцины и Гайдары, Чубайсы и Лужковы, Собчаки и Черномырдины.

Даже сейчас, под хохот воров и извращенцев, презираемые ордами невежественных лавочников, зарабатывая гроши, русские ученые продолжают работать. Их мысль не дремлет.

Главный конструктор НИИ радиоприборостроения Р.Авраменко разрабатывает меч небесный — плазменное оружие для уничтожения летящих боеголовок и самолетов врага. Он доказывает: используя хорошо разработанные в СССР фазированные антенные решетки (ФАР) и мощные генераторы, можно создать на высоте в полсотни верст пятно-плазмоид диаметром в один метр. Из лазерного излучения или излучения сверхвысокой частоты.

Возникни такое пятно под крылом вражеского летательного аппарата — и там грянет сильнейший электрический разряд. В доли секунды цель уничтожается (Скептиков отсылаем к журналу «Техника — молодежи» №6 за 1995 год).

Пока этот способ дорог: нужны мощные ФАР — излучатели длиной в километр, площадью в гектар, требующие энергии, сравнимой с той, которую дает целый энергоблок АЭС. Но сам принцип верен. С 1994 года создана и работает опытная установка.

Тем более что у плазменного оружия есть и иное применение. Созданное бортовым генератором впереди самолета пятно-плазмоид на 40 процентов снижает его лобовое сопротивление.

Русские авиалайнеры с такими установками станут рекордными по экономичности, дальности и скорости полета, оставляя позади «Боинги» и «А-310». Сберегая державе миллионы тонн дорогого топлива.

Закройте глаза и представьте себе русские истребители с плазмоидными установками на борту. Хваленые американские F-16 превращаются в медлительные «учебные цели». Наши пилоты получают машины с невиданными скоростями и высотами полета. Выскакивая в преддверие космоса, они уничтожают вражеские спутники. А небывало увеличенный радиус полета позволяет бить чужие бомбардировщики над Атлантикой и Индийским океаном. Нанося удары по ключевым позициям, например, по средоточию господства США в Южной Азии — по базе Диего-Гарсия в Индийском океане…

Знал ли обо всем этом Горбачев во второй половине 80-х? Да, знал. Ибо несколько раз невнятно сказал об «асимметричном ответе» на американскую СОИ — термин из языка тех, кто разрабатывал средства противодействия рейгановскому монстру.

В СССР середины 80-х существовали мощные и самобытные научные школы и высокотехнологичные центры, способные не только сорвать все усилия нашего непримиримого геополитического врага, но и завоевать господство в околоземном пространстве. Мы могли стать богами, диктующими русскую волю всему миру.

Мы могли, потратив средств раз в десять меньше американцев, вывести на орбиты боевые аппараты, которые бы в час Икс за считанные минуты обратили бы все их СОИ в облака раскаленных газов и тучи мелких обломков. То был настоящий небесный меч. Но он оказался в руках фигляров.

Все эти гроздья мощи, созвездия фантастических по возможностям научно-промышленных центров могли стать основой новой, русской цивилизации. Она нарождалась. Но ее подсекли на подъеме. Запад знал, что рискует проиграть навсегда.

И он сумел нанести нам коварный удар, использовав нашу прогнившую верхушку.

Пример капитуляции кремлевских вождей и трусливой номенклатуры 80-х перед пустым блефом «звездных войн» — урок нам на будущее. Ибо у СССР в 1985 году были все материальные и технические условия, чтобы выстоять и победить.

ГЛАВА 3. ЧЕРВИ НА ТРОНЕ. КОНТУРЫ ОРБИТАЛЬНЫХ СРАЖЕНИЙ.

РУССКИЕ И УДАР «ОВЕРМУН». ПОБЕДА БЫЛА ЗА НАМИ!

1

И все-таки, почему советская правящая верхушка оказалась обуянной страхом перед американцами и чувством национальной неполноценности? Почему она сдалась, располагая огромными резервами для борьбы и прекрасными исходными позициями? Или эта верхушка просто искала повод, чтобы сдать и распродать колоссальную Империю?

Иной раз, когда нынешний телеэкран доведет до тошноты мельканием всякой гнуси, я ставлю видеокассету с кадрами полувековой давности. Замелькают черно-белые картины хроники. И в который раз уйдут в небо неистовые японские пилоты. В свой последний бой.

Адмирал Укаги повел свою группу камикадзе 18 августа 1945 года. Через несколько часов после того, как из Токио пришел приказ прекратить сопротивление американцам. От его последней радиограммы мои глаза подчас застилают слезы.

«Я один виноват в том, что мы не смогли спасти Отечество и разбить самонадеянного врага. Все героические усилия офицеров и солдат, находившихся под моим командованием,… будут оценены по заслугам. Я собираюсь выполнить свой последний долг на Окинаве, где героически погибли мои воины, падая с небес, как лепестки вишни. Там я направлю свой самолет на высокомерного врага в истинном духе бусидо. В твердой уверенности и с верой в вечную жизнь Императорской Японии. Я убежден, что все воины…поймут мотивы моего поступка, преодолеют все препятствия в будущем и станут бороться за возрождение нашей великой Родины. Чтобы она могла жить вечно. Тенно хенка банзай!»

Крепче стали дух человеческий. Нет его — и рассыпаются царства даже с самыми мощными арсеналами. Я снова и снова слушаю последние слова японского героя, и нынешние любимцы газет, политики да президенты кажутся мне жалкими навозными червями, копошащимися в куче говна. Кто были те, кто бездарно сдал врагу Империю, послушно повергнув во прах ее сияющую мощь? Что это за правящая верхушка, сломавшая не знающий себе равных в мире русский меч?

Вопрос весьма актуален. Ибо эти особи по-прежнему правят нами, пересев из ЦК и обкомов в аппараты президентов, в губернаторства, банки и фирмы. Назвав себя при этом «элитой».

На русский язык слово «элита» переводится как «лучшая часть». А власть лучших — это аристократия. Вот адмирал Укаги — аристократ, он — из элиты. Но могут ли называть себя лучшими черви и трупоеды, трусы и воры? Горбачев и Шеварднадзе, Ельцин и вся плеяда так называемых приватизаторов-реформаторов суть плоды гниения. Без чести, совести и гордости, без национальной укорененности и имперского чувства. Да и как еще можно назвать тех, кто ради счета в австрийском банке, ради особняка в Каннах или получения президентской власти на одном из клочков некогда великой страны своими руками сотворил величайшее предательство в истории человечества? Тех, кто своими руками превратил уникальные жемчужины имперской цивилизации в банальные зеленые бумажки. Так стаи тупых испанских бандюг переплавили в безликие золотые слитки шедевры империй ацтеков да инков. Правда, конкистадоры уничтожали все-таки чужие страны, а не свою собственную.

Наша «элита» не могла быть иной. В 1950-х правящая верхушка партийно-советского режима начинает привыкать к спокойной, сладкой жизни без риска и ответственности. Прежде Сталин не давал верхушке застояться, он заставлял ее быть мускулистой и тренированной, привычной к сверхнапряжениям. Но сначала пришел болтун Хрущев, а потом — мягкий, сентиментальный Брежнев. Началось гниение.

Эти люди не могли стать иными. В Москве у них сложился свой болотный мирок. Особые школы и учебные заведения, где детки номенклатуры нежились, бесились с жиру и учились преклонению перед Западом. Особые городки из дач. Правда, довольно-таки скромных по сравнению с нынешними хоромами новорусских — говорю, как очевидец. Наладилась обкатанная система комсомольско-партийной карьеры. Конечно, еще были энергичные выходцы из низов, трудяги и создатели имперской мощи, дети боев, заводов и космодромов. Но не они, а московская «знать», копошась в своем мирке, делала погоду.

2

Откуда у них было взяться имперскому чувству? Сокровища русской мысли, красота «Слова о полку Игореве», драматизм и величие нашей истории просто проходили мимо них. Дети вечно занятых отцов, у которых в голове зачастую не было ничего, кроме водки да «Краткого курса ВКП(б)», они находили идеал во всем заграничном. Привыкшие к тепличной жизни, к персональным «Победам» и «Волгам», они грезили о банальном западном «рае»: виллах с бассейнами, мерседесах и роскошных «телках». В их закрытом мирке расцветали самые гнусные пороки. А «тепленькие местечки», куда пристраивали их папаши: все эти загранкомандировки, загранпредставительства и внешторг, — лишь довершали формирование подлого племени паразитов.

Разве мог закалиться их характер, разве могли проснуться в их душах тени великих предков и древние русские типы? Их не сбивали с ног штормы, они не видели боев и дальних походов. Они не служили в армии, где учатся повиноваться и повелевать, нести ответственность за свои поступки и преодолевать самих себя в сверхнапряжении. Не ведали, что такое варить сталь или пахать землю. А уж тем паче — что такое рисковать жизнью.

Что они знали о мощи и величии Империи? Да ровным счетом ничего. Говорю, как очевидец, ибо мой отец входил в номенклатуру ЦК КПСС. И вершиной человеческого гения для них был плюющий спермой «порноскоп» - видеомагнитофон. Дерзкие замыслы ученых, ночные броски истребителей в стратосферу и подледные плавания русских наутилусов — все это проходило так далеко от их «элитности». Воистину, у них насчитывалось всего три извилины в мозгах: одна залита водкой, другая — спермой, а третья — мыслишками о сладкой жизни. Инстинкты бессмысленной, жрущей протоплазмы!

Судьба Советского Союза учит нас тому, что научно-промышленная мощь — всего лишь полдела. Держава прежде всего обязана растить и воспитывать истинную элиту. Аристократию носителей национального духа, священников и воинов. Для коих власть — вовсе не дверь в растительную жизнь икорки да саун с податливыми красавицами, а бремя ответственности за судьбу страны. Воспитывать людей, для которых честь и доблесть — превыше всего. Лишь те могут быть элитой, кто не боится трудностей и опасностей, кто идет впереди народа, увлекая его за собой. В войне, этом высшем напряжении человеческого духа, или в тяжелом труде. Именно таких личностей не хватило Союзу в решающий час. И потому пала Империя, несмотря на циклопическую материальную мощь.

Жесткие и суровые законы, по которым творится элита, неизменны и вечны для всех времен и народов. Луки могут сменяться ружьями, доспехи и мечи — танками да истребителями, а каноны сии не прейдут во веки веков.

Элита, коли она хочет быть властной и сильной, не должна погрязать в неге и разврате. С юных лет аристократы обязаны привыкать к лишениям и самоограничению, презирать роскошь и любить бой, умея проходить испытания на грани человеческих возможностей. Ежедневно она должна закалять дух и тело, подтверждая свое звание лучшей части народа, его вожаков. Так растили свою элиту спартанцы, приучая детей переносить голод и боль, холод и изнурительные битвы, есть черствый хлеб и вообще пищу воина. Четыреста лет Спарта была непобедимой. Но стоило этой системе воспитания сломаться — и славное государство погибло.

Во времена расцвета Российской Империи так же растили и молодых дворян. Отрывая их сызмальства от домашнего уюта и родительских ласк ради кадетских и морских корпусов. В которых молодые аристократы познавали жесткую иерархию и дисциплину, солдатскую кашу и свист розог. Они привыкали к орудийному грому и запаху пороха, к кровавым мозолям на руках и к дыму походных костров, к бурям, жаре и к холоду. Они проникались сознанием того, что судьба дворянина — это служба Царю и Отечеству с юности и до гробовой доски. Вот почему Россия рождала богатырей, словно кованных из чистой стали. Суворова, Кутузова, Румянцева и Ушакова, не боявшихся вступать в бой с превосходящими силами врагов, державших в страхе всю Европу. Адмирал Ушаков сходился с противником на пистолетный выстрел, бросая свои деревянные корабли против каменных бастионов Корфу и сотен пушек с раскаленными ядрами.

С Петра Великого, постановившего: дворянину быть на службе пожизненно, в Империи родился невиданный тип людей. Тех, которые могли одновременно выступать и полководцами, и учеными, и дипломатами. Русского дворянина могли отправить в раскаленные пески Закаспия и во льды Арктики, на штурм кавказских твердынь и в альпийские походы. Навстречу пулям, цинге, голоду и тысячеверстным расстояниям. Потому в России были дворяне Лаптевы, Проничищев и Малыгин, исследователи полярных просторов. Или граф Воронцов, который под градом французской картечи лично вел в атаку гренадерскую дивизию при Бородине. А потом продавал свое имение, дабы раздать награды тем, кто остался в живых. Или генерал Ермолов, бросивший в лицо персидскому визирю перстень с огромным алмазом, когда его пытались умаслить на переговорах. При этом Ермолов вовсе не был богат. В России рождались люди вроде братьев Миклухо-Маклаев. Один рисковал жизнью, выполняя разведывательную миссию среди людоедов Тихого океана, а другой ушел на дно вместе со своим маленьким броненосцем, приняв неравный бой с двумя тяжелыми крейсерами японцев.

Рядом с такой аристократией нынешняя «элита» выглядит чем-то вроде грызунов или тараканов. Необходимость совершить настоящий поступок или взять на себя полную ответственность для них — что свет, зажженный на кухне для тараканьей стаи, копошащейся на грязной мойке.

Конечно, дворянство пало в 1917-м, оставив после себя лишь жалких потомков-вырожденцев, «тусующихся» в шоу ельцинской эпохи. Но его деградация начинается с Екатерины Второй, которая разрешила аристократам не служить державе пожизненно и уходить в отставку, замкнувшись в имениях. С той поры и развелись на Руси маниловы с обломовыми. А из ушаковых получились графья Юсуповы, которые безропотно смотрели, как пьяный Распутин лапает их жен.

Принцип «элита должна, быть тренированной и поджарой» незыблем. Что для горцев Кавказа, которые отправляли своих детей на суровое воспитание в чужие семьи, что для государства с ядерными боеголовками и космическим флотом. В Союзе это правило забыли.

3

Помимо архисовременного оружия и чудес науки мы должны производить и аристократию. Военно-духовную. Для того не нужно ни электроники, ни каких-то фантастических инвестиций. Были бы только воля да желание. Ибо люди высокого духа даже с одними автоматами Калашникова способны победить сверхвооруженного, но надломленного внутри врага.

Как растить элиту? Если вам недостаточно русского опыта, давайте обратимся к примеру враждебной нам цивилизации. Которая хотя и просуществовала всего двенадцать лет, но потребовала от русских чудовищных жертв для ее уничтожения. Немцы в 1939-1945 годах тоже дали множество примеров мужества. Их чиновники и солдаты до конца выполняли приказы, их конструкторы и рабочие трудились до тех пор, пока наши танки не врывались на территории заводов. Среди наших врагов не было более стойких, умелых и храбрых.

Журнал «Кэмпо» (№3, 1995 г.) поместил отрывки из воспоминаний бойцов Третьего Рейха о том, как их готовили. Первая ступень — «Гитлерюгенд». В отличие от нашей пионерии 70-80-х годов, отданной на откуп женоподобным неудачникам и бабам, юные немцы проводили в той организации четыре года. Летом на три месяца все уезжали в альпийские лагеря. Подъем — в пять утра, купание в холодной воде горных озер. Кружка ячменного кофе и ломоть черного хлеба — на завтрак. После — парад на плацу под барабаны, с развернутыми знаменами. Потом — двухчасовые занятия по тактике боя в лесу. Два часа стрелковой подготовки. И еще два — спорт. От полудня до часу — обед. После — расово-политическое воспитание, до трех часов пополудни. Затем опять спорт, строевая подготовка, прикладная топография…

Все немецкие дети проходили сквозь это. Английский журналист Уолтер Ширер потом вспоминал, как его поразил вид первых пленных немцев Второй мировой по сравнению с видом молодых солдат демократической Англии. Гнилые зубы, худосочность и сутулость бледных британцев — перед пышущими силой и здоровьем гитлеровцами.

После первой стадии такой подготовки в жизнь вступали такие семнадцатилетние, из которых просто не могли получиться инфантильные, тщедушные хиппи-наркоманы, нынешние птючи-глотатели веселящего газа или слюнявая, прокуренная блатота. Ни — побьемся об заклад — трясущиеся, жирные Гайдары. После «Гитлерюгенда» лучшие могли поступить в тридцать институтов национально-политического образования с двухлетним курсом учебы.

Там немца тоже ждали спартанские тренировки, военное дело и строевая подготовка. Вместе с углубленным изучением расовой теории, евгеники и геополитики. И снова лучшие по окончании уходили на год в заведения для подготовки элиты — в орденские замки СС: Фогельзанг, Зонтгофен, Мариенбург…

Подъем — в пять утра. Двухкилометровый кросс до горной речки, купание в ледяной воде и бег обратно. В шесть — завтрак из овсянки с минеральной водой. Шесть часов до обеда — теория оружия, стрельбы и строевой плац. Потом занятия по спецдисциплинам и политике. За ужином — наведение порядка. Отбой — в десять вечера. Железная дисциплина. За проступок курсанта могли на месяц лишить ужина или сигарет, посадить в карцер с хлебо-водной диетой.

Каковы были спецзанятия юнкеров-эсесовцев? Объезжание диких арабских жеребцов, овладение древним мастерством арийцев-всадников. Ибо быть всадником — значит быть аристократом, уметь подчинять волей грубую силу. Обязательно — бой голыми руками со специально натасканными овчарками-людоедами. Учения с применением боевых патронов и гранат. Альпинистские походы и бешеная езда на мотоциклах. После мотоциклов юнкеры осваивали сначала бронемашины, а потом и легкие танки.

Они изучали действие ядов и боевых газов на морских свинках и собаках. Проводили часы в моргах и патолого-анатомичках, вскрывая трупы казненных преступников, привыкая к виду крови и смерти, учась накладывать шины на переломы и повязки на раны. Как видите, тут весьма мало общего с нашими комсомольскими или партийными школами недавнего прошлого. С их пьянками да распущенностью.

Лучшие выпускники орденских замков могли пойти в училище СС. С тридцатикилометровыми марш-бросками, с занятиями ночным боем, действиями в городе, стрельбами из всех видов оружия пехоты. С изучением всех видов стрелкового оружия русских. Лекции по стратегии и тактике сопровождались разбором всех величайших сражений истории на больших макетах. Через десять месяцев — присяга фюреру и получение черной формы СС. И после — самое суровое испытание под стать древним обрядам инициации, второго рождения — выпускные экзамены. Один из них был таков: курсантов выводили по десять душ с саперными лопатками в руках. Напротив, в ста метрах — десять танков. За двадцать минут надо было вырыть окоп достаточной глубины, спрятаться в него и пропустить над собой многотомную машину.

Вот как германцы готовили своих аристократов. Тот, кто прошел все ступени посвящения, действительно мог повести за собой людей в огонь и в воду, не пугаясь никакого врага. Что немцы и доказали. Именно эсэсовцам в Германии отдавалось все лучшее, их ставили выше остальных и открывали путь к высшим должностям. Из таких никогда не могло получиться что-то подобное ельциным, горби или шеварднадзе.

Да, законы воспитания элиты жестки и одинаковы. Что в буддийских монастырях, где путь наверх открывается через суровые испытания и повиновение, что в племенах воинственных африканских масаи. Вас не убедил и пример немцев? Возьмем страну древней самобытной культуры — синтоистскую императорскую Японию. Переняв западную технику во второй половине прошлого века, японцы не стали перенимать чужого образа жизни. Они ни на йоту не изменили древним устоям — иерархии, дисциплине, превосходству людей меча и воинского духа над банкирами и торговцами. Их аристократия, самураи, просто поменяла панцирь и коня на крейсеры, авианосцы да истребители, по-прежнему продолжая чтить самурайский кодекс чести «Бусидо».

Они не восприняли западных мод, книг и умственных поветрий. Не променяли оружие на торговлю, не в пример английской знати. Или на ленивую праздность, как русское дворянство. Они презирали все западное, в отличие от серой советской бюрократии 80-х годов.

Япония пала лишь в неравной борьбе, под совместными ударами нас и американцев, только после упорнейшего сопротивления. Самураи не боялись бросаться в атаки на устаревших самолетах против плавучих крепостей США. Они нападали на корабли, добираясь до них вплавь, карабкаясь по якорным цепям с ножами и гранатами. Они не дрогнули даже тогда, когда американские бомбардировщики превратили Токио в море огня, погубившего около сотни тысяч душ. И даже тогда, когда атомные бомбы стерли с лица Земли Хиросиму и Нагасаки. Когда речь зашла о капитуляции, офицеры-самураи подняли мятеж летом 1945-го. Даже после атомных налетов американцы чесали в затылке. Захват Японии планировался на 1946 год с двухмиллионными потерями для США. И только русские, совершив беспримерный двухнедельный бросок в Китай через пески Гоби и хребет Хинган и в клочья разодрав миллионную Квантунскую армию, вынудили японцев сложить оружие.

Как они готовили самураев? Возьмем высшую морскую академию, Этадзиму. Если курсант совершал проступок, то даже младший офицер мог среди ночи стащить его с койки и безжалостно избить. Из питомцев Этадзимы готовили воинов, умевших беспрекословно подчиняться и держать жесткую дисциплину у подчиненных. Им внушали коллективную ответственность. За провинность одного карали всю роту. А стоны и крики при экзекуции лишь усиливали наказание.

Вместе с тем шли напряженные занятия математикой, историей, инженерным делом и тактикой. Вместе с напряженной физической подготовкой. Ученик Этадзимы был обязан уметь не меньше десяти минут провисеть на одной руке, схватившись ею за нок рея на мачте двадцатиметровой высоты. Или не менее полутора минут оставаться под водой. Из стен Этадзимы вышли и военный премьер Японии Тодзио, и адмирал Укаги. Говорят, что после 1945-го года японцы утратили боевой дух, усвоив пороки западной цивилизации потребления. Но вспомним-ка, как в 70-е советская пресса охала по поводу жестокого воспитания японского юношества — в секциях каратэ, в парусных школах. Мы дивились тому, как пятилетний малыш у зубного врача может плакать от боли, а его мать при этом может стоять рядом и смеяться: «Терпи! Сейчас снова будет больно! Ха-ха!» Так она воспитывает в сыне кодзе — силу духа. Традиции самурайства не умерли до конца и в нынешней Японии, и именно потому она покоряет мировые рынки, ставя на колени Америку.

Если бы у нас правили настоящие аристократы, Империя осталась бы непобедимой. Увы, у нас в 1985-м и позже оказались у власти просто черви. Рабы, выбившиеся в князи, но в душе все равно оставшиеся рабами. Почему они испугались блефа СОИ и других проблем, которые по сравнению с адом 1941-1945 годов кажутся пустячными? Но эти исчадия разложения не могли поступить иначе. Мы хорошо знаем этих преждевременно разжиревших комсомольцев с безвольными брюхами уже до тридцати лет. Говоривших с трибун то, во что они сами не верили. Или генералов, которые сделали свою карьеру, не выходя из московских кабинетов. Чудес не бывает. Не Ушаковы и не Багратионы стояли у руля Империи. Вместо них оказались те, кто выбрал «Пепси» вместо русского величия. Каждому — свое…

4

Но если бы у нас была настоящая аристократия, чем она располагала для околоземных сражений? Давайте предположим, что американцам все-таки удалось, оставив свой народ без штанов, развернуть орбитальные группировки СОИ.

С противоспутниковым оружием у американцев дела шли неважно. Как сообщает Анатолий Докучаев («Техника и оружие», №7, 1996 г.), первые противоспутниковые системы стали разрабатываться еще до запуска самих спутников, в 1957 году. В 1959-м ракета «Болд Орион» была выпущена по аппарату-мишени с борта бомбардировщика Б-47. В 1962 году как носитель противокосмического оружия испытывали истребитель-бомбардировщик Ф-4. Но Пентагон не смог вытянуть программу «Болд Орион».

В 1963 и 1964 годах звездно-полосатые развертывают две антиспутниковые системы. На тихоокеанском атолле Кваджелейн по программе «505» устанавливают модифицированные ракеты «Найк Зевс», а потом на атолле Джонстон — комплекс на базе ракет средней дальности «Тор» (программа «437»). Но обе программы к концу 60-х были свернуты из-за крайнего технического несовершенства. Точность наведения «Тора» была настолько низка, что она могла нести только ядерную боеголовку. А взрывы атомных боеприпасов в космосе были уже запрещены договором 1963 года — испытания не проведешь.

В 1975 году американская печать завопила об ослеплении их спутника лазером с территории Сибири. Потом выяснилось, что ничего подобного не было. Но в 1976 году США начинают разрабатывать ракеты АСАТ «воздух-космос» для поражения орбитальных систем с высоколетящих истребителей. В 1984 году они дважды испытывают систему.

Но первое боевое испытание АСАТ случилось 13 сентября 1985-го, когда в Калифорнии взлетел F-15 с ракетой «СРЭМ-Альтаир» под фюзеляжем. Оснащенная самонаводкой, она разнесла в клочки отслуживший свое спутник «Солуинд» на высоте 450 километров. Система тогда предназначалась для сбивания низкоорбитальных (до 1 тысячи верст) систем. Двухступенчатая ракета несла миниатюрный снаряд-перехватчик с несколькими десятками маневровых двигателей, инфракрасной системой наведения и лазерно-гироскопической установкой ориентации, скрещенной с мини-компьютером. Планы Пентагона предполагали развернуть 56 самолетов-носителей и 112 ракет на базах Лэнгли (штат Вирджиния) и Мак-Корд (штат Вашингтон). Были проекты создания баз на Фолклендских островах, на атолле Диего-Гарсия, на острове Вознесения и в Австралии. Плюс — оснащение АСАТ палубных штурмовиков-авианосцев F-14. Параллельно стали работать над боевыми космическими платформами с лазерным оружием, собираясь вывести на орбиту 14 штук. Но американцы лишь прикрывали тем самым свой проигрыш.

В начале 60-х КБ-1, у истоков которого стоял Сергей Берия (об этом — несколько позже), имел три направления работы. Системы противоракетной обороны и ракетные стрельбовые комплексы готовил выдающийся конструктор Григорий Кисунько. Зенитные системы создавались под руководством академика Александра Расплетина. А авиационные и разведывательно-информационные системы творил Анатолий Савин. Потом, правда, Савин отделился от КБ-1 и основал ЦНИИ «Комета», принявшись работать вместе с коллективом академика Челомея — разработчиком ракет. А в НПО Лавочкина собирали противоспутник. Все это — достаточно сложная история, и вместе с заслугами за Челомеем тянется тьма грехов да интриг (он был близок к Хрущеву). Но тем не менее, первый спутник мы поразили на ПЯТНАДЦАТЬ лет раньше американцев, в августе 1970 года.

«Был создан уникальный и эффективный автоматизированный комплекс, — пишет А.Докучаев. — По крайней мере, американская АСАТ ни в какое сравнение с ним не идет. Его составляющие — наземный командно-вычислительный и измерительный пункт в Подмосковье, специальная стартовая площадка на Байконуре, ракета-носитель и космический перехватчик. Эти системы к концу 70-х были в полной готовности.

Военным руководством был определен спутник, обреченный на гибель. Боевому расчету поставили задачу: уничтожить цель за 45 минут. Первоначально в дело вступил Центр контроля космического пространства, определив координаты мишени. По ним на командно-вычислительном пункте рассчитали алгоритм наведения перехватчика. После чего с КП автоматически ушла команда на подъем „охотника“…

Компактная радиолокационная станция на земле продолжала давать координаты спутника-охотника и цели. На спутник-перехватчик ушло несколько команд по коррекции курса, и он, фигурально выражаясь, подтянулся к своей жертве. На последнем этапе включилась головка самонаведения. Взрыв! Осколочно-боевая часть разнесла на куски мишень. Полный успех. Космическая дуэль дала прекрасный результат. На КП Анатолий Савин по телефону доложил секретарю ЦК КПСС Дмитрию Устинову и министру обороны СССР маршалу Андрею Гречко. Последний сообщил Брежневу…

Затем были новые поражения спутников. Наши специалисты могли захватывать любой аппарат, что пролетал над СССР, могли работать по маневрирующим целям. В 1979 году комплекс противоракетной обороны был поставлен на боевое дежурство. Войска ракетно-космической обороны (РКО) официально были созданы и введены в состав войск ПВО страны со статусом войск особого назначения Директивой Генштаба Вооруженных сил СССР 30 марта 1967 года…»

Иными словами, мы задолго до американцев развернули базы для космической войны. Войска РКО включали в себя систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН), систему противоракетной обороны (ПРО), систему контроля космического пространства (СККП) и комплекс противокосмической обороны (ПКО). Их задачей было обеспечить имперскую верхушку сведениями о ракетно-космической обстановке, предупредить об угрозе нападения, в некоторой степени защитить от удара и дать возможность Главковерху принять решение на ответный удар.

Как говорил Савин в беседе с Докучаевым, система не уничтожала разведывательные спутники США типа «Феррет-Д», хотя могла свободно это делать. Даже тяжелые пилотируемые корабли типа «Шаттл», выводившиеся в космос с чисто военными целями, не могли бы устоять перед взрывом мощнейших зарядов челомеевских спутников-перехватчиков.

Мы теперь знаем контуры возможных орбитальных боев. 13 апреля 1976 года Империя испытала новую технологию перехвата. Аппарат «Космос-814», двигаясь по более низкой орбите, быстро нагнал спутник-мишень. Включились двигатели охотника, он совершил «подскок» и прошел менее, чем в километре от цели.

«Такой перехват, прозванный „выпрыгиванием“, укладывался в менее чем виток с момента старта и упрощал сближение», — писал в «Технике — молодежи» А.Кузнецов, составляя подборку по материалам иностранной (!) печати. «Теперь американским спутникам грозило уничтожение вне видимости своих наземных станций слежения. Если раньше они засекали маневры перехватчика, что служило предупреждением о готовящейся атаке, и разведывательные спутники „Big Bird“ („Большая птица“), которые и были основными мишенями, могли включить бортовой двигатель и избежать нежелательной встречи, то против „выпрыгивания“ эти маневры бесполезны».

База перехватчиков была в Тюратаме, на Байконуре — пять стартовых площадок. Американцы подсчитали, что русская полномасштабная атака на их околоземные системы займет не менее дня. (Тут они сильно преуменьшили наши возможности). При этом наши орбитальные спутники-убийцы не могли достать чужие аппараты на геостационарных орбитах на высоте в 36 тысяч километров. А там «висели» вражеские системы раннего обнаружения. Но мы совершенствовались. Появились наши противоспутниковые ракеты, запускаемые с отличных истребителей МиГ-31. Были у нас и технологии воздушно-космических ракетопланов, и мы о том еще расскажем. Наконец, США были встревожены появлением у нас самонаводящегося спутникового оружия, способного оперировать на геостационарных орбитах. И это обрекало их программу «звездных войн» на полный крах… Американцы развернули ее в 1983 году, и, как пишет А.Докучаев, до сих пор непонятно, какую цель они при этом преследовали: «Создать непроницаемую противоракетную оборону или втянуть СССР в изнурительную гонку вооружений? Наверняка — второе. На сегодня российские специалисты располагают проверенной информацией — американцы сами не верили в то, что можно обезопасить себя с помощью СОИ… Вершина их практической работы — поражение в июне 1984 года боеголовки межконтинентальной баллистической ракеты „Минитмен“ ракетой-перехватчиком, оказывается, достигнута не без подлога. Ракету-то они поразили, но на ней, сообщается в американской печати, был установлен радиомаяк. Понятно, с ним перехватить ракету не очень сложно. Обманутый Конгресс заглотил наживку, отпустив миллиарды долларов…

Была еще и третья причина. Программа типа американской СОИ на теоретическом уровне была разработана у нас намного ранее. Суть ее в том, чтобы создать систему, позволяющую держать на прицеле все ядерные боеголовки американцев, включая даже те, что базировались на подлодках и бомбардировщиках. Система должна была базироваться в космосе и поражать ядерные ракеты американцев до старта. По указанию маршала Устинова объединение „Комета“ работало над техническим проектом. К какому выводу там пришли?

Уничтожить весь ядерный потенциал американцев на всех видах носителей (10 тысяч зарядов) за 20-25 минут подлетного времени невозможно… Этот вывод был сделан на „Комете“ к концу 70-х годов. А потому, когда в апреле 1983 года Рейган огласил намерение США приступить к программе СОИ, в Москве твердо знали — это им не удастся. Анатолий Савин доложил правительству: американцы блефуют… Были выданы предложения не тратить на свою СОИ миллиарды рублей (по этому пути пошел Вашингтон), а направить свои усилия на создание анти-СОИ — системы перехвата и уничтожения космических систем противника. В чем выигрыш? Достаточно вывести из строя один-два узловых элемента СОИ, пояснили мне в ЦНИИ „Комета“ — и вся космическая система ПРО рассыпается, сотни выведенных на орбиту спутников становятся бесполезными. Создавать же эффективное противоспутниковое оружие намного дешевле. Впрочем, в СССР оно к тому моменту практически было. Подобные предложения были поддержаны руководством страны — Советскому Союзу не пришлось давать симметричный ответ и тратить миллиарды рублей…»

Иными словами, нам было страшно выгодно втягивание США в разорительную и бессмысленную программу «звездных войн». Большой военно-промышленный бизнес Америки думает только о прибылях, и его подчас очень мало заботит судьба американского народа. Он охотно выкачивает бюджетные денежки под амбициозные программы. Тем паче, что сердце аэрокосмического комплекса США располагается в Калифорнии и Техасе, издавна славящихся коррупцией и связями воротил экономики с мафиозными кругами. Нам надо было сделать все, чтобы эта группировка заокеанского бизнеса начала самоубийственную для США гонку околоземных вооружений. Надо было давать взятки продажным американским конгрессменам, использовать наши связи в наркоторговле, сулить выгодные поставки редкого сырья, подкупать газетчиков и шантажировать нечистых в личной жизни политиков — только бы США грохали миллиарды долларов в эту прорву бездонную!

Уже после распада страны группа наших оборонщиков побывала на аэрокосмической фирме «Хьюз» в Калифорнии. После пары рюмок чая американцы разоткровенничались. Чего это вы, русские, миролюбивой ерундой занялись? И себе плохо сделали, и нам. У вас ВПК погиб, и мы своих оборонных заказов лишились. Наши опешили: у вас же в Америке богатой — конверсия будь здоров, нам же говорили, что вы двери от «Спейс шаттла» для обычных домов приспособить можете и тем на рынке прибыли получите! На что в «Хьюзе» ответили: такие двери выйдут дороже самого дома. И вообще, не слушайте всю эту ерунду. Мы ведь работали точно так же, как и вы. Дает Конгресс нам одну сумму на один заказ — а мы ее истратим и едва треть сделаем. Конгресс шумит, возмущается: где денежки налогоплательщика? Пора приструнить молоха вооружений! А мы им спокойненько заявляем — не хотите платить, так не платите. Идите в другую фирму, давайте ей тот же заказ и пусть она начинает все сызнова — на народные же средства. После такого ультиматума нам, мол, тут же дают столько, сколько мы напишем. Вот и жили хорошо. Можно ли было Империи использовать такой американский бизнес? Можно, да еще как!

Но для того было нужно, чтобы у власти в Империи-85 стояли не горби-шеви-яковлевы, а люди вроде генерала Ермолова или адмирала Укаги. Победа была у нас почти в кармане. И нет оправдания советской верхушке, бездарно отдавшей ее в руки врага. Произошло гигантское предательство. Просто советские высокопоставленные крысы подсчитали: они лично на распаде и сдаче Империи получат денег много и сразу. Они подсчитали: в каждой торпеде — двадцать кило серебра, в Тюмени — столько-то миллионов тонн нефти, а за капитуляцию американцы дадут нам лично столько-то. Вот в 1991 году горбачевец Бакатин, став главой КГБ, сдал Штатам всю систему прослушивающих устройств в американском посольстве. В это время разваливаются наши агентурные сети на Западе, масса агентов вылавливается американцами. А сынок Бакатина почему-то в 25 лет становится руководителем крупной американской фирмы. Ведь провал разведывательной сети экономил американцам многомиллиардные средства. А что фирма — каких-то несколько миллионов. Интересно узнать бы судьбу детишек тех, кто развалил наш военно-космический флот!

Первый гвоздь в гроб почти завоеванной нами победы вбил преемник Брежнева на посту генсека КПСС, бывший глава КГБ Юрий Андропов — высокопоставленный коммунистический иерарх еврейского происхождения. Вместо того, чтобы втягивать США в смертельную для них программу СОИ, он в августе 1983 года объявил об одностороннем прекращении нами испытаний противоспутникового комплекса в космосе! Правда, он не развалил саму систему подготовки наших орбитальных сражений. Это окончательно сделает Ельцин, который приведет к физическому уничтожению самые передовые отрасли русской индустрии, выбросив на улицу лучших в мире инженеров и ученых, по году оставляя их без денег. Андропов принял это идиотское на первый взгляд решение вопреки мнению командующего войсками РКО генерал-полковника Юрия Вотинцева.

Нет, мы не проигрывали американцам. Нам просто всадили кинжал в спину свои же партийные бонзы. Нам не хватило для победы в полувековой холодной войне одной лишь «малости» — суровой, закаленной элиты. Нас убили номенклатурно-комсомольские черви.

5

Я снова и снова нахожу подтверждение выводу о неизбежности экономического и политического краха США в случае, если бы они втянулись в свой «звездный маразм». Рейган, этот бывший голливудский актеришка на троне западной сверхдержавы, давал нам такой шанс!

Вот в наши дни ВВС США планируют к 2008 году принять на вооружение систему мощных химических лазеров, развернув их на семи «летающих слонах» — самолетах «Боинг-747». Обойдется все это в 5 миллиардов долларов. То есть, каждый «джамбо» с лазерной станцией на борту по своей дороговизне будет равен примерно ракетному крейсеру. Один самолет должен нести на борту запас для 200 лучевых выстрелов, дабы поражать неприятельские баллистические ракеты на дистанции в 450 верст («Техника и оружие», №8, 1996 г.). Они сообщили, что в феврале 1996-го им удалось уничтожить ракету от нашей современной «катюши», довольно небольшой снаряд «Града», воздействуя на него лучом в течение 15 секунд. Хороша эффективность! Это значит, что массированную атаку более серьезных ракет они отразить бессильны. Куда более дешевый и эффективный способ — поражение ракет ракетой же, где уничтожение идет взрывом за доли секунды.

Мы считаем эту программу тоже блефом, технологической дезинформацией, и наши аргументы мы уже изложили. Но предположим, что это правда. США в рамках СОИ планировали вывести на орбиту 14 боевых платформ с химическими лазерами. Простой подсчет их затрат при этом повергает в ужас — не менее 150 миллиардов долларов. Ибо именно столько стоит заброс в космос почти двух тысяч тонн конструкций, их выпуск и монтаж на высоких орбитах. Да одно это взрывало их экономику почище атомной бомбы!

И если мы к 1983 году уже имели мощный костяк системы околоземных войн, то США были вынуждены буквально с нуля строить подобную инфраструктуру. Наши базы при этом находились в глуби евразийских степей, в сердце страны. Им же приходилось развертывать базы на океанских островах. И если места дислокации сил нашей РКО были надежно защищены от диверсантов и ударов с воздуха, то их базы в морях могли быть заранее окружены мощными русскими средствами парализующего удара. Ракетными крейсерами, скеговыми быстроходами, авианосцами, подлодками с крылатыми ракетами и бойцами-амфибиями на борту. Наконец, мы могли нанести превентивные удары с помощью дешевых воздушно-космических ракетопланов, недоступных для 9/10-х зенитных средств США. (Обо всех этих чудесах вы узнаете из последующих глав книги).

Обратим Ваше внимание на одну особенность Запада. При всем своем богатстве он чудовищно туп, его научная мысль очень часто не может найти гениальных, по-архимедовски простых решений. Хоть он и кричит на каждом углу о русской отсталости.

Итак, первую баллистическую межконтинентальную ракету американцы сбили другой ракетой в 1984 году. А вот мы сделали то же самое на двадцать три года раньше — в 1961-м. В 1984-м Америка с презрением смотрела на нашу электронику, ее системы были построены на миниатюрных микросхемах и суперкомпьютерах. У нас же в 1961-м была техника на примитивных транзисторах и радиолампах, а ЭВМ тех времен уже тринадцать лет назад выглядели допотопными и громоздкими страшилищами. И тем не менее, мы заткнули их за пояс! Все дело было в уникальной системе «А», где ракеты В-1000 с обычными боеголовками уничтожали баллистические цели. И отцом этого чуда был выдающийся ученый Григорий Кисунько.

А как же иное оружие? Микроволновое направленное излучение с боевых спутников? В 1996 году Голливуд выпустил на экраны фильм «Захват-2», где ученый-террорист овладевает управлением спутника, который может бить по наземным целям направленным пучком электромагнитного излучения сверхвысоких частот — СВЧ. Ну, так, как это делается в микроволновой кухонной печи, которая маленькими направленными пучками поджаривает, скажем, цыплят табака. И снова блеф — такие аппараты требовали гигантских энергетических мощностей, выведенных в космос. У США не было на то ни технических решений, ни денег. Ведь бить-то надо было на сотни километров!

Правда, «Солдат удачи» (№1, 1997 г.) поместил материалы частного расследования американского археолога Фрэнка Овенса, случайно ставшего свидетелем катастрофы президентского вертолета в мае 1993 года, которая случилась в штате Мэриленд. В четырех милях от секретной лаборатории имени Гарри Дайамонда в городке Блоссом-Пойнт. Перед падением вертолет совершал хаотические маневры, будто его пилот был уже мертв или без сознания. Упав, он не загорелся. И Овенс заметил на телах экипажа множество ожогов. Позже вскрытие покажет, что коленные и локтевые суставы погибших лопнули, словно суставы куриной ножки, оставленной надолго в гриле. Овенс уверен, что вертолет попал под направленный пучок мощного электромагнитного излучения из лаборатории, работающей на СОИ, и что люди в нем оказались как бы в микроволновой печи. У них закипела глазная жидкость, и они даже не сумели пойти на вынужденную посадку среди почти идеально ровной местности. Однако от создания опытной установки до реального, надежно действующего оружия — огромная дистанция. И будь жива Империя — работы над таким средством поражения успешно шли бы и у нас.

Пшиком кончилась и затея рентгеновского лазера с ядерной накачкой, над которым в Ливерморской лаборатории бились с середины 70-х годов. Его хотели сделать в виде кружащейся на орбите ядерной боеголовки, на поверхности которой, словно ежовые иглы, укреплены полсотни лазерных стержней. Каждая игла должна двигаться, подобно стволу пушки, нацеливаясь в любую точку пространства. Мощность заряда в одну мегатонну позволяла выбросить в какие-то тысячные доли секунды пятьдесят лучей, способных сжечь 50 целей на дальности в тысячу километров. Для чего внутри «космического ежа» планировалось поместить прицельную автоматику с быстродействующим компьютером. Лопнув ядерным взрывом в решающий момент, спутник, мол, единым махом уничтожит целую стаю мчащихся на США русских боеголовок.

И тут выяснилось, что не решена тьма проблем. Американцы не умеют делать ядерный заряд строго дозированной мощности, столь необходимой для точности удара. Что неизвестно, как фокусировать лучи. Что нужна целая сотня ядерных — с реальными взрывами! — испытаний. Первые подземные тесты под кодовым названием «Дофин» прошли на полигоне в Неваде в ноябре 1980-го. Выход рентгеновского излучения получился чересчур малым для поражения боеголовок. Но лоббировавший программу отец водородной бомбы, старик Эдвард Теллер, продолжал пожирать бюджетные деньги. Последовала серия испытательных взрывов — «Экскалибур», «Супер-Экскалибур», «Коттедж» и «Романо», где разработчики сумели добиться большей интенсивности излучения. Теперь — за счет фокусировки.

В декабре 1985 года грянул взрыв по эксперименту «Голдстоун», в апреле 1986-го — испытание «Майти Оук». В ответ раздались критические голоса из Американского физического общества: проблема только в начальной стадии изучения и нет никаких доказательств того, что это — возможность создания действительно боевого лазера. К тому же, добавим мы, такое оружие требует одновременного старта и кучного полета наших ракет. Стоит составить особый график их пуска, разбив на неравномерные эшелоны, стоит только пустить рядом с реальными боеголовками ложные цели — и рентгеновский «еж» станет бессилен. Превратившись просто в малогабаритную гробницу для миллиардов долларов («Независимое военное обозрение», №5, 1997 г.). Дабы найти более дешевый заменитель такому оружию, Штаты занялись программой «Прометей» разработкой этакой картечи. Взрыв ядерной боеголовки эквивалентом всего в несколько десятков тонн ТНТ дробил стокилограммовую боеголовку примерно на сотню тысяч кусочков, несущихся со скоростью несколько километров в секунду и благодаря этому обладающих огромной разрушительной силой. Такая «картечь» могла применяться только выше 80 километров над землей, в почти безвоздушном пространстве. Слабостью такого оружия оказалось то, что взрыв испаряет большую часть осколков, выбрасывая их мало предсказуемым пучком. И чем дальше до цели — тем больше их рассеивание. Для создания же завесы из «Прометеев» против массированной атаки наших ракет пришлось бы запускать на низкие орбиты сотни спутников, которые должны буквально вереницами ходить друг за другом (иначе русские запустят ракеты, пока «Прометей» будет пролетать над другим полушарием). А еще пришлось бы каждые несколько месяцев выводить в околоземье все новые группировки такого оружия, ибо низкоорбитальные аппараты быстро теряют скорость и сгорают в плотных слоях атмосферы. Сколько при этом выбросилось бы в наш воздух ядовитейшего и канцерогенного плутония — один Бог знает. Во всяком случае, американцам вместе с нами пришлось бы дружно умирать от рака.

Высказывались и еще более фантастические планы, вроде проекта ударов «Овермун» — через Луну. Стартовав с Земли, ракета с ядерной боеголовкой должна была описать петлю вокруг ночного светила и, включив двигатель, спикировать на цель, будучи неуязвимой для русских противоракет. Но к осуществлению такого плана США могли приступить не ранее 2020-х годов. К тому же, у нас к концу 80-х были космические ядерно-силовые установки, коих американцы не имели. Они могли стать сердцами для космических аппаратов, летающих уже между планетами Солнечной системы. Их создали и испытали в околоземье ученые Института атомной энергии имени И.Курчатова, ЦКБ машиностроения и подольского НПО «Луч». Но об этом, читатель, мы расскажем уже в следующей книге…

…Мой отец был корреспондентом «Правды» по Одесской, Крымской, Херсонской и Николаевским областям, и мне довелось видеть многих представителей советско-партийной элиты и маститых журналистов, приезжавших на благодатный Юг. Кто следовал на отдых, кто через Одессу возвращался в Союз из загранкомандировок. Я слышал многое, от чего кулаки мои сжимались от ярости. Я уже в двенадцать лет знал, что в Москве есть спецалкогольная лечебница, битком набитая отпрысками высших партийных чинов. Как гуляет Галя Брежнева. Как дети зарубежных корреспондентов партийных газет не хотят возвращаться, и как они сами меняются женами да везут сюда контрабанду. Я знал, как ребята — афганские ветераны пытались навести порядок и поставить на место зажравшихся деток и внучков номенклатуры, гулявших в московской «Метелице», и как их заставляли ездить извиняться на роскошные дачи, унижаясь перед семнадцатилетними щенками. Как матери советовали дочерям десятой дорогой обходить московские спецшколы, где учились чада партийной верхушки — ибо там могли безнаказанно изнасиловать или убить. И вот такая «элита», воспитываясь в рассадниках грязи, и погубила нас.

Пока же сделаем вывод: не сумев создать истинной, волевой элиты, мы сломали меч, не знающий себе равных в мире. Мы упустили победу, которую почти держали в руках!

ГЛАВА 4. ВОЗДУШНЫЙ МЕЧ ИМПЕРИИ. «СУХОЙ» ПРОТИВ Ф-15. ЛЕТАЮЩАЯ «ТРИДЦАТЬЧЕТВЕРКА». МЫ СБИВАЕМ С НИХ СПЕСЬ.

1

В предрассветный час 11 октября 1973 года 47-й отдельный гвардейский разведывательный авиаполк был взметен боевой тревогой. Сердца многих сжались: что значит она во глубине русской земли, в Шаталове под Смоленском? Летчиков и техников на вертолетах перебросили на оперативный аэродром. А там поставили задачу: сформировать отряд из самых опытных и быть готовыми для переброски в Египет, где уже пять дней шла ожесточенная война с еврейским государством Израиль, «Война Судного дня».

Тогда еврейской ПВО удалось сбить крылатые ракеты, которыми египтяне били по ним с бомбардировщиков Ту-16. А 47-й ОРАП был вооружен новейшими тогда разведывательно-бомбардировочными МиГ-25РБ, способными подниматься на высоту более двадцати километров и нестись со скоростью в 2,4 маха (1 мах (М) равен скорости звука). «Двадцать пятые» точно выводились на цель радионавигационными и инерциальными системами, сбрасывая свободнопадающие бомбы из стратосферы. Самолет играл роль катапульты, метающей бомбу со скоростью примерно километр в секунду. Фугасная ФАБ-500 в полтонны весом при ударе оземь выбивала приличную яму и еще рикошетом улетала перед взрывом на 30-40 метров. Бомба-имитатор атомного изделия, брошенная МиГ-25 с высоты 22 верст, пролетала до цели еще сорок километров. Эти самолеты могли атаковать вражеские заводы и транспортные узлы, порты и склады, не входя в зону их зенитной обороны.

В октябре 1973 года эти машины могли свободно атаковать израильскую столицу, и вооруженным до зубов наисовременнейшим оружием евреям было нечего им противопоставить. Несколько сот их зенитно-ракетных комплексов «Хок» не могли стрелять выше 11200 метров и дальше, чем на 31 километр. Основа израильской авиации, «Миражи» и «Фантомы», уступали МиГ-25 по высотности и быстроходности.

Об этом эпизоде в жизни имперских ВВС рассказал Виктор Марковский («Идите в землю египетскую», «Авиамастер», 1996 г.). Нет, бомбить Тель-Авив тогда не пришлось. А вот вылетать на разведку позиций противоборствующих сторон доводилось очень часто. Там «25-е» встретились с лучшими тогда самолетами западного производства:

«… 15 декабря бьл назначен вылет пары МиГ-25РБ… В 14.00 взлетел Сергей Малый, следом за ним — Владимир Маштаков. Ведя разведку, они держали курс вдоль канала на высоте 22000 метров… Выйти в эфир разрешалось лишь в чрезвычайном случае. Позади были две трети пути, когда Маштаков услышал свой позывной: „745-й — тридцать один!“ Этот сигнал он помнил и без кодовой таблицы: это означало „приближение противника“. Перехватчики уже были видны — две пары, волоча за собой хвосты инверсии, чуть ниже и справа шли на сближение.

…Израильские Ф-4Е обычно несли облегченный вариант вооружения из двух УР средней дальности АIМ-7 „Спарроу“ и двух ракет ближнего боя „Сайдуиндер“ АIМ-9 и могли набрать высоту в 18450 метров, развивая скорость в 2,24 маха. Превосходство МиГ-25 над „Фантомом“ казалось очевидным. И все же с малой вероятностью перехват был возможен. Для этого пилот „Фантома“ должен был вывести свою машину навстречу разведчику, в считанные секунды прицелиться и произвести пуск. Еще сложнее представлялась атака на попутных курсах, для которой следовало выйти под МиГ, „вскинуть“ самолет, захватить цель и выстрелить ракетами. Это было под силу только очень опытному летчику — „Фантом“ не любил резкого отклонения ручки на себя, становился неустойчивым и грозил свалиться в штопор, к тому же возникавшая тряска машины мешала прицеливанию.

…Сейчас же наперерез шла четверка реальных „фантомов“, и в подтверждение их намерений в кабине тревожно зазвучала „Сирена“ — преследователи уже ловили нашу „Альфу“ в радиолокационные прицелы. Маштаков, не меняя курса, держал свою машину в горизонте. Аппаратура продолжала работать, и нужно было сохранять профиль полета. До окончания его оставалось не более минуты, но какой долгой…

„Фантомы“ стали заворачивать, заходя в хвост. От МиГа их отделяли 12 километров, и разрыв продолжал увеличиваться — „бешеный русский“ уверенно держал две с половиной скорости звука, отрываясь от погони. И тут Маштаков услышал: „Атака! Атака!“ Ведущий израильтянин видя, что МиГ уходит, поспешил пустить залпом две „Спарроу“, пока их головки самонаведения держали цель. На такой скорости было достаточно незначительного повреждения от близкого разрыва ракет, чтобы МиГ развалило скоростным напором.

„Сирена“ верещала уже истерически, МиГ с висящими на хвосте ракетами продолжал идти к береговой черте. Лишь только она скрылась под крылом — маршрут пройден! — Маштаков бросил машину в правый разворот с креном в 70 градусов, пикируя к берегу. Стрелка указателя числа „М“ дрожала за красной чертой — скорость достигла 3150 километров в час! Ракеты не смогли дотянуться до самолета и взорвались далеко позади, а „Фантомы“ не решились продолжать погоню над „густонаселенным“ египетскими истребителями районом. Сам герой дня объяснял произошедшее просто: „Да как-то неловко было сворачивать на полпути“…»

С того эпизода минуло девятнадцать лет. Союз уже растащили на части жадные политиканы. В августе 1992 года на авиабазе Лэнгли в штате Вирджиния майор Е.Карабасов предложил провести учебный бой между серийным русским истребителем Су-27УБ и гордостью американских авиаторов, «Файтером» Ф-15 «Игл» («Орел»). Американцы струхнули и вежливо отказались, предложив взамен поманеврировать над океаном. Сначала «Игл» должен был уйти от преследования «Сухого», а потом роли менялись.

От нашей делегации полетел Карабасов. Ф-15 лез из кожи вон, включив форсаж и выжимая из мотора полный максимум. Но наш ястребок легко «висел» на хвосте американца, используя лишь режим минимального форсажа да максимальную бесфорсажную тягу. И хотя наибольший угол атаки для Су-27 не превышает 26 градусов (угол между направлением полета и поверхностью), наш пилот ни разу не перешел грани в 18 градусов.

Роли поменялись. Карабасов, дав форсаж, легко ушел от Ф-15 с энергичным разворотом и набором высоты. Америкос, бросившись следом, отстал. Завертелась карусель воздушного боя. Наш условный противник даже потерял Карабасова из виду и панически орал в эфир: «Где „Фланкер“?» (натовское кодовое название Су-27). А русский майор через полтора полных разворота зашел врагу в хвост. Попытки последнего оторваться были тщетными. И будь то настоящая схватка — лететь бы горящему «Орлу» в океанские волны…

Об этом случае в апреле 1993-го рассказал украинский журнал «Аэрохобби». Тогда учебный бой показал превосходство нашего истребителя над штатовским по меньшим радиусам разворота, по большей скорости крена и скороподъемности. И разгоняется он куда быстрее соперника. По мнению специалистов, все эти преимущества достигнуты «Сухим» за счет лучшей аэродинамической отделки самолета, лучшего двигателя и лучшей электродистанционной системы управления.

«Изюминка» нашего истребителя заключена в том, что он — статически неустойчив. В отличие от тяжелого, устойчивого Ф-15 наш как бы самостоятельно стремится изменить направление полета. В равновесии его удерживает лишь электродистанционная система, и русский пилот не заставляет истребитель совершить маневр, а только как бы позволяет ему это сделать.

Американцы дивились и охали. Лучшая аэродинамика Су-27УБ обеспечивает беспримерно большую дальность и продолжительность полета без громоздкого подвесного бака — страшной обузы для истребителя. Наш ястребок летает на 500 верст дальше их «Орла». Но при том зело неприхотлив, может пользоваться плохими аэродромами, не требуя многочисленных наземных проверок. Современный боевой самолет — это сгусток научной, инженерно-технологической и промышленной мощи страны-родительницы. И этот Су-27 — сам СССР, доказавший превосходство над американцами.

«Сухой», бившийся с Ф-15 над Вирджинией — самолет четвертого поколения русской реактивной авиации. Ничего подобного нынешний ельциноидный режим сделать никогда не сможет. При нем ученые — аэродинамики из московского ЦАГИ, которые и сделали самолет сверхманевренным, тачают сапоги и клепают портативные печки, чтобы хоть как-то заработать на жизнь и не упасть с голоду. Су-27 стал доказательством того, что в борьбе за господство в воздухе к 1985 году наша Империя не только не отставала от «страшно продвинутых» США, но и превосходила их. Ведь первый «27-й» поднялся в небо еще в 1977-м при дряхлом Брежневе. Ну, что следует нам сделать с нашими писаками и демократами-реформатоидами, которые десять лет талдычили о русской отсталости в гонке вооружений?

Факты говорят о другом: мы к середине 80-х здорово утирали нос врагу. Ежегодно в Южной Корее США проводили учения «Тим Спирит» впритык к нашим восточным границам. И в их ходе в воздухе очень часто встречались наши и американские машины. Сначала янки радовались — против их новейших Ф-14, Ф-15 и «Шершней» Ф-18 летали уже старые русские Су-15 и МиГ-23. Они легко уходили от наших пилотов, брали наших «старичков» в «коробочки» еще в начале 80-х. Однако появление на Дальнем Востоке Су-27 в 1989 году вылило на америкосов ушат холодной воды.

Если бы не Горбачев и не развал Империи, то семейство истребителей Сухого получило бы фантастическое развитие. Летом 1988 года начались работы над преемником Су-27УБ — Су-30, новым ударным самолетом фронтовой авиации. Уже в 1993-м был предложен Су-ЗОМК с универсальной бортовой РЛС, способной обнаруживать сразу несколько целей в воздухе, на земле и на глади морской, с жидкокристаллическими цветными экранами, спутниковой системой ориентации и лазерными гироскопами другой навигационной системы — инерциальной. Оснащенный оружием высокой точности, наносящий удары ракетами «воздух-поверхность» на дальность в четверть тысячи километров.

2

СССР успешно шел на острие атаки в воздушной войне. В первый раз мы крупно въехали американцам по зубам еще в корейском небе при Сталине. Наши МиГ-15 и МиГ-17 успешно поджигали и разносили на куски американские «Сейбры» и «Шутингстары».

Второй раз мы сбили спесь с наших врагов во Вьетнаме, воздушные бои над которым начались с августа 1964 года. США бросили против вьетнамцев 330 машин: Ф-105, «Тандерчифов», «Суперсейбров», «Вуду» и «Фантомов», «Скайхоков» и «Крусейдеров». Сначала им противостояли устаревшие дозвуковые МиГ-17. Но именно они открыли счет сбитым в той войне, свалив 4 апреля 1965-го двоих Ф-105. За февраль-июль того года американцы потеряли семь машин, сбив четыре МиГа.

Настоящим ужасом для США стало появление МиГ-21. С мая по декабрь 1966 года они сшибли 47 американских машин, потеряв 12 своих. В 1967 году США на один уничтоженный вьетнамский самолет теряли два своих. Битвы в индокитайских небесах вели реактивные машины второго поколения. Американцы тогда бросили в схватки самолеты, созданные по тогдашней концепции воздушной войны: тяжелые длинноносые «Фантом» Ф-4. Главным для них считалась скорость, а не маневренность. Для перехвата русских скоростных бомбардировщиков.

Машины стали сверхзвуковыми, их оборудование — электронным, а средства поражения — управляемыми, — писал в книге «Воздушный бой» Владимир Бабич:

«…Главное место занял вариант-скоростного перехвата бомбардировщика истребителем, наводящимся с наземного пункта управления. В связи с увеличением области возможных атак с самолета-истребителя сняли пушки — надежное оружие малой дальности… Утверждались выводы теории о бесперспективности ближнего боя. Признавалась также необходимость перехода от групповых к одиночным действиям — дуэльным ситуациям „перехватчик-бомбардировщик“. В жертву скорости была принесена маневренность… Это разрушило один из основных принципов воздушного боя — связь маневра и огня. Траектория полета на перехват была описана математически и заведена в вычислительные машины, ставшие элементом оборудования командных пунктов…»

То есть американцы тогда свели роль летчика к придатку компьютера и послушного исполнителя приказов наземного оператора, сделав самолет неповоротливой летающей платформой для ракет. Над нашими машинами они смеялись: мол, сталинская концепция, летающий двигатель.

Одновременно звездно-полосатые продолжили тактику воздушного террора, обкатанную еще во Вторую мировую. Тогда США строили самые тяжелые истребители мира. Так, чтобы на него можно было навешивать бомбы. Получался так называемый тактический истребитель — орудие для быстрого, безнаказанного налета на цели за линией фронта и быстрого ухода. Ни Сталин, ни Гитлер таких моделей не строили. Вот и во Вьетнаме их «Фантомы» применялись как тактические истребители, неся восемь 450-килограммовых бомб. И без того тяжелый, «Фантом» становился еще неповоротливее. Считалось, что врага он и так сможет поразить издали самонаводящейся ракетой, а потому бомбогруз для него — не в тягость.

Против таких машин и пилотов в бой пошли маневренные, скоростные и высотные МиГ-21. Они свободно занимали господствующее положение над американцами и на скорости в 1200 километров в час заходили в хвост американским эскадрильям. Чтобы их не засекли преждевременно, МиГи не включали свои бортовые радары до пуска ракет. В итоге даже при шестикратном превосходстве в силах США несли тяжелые потери. Они пробовали иначе организовать налеты, блокировать северовьетнамские аэродромы и ставить радиопомехи, перестраивали боевые порядки. Не помогло. Тогда они поставили на свои самолеты пушки, попытались снова учить пилотов маневренным боям. Но их самолеты изначально создавались неповоротливыми. В той войне Штаты потеряли 3495 самолетов. 320 из них сбили наши МиГи. При этом, как утверждают сами американцы, им удалось уничтожить только 76 машин. То было их наисокрушительнейшее поражение в схватке с авиацией Империи.

Она доказала свою мощь в воздухе во время индо-пакистанской войны 1971 года, и на Ближнем Востоке в 1973-м. С одного эпизода тех времен мы и начали сию главу. Даже во время израильской агрессии 1982 года в Ливане уже устаревшие МиГ-21 еще тягались с новейшей техникой евреев.

В 1973 году МиГ-21 вступил в схватки уже не с неповоротливыми махинами американцев, а с французскими верткими «Миражами-ЗС», которыми тогда были вооружены еврейские ВВС. «Мираж» не выдерживал маневренного боя, когда приходилось крутить фигуры на грани срыва в штопор. В самых крупных войнах последнего периода даже устаревшие русские самолеты оставались сильнейшими противниками.

В январе 1996-го журнал «Авиация и космонавтика» сообщил: во время боев в Ливане летом 1982-го истребители сирийцев сбили шесть Ф-16, причем пять из них на счету старичков МиГ-23МФ в одной лишь схватке 8 июня 1982-го. Тогда сирийцы потеряли всего один «23-й». А вообще за период той войны израильтяне на новейших по тем временам Ф-16А уничтожили семь старых истребителей-бомбардировщиков Су-22М и несколько и вовсе старых вертолетов Ми-8. Подавляющее число побед падает на долю Ф-15. (Помните, чего он стоит в сравнении с Су-27?)

В ходе войны с Ираком, вооруженным только нашим старьем, в январе 1991 года Ф-16 не сбили ни одного арабского самолета. Ф-15С — 34 машины. Ф/А-18 свалили двух «дедушек» МиГ-21, потеряв одного, сраженного атакой уже знакомого нам МиГ-25П. Ф-14 удалось сбить всего один вертолет. И это при том, что выучка иракцев на порядок хуже подготовки русских пилотов 80-х годов, при том, что США обладали подавляющим численным превосходством в воздухе!

Впрочем, впервые взлетевший в 1958-м красавец МиГ-21 и сегодня остается сильным соперником в бою. Микояновская фирма разработала модификацию «93». Дальность обнаружения врага у него возросла с 20 до 57 километров, и автоматика следит уже не за одной, а за восемью целями сразу. Он может нести тонну бомб, ракеты «воздух-воздух» среднего и ближнего боя, противорадиолокационные Х-31 и Х-25МП. А еще — противокорабельные ракеты Х-31А и управляемые бомбы КАБ-500КР.

А вот ровесники МиГ-21, «Фантомы» и «Старфайтеры» Ф-104 безнадежно устарели. Последние приобрели славу «летающих гробов». За время их эксплуатации отнюдь не в боях разбилось более 200 машин.

3

К 1985 году, когда наши правители заверещали об отсталости Союза, Империя обладала целой плеядой самолетов экстра-класса. Которые ельциноиды еще долго будут возить по международным авиасалонам.

Да, мы не прекращали напряженного соревнования с богатыми, высокотехнологичными США. В 1972-м те выпустили в полет первый Ф-15. Чудо техники, созданное с учетом вьетнамского опыта. Насквозь компьютеризованный, самостоятельно следящий за своим положением в пространстве, скоростью и порывами ветра. Способный исправлять ошибки пилота и лететь без его участия. Автоматика наведения сама выбирает из множества целей главную, подсказывая человеку, когда пора открывать огонь.

В ответ генеральный конструктор ОКБ имени Сухого Михаил Симонов взялся за создание уже знакомого нам Су-27. За первый на свете самолет со статической неустойчивостью и электродистанционной системой управления. Драматическую историю его разработки вы можете узнать из книги И. Андреева «Боевые самолеты». В итоге родилась боевая машина со сверхсовременной импульсно-допплеровской радиолокаторной станцией, усиленной оптико-электронным локатором. И пилот стал управлять оружием движением головы в особом шлеме. Помимо мощной 30-миллиметровой пушки, способной разнести в куски бронированную цель, «Сухой» несет десять ракет дальнего, среднего и ближнего воздушного боя. А то, на что он способен, показал воздушный бой над базой Лэнгли в 1992 году.

Су-27 действительно уникален. На его основе в конце 80-х должны были появиться самолеты для имперских кораблей-авианосцев. Су-27 неслыханно маневрен.

Именно на нем русский асс Пугачев стал делать «кобру» — маневр, при котором истребитель взмывает ввысь под таким критическим углом атаки, что теряет скорость и на миг зависает в воздухе, напоминая змею в угрожающей стойке. Тем самым пилот сбивает с курса выпущенную в него ракету или заставляет проскочить мимо разогнавшийся вражеский самолет, чтобы потом зайти ему в хвост.

Уникальную маневренность «27-го» успели почувствовать нарушители русских небесных рубежей. 13 сентября 1987 года норвежский четырехмоторно-винтовой разведчик «Орион» крейсировал очень близко от наших территориальных вод в Норвежском море. Навстречу ему на Су-27 вылетел Василий Цимбал — пилот 941-го авиаполка десятой армии ПВО. Ибо наглый норвежец «пас» передвижения кораблей русского Северного флота. Пытаясь уйти от вьющегося рядом истребителя, «Орион» сбросил скорость до предела, надеясь на то, что реактивная машина Цимбала не удержится при таком режиме. Но Су-27 оказался таким сверхманевренным, что наш пилот без труда удерживался рядом, «отжимая» норвежца прочь от имперского рубежа. Но вдруг «Орион» неудачно рыскнул и рубанул пропеллером правого крайнего мотора по килю нашего ястребка. И хвост выдержал этот удар! Поврежденный норвежец сумел дотянуть до своей базы («Мир авиации», №2, 1996 г.).

На основе «27-го» родился настоящий летающий крейсер, охотник за кораблями и сильнейший в мире фронтовой бомбардировщик — Су-34. Его прототип оторвался от земли в апреле 1990-го, когда в России все уже бредили Ельциным. Который еще принесет стране больше бед, нежели тучи «Мессеров» и «Хейнкелей».

Этот царь воздуха рожден для сумасшедших бреющих полетов на сверхзвуковых скоростях. Ночью и днем, в дождь, пургу и бурю. Поражая врага из 30-миллиметровой пушки ГШ-301, ракетами высокой точности класса «воздух-поверхность» с дальностью боя в 250 километров и бомбами. На авиасалоне МАКС-95 самолет показали в варианте с тактическими ракетами Х-59М и перспективной многоцелевой ракетой «Альфа». В воздухе же он уничтожает противника ракетами ближнего и среднего действия — Р-73 и К-77.

Оборону врага он прорывает, ослепляя его ударами ракет Х-31П, летящих на излучение вражеских радаров. Этим же оружием Су-34 сбивает чужие самолеты дальнего радарного обнаружения, оставляя без глаз неприятельские истребительные эскадрильи. И ужасны разрушения, которые несут его высокоточные корректируемые бомбы КАБ-1500, полуторатонные дьяволы с лазерными телевизионными головками наведения.

Мчась на головокружительной скорости (1400 километров в час) у самой земли, он приноравливается к ее рельефу, огибая холмы, пользуясь для скрытности лощинами, оврагами и ущельями. Его очень трудно засечь радиолокатором. Как пишет «Техника — молодежи» (май, 1995 г.), бортовая многофункциональная РЛС этого летающего крейсера не только следит за воздухом, но и выискивает на земле точечные цели. А локатор в хвосте машины наблюдает за землей и за тем, что делается позади. Заметив истребитель врага или нагоняющую Су-34 ракету, автоматы предупреждают двух пилотов и наводят на врага снаряды «воздух-воздух». Так что «в спину» ему не ударишь.

Он может попасть в сильные приземные вихри и турбулентные потоки, но здесь экипажу придет на помощь автоматическая система подавления болтаночных перегрузок. Высокочувствительные датчики ее определяют нарастание перегрузок и парирует их отклонением основного горизонтального оперения и ПГО — маленьких крылышек ближе к носу самолета («Вестник воздушного флота», №1-2, 1996 г.).

Пилоты в кабине этого чуда наводят бортовое оружие с помощью индикаторов, нанесенных на лобовое стекло. Выпущенные ракеты управляются движениями голов летчиков и летят в направлении взгляда пилота, заметившего цель. А вернее — повинуясь повороту прицела на шлеме авиатора. Бортовая электроника «тридцатьчетверки» — истинное русское чудо. Полное обеспечение информацией о параметрах полета и окружающем пространстве, о состоянии бортовых систем и двигателей. Определение числа и координат целей в воздухе, на земле, воде и даже под водой. Засечение радаров противника, станций его радиоэлектронной борьбы и зенитных установок, определение степени угрозы, от них исходящей. Сведения выдаются командиру экипажа в синтезированном, удобном для восприятия виде, и это позволяет оптимальным образом организовать удар как одним бомбардировщиком, так и их группой.

Компьютерная экспертная система выдает пилоту варианты целераспределения между самолетами группы. В кабине установлены цветные жидкокристаллические экраны со множеством функций и очень контрастным изображением. В память системы безопасности введена информация об авариях и катастрофах, об оптимальном выходе из критических ситуаций. Учитываются истинные координаты самолета, скорость и направление воздушных потоков и остаток горючего. При авариях, боевых повреждениях или опасных режимах полета робот может принять мгновенное решение, сообщив об этом экипажу и наземному командному пункту. Если человек не успевает реагировать, он сам включит нужные механизмы. И это чудо-оружие, соединяющее опыт и отвагу аса с молниеносной реакцией электронной машины, создана не японцами, а нами, русскими!

Бой подчас приходится вести на бреющем полете, по Су-34 палить будут из всех стволов — от автоматов до скорострельных пушек. Полетят в него и ручные «Стингеры». Поэтому штурмовик-бомбардировщик одет в полуторатонный титановый панцирь. Кабина экипажа защищена 17-миллиметровой броней. Титан покрывает двигатели и топливные баки. Наш сверхзвуковой броненосец обладает корпусом особой постройки, максимально рассеивающим в воздухе волны вражеских радаров, его крылья и фюзеляж покрыты радиопоглощающим материалом. И потому его трудно засечь локацией. Управление дублировано — если пилота убьют, то машину поведет штурман.

Су-34 — владыка больших пространств. Дальность его полета с обычной заправкой — 4 тысячи километров. (Вдвое больше, чем у Су-24 или Ф-15Е). Немногим менее, чем у средних, «евростратегических» бомбардировщиков Ту-22. А если подвесить еще и топливные баки, то дальнобойность машины возрастает полуторакратно. Иными словами, стартовав из Белоруссии, броненосец может ударить по целям в Англии и вернуться назад. С боевой нагрузкой в восемь тонн — как у двух-трех «летающих крепостей» полувековой давности. С тремя дозаправками с летающих танкеров «тридцатьчетверка» покрывает расстояние в 14 тысяч верст, и это сравнимо уже с показателями стратегической авиации. Конструкторы при этом ухитрились втиснуть в кабину за креслами экипажа одноместную каюту для отдыха, кухню-камбуз и туалет!

Ельцинская Россияния смогла построить у 1994 году только два таких броненосца-громовержца. Оно и понятно: экономически страна Эрэфия (РФ) — это 1/12 от Союза. А как эти машины нужны были во время войны в Чечне! Они могли носиться над головами боевиков, уничтожая их одной только ударной волной от двигателей, срывая крыши домов вместе со снайперами при переходе сверхзвукового барьера. Сжигая и сметая паршу огнем бортовых батарей. Пробираясь в самое сердце гор и уничтожая бункеры бандитов, их лесные базы…

Ну, а что, если бы флот Су-34 был бы у Союза, который не распался бы в 1991-м? Сиди в Кремле не продажная безвольная кукла, а человек-кремень? Все танковые дивизии НАТО, все их базы и пункты управления оказывались бы под ударом ревущей, крылатой, неотразимой смерти…

4

Но не только «Сухие» составляли имперскую воздушную мощь. В неудержимых рейдах на врага их защищали бы самолеты марки «МиГ».

Один из них — МиГ-29, который впервые поднялся в небо 6 октября 1977 года. Тоже еще при Брежневе. Высокоманевренное, двухмоторное чудо строили по так называемой интегральной схеме. Если взглянуть на «29-й» сверху, то его фюзеляж покажется как бы расплющенным — ведь он создает подъемную силу вместе с крылом. Отсюда — и наименьшая нагрузка на каждый квадратный метр плоскости. Ведь чем она меньше — тем маневреннее машина. Именно маневренность, достигнутая за счет меньшей удельной нагрузки на крыло, и стала ключом к победам наших истребителей в небе Вьетнама.

Уже в начале 80-х МиГ-29 не знал себе равных. Встроенная пушка, ракеты средней и малой дальности с комплексной системой наведения: радаром, лазерной оптико-локационной станцией и нашлемным визиром пилота — все это превосходило тогдашние модели американских Ф-14 и Ф-15, французских «Миражей». Особо замечательна тяговооруженность нашего ястребка — отношение тяги двигателей к взлетному весу машины. Чем она больше — тем легче маневрировать или занимать более выгодное положение в бою, заходя в хвост противнику. Она у «29-го» равна 1,1. (Чуть больше, чем у Су-27 и такая же, как у штатовского Ф-15Д). Для сравнения: У МиГ-21 — 0,8, у Ф-104 «Суперстарфайтера» — 0,55, у «Томкэта» Ф-14 — 0,59.

Как писал в мае 1995-го журнал «Техника-молодежи», с середины 80-х КБ имени Микояна стало совершенствовать свое детище. Его вооружили новой ракетой средней дальности с активной головкой самонаведения, усилили помехозащищенность локатора, установили аппаратуру для обстрела двух целей одновременно. Новый МиГ-29С нес уже четыре тонны бомб. И снова обогнал по показателям новейшие мировые аналоги — Ф-16С, Ф-15С, Ф-18С и «Мираж-2000-5».

И все это делалось русскими учеными и инженерами, во время, когда со страниц газет, по всем телеканалам на наши головы лился грязный поток лжи. Когда ночной хор журналюг-нетопырей пел песню о нашей отсталости, лени и неспособности, превознося на все лады мощь нашего врага.

Но как же Запад нас боялся! Появление на международной выставке «Фарнборо-88» двух фронтовых ястребков МиГ-29 произвело сенсацию. Запад увидел, что в машине заложены огромные резервы для совершенствования. Попробуем пояснить, что это такое. В 1937 году в небе Испании в воздухе господствовали наши истребители И-15 и И-16, лихо бившие итальянские «Фиаты» да «Савойи». Однако их конструкции были уже на пределе совершенствования. И когда в воздухе появился совсем молодой тогда немецкий «Мессершмитт-109», они враз оказались устаревшими.

А «мессер» продолжал улучшаться. Росли его скорость, вооружение, бронирование. Но в 1941-1942 годах оказалось, что немцы чересчур увлеклись своим любимым детищем, а у русских есть более молодые, с неисчерпанными резервами машины. И роли поменялись — Ме-109 все больше проигрывал нашим «Яковлевым» и «Лавочкиным».

У МиГ-29 оказались огромные резервы конструкции. В середине 80-х США принялись запугивать нас разработкой АТФ, истребителя XXI века. Подействовало — в Кремле задрожали. Но именно в то время, когда АТФ не вышел из стадии чертежных набросков, мы в цехах собирали новое «вундерваффе» — МиГ-29М, который по боевому потенциалу вдвое превосходил прежние модели МиГ-29. Настоящий истребитель будущего, которому по плечу бороться не только с небесным противником, но и разить вражьи радиолокаторы по их излучению, топить корабли. Не истребитель, а настоящая колесница Ильи Пророка!

Создатели оснастили новую «двадцатьдевятку» многоканальным импульсно-допплеровским локатором. С ним самолет мог следить сразу за десятью целями, открывая огонь одновременно по четырем. Боевую нагрузку нарастили до 4,5 тонн, введя в нее все отечественные ракеты типа «воздух-поверхность» с лазерной и тепловизионной наводкой высокой точности. А к ним — 6 управляемых бомб.

МиГ-29М почти троекратно превзошел свои прежние модификации по эффективности поражения наземных и морских мишеней. Если чужой истребитель он засекает за 90 верст, то корабли, катера и подлодки в позиционном положении — за 120-150 километров. Подобно Су-27, «29-й» обладает электродистанционной системой и тоже служит образцом маневренности.

Можно только скрежетать зубами от ненависти. Даже ныне, когда страна ввергнута в нищету, конструкторы работают над вооружением «29М» дальними и сверхдальними ракетами «воздух-воздух» и новейшей системой разведки. До сих пор наша машина превосходит лучшие зарубежные аналоги. Она сильнее даже тех, которых еще только проектируют! Например, «евроистребителя XXI века». Первый свой полет МиГ-29М совершил в 1986 году. Тогда Горбачев только начинал разрушение титанической мощи Империи. И никто даже в самом жутком ночном кошмаре не мог представить, что на троне усядется пьяное мурло-мясник, от которого мы потеряем больше, чем от гитлеровских бомбежек. И будем на полном серьезе ждать войн с теми, кто жаждет отделить свои вотчины от тела единой Державы.

Тогда, в 80-х, наше Отечество создавало авианосный флот. Впервые наш ас Виктор Пугачев взлетел на МиГе с палубы строящегося «Адмирала Кузнецова» 1 ноября 1989 года. К трагическому лету 1991-го, до победы разрушителей Империи, одиннадцать пилотов совершили 90 палубных взлетов-посадок. В крымских Саках действовала «Нитка» — огромный тренажер для отработки стартов и посадок на корабли. Полеты шли ночью и днем. Русские ученые разработали уникальную электронно-оптическую систему посадки «Луна», которой нет у Запада. Ведь сесть на зыбкую и узкую палубу — дело архисложное, требующее недюжинного мужества и мастерства. Снижаться-то приходится с работающими чуть ли ни на полную мощь моторами под строго определенным углом атаки в 11 градусов. Так, чтобы зацепить хвостовым гаком за протянутые поперек палубы тормозные тросы аэрофинишера. А мощность приходилось не сбрасывать затем, чтобы в случае неудачи не свалиться за борт, а дать газ и снова взлететь для второй попытки.

И не зря у американцев пилоты с авианосцев почитаются героями, воспеваются в книгах и фильмах и пользуются всенародной любовью. История авианосцев США в 80-х насчитывала более полувека, и потому американцы пребывали в уверенности, что не смогут неопытные в корабельной авиации русские быстро подготовить свое племя подобных асов.

Успешные тренировки на МиГ-29 и Су-27 опрокидывали все расчеты. Мы использовали «Луну»: заходящий на палубу пилот должен был видеть обращенные к нему лучи зеленого цвета. Если же ему открывались красные или желтые, то летчик знал — заход неудачен, надо уходить на второй круг. Потому нам не надо было жечь тысячи тонн дорогостоящего авиатоплива и тратить несметные полетные часы для подготовки судовых авиаторов.

5

Мне вспоминаются 1987-1988 годы, преддверие расчленения великого Союза. Мы не знали тогда о том, что имеем. Дурацкие порядки скрывали от нас все великолепие воздушной мощи страны, равно как и сухопутной, морской ее силы. Я вернулся с обычной службы в армии в 1987-м, попав в стены Московского университета. Там и тогда было полно отпрысков столичной партийно-государственной элиты. Тех, у кого дома было полно всяких заморских штучек. Например, видеомагнитофонов и видеокассет с забугорными фильмами. Размышляя о причинах гибели Империи, я вспоминаю: молодежь росла в убеждении, будто Союз безнадежно отстал и уже немощен. Ведь формировали-то ее взгляды в основном зарубежные фильмы.

Великие доки по части рекламных трюков, в те годы американцы вели настоящую психологическую войну против нас. Один за другим они снимали фильмы, где пелась слава Ф-14 и Ф-15, на которых славные американские парни играючи, как гусей на охоте, сбивали «допотопные» русские МиГи. Вроде нашумевшей в 80-е пропагандистской картины, «Топ Ган». Такие же фильмы снимались об авианосцах и чудо-танках. Именно на них и росла московская и провинциальная «золотая молодежь», дети партийно-государственной верхушки. Дряхлый и вялый брежневский режим не делал ничего подобного. У нас отнимали гордость за страну — и мы не знали ни о «двадцать девятых», ни о Су-27. Киноподелки США о «звездных войнах» порождали миф о супертехнологической, сверхкомпьютерной Америке, закладывая в подсознание представление о лапотной, примитивной России.

Теперь мы знаем: в демократических, плюралистических США был и есть сильнейший агитпроп, который СССР и не снился. Перед 1941-м годом у нас, под чутким руководством Главначпура Льва Мехлиса, тоже снимались фантастические агитки. Вроде «Если завтра — война». Где советские танки шутя давили тупых и неумелых немцев, и Красная Армия безостановочно шла и шла на Запад.

Мехлисов в США хватает. В фильмах о Рэмбо сей герой, привязав гранату к стреле, выстрелом из лука сжигает советский Т-72. В киноподелке «Красный рассвет» бравые американские юнцы, дабы пополнить запас кукурузных хлопьев, играючи отстреливают из дробовиков русских увальней-оккупантов с «Калашами».

Их мехлисы сформировали стойкую традицию — изображать нас этакими азиатскими полчищами, которым даже современное оружие не помогает устоять перед горсткой «белых людей».

Все рекорды по этой части бьет Том Клэнси, автор бестселлера 1986 года «Красный шторм». О европейской войне между СССР и НАТО без применения ядерного оружия. В сем опусе «ихние», потеряв всего одиннадцать истребителей, в одном бою сбивают двести наших. Оно и понятно — после сокрушительного поражения в воздухе Вьетнама надо было применить «психотерапию». И не только для себя, но и для нас.

Есть у Клэнси эпизод, особенно неподражаемый по нелепости и лжи. В нем на коварно захваченную русскими Исландию налетают восемнадцать бомбардировщиков Б-52 в сопровождении четверки Ф-4 «Фантом». Ну, тех самых, которые погибали четверкой на один сбитый МиГ-21 во Вьетнаме.

По Клэнси «Фантомы», не обращая внимания на полк МиГ-29 в воздухе, за минуту разносят в пух и прах зенитные установки русских и… уходят без потерь. Правда, половину Б-52 наши все-таки заваливают.

Ну, что бы сделали сверхманевренные и сверхзвуковые «двадцать девятые» с неуклюжими дозвуковыми бомбардировщиками да с устаревшими неповоротливыми Ф-4, и говорить не приходится. Однако дело сделано — сначала обработали мозги американскому обывательскому стаду, а потом — и нашему.

И дети нашего обеспеченного класса послушно впитывали подобное варево американских мехлисов.

Американский агитпроп давно имеет свои незыблемые каноны. Сильный герой-одиночка, стопроцентный американец. Неизменно положительный умник-еврей, наставляющий здоровяка-англосакса на путь истинный. Жестокие и вероломные русские. Сверхсовременная техника США и допотопная — у СССР. Сие варево вливалось и в наши мозги. В умы нашей молодежи 70-х — 80-х годов.

Я знаю: битву за Империю мы проиграли в умах. И прежде всего — благодаря брежневскому идеологу, Суслову-Саблеру. Именно ему мы обязаны засильем мертвенно помпезных слов, вызывавших лишь зевоту да отвращение. И тем, что лучшее, созданное русскими, осталось в безвестности.

Вспомним Сталина и 1930 — 1950-е годы. Все лучшее никогда не скрывалось. Молодежь СССР бредила лучшими в мире бомбардировщиками ТБ-3, истребителями И-16, не знавшими равных танками БТ. Она видела в кадрах кинохроники плывущие над кремлевскими башнями звенья воздушных гигантов. Читала о них в газетах. Сталин устраивал грандиозные воздушные праздники в Тушине, показательные бои истребителей. Он не боялся показать на параде новейшие реактивные машины или тяжелые советские «летающие крепости». При Брежневе устроили-таки один тушинский праздник — в 1977 году. Жалкий и куцый.

В нашей библиотечке хранятся всего три книжки, изданные в 1948-1950 годах. Изданные при Сталине, в период борьбы с космополитизмом. Тогда, когда Сталин повел дело еврейских врачей, разогнал Еврейский комитет, и Запад закричал о государственном антисемитизме в России. Всего три книжки.

Роскошный тяжелый том «Артиллерия» с великолепными, филигранными рисунками и гравюрами. С заставками в виде тяжелых знамен и орудийных стволов. Это — гимн русским «богам войны».

Другая — «Сила миллионов», о минном и взрывном деле. О русских успехах. О подвигах наших минеров и ученых со времен Ивана Грозного до грозовых лет Отечественной.

Третья — «Гранатой — огонь!». Интересная, полная иллюстраций и боевых примеров. Много лет назад мы издали массу подобных книг. О русских подвигах в море, небе и на земле, о триумфе нашего оружия.

А чем нас пичкали в 70-е — 80-е годы? Массой издавалось макулатура на роскошной бумаге — брошюры о визитах Брежнева в Польшу и другие страны. На экранах господствовали сопливо-сентиментальные «шедевры», «с легким паром» и «служебные романы», истории о рохлях и недоделках. Или заумь Шварцей-Марков-Захаровых. Только русская мощь, русские герои оставались в безвестности.

Потому мы не знали ничего о своей Империи и ее разящем мече. Потому и стали поклоняться всему с заграничной наклейкой. Потому и породили чудовищ-разрушителей, до сих пор талдычащих об отсталости нашей великой Родины. Проиграв без войны битву с врагом.

ГЛАВА 5. ЛЕТАЮЩИЕ ТАНКИ И ГОРЯЩИЕ «СКАЙРЕЙДЕРЫ». «МИЛЬ» И «КАМОВ» — ПРОТИВ «ИРОКЕЗА». МЫ ЖГЛИ И СТИРАЛИ ИХ В ПЫЛЬ. РУССКИЕ КИБОРГИ.

1

1991 год был горек. Зимой вся мощь Штатов и их сателлитов обрушилась на непокорный Ирак. Массированные бомбежки Багдада унесли сорок тысяч жизней…

Иракцы были вооружены в основном старым советским оружием образца 60-х — начала 70-х годов. США максимально использовали ту скоротечную войну для рекламы своей техники, в пух и прах, мол, разбившую «примитивную» советскую машинерию.

Телевидение СССР тогда услужливо транслировало кадры горящих иракских танков русского производства — стариков Т-55 и ТУ-62. Вместе с компьютерными мультфильмами, в коих грозные американские штурмовики А-10А «Тандерболт» захватывают советские танки в конусы радиолокационных прицелов и «щелкают» их, как в тире, управляемыми ракетами. А что же на самом деле?

Самолет-штурмовик — вещь особая. Неладно скроенный, но крепко сшитый, он призван атаковать врага на переднем крае, помогая натиску своих войск. Пройдя сквозь адский огонь с земли из всех стволов.

Штурмовик — это олицетворение национальных традиций его создателей. Американские и русские машины такого рода диаметрально противоположны. Как полярны воинские обычаи православно-византийской и иудео-пуританской цивилизаций.

Со Второй мировой американцы придерживались практики создания скоростных штурмовых машин. Как легкие пиратские бригантины, они должны нанести молниеносный удар и так же стремительно уйти. Поэтому США все время норовили сделать штурмовиками обычные истребители или скоростные бомбардировщики. Не ломая голову над созданием специальных моделей.

Мы же пошли другим путем. Словно древние воины-латники, русские штурмовики создавались для тяжелого труда. Для бреющих, на высоте деревьев, полетов. Словно русский ратник, который часами работал мечом в жаркой сече, наши самолеты методично обрушивали на земного врага огонь своих пушек, кромсали передний край врага.

В Отечественную воевал настоящий самолет-воин, детище Ильюшина — штурмовик Ил-2. Двухместный, угловатый, выкованный из двухслойной комбинированной брони. Вооруженный пулеметами, двумя пушками, бомбами и реактивными снарядами, он часами висел над головами немцев. Они прозвали его «черной смертью», мы — «летающим танком». Машина удивительной живучести, Ил-2 подчас возвращался назад с истерзанными пулями и осколками крыльями, с десятками пробоин, с оторванным наполовину стабилизатором. За всю войну мы построили 36163 Ил-2. Абсолютный рекорд по производству одной марки самолета во всем мире!

Американцы не изменили своим привычкам и после той войны. Они по-прежнему делали штурмовиками обычные истребители. Например, в одном варианте «Фантом» — истребитель. Но через пару часов, после навески на него бомб и контейнеров с ракетами — он уже штурмовик. И во Вьетнаме они так и летали: тяжело нагруженный «Фантом» в сопровождении собрата налегке. О печальных итогах сей тактики и о сотнях сбитых американцев мы уже писали.

С другой стороны, США приспособили под штурмовик «Дуглас-Скайрейдер» — самолет времен Второй мировой, впервые поднявшийся в воздух аж в 1944 году. «Скайрейдеры» прослужили в американской армии до начала 70-х годов. Понеся тяжелые потери во Вьетнаме.

СССР шел своим путем. В 1959 году взлетает Су-7Б. Оснащенный новейшей по тем временам навигационной и прицельной аппаратурой, мощным оружием. Только две тридцатимиллиметровых пушки чего стоили! Его скорость почти вчетверо превосходила скорость «Скайрейдера». Су-7Б развивал быстроходность в 1,8 махов. Будучи при том маневренным, способным летать в большом диапазоне скоростей.

В юбилей 50-летия Победы «Техника — молодежи» писала: «Однажды в присутствии высокопоставленных лиц летчик-испытатель Е.Соловьев ввел Су-7Б в пологое снижение и разрядился по мишеням… Когда рассеялось громадное облако огня и дыма, взорам зрителей открылась разбитая, обугленная техника, изуродованные взрывами укрепления и горящая земля. Сам же Су-7Б, как выяснилось, обладает… отменной живучестью. Например, во время индо-пакистанской войны 1971 года (а самолет экспортировали во многие страны), возвращаясь с боевого задания, он попал под огонь нескольких вражеских истребителей, получил десятки пробоин. Но не загорелся и не потерял управление — дотянул до аэродрома».

Да, наши имперские, православно-византийские традиции продолжали жить и тогда. У американцев просто не было ничего подобного. Лишь в 1973 году на конкурсе проектов в США победила машина фирмы «Фейрчайлд» — А-10А «Тандерболт».

Это весьма архаичная машина, как ни рекламировали ее американцы в 1991 году. Прямые крылья, раздвоенный хвост. Два турбореактивных двигателя «навьючены» по бокам фюзеляжа сразу за крыльями. Скорость крейсерская — 550 километров в час, максимальная — семьсот. Как пишет И.Андреев в книге «Боевые самолеты», эта машина своими формами и летными данными напоминает самолет времен Второй мировой. Правда, А-10А мощен — несет боевую нагрузку в семь с четвертью тонн на одиннадцати узлах внешней подвески: бомбы, ракеты, контейнеры с 23-миллиметровыми пушками. В носу же этого штурмовика установлена семистволка, сие орудие стреляет в темпе 2400-4200 выстрелов ежеминутно.

Однако СССР в 1979 году дал достойный ответ — штурмовик Су-25, созданный М.Симоновым. Он куда легче «американца», неся на подкрыльевых пилонах 4,4 тонны оружия. Однако тоже мощен: бомбы, контейнеры с неуправляемыми ракетами и 23-миллиметровыми пушками. И его носовая пушка тоже — 30-миллиметровая, моторная. Хотя и двуствольная. Запас снарядов у нее поменее — 250 против 1350 у А-10А.

Зато есть у Су-25 то, чего нет у неуклюжего «американца». Максимальная скорость у А-10 — 700 километров в час, у нашего — 975. Дальность полета А-10 — 460 километров. А у нашего штурмовика — 1250 верст. И выходит, что сей «меч» у США короток и тяжел, а наш — хоть легче, но длиннее и быстрее. Да и сбить А-10А куда легче, чем нашего. Ведь Су-25 поразительно живуч и защищен. Кабина пилота защищена интегральным бронированием, и сам он как бы сидит в титановой «ванне». Бронированы и жизненно важные агрегаты системы. Баки с горючим защищены и заполнены пористой массой малой плотности: их не подожжешь. А пробьешь — пористая масса закроет брешь.

Наши в Афганистане прозвали Су-25 «Грачом». Именно на «Граче» летал на штурм горных душманских баз Александр Руцкой, ставший Героем Советского Союза. Су-25 выдерживал огонь зенитного оружия — а ведь били по нему с гор, в упор! Потери экипажей на «Грачах» были на порядок ниже, чем на других самолетах и вертолетах нашей армии. Лишь передача душманам новейших американских ракет «Стингер» позволила им сбивать «Сухих». Да и то не всегда — летчики мастерски выбрасывали ложные цели, уводившие американские штучки в сторону.

Су-25 был настолько бронирован, что подчас возвращался на базу и после удара «Стингера».

Сначала на «Грачей» не ставили противосамолетных ракет. Но когда Руцкой был сбит в результате неожиданной атаки пакистанского истребителя, на Су-25 поставили снаряды «воздух-воздух». В отличие от А-10А. Ныне, если запищит в кабине штурмовика «Береза» — система оповещения о работе прицельного локатора врага — «Грач» развернется навстречу опасности и плюнет ей в лицо огненными стрелами. Вполне реальна картина: проштурмовав вражьи позиции, на пути домой Су-25 встретят А-10. И посбивают их, неуклюжих да тихоходных, как на полигоне.

А-10А проверялся в бою только над ровными, как стол, просторами Кувейта в 1991 году. А «Грач» испытан в горном хаосе Афганистана, где спас жизни тысяч русских солдат. И в Чечне себя показал. Если за всю войну в Афганистане «стингерами» было сбито 14 «Грачей», то дудаевцы смогли теми же американскми штучками уничтожить всего троих «Сухих». А в январе 1995-го Су-25 успешно накрыл бетонобойными бомбами дудаевский дворец в центре Грозного. Выстроенный из сверхплотного, фортификационного бетона, он был насквозь пронизан нашими бомбами, поразившими бункеры-подвалы. Но то — лишь Су-25. А сверхсовременный штурмовик бреющих атак, «летающий крейсер» Су-34 вообще не имеет аналогов в мире — мы описали его в предыдущей главе. На его фоне «Тандерболт» выглядит совсем допотопным.

В книге американского мехлиса Клэнси «Красный шторм» А-10А легко господствуют на поле боя, десятками сжигая советские танки. Все ручные зенитные ракеты «Стрела», выпущенные русскими, сплошь летят мимо них.

«Стрела» уже устарела к середине 80-х. В войска поступали комплексы «Игла», превосходящие даже хваленый ручной зенитный «Стингер».

В фантастической книге Стивена Хантера «За час до полуночи», вышедшей в 1990 году, описано действие «Стингеров» против А-10А. Ими вооружена группа афганских ветеранов советского майора Ясотого (ну не даются им наши фамилии!), которая в США захватывает пусковую установку баллистической ракеты. Чтобы, ударив ею по СССР, спровоцировать падение проамериканского режима Горбачева.

В общем, там «Стингеры» разметывают в куски один штурмовик за другим. Между тем, у нас с 1981 года есть переносная «Игла», которой пехотинцы стреляют с плеча. В 1991 году в войне с Ираком именно «Иглой-1» был сбит самолет морской пехоты США. В 1983 году на коломенском заводе начали выпуск «Иглы-2» с новой оптической головкой самонаведения, оснащенной еще и логическим блоком отбора цели. Которая отсеивает помехи и игнорирует ложные цели — инфракрасные ловушки. Вероятность поражения летательных аппаратов у этой ручной ракеты выросла восьмикратно.

Чем бы мы крошили американские штурмовики? Сравним-ка «Стингер» с «Иглой-2». Детище русских поражает цели в диапазоне высот от 10 до 3500 метров. «Стингер» — от 3 до 3500 метров. Максимальная скорость цели, на которой ее поражает «Игла» — 400 метров в секунду. У «Стингера» — 340 метров ежесекундно. Вероятность поражения цели одной ракетой у нас — 0,38-0,58, у американцев — 0,3-0,5. Максимальная дальность боя «Иглы» — 5,2 километра, у «Стингера» — 4,5 километра. Наша ракета приводится в боевое положение за 13, а «Стингер» — за 30 секунд.

Ну, что бы ждало тихоходные и неповоротливые «Тандерболты» при столкновении не с иракской, а с русской армией?

Су-25 прошел суровейшую школу. В июле 1981 года укомплектованная этими машинами 200-я эскадрилья прибыла в афганский Шинанд, чтобы участвовать в боях за Луркох — непроходимое нагромождение скал среди выжженной солнцем равнины. Басмачи превратили его в неприступную крепость, закутанную поясами минных полей, усеянную огневыми точками и бетонными укреплениями. Следить за результатами налетов штурмовиков приехал генерал В.Хахалов. Там он и погиб, направив свой вертолет вглубь Луркоха после очередного налета. После этого войска взяли эту твердыню штурмом («Авиация и космонавтика», выпуск 21).

Потом штурмовики 200-й участвовали во взятии Герата, в боях с пятитысячной армией местного эмира Турана Исмаила, который держал под пятой семь провинций. Они летали в пыльные бури, выдерживали порывы раскаленного «афганца». С сентября 1981 года Су-25 ведут бои в окрестностях Кандагара у самой пакистанской границы, нанося удары по окружающим город отрядам душманов. Рядом были горы Майванда, где сохранились крепости прошлого века. И наши летчики дрались в горных теснинах, бросая самолеты в каменные мешки ущелий, куда не рисковали снижаться другие самолеты. Су-25 заходил на цель вдоль ущелий. Или, если они были широкими, «скатывался» вниз вдоль одного склона и буквально выползал из атаки по противоположному. Один из летчиков тогда провел самолет по темному извилистому ущелью, ударив по надежно скрытой в нем огневой точке и крутым боевым разворотом вырвался прочь.

Сбрасывая полутонный бак с загущенной горючей смесью, штурмовик накрывал пылающим ковром 1300 квадратных метров. Пуская неуправляемые ракеты С-8БМ — крошил скальные стрелковые гнезда и доты. Особенно страшными были его снаряды С-8ДМ с жидкой взрывчаткой. При попадании в цель они окутывали ее гремучим «туманом», проникавшим во все закоулки и расщелины, и потом это облако взрывалось, уничтожая все. Таким же образом действовали и объемно-детонирующие бомбы «Ворон», сметавшие все в радиусе 20-25 метров. Однако в разреженном воздухе действие этого оружия ослаблялось. Но особенно хорошо действовала пушка ГШ-2-30, обрушивая на врага 19 с половиной кило снарядов ежесекундно.

Бронированный короб машины и прочное стекло кабины выдерживали попадания 12,7-миллиметровых пуль тяжелых пулеметов, и на бортах Су-25 потом находили следы размазанных по обшивке пуль. А ведь 50-граммовая пуля ДШК прошивала даже «лбы» бронетранспортеров!

Вскоре «25-е» стали основной ударной силой авиации русских войск в Афганистане, получив, как уже говорилось, прозвище «грачи» — за умение отыскивать и «выклевывать» врага из самых труднодоступных мест. Была отработана тактика штурмовок во взаимодействии с вертолетами, которые наводили Су-25 на цели. Следом за ними шли броневертолеты Ми-24, окончательно «зачищавшие» район налета. 2 февраля 1983 года в провинции Мазари-Шариф банда из кишлака Вашхак убила наших инженеров, работавших на местном заводе удобрений. В назидание кишлак был сметен с лица земли атакой «Грачей» и вертолетов. Родилась и «дипломатия штурмовиков», когда старейшины племен отдавали пленных солдат после демонстрационных ударов. Су-25 блокировали крупные банды, засыпая минами проходы в горах и перевалы. Эти самолеты вылетали на охоту за подвижными отрядами афганцев и прикрывали идущие по горным дорогам автоколонны. Ничего подобного в Чечне уже не было.

Трудная пора пришлась на май 1985 года, когда началась четвертая пандшерская операция в центральных районах страны, когда пришлось драться с отрядами Ахмад Шаха, вооруженными швейцарскими скорострельными 20-миллиметровыми зенитками «Эрликон-Берле». Тогда наши применили 122-миллиметровые ракетные блоки Б-13Л, бившие на четыре версты осколочно-фугасными С-13-ОФ и С-13, которые пробивали трехметровый слой земли и камней над укреплениями. А тяжелые неуправляемые С-25 с двухсоткилограммовой боевой частью крушили крепости и скальные форты. Под крылья подвешивались контейнеры с подвижными пушками ГШ-23, которые могли вести огонь даже назад, за хвост. Они прикрывали штурмовик при выходе из атаки, когда его обстреливали с тыла.

Весной 1986-го пилоты опробовали ракеты с лазерной наводкой — Х-25 и Х-29Л. Цели «подсвечивались» с другого самолета лазерным дальномером «Клен-ПС». Но потом оказалось, что замаскированные объекты лучше обозначать с земли. Для этого появились БОМАНы — боевые машины авианаводки на базе бронетранспортеров. С их помощью удалось уничтожить несколько штабов и исламских комитетов. И именно БОМАНов нам так будет не хватать в чеченской кампании.

Лазерные ракеты штурмовиков уничтожали укрепленные пещеры, неуязвимые для другого оружия. Они влетали точно во входы каменных мешков и в узкие амбразуры. Особенно успешно применялась тяжелая Х-29Л с 317-килограммовой прочной боеголовкой. Пробивая камень, она проникала вглубь и взламывала изнутри самые неприступные объекты. Всего в Афганистане было использовано 129 ракет с лазерным наведением. Их выпускали с дистанции 4-5 километров в пологом пикировании под углом в 25-30 градусов. Впрочем, в дело шли и более простые С-25Л, на которые ставили головной блок с лазерной наводкой. Командир десантной роты, прижатой огнем нависшего над Багланским ущельем дота, вспоминал: «Головы было не поднять, как вдруг над нами проскочила пара самолетов, и тут же что-то светлое влетело в амбразуру между камней и разнесло дот в щебенку». (В.Марковский «Возвращение к „Грачу“», «Техника и оружие», №10, 1996 г.)

Впервые в бою подобные высокоточные ракеты применили евреи при штурме Бейрута в 1982 году. Тогда они охотились за палестинским лидером Арафатом, вгоняя управляемые снаряды чуть ли ни в форточки зданий. Как видите, подобное оружие было и у нас. Кажется, именно его имел в виду Грачев, когда хвастливо обещал в два счете взять Грозный в декабре 1994-го. Но у нищего беловежского обрубка великой страны уже не было средств: в Чечне применялись исключительно обычные бомбы и неуправляемые ракеты. А тогда — тогда Су-25 выдержали сложнейший экзамен в самой тяжелой из войн — горной. Когда по штурмовикам вели огонь даже сверху, с вершин и горных гребней. Штатовский А-10А такой проверки не прошел.

Но самым суровым испытанием стало появление у душманов переносных зенитных ракет. Привлекаемые тепловым потоком, они били в двигатели и топливную систему. Первый «Грач» погиб 16 января 1984-го. Тогда до конца года от ракет мы потеряли еще пятерых. Пришлось срочно дорабатывать систему защиты. Прежде каждый Су-25 нес четыре специальных кассеты с инфракрасными патронами — ложными целями. Но летчики ими не пользовались — надо было отвлекаться во время самого напряженного момента атаки, чтобы щелкнуть тумблером на борту кабины. Да и запаса патронов-«обманок» хватало лишь на минуту. Включать же систему тогда, когда ты замечал пуск, было поздно — головка ракеты уже захватывала настоящую цель.

Мы вышли из положения, сделав систему отстрела ложных мишеней автоматической, с увеличенным вдвое запасом патронов. Она включалась в момент начала боевого захода и выключалась через полминуты после выхода из атаки. И пилоты часто слышали, как сзади рвутся выпущенные по ним ракеты.

Но еще хуже стало в 1986-м, когда американцы поставили афганцам портативные зенитные «Стингеры», с высокочувствительной головкой наведения, легко отличавшей жар самолетных двигателей от горящей ловушки. К тому же, они разрывались даже без соприкосновения с самолетом, проходя вблизи. В ноябре 1986-го они погубили четыре наших штурмовика. К сентябрю 1987-го потери составили уже целую эскадрилью.

Тогда пришлось срочно повышать живучесть машины. «Грачу» и так ее было не занимать. Майор А.Рыбаков дотянул до аэродрома на самолете с захлебнувшимся мотором, залитым керосином из просеченных баков, с простреленным фонарем кабины и отказавшей гидросистемой. Ни один прибор не работал, и пилот с залитыми кровью глазами сажал самолет «на брюхо» по командам ведомого. А 28 июля на базу вернулся горящий «Грач» с полутораметровой брешью в борту. Самолеты возвращались даже с почти оторванными хвостами, с истерзанным крылом.

Тогда главный конструктор штурмовика В.Бабак сам выезжал в Афганистан и вывез оттуда в Москву пораженный «Стингером» Су-25. Ракеты в основном поражали машины снизу-сбоку двигателей, разрушая компрессоры и турбины, лопатки которых разметывало в стороны страшной центробежной силой, и они крушили все на своем пути почище снарядов. Перебивая «сосуды» топливной арматуры. Поэтому на фронт стал поступать Су-25 повышенной живучести — с тугоплавкими стальными тягами управления, со стальными плитами по бокам моторных отсеков, с защитными матами из стеклоткани и с автоматической отсечкой подачи горючего при включении противопожарной системы. Для обдувки двигателей и охлаждения сопел приладили особые воздухозаборники, делая самолет менее «ракетопривлекательным». Сработали еще бронешторки фонаря и блиндировали дополнительно систему отстрела ложных целей.

С августа 1987 года такие машины поступают на фронт. Применили и новые приемы. Теперь самолет взлетал по спирали и заходил на посадку весьма круто, используя воздушные тормоза. Больше стало ночных рейдов, когда цели подсвечивали бомбами-люстрами старые самолеты Су-17. И все же «Стингеры» тогда заставили «Грачей» уходить на большие высоты.

2

Могущество русской штурмовой авиации к началу 1990-х годов оказалось на грани нового подъема витка. Тогда ОКБ имени Сухого под руководством В.Бабака разработало новую модель — Су-25Т, «летающий танк» эпохи оружия высокой точности. «Т» поднялся в небо в 1984-м. В нем удалось решить «стингерову проблему».

Этот самолет — лучший ответ любителям порассуждать о «русской отсталости». Бронированная кабина из титановых сплавов. Топливные баки в фюзеляже, заполненные пенополиуретаном. Он гасит разрушительные всплески горючего, предотвращая пожар, когда в баки попадают пули или осколки. Запас горючего специально удален от воздухозаборников двух двигателей на крыльях штурмовика. Так, чтобы вытекающая из развороченного снарядом бака жидкость не вызвала бы загорания моторов.

Су-25Т оснастили усиленным центропланом — срединной частью корпуса, защитили дополнительно топливные магистрали и тяги рулей. В результате вышел крылатый боец, способный бросаться в атаки на врага, вооруженного «Стингерами» и скорострельными мотор-пушками. Вероятность его поражения по сравнению с прежним «Грачом» снизилась в четыре-шесть раз.

Пилот Су-25Т имеет под рукой уникальную оптико-электронную систему «Шквал» — экран в правой верхней части приборной доски. Когда штурмовик летит, визирная головка сканирует лежащую под ним землю. И чуть мелькнет на экране нечто подозрительное — пилот щелкнет кнопкой привязки к цели на ручке управления самолетом. «Шквал» в 23 раза увеличит изображение пойманной цели. Танк он видит на дистанции 8-10 километров, боевой вертолет вроде американского «Апача» — с расстояния в шесть верст.

«Шквал» запоминает выбранный объект атаки и хранит его образ в своем «мозгу». Враг может хаотически метаться и петлять, но незримые щупальца системы уже не выпустят его, точно измеряя расстояние до него лазерным дальномером. Выпущенная с Су-25Т управляемая ракета благодаря «Шквалу» настигает врага почти в ста случаях из ста. А если огонь ведется неуправляемыми ракетами, то точность попаданий вырастает почти трехкратно. Бомба, сорвавшаяся с крыльевых пилонов штурмовика на пятикилометровой высоте, угождает в круг диаметром в 25 метров. Воистину, «Шквал» — это соколиные глаза «летающего танка».

И даже когда на землю спускается мрак, новый «двадцать пятый» несется во тьме, подобно крылатому назгулу из страшных сказок Толкиена, и взор его пронзает ночь. В контейнере под фюзеляжем Су-25Т способен нести низкоуровневый телевизионый прицел, замечающий чужой танк даже в призрачном свете молодой Луны в трех верстах впереди. На экране перед пилотом изображение усиливается, увеличиваются его контрастность и яркость, а размытые контуры обретают отчетливость. В ночной охоте штурмовик поражает железнодорожные мосты с расстояния в шесть-восемь километров, а речное судно — с восьми-двенадцати. Не входя в зону огня из «Стингеров».

В бою ему помогают свои авианаводчики, подсвечивая вражеские цели лучами лазеров. Набитый отечественной навигационной аппаратурой, ориентирующийся с помощью спутников системы «Ураган», самолет может работать, словно хирург, ударяя в самые болевые точки противника.

В иные моменты «Т» может стать роботом и лететь самостоятельно, и запрограммированный маршрут проляжет через заранее намеченные точки местности. Память борткомпьютера способна хранить трассы повторных заходов на цель или на посадку.

Штурмовик готов пойти на прорыв мощных рубежей противовоздушной обороны. Бортовая станция радиотехнической разведки засечет, какие радары работают впереди, оценит степени угрозы, выдаст совет по уклонению от локаторных лучей или выпущенной ракеты. Выстреленная ракета Х-58У помчится на работающий радар врага. Станция скрещена с системой «Шквал», и потому даже если враг в попытке спастись отключит локатор, все равно его поразят ракеты русского штурмовика.

В скоротечной схватке с зенитчиками без устали работает аппаратура помех. Создавая множество их — мерцающих, уводящих, шумовых — она обманывает головки самонаведения. «Стингеры», страшные «Стингеры», несущиеся на тепло самолета. Они впереди? Включается система отстрела 192 ложных целей. Они выпущены сзади? В основании хвоста включается мощная цезиевая лампа, и ее мигание «чарует» идущие на тепло ракеты, как дудочка индуса — ядовитую кобру. «Стингеры» уводятся в сторону.

А чтобы Су-25Т выбрасывал меньше тепла, его создатели поместили в сопла моторов особые обтекаемые тела, заграждающие от датчиков ракет горячие лопатки турбин. И придумали дополнительные воздухозаборники, перемешивающие выбрасываемые реактивные струи с холодным воздухом.

Самое страшное оружие штурмовика — это шестнадцать сверхзвуковых ракет «Вихрь», которых невозможно обмануть ложной целью. А еще каждый Су-25Т берет под крылья четыре противокорабельные ракеты Х-31А или Х-35. И горе той эскадре, которая попадет под удар хотя бы трех штурмовиков!

Конструкторы дали этому «летающему танку» и радары дальнего обнаружения, снабженные хитрыми системами цифровой обработки данных. Ими даже сквозь густые облака самолет засекает группу танков за 25 километров, портовые краны или доки — за сто верст, а ракетный катер — за 75 километров. Полученное изображение «замораживается» на экране, радар для скрытности выключают, и дальше машина идет, ведомая навигационной системой.

К развалу СССР мы успели построить всего восемь Су-25Т на Тбилисском авиазаводе. Но не случись у нас у власти бездарного болтуна — и в 1990-х Империя получала бы эскадрильи лучших в мире «самолетов земной атаки». И как они нужны были нам в 1995-1996 годах, когда русским пришлось воевать на старых, изношенных Су-24 и Су-25 против скрывающихся в предгорных лесах чеченских банд, ощетинившихся «Стингерами», когда приходилось драться в лабиринтах городских кварталов!

А конструкторы под занавес Красной Империи создавали уже сверхштурмовик Су-39. Способный драться в воздухе с истребителями врага. Когда Руцкого в Афганистане атаковал пакистанский истребитель, и в кабине пронзительно зазвучала «Береза», предупреждая о нападении, пилот мог лишь развернуть штурмовик навстречу опасности. Зато на Су-39 ракеты Р-27Р и Р-27ЭР, РВВ-АЕ и Р-73 умеют сшибать чужие машины во встречном бою. Радар «39-го» засекает истребитель спереди на расстоянии 57, а сзади — на дистанции 25 километров. Особенно страшны ракеты РВВ-АЕ с инерциально-активным наведением. Их ведь не надо направлять, «подсвечивая» врага лазером.

Производство Су-39 даже освоили на Улан-Удэнском заводе. Вот только денег у ельцинской Россиянии на такую машину нет.

3

Пока мы говорили в основном о крылатых штурмовых машинах. Но ведь было у Империи и другое летающее оружие — вертолеты.

«Я гадал, не предстоит ли мне вскоре знакомство с сокрушительной огневой мощью, укрытой за титановым корпусом русского вертолета огневой поддержки Ми-24. Когда вертолет приблизился, раздалось клацанье затворов,… и нам приказали срочно вернуться обратно, под защиту густого покрова джунглей.

…Звук постепенно затих вдали, и мы все вздохнули с облегчением», — вспоминает автор «Солдата удачи» Родди Скотт, посетивший воюющую африканскую Сьерра-Леоне. Впрочем, начать придется с исторического экскурса.

Помните сцену атаки вьетнамской деревни из фильма Копполы «Апокалипсис наших дней»? Там, где рота капитана Киллхорна под «Полет валькирий» Вагнера в пологом пике разносит в клочья бамбуковые хижины ракетами и скорострельными пушками? Главный герой в том эпизоде — тупомордый вертолет «Ирокез» UH-1, открытый с бортов. Раскрашенный символами рабовладельческой армии Южных Штатов 1861-1865 годов. США сделали вертолет символом своей хромированно-машинной цивилизации 50-70-х годов. Вертолеты заполоняют их фильмы и комиксы, они боготворят их. С середины нашего века они становятся мощным оружием поля боя и огневой поддержки войск.

В 1960-е «Ирокез» выступал основным боевым геликоптером звездно-полосатых. У нас же — созданный еще в 1952 году Ми-4. С 1954-го он поступал на вооружение воздушно-десантных войск Империи. Его вооружат пулеметом, блоками неуправляемых и противотанковых ракет. «Ирокез» — ровесник Ми-4. Во Вьетнаме оказалось, что живучесть его слаба, скорость мала, а маневренность — ограничена. Сравним UH-1D с нашим ветераном. Ми-4 тяжелее: 5,5 тонн против 2,36 у «Ирокеза». Скорость американца — 211 километров в час против двухсот у нашего. Зато дальность полета меньше — 480 верст против пятисот у Ми-4. И если у нашей машины есть противообледенительная система, то американец ее лишен. «Миль» брал на борт шестнадцать бойцов в полном вооружении или один грузовик ГАЗ-53, а «Ирокез» — только десяток душ.

Старый добрый Ми-4 способен воевать в Арктике и в джунглях. И даже в горах, ибо он может зависать на высоте двух километров (таков его статический потолок), а в движении (потолок динамический) «четверка» поднимается на 4 километра. «Ирокез» же обладает статическим потолком в 980 метров при динамическом в 3,5 километра. По сравнению с тяжеловатым трудягой-спартанцем Ми-4 «американец» выглядит, словно легкая пиратская бригантина перед крепким линкором.

В 1962-м появился второй русский геликоптер Ми-8 — четыре тонны, 250 километров в час и динамический потолок в 4,5 версты при шестистах метров — статического. Его вооружили крупнокалиберным пулеметом, бомбами и НУРСами на пилонах внешней подвески. Чтобы бороться с ракетами «земля-воздух» и тепловым наведением, машину снабдили системами рассеивания выхлопных газов, отстрела ложных целей и генерации импульсных инфракрасных сигналов. Ми-8 прошел афганскую войну и до сих пор поражает всех живучестью в боях на таджикской границе и в Чечне.

Опыт вьетнамской и арабо-еврейских войн заставил нас и Штаты создавать новые геликоптеры. Американцы пошли по пути разработки двухместных машин, способных бороться с танками и поддерживать огнем пехоту. Например АН-1G «Хью Кобра» — поджарый хищник со скоростью в 277 километров в час, с гранатометом, пулеметом и противотанковыми ракетами (1971 год). Позже его снабдят четырьмя противовоздушными ракетами «Сайдуиндер» или «Стингер».

В сентябре 1975-го в США полетел «Белл-409». С быстроходностью в 263 километра в час, он несет уже 30-миллиметровую трехствольную пушку. А в 1983-м появился АН-4 «Апач», герой нашумевшего триллера «Голубой гром». Он гоняет уже со скоростью истребителя 30-х — 320 километров в час, забираясь на высоту в шесть с четвертью верст и преодолевая без заправки 610 километров. Он до сих пор — гордость США, убийца танков, приспособленный для действий в любое время суток и в любую погоду. Два пилота наводят движением голов в кибершлемах и 30-миллиметровую пушку, и ракеты с лазерными головками. Кабину «Апача» сделали устойчивой к ударам 23-миллиметровых снарядов. Эту машину опробовали в 1991-м, во время «образцово-показательной» войны с Ираком на ровной, как стол, местности.

Мы избрали немного другой путь. В 1969 году появился Ми-24, не только штурмовик и истребитель танков, но и боевая машина для восьми пехотинцев. Двухмоторная машина с максимальной скоростью в 315 километров в час и дальностью действия в 450 верст. Статический потолок машины — 1050 метров, а динамический — в 4,5 версты. Ми-24Д, например, вооружен четырехствольным тяжелым пулеметом и противотанковыми управляемыми ракетами. На Ми-24П поставили уже 30-миллиметровое орудие. И это был первый наш геликоптер с бронезащитой.

Он поставил семь мировых рекордов и воевал в Афганистане. Американцы назвали его «Ланью» («Хайнд»). Клэнси в «Красном шторме» написал: «…Это штурмовая птичка, типа „Кобры“. Плохая новость, лейтенант. У него внутри восемь солдат и масса НУР и пулеметов. И нечего думать подстрелить его. Эта сволочь бронирована, как танк…

…Он вспомнил лекцию о советских вертолетах, которую им читали в академии ВВС. Там цитировали одного афганца: „Мы не боимся русских, но боимся их вертолетов“…»

4

Июнь 1982-го, израильская армия вторглась в Ливан. В бой брошено лучшее оружие. Над горным местечком Айн-Згальта поднимаются жирные клубы черного дыма. Ми-24 сирийцев атаковали танковую бригаду евреев. Тяжелые машины запылали, пораженные ударами ракет-«панцерблицев». Потерь среди вертолетов не было.

Ангола середины 80-х. С юга на просоветский режим, на его алмазные копи надвигаются «псы войны» — войска буров, белых южноафриканцев. Навстречу им бросаются бронированные эскадрильи «двадцатьчетверок». Буры потом с уважением говорили: живучи до черта. Все, что калибром менее 23 миллиметров, их не берет. В октябре 1987-го — начале 1988-го «Мили» громят механизированные колонны юаровцев под городом Куито-Кванавале.

В 1987-м, когда прекрасно экипированные пакистанские войска вторгаются в Индию, Ми-24 сметают их с ледяных потоков ледника Сиачин.

1980-й. Вспыхивает жестокая ирано-иракская война — крупнейшее вооруженное столкновение со времен Второй мировой. Иракцы воюют на наших «летающих танках» «Миля» — против вертолетов «Си Кобра» и истребителей персов. На десять сбитых «змей» пришлось шесть потерянных Ми-24. А вообще в той войне наши вертолеты свалили наземь 53 вражеских летательных аппарата. В октябре 1982-го впервые в мире вертолет, сойдясь лоб в лоб с истребителем, сбивает сверзвуковой «Фантом». Герой дня — наш Ми-24. У нас появился достаточно дешевый геликоптер поля боя! (Эти примеры взяты нами из статьи А.Котлобовского и Р.Мараева в «Авиации и времени», №3, 1996 г.)

Узкий, вытянутый силуэт «24-го» стал нам привычным. Грозная металлическая стрекоза с камуфлированным корпусом, несущаяся над непокорной землей, слегка наклонив нос. Будто идет по чьему-то следу, в любой момент готовая выбросить вперед дымные стрелы разящих ракет или запульсировать вспышками автоматического огня. Ми-24 стал боевой ладьей русских витязей конца второго тысячелетия, великолепной и мощной, оружием континентальной войны.

Горько сознавать, но в 1995-м в Чечне летали уже смертельно изношенные Ми-24 с двадцатилетним сроком службы. Со сломанным навигационным оборудованием и бездействующей системой выброса лишних целей. Хотя дудаевцы вооружены «Иглами» и «Стингерами». С половинным боезапасом, без лазерных ракет и вообще высокоточного оружия. Их пилоты называли себя камикадзе. Таковы некоторые последствия господства режима казнокрадов. В год вооруженные силы Россиянии покупают всего несколько вертолетов, доставшиеся в наследство от Советского Союза машины стремительно ветшают, и к 2005 году сухопутные войска лишатся всей группировки боевых вертолетов…

Проверку боем Ми-24 прошли в Афганистане. Драться пришлось с одними из лучших воинов мира, летать — в раскаленном, разреженном горном воздухе. Уже к концу 1980 года в 40-й армии насчитывалось две сотни машин. (Ельцинской Россиянии, если судить по 1996-му, понадобилось бы около сотни лет, чтобы поставить в войска столько же вертолетов.) В июне того же года восьмерка Ми-24 разбомбила «гору воров» Санги-Дузан под Файзабадом — изрытую норами природную крепость, которую по преданию не взял сам Искендер Двурогий — Александр Македонский («Авиация и время», №4, 1996 г.).

Тогда, в файзабадском мешке, вертолетчики впервые применили еще несовершенные тогда бомбы объемного взрыва ОДАБ. Когда они, выбросив тучу туманообразной взрывчатки, срабатывали, то картина получалась сродни аду. Разнесенные в прах постройки, обожженные трупы, ослепшие и оглохшие раненые. Потом в ход пошли объемно-детонирующие ракеты 9М120, которыми операторы вертолетов с дальности в полтора-два километра били прямо в зевы горных пещер. Наиболее опытные экипажи били тяжелыми неуправляемыми ракетами С-24 со 123-килограммовой боеголовкой. Та позволяла вести стрельбу с дистанции в две версты, не входя в зону огня с земли.

В декабре 1986-го Ми-24 под Баграмом применили ФОТАБы — бомбы-вспышки, ослепляющие все живое на несколько часов в радиусе 25-30 метров. Но это, как говорится, экзотика. Основной же работой была охота на ощетинившиеся стволами афганские караваны, сопровождение транспортных колонн, расчистка огнем площадок для выброски десантов. Очевидцы рассказывают: после залпа ракетами С-5С, начиненными взрывчаткой и стальными иглами, пулеметы внизу умолкали. А сами пулеметчики превращались в кучи фарша, облеплявшие сталь оружия.

5

И все же Ми-24 потребовал замены. Оказалось, что не оправдались надежды на использование его в качестве летающей боевой машины пехоты. Пилоты не горели желанием брать на борт восемь десантников: вертолет тяжелел и терял маневренность. Для поддержки же войск огнем с воздуха и для борьбы с танками был нужен особый геликоптер, лишенный недостатков машины двойного назначения.

И он у нас появился. В 1982 году в Империи стартовали испытания «Черной акулы» — лучшего в мире вертолета «Камов-50». И он стал нашим прорывом в следующий век. Длинный и узкий корпус черного цвета с гоночными очертаниями. Говорят, удачная машина не может не быть красивой, и Ка-50 — яркое тому доказательство. Оружие небесных всадников-витязей технологической эпохи. Боевая колесница детей Перуна-Громовержца.

Запад застыл в ошеломлении. По всем расчетам русские не могли создать такой винтокрыл! Первыми в мире мы создали одноместный боевой вертолет, на 35 процентов воплощенный в архисовременных и легких композитных материалах, отличающихся отменной прочностью. Скорость — 350 километров в час. Два мощных турбовинтовых двигателя. Несущие винты из стеклопластика. Первая в мире система катапультирования вертолетчика. Полностью бронированная кабина, выдерживающая очереди 20-миллиметровых снарядов, чем не может похвастаться даже бронетранспортер.

Летчик защищен тремястами кило дешевой комбинированной брони из алюминиевых и стальных слоев. Дорогой титан не нужен. Малокалиберный бронебойный снаряд врага, попав в алюминиевый пояс, разворачивается плашмя и ударяет в сталь боком, теряя пробивную силу. А уж об осколках рванувшего рядом «Стингера» и говорить не приходится.

Витязь Империи, садясь за рычаги Ка-50, приобретает невиданную силу. На пилонах семиметровых в размахе крыльев подвешиваются контейнеры с 12 сверхзвуковыми противотанковыми ракетами «Вихрь», разящими бронеколонны с расстояния, на котором вертолет остается недосягаемым для зенитного оружия американцев. Такие ракеты способны поражать движущийся танк из десятиверстного далека, причем толщина брони цели может составлять целый метр. С равным успехом «Вихрями» можно уничтожать локомотивы, небольшие корабли, пусковые установки ракет и артиллерийские батареи. В дополнение к ним черный громовержец несет на своих плоскостях сорок 80-миллиметровых реактивных неуправляемых снарядов, и горе тому, кто попадет под их смерч!

«Вихри» созданы тульским КБ машиностроения во главе с нашим патриархом-оружейником Аркадием Шипуновым. И там же, на Щегловской Засеке в Туле, сработали и пушку для «Черной акулы» — 30-миллиметровую 2А42 (которой вооружен и наш легкий танк БМП-2). Ка-50 обладает исключительной точностью боя, следуя за движением головы пилота в кибер-шлеме с прицельным визиром. Получается настоящий киборг, единство точномеханической машины, электроники и человека! Наш русский киборг!

При этом пушка сама движется в двух плоскостях, и потому не надо наводить ее движением всего корпуса машины, как прежде. Ствол орудия ходит вверх-вниз на 30, и в каждую сторону — на 15 градусов. В бою пилот переключает питание пушки. Цель — бронемашина или вертолет «Апач»? Переводим питание на бронебойные боеприпасы. Группа пехоты? Стреляем осколочно-фугасными. Запас снарядов — полтысячи штук.

Движутся, наводимые на цель, и контейнеры с ракетами. Дабы избежать поражения с земли, Ка-50 выбрасывает с устройств на крыльевых консолях блоки постановки помех. А чтобы тепловые головки наведения зенитных УРов неприятеля с трудом ловили в прицел машину, она снабжена экранно-выхлопным агрегатом, который снижает уровень инфракрасного излучения двигателей.

Плюньте в лицо каждому, кто станет твердить о русской отсталости! Выпускаемый на Московском вертолетном заводе «пятидесятый» несет на борту целый компьютерный комплекс, великолепную прицельно-навигационную систему. Последняя, например, автоматически наводит ствол пушки на цель. После пуска управляемых ракет «акулу» не надо удерживать на траектории, направленной к цели, — пилот ведет ее взглядом. Пилотажная и прицельная информация высвечивается на индикаторах лобового бронестекла. Телевизионная и тепловизионная аппаратура довершает картину.

Вооружать «Камова» можно по-разному, для боя с разными противниками — от американских бронеколонн до партизанских банд душманов и сепаратистов. Уничтожить ракетный катер или горную базу наркоторговцев — ему по силам. На его пилоны можно подвесить полутонные фугасные или четвертьтонные кассетные бомбы. Или тяжелые управляемые ракеты Х-25МЛ. Или пятисоткилограммовый зажигательный бак с напалмом. Или, наконец, тяжелый НУРС С-24.

Американцы прозвали его «Хокумом» — «Оборотнем». Да заткнутся их поганые рты! Русская боевая колесница современной эпохи — вертолет живуч и маневрен. Мы построили его по совершенно оригинальной схеме — без хвостового винта, одного из самых уязвимых мест железных «стрекоз». Его ставят на вертолеты затем, чтобы машину не разворачивало в сторону вращения большого, несущего винта. Но для этого нужна длинная силовая передача-трансмиссия, размещенная в хвостовой балке вертолета.

Опыт войны в Афганистане показал: именно перебитые зенитным огнем трансмиссии становились причиной крушений Ми-8 и Ми-24. Перебей ее — и вертолет потеряет управление, закружившись беспомощным волчком. В жарком Вьетнаме попадание в хвост «Ирокезов» почти всегда кончалось гибелью машин. Десантников и пилотов зачастую просто выбрасывало из открытых дверей бешено завертевшегося геликоптера. Ка-50 хвостового винта не имеет — у него есть два несущих соосных винта, крутящихся навстречу друг другу — на одной сложной оси!

А хвост у Ка-50 — самолетный, раздвоенный как у бомбардировщика Пе-2. В отличие от американского супервертолета «Апач», который построен по шаблонной схеме, с задними винтами. И даже если в бою хвост «акулы» разобьют или вовсе оторвут, наша машина управления не потеряет, благополучно приземлившись или дотянув до базы. «Апачу» сие и не снилось! И даже если «Камов» тяжело плюхнется на землю — кресло пилота установлено на сминаемой сотово-композиционной ферме, поглощающей энергию удара.

Камовцы построили машину, приспособленную к стремительным рейдам на бреющем полете под шквалом огня. Она может вертеться на пятачке, двигаться вбок и назад. В нашем фильме «Черная акула» этот вертолет громит сокрытую в глубинном районе Афганистана базу бандитов и подпольный наркозавод. В «стригущем» землю полете он идет к цели, прячась за холмами, проскальзывая через ущелья, зависая в глубоких оврагах. Летчик с помощью увеличивающего видеоприцела ювелирно вгоняет пули прямо во лбы разрозненно стоящей шайки. А потом «заглядывает» вертолетом прямо в зев подземного туннеля на склоне горы, ударив в ее недра ракетами «Вихрь».

По сравнению с «Черной акулой» американский «Апач» — сибарит и капризный неженка перед закаленным, крепким спартанцем. Ибо Ка-50 не нужны даже стремянки для техников и другой аэродромной прислуги. Есть встроенная система контроля работоспособности основных агрегатов. Фюзеляж обеспечивает максимальный доступ к системам и оборудованию. Ка-50 способен пятнадцать дней обходиться без сложного техобслуживания. Как сообщили в газете «Новости разведки и контрразведки», в машине нет ни одного подшипника, ни одной точки для жидкой смазки. Такая спартанская неприхотливость — важнейшее качество для войны, с ее грязью и пылью.

Да, его делали в противовес американскому «Апачу». Создав машину, даже превосходящую их «стрекозу». Не говоря уж о других западных машинах. Его создавали с учетом горной войны в Афганистане, где, как пишет знаменитый наш военный журналист Сергей Птичкин, Ми-8 и Ми-24 оказалось применять трудновато. Особенно на жаре, в разреженном воздухе.

Я не знаю, чего боялись Горбачев и его свора, когда кричали об отставании нашей Великой державы от США. Ка-50 был одним из мечей Империи, которых США смертельно боялись. Эту машину можно было принимать на вооружение уже в 1985-м.

Да, Ка-50 вызывает ожесточенные споры. Слишком уж революционен этот винтокрыл. Нигде в мире нет одноместного боевого вертолета. Немудрено, что до сих пор идет спор — принимать ли на вооружение «Черную акулу» или другой наш новейший винтокрыл — Ми-28. Но в середине 80-х, когда мощь нашей Империи была титанической, мы вполне могли вооружиться обоими видами машин. Давайте посмотрим таблицу.

Таблица 1. Сравнительные данные боевых вертолетов Империи и США.

Данные МИ-28 Ка-50 Ка-52 «Апач»
Масса (макс), кг 11200 10800 11000 8000
Скорость (макс), км/ч 300 315 310 320
Потолок (стат), м 3600 4000 3600 3780
Потолок (динам), м 5800 5500 нет данн. 6250
Дальн.полета, км 460 455 460 610
Экипаж, чел. 2 1 2 2

Преимущество «Черной акулы», например, заключается в показателе «эффективность/стоимость», по которому ему нет равных в целом свете.

Даже сейчас наши конструкторы продолжают работу. Есть проект Ми-28Н, который способен летать ночью и в сложных метеоусловиях. Готов и проект двухместного Ка-52.

Ми-28Н называют, например, боевым комплексом XXI века. Способный лететь ночью всего на высоте пяти метров, он проскальзывает под огнем вражеских зениток, и бортовая ЭВМ сама огибает складки местности. Когда «28-е» идут группой, их компьютеры обмениваются информацией, и группа превращается в единое боевое существо с удесятеренной силой.

Если вы видели Ми-28Н по телевизору, то, наверное, обратили внимание на странный шар над его основным винтом. Это — обтекатель антенны локатора: вертолет может прятаться в лощинах и оврагах, за деревьями, выставляя наружу лишь свою «голову» для поиска цели. Поиск — решение — удар!

«28-й» может жечь новейшие танки Запада огнем ракет «Атака», сбивать чужие винтокрылы и истребители «Иглами» (8 на борту). Помимо 30-миллиметровой подвижной пушки 2А42, он способен нести контейнеры с двумя орудиями ГШ (23 миллиметра). Он может сесть рядом со сбитым товарищем и унести двоих-троих людей в заднем отсеке.

Ка-52 — наша гордость. В его носу, под обтекателем, скрыт чувствительный тепловизор французской фирмы «Томсон», похожий на огромный ячеистый глаз насекомого. Рассчитано, что никакого боя между современными западными вертолетами и Ка-52 быть не может: он (как и Ка-50) поражает геликоптеры врага на дистанции 10 верст, тогда как дальность боя управляемых ракет «Апача» — только 5 километров. Пушка же ГШ (Грязев-Шипунов) бьет в точку на дистанции в полтора километра, тогда как американцам приходится сближаться на несколько сот метров. Лучших атакующих вертолетов в мире нет, пишет военный журналист С.Птичкин («РГ», 23.11.96 г.), и даже супервертолет США «Команч» при его фантастической цене в принципе не лучше Ка-52.

Западу было чего смертельно бояться. Советский Союз мог получить воздушную армию, способную стирать с лица земли его танковые дивизии и узлы сопротивления на пути движения русских армий.

Чтобы представить русскую вертолетную силу, приведем один факт. Огонь батальона из 36 американских машин «Ирокез» (1728 неуправляемых ракет и 72 спаренных пулемета) равен огню восьми пехотных батальонов или 8-минутной канонаде артиллерийского полка. А новые «Мили» и «Камовы» превосходят по своей мощи старичков — «Ирокезов» в полтора-два раза. В КБ приборостроения, под руководством нашего «зубра» Аркадия Шипунова в последние имперские годы работали над созданием гиперзвуковых противотанковых ракет, обладающих скоростью в 2-3 км/сек, идущих по «лазерной тропе». Ее создает излучатель на борту геликоптера, как бы прорисовывая взгляд летчика в кибер-шлеме. При такой космической скорости ракеты поражают цель за две-три секунды, а то и почти мгновенно. При этом отпадает надобность в головках самонаведения ракет, в весьма дорогих устройствах, которые можно обмануть ложными целями или сбить с пути электронными помехами. Ведь «глаза» атакующего гиперзвукового УРа, идущего по «лазерной тропе», обращены назад, на свой вертолет, и помешать им ничем нельзя. А электронные помехи никак не действуют на лазер-наводчик. При этом такие ракеты в принципе могут вообще обойтись без разрывного заряда — на скорости в 2-3 километра в секунду их прочные головки пронизывают броню любого танка, словно пули — стекло. Ударные волны, образовавшиеся от их удара в металл корпуса, откалывают изнутри куски стали, способные смертельно изранить танкистов и иссечь электронную начинку танка.

Мы не приняли на вооружение эти машины ни тогда, ни теперь. Нам еще раз до боли ясно преступление идеологов советского режима в 70 — 80-х годы. Замшелые старые импотенты и начетчики, они пичкали нас примитивной, набившей оскомину пропагандой, пряча истинную мощь и славу Империи. Мы ничего не знали о «Черных акулах». Они породили в наших умах представление об СССР как о чем-то вялом, бессильном и ни на что неспособным. Они отняли у нас национальную гордость.

До сих пор, в конце 90-х, детище камовцев остается на уровне лучших мировых образцов. Вертолет, который вот уже десять лет не может поступить на вооружение! Но чудес не бывает. Вот уже в США появился новый «Сикорский» с уникальной компьютерной системой и сверхчувствительной тепловизионной аппаратурой в носовом отсеке. Вот уже Западная Европа пополняет свои арсеналы вертолетом «Тигр», превосходящим «Апач». Мы начинаем отставать.

Как нужны «Черные акулы» сейчас, когда враги обступили Россию со всех сторон, когда гремящая дуга войн охватила ее с юга. Легионы воздушных всадников-киборгов должны рубить своими винтами воздух над каспийскими волнами и над горными цепями Кавказа, над лесами Белоруссии и у прибалтийских границ. Чтобы в любой миг обрушить на врага ливни металла и огненные рои сверхзвуковых ракет. Чтобы выжечь под корень любую чуму, дерзнувшую бросить вызов Единой и Неделимой. Что толку с того, что Ельцин в 1994-м подписал указ о принятии на вооружение Ка-50? Ведь ни одной «Черной акулы» в Чечне не было за все два года войны. Ни одной!

ГЛАВА 6. ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО. КРЫЛАТЫЕ КШАТРИИ ИМПЕРИИ, ИСТРЕБИТЕЛИ ЧЕТВЕРТОГО ПОКОЛЕНИЯ. МИФ О «БУРЕ В ПУСТЫНЕ». ПРАВОСЛАВИЕ МЕЧА. ЧЕРТЫ НЕБЕСНЫХ СХВАТОК XXI ВЕКА.

1

Древние арабы — неисправимые поэты. Первая линия их боевого порядка, которая завязывала сражение, называлась «Утром псового лая». Вторая — «Днем помощи». А третья, довершавшая разгром, именовалась «Вечером потрясения».

Вечер потрясения — вот что испытали в душе своей Штаты, когда увидели после горбачевской капитуляции наши воздушные арсеналы. И до сих пор они бьются над загадкой: как это мы, уступая им по компьютеризации и обладая более отсталой базой электронных элементов, сумели их превзойти по части авиационной мощи? Они жадно охотятся за нашими технологиями и инженерами, желая высосать из наших мозгов удивительные способности к гениальным решениям, к непревзойденным, почти артистическим инженерным находкам.

Почему? Когда после распада Варшавского Договора в Восточную Европу поехали западные военные делегации, они сумели на практике сравнить наши машины и свою технику. И результаты совершенно расходились с тем, о чем они рассказывали в своих боевиках, с тем, что они моделировали на хваленых суперкомпьютерах. Как-то в Чехию пожаловали пилоты Франции и Голландии на «Миражах-2000» и Ф-16А. Они провели воздушные учебные бои, в которых чехи выступали на ослабленном, экспортном варианте нашего МиГ-29. ВСЕ БОИ кончились победами МиГов. Чехи «сбивали» противников с первого захода, применяя нашлемный визир наведения бортового оружия. Рухнули мифы о безнадежной отсталости нашей авиаэлектроники. Стоящая на МиГе русская РЛС НО19 хотя и тяжелее АN/АРG-66 на Ф-16 (250 кило против 160), однако засекает чужой истребитель на дальности в 75 километров — против 40 у американской. Локатор штатовского истребителя Ф/А-18, при весе в 224 килограмм имеет дистанцию обнаружения только в 65 километров — опять-таки меньше («Авиация и космонавтика», январь 1995 г.). Новейшие же импульсно-допплеровские РЛС на Су-27 видят истребитель врага за 80-100 верст впереди, и за 30-40 километров — в задней полусфере.

Порой нам кажется, что американцы до сих пор благодарят небеса за то, что им удалось привести к власти в Империи «реформаторов». Да и может ли быть иначе? Ведь и вооружение их истребителей здорово проигрывало нашему. Например, на Ф-16 всех модификаций нет ракет «воздух-воздух» большой дальности (свыше 60 километров). У нас же с 1986 года на МиГ-29 они есть — Р-27Э. Которые разят неприятеля в диапазоне высот от 20 до 27 тысяч метров над землей. Только с 1990 года на «16-х» появляются УРы средней дальности, а у нас на «29-х» они были всегда. Типовое вооружение Ф-16 — «Сайдуиндеры» с тепловой головкой наведения, которую довольно нетрудно сбить с толку ложными целями. Русские же МиГи оснащены Р-60 и Р-73 радарного наведения, и бороться с ними намного сложнее.

Только после расчленения Союза Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем США лихорадочно занялись разработкой замены для «Сайдуиндера» — ракеты АIМ-9Х с нашлемной системой наведения и с данными, близкими русской Р-73. Обеспокоенный отставанием американцев от нас в этой области, генерал Рональд Ятс (который заведовал управлением техобеспечения ВВС до 1995 года), заявил: истребители, оснащенные ракетами с увеличенным до 60-90 градусов углом захвата цели и нашлемной системой наводки, в маневренных воздушных боях на дальностях до пяти километров получают огромнейшее превосходство над противником, который всего этого лишен: «Если он (то есть враг с нашлемным прицелом и новыми ракетами) увидит вас, вы — покойник. Вас не спасет даже маневрирование с девятикратными перегрузками… Миллиарды долларов, вложенные в создание самолетов класса Ф-14 и Ф-15, могут обесцениться в результате появления высокоманевренных ракет и нашлемного прицела-указателя».

Мы приводим этот пример из очень интересной работы Владимира Ильина «Военная авиация — шаг в третье тысячелетие» («Техника и оружие», №8, 1996 г.). Далее он пишет: «По словам представителей фирмы „Макдоннэл-Дуглас“, в США было проведено моделирование боев между самолетами… Ф-15, вооруженными УРами… „Сайдуиндер“ и истребителями МиГ-29 с ракетами Р-73 (угол захвата цели — 60 град.) и нашлемными прицелами. Превосходство МиГ-29 оказалось подавляющим», — заявили они. Летчикам МиГов… удавалось в 30 раз чаще первыми захватывать цели. Как заявил один из старших офицеров Комитета начальников штабов США, «отсутствие на самолетах ВВС и ВМС системы нашлемного целеуказания и современных высокоманевренных ракет ближнего боя — абсолютно преступно»…

Они спешно принялись за программу разработки ракет «Боксфайс» и «Боа». Вторая — с цифровым автопилотом и управляемой реактивной струей из сопла — для сверхманевренности. Первая — тоже с системой управления направлением тяги, чтобы повысить возможные углы атаки до 50 градусов (у «Сайдуиндера» — только 10 градусов) Они стали копировать и израильскую УР «Питон-4» с кибер-шлемом, и опытный образец на Ф-16, наконец, показал угол захвата Цели около 60 градусов. В если бы Союз не распался, если бы не было Горбача и если бы они не смогли узнать столько о нашей технике? «Обеспокоенность США вызывает и вариант российской высокоскоростной ракеты средней дальности Р-27, оснащенный радиолокационной пассивной системой, самонаводящейся на излучение БРЛС неприятельских истребителей, а также работы по дальнейшей модернизации ракет Р-73», — пишет Ильин.

Но у нас, оказывается, уже были воздушные супер-ракеты РВВ-АЕ, сверхманевренные, бьющие на 70 верст, не поддающиеся обману, способные поражать даже самолеты, построенные по малозаметной для радаров технологии. Да и сами они слабо засекаются локаторами. РВВ-АЕ — это оружие, действующее по принципу «выстрелил и забыл». «Отсталая страна» породила, например, Р-33 с полуактивной головкой радарного наведения, поражающую на расстоянии в 110 километров. Это практически столько же, сколько и у самой дальнобойной авиаракеты США «Феникс». Но ее они могли ставить лишь на один-единственный самолет — палубный Ф-14. В начале 90-х в Империи появились модернизированные Р-27 — марок ЭР и ЭТ, которые предназначались для корабельного и сухопутного вариантов Су-27.

А в довершение скажем: в начале 1990-х на вооружение русских «воздушных кшатриев» были готовы поступить новые сверхдальние ракеты «воздух-воздух». Их данные до сих пор секретны. Лишь зимой 1996-го Главком ВВС заявил: они могут поражать врага на расстоянии в четыреста верст. То есть — в три-четыре раза дальше, нежели ракеты западных истребителей!

Что это значит? Поясним на доходчивом примере времен Крымской войны 1853-1856 годов. Тогда наши воевали с гладкоствольными ружьями, которые били втрое ближе англо-французских винтовок. И агрессоры под Севастополем просто выкашивали огнем атакующую русскую пехоту, сами оставаясь в безопасной дали.

В войне конца XX века это выглядит так. Американские истребители широким фронтом атакуют русские позиции. Позади них идет «Сентри», огромный «Боинг» дальней локации, сканирующий небо на сотни миль вперед — самолет наведения. Он видит, что навстречу мчится волна имперских истребителей с таким же самолетом-наводчиком А-50. Но что это? Русские выпускают свои ракеты еще задолго до того, как сами войдут в зону огня американцев! Операторы «Сентри» в бессильной ярости плачут и срывают наушники. Эфир полон криков отчаяния — один за другим размалеванные Ф-16 и Ф-18 вспухают облаками из огня, дыма, кусков металла и человеческих тел. А имперские пилоты, торжествуя, все мечут и мечут во врага сгустки воющего пламени…

Мы обладали чудовищной силой, а передовые имперские эскадрильи были способны выбить западные системы ПВО, ослепив их радарные станции. В подмосковном Калининграде, на заводе «Звезда» выпускали ракеты Х-25, способные идти на излучение чужих локаторов. Детища конструктора Ивана Картукова, они мчатся к жертве у самой земли, на завершающем участке делая «горку» и обрушиваясь на цель в молниеносном пике. Даже в ней отразилось своеобразие нашей цивилизации. Если американские противорадарные «Шрайки» и «Мейверики» шли на цели индивидуально, словно их киногерои-одиночки вроде Рэмбо, то наши Х-25 — ракеты с общинным, артельным характером. Головка самонаведения нашей ракеты, улавливая излучение радаров на любой высоте полета несущего ее истребителя, при любом его курсе и скорости, при этом принимает информацию от других ракет Х-25. Они постоянно обмениваются друг с другом данными о мишенях и о положении друг друга, налетая на врага неким многоголовым эфемерным драконом. Можно отрубить ему почти все головы — но оставшаяся вопьется во врага своими смертоносными зубами. При этом поток данных постоянно льется в кабины атакующих русских истребителей, высвечиваясь на табло приборных досок. В 1976 году эти Х-25МП поступили в арсеналы Империи. Потом для поражения кораблей создали Х-25МР с радиокомандным наведением. И, наконец, машину Х-25М с тремя модификациями системы наводки — телевизионной, инфракрасной и работающей по принципу «выпалил и забыл».

На калининградской «Звезде» создали сверхзвуковую X-31, которая шла на радарные импульсы цели. Ее назначение — убивать американские зенитно-ракетные комплексы «Хок» и знаменитый, разрекламированный после войны с Ираком 1991 года комплекс «Пэтриот». Тут делали и орудия для уничтожения «глаз» западных авиакрыльев — самолетов дальнего радарного дозора типа «Авакс» или «Сентри», летающих командных пунктов для истребителей НАТО.

В «Красном шторме» есть эпизод — два полка русских МиГов, потеряв тридцать собратьев, все-таки уничтожают пятерку «сентри». Истребители НАТО на важном участке фронта в Германии сразу «слепнут», им приходится рассчитывать только на свои бортовые радары. И мы захватываем господство в воздухе — ведь наши летающие локаторы остались невредимыми.

В будущей войне тот, кто первым уничтожит самолеты-наводчики, и одержит верх в борьбе за небеса. «Звезда» работала над ракетами-охотниками за радарами с дальностью боя до 200 верст. Истребители с такими УРами могут атаковать и сбить тщательно охраняемый армадой перехватчиков «Сентри», оставаясь почти неуязвимыми для его крылатой стражи. Так, как стрелок с длинноствольной винтовкой снимает вождя племени, окруженного дюжиной лучников. Но Империю взорвали политики…

Таблица 2. МиГи в сравнении с западными истребителями (по материалам «Авиации и космонавтики», «Военного парада»)

Данные МиГ-29 МиГ-29СЭ
МиГ-33
Ф-16С Ф-18С ЕФ-2000 евро-истребитель
Тяга двиг., кг 2х8340 2х8800 1х13170 2х7300 2х9175
Взлет.масса (норм), кг 15300 16680 12100 16700 15000
Взлет.масса (макс), кг 20000 22000 19000 23500 21000
Запас топлива (внутр.баки), кг 3630 4600 3200 4900 4000
Запас топлива (подв.баки), кг 3040 3290 3100 3100 3600
Бомбы, кг 4000 4500 5500 4500 6500
Скорость, км/час 2450 2500 2170 1900 2300
Дальность полета, км 1500 2200 2000 2200 1800-2200
Дальность полета с подв.баками, км 2900 3200 3200 3200 3000-4000
Скороподъемность у земли, м/сек 330 320 265 256 300

Таблица 3. Кто маневреннее и сильнее в бою?

Данные МиГ-29С МиГ-29М МиГ-29К Ф-16С
серия 42
Ф-16С
серия 50
Год 1-го полета 1986 1986 1988 1989 1992
Макс.тяговооруженность 1,09 1,11 1,06 1,03 1,03
Удельн.нагрузка на крыло при норм. взлетн.массе, кг/м2 402,6 415,7 465,7 430 464
Максимальная дальность пуска ракет по цели типа «истребитель», км:
Средн.дальн. в переднюю полусферу 50 60 (80)* 60 (80)* 45 45
Средн.дальн. в заднюю полусферу 20 27 нет данн. 18 18
Малая дальн. в заднюю полусферу 20 20 нет данн. 18 18
Примечание:*- ракетой Р-27Э. В маневренном бою выигрывает тот, у кого больше тяговооруженность и меньшая нагрузка на крыло

2

Лучшие умы мира, начиная с Платона, всегда рисовали одну и ту же картину идеального государства, воплощения Божественной идеи. Это — триада. Высшие — философы и священники, носители Духа. Под ними — воины, кшатрии в ведической, древнеарийской традиции. А их подданные — все остальные.

Именно такое устройство жизни могло сделать нашу Империю тысячелетней. И если нам суждено возродиться, то наше общество будет только такой триадой. А ведь у нас и тогда, в 80-х, были свои кшатрии, люди безумной отваги — военные летчики.

Когда Америка бросила нам вызов, русские крылатые воины получили лучшее в мире оружие. На основе уже хорошо известного нам Су-27 имперские конструкторы с 1985 года принялись создавать новейшие двухместные перехватчики Су-30 и многоцелевые истребители Су-ЗОМК. Первый — уникальная машина, уже подготовленная к серийному выпуску на Иркутском авиазаводе. Его предназначением станет уничтожение носителей крылатых ракет на дальних рубежах и охота на сами эти ракеты, прижимающиеся в полете к самой земле.

«Тридцатый» способен покрыть без дозаправки 3600 верст, и может подпитываться горючим прямо в полете — с танкеров Ил-78. Оператор — второй пилот истребителя может командовать действиями четырех Су-27. Увы, первый Су-30 взлетел лишь после гибели Союза — 14 апреля 1992 года…

Су-ЗОМК тоже стал великолепным самолетом четвертого поколения, сгустком высоких технологий. Его снабдили универсальным радаром, обнаруживающим сразу несколько целей в воздухе, на земле и на море. Многофункциональными цветными дисплеями на жидких кристаллах, оптико-электронным прицельным и навигационным комплексом, с компьютером новой модели, с инерциальной системой ориентации на лазерных гироскопах, совмещенной со спутниковой навигацией. А разящим мечом для «тридцатки» сделали высокоточную ракету «воздух-поверхность» с дальнобойностью в 250 километров. Так, чтобы машина вела не только воздушные бои, но и атаковала важные цели на лице земли, уничтожала корабли («Вестник воздушного флота», №1-2, 1996 г.).

А еще один наш старый знакомый — Су-27? К концу существования СССР его довели до крайней степени боевого совершенства. Управляя огнем движением своей головы, пилот здесь как бы соединен с радаром и изумительной оптиколокационной станцией 36Ш, созданной на фирме «Геофизика». Работая одновременно в инфракрасных лучах и лазерном диапазоне, она до сих пор не имеет аналогов на Западе («Военный парад», май-июнь 1994 г.).

Превращенный в киборга, летчик «27-го» мог поражать врага ракетами Р-27 последних модификаций, коих системы самонаведения дополнены радиоуправлением с борта истребителя. Иными словами, русский воин в его кабине направлял их полет взглядом. Американские ракеты истребителей «Спэрроу» просто не имеют ничего подобного. Наши бьют точнее!

Движением головы человека управляется и стрельба из пушки ГШ-30Л, дающей 1500 выстрелов в минуту. Прицел у нее тройной — лазерный, тепловой и радарный, а бортовая ЭВМ молниеносно вносит поправки на скорость цели. Поэтому любая цель поражается тремя-шестью снарядами. Их запас на Су-27 — сто пятьдесят штук. Стало быть, на двадцать пять жертв минимум.

Был отшлифован и фронтовой истребитель МиГ-29. Его оптико-электронный прицел ОЭПРНК-29 оказался лучше американского, обеспечивая победы в учебных боях с истребителями Запада. А бортовая аппаратура командной радиолинии обеспечивает связь с наземными центрами боевой кибернетики «Сенеж». С теми, кто обеспечивает единство действий самолетов и наземных ракет. МиГ-29 совмещен с непревзойденным комплексом С-300, уничтожающим крылатые и баллистические ракеты, самолеты и гиперзвуковые летательные аппараты.

Любопытная деталь: когда Горбачев подарил западным немцам Восточную Германию, те распродали почти все оружие советского производства армии. А МиГ-29 — оставили себе. Ибо они оказались лучше американских машин четвертого поколения, без труда побеждая их. Говорят, что немецкие пилоты ухитряются засекать Ф-16 советскими бортовыми радарами аж за 150 километров («Вестник воздушного флота», №1-2, 1996 г.). И поставки этой машины нашим ВВС прекратили в 1991 году — Горбачев решил экономить!

На последних МиГ-29СЭ устанавливали уже прицельные комплексы с процессорами гораздо большей производительности, которых нет у машин, доставшихся немцам. Характеристики их локаторов ничем не уступают ни новейшим американским системам на Ф-16С и Ф/А-18С, ни РЛС европейских «Миражей-2000» и «Еврофайтеров». Зато по маневренности «29-е» превосходят всех. Если за секунду русский истребитель разворачивается на 23,5 градуса, то Ф-16С — только на 21,5, а «Еврофайтер» — на 22 градуса. То бишь, в маневренном бою МиГ зайдет им в хвост.

В 1991-м, когда Горбачев уже сдавал позиции Ельцину и другим разрушителям Империи, был готов многоцелевой МиГ-29, охотник не только за самолетами, но и за наземными целями. Умеющий уничтожать танки, командные пункты и радарные станции, взрывать корабли ударами ракет Х-29 (о них мы еще расскажем!). На этой машине есть бортрадар с так называемой синтезированной апертурой. Его принцип сложен для объяснения. Помните, мы говорили о том, как этот локатор может картографировать местность, «замораживать» изображение и увеличивать его?

Уже в октябре 1996-го в Лондоне прошла конференция, посвященная перспективам истребительной авиации. Выступавший на ней подполковник ВВС Германии Йохан Коек поведал о Миг-29, доставшихся в наследство от социалистической ГДР. Да, оставляют желать лучшего бортовая электроника и дальность полета. Но маневренность в бою превосходит все истребители четвертого поколения во всем мире. Он много раз повторял, что старая версия МиГ-29, на которой ныне летают германские летчики, и те же русские машины последних модификаций — это совершенно разные самолеты. Кстати, две устаревших «двадцать девятки» опробовались на учениях НАТО над Сардинией в 1994-м и в ходе маневров ТАМ-95. И снова западные эксперты сделали вывод: они непревзойденны в ближнем бою («Красная звезда», 11.11.96 г.).

3

В январе 1991 года началась война Запада с Ираком. На 513 боевых самолетов арабов обрушилась армада из трех с половиной тысяч машин. Только США бросили в бой 164 Ф-15, 251 Ф-16, 166 Ф/А-18 и 115 Ф-14. Они завоевали полное господство в воздухе в ходе той войны, прозванной «Бурей в пустыне».

Кто им противостоял? Самолеты-ветераны 1960-х, машины второго-третьего поколений: Миг-21 и Су-7, МиГ-23 и «Миражи» Ф-1. У Ирака было всего тридцать МиГ-29 первых выпусков.

Запад ревел от восторга и хвастливо бил в барабаны. В Кембридже собрался симпозиум, где один из светил американской экспортно-аналитической «РЭНД корпорейшн» Бенджамен Ламберт вещал: основной причиной победы стало несовершенство самолетов русской постройки у Ирака и великолепные ВВС — у Запада.

Но на самом деле американцы прекрасно сознавали, что все это — ложь в рекламных целях. Что воздушная война США с Ираком — это все равно что столкновение бронированных «Мессеров» 1941 года с фанерными аэропланами образца этак 1917-го. Зимой 1995-го журналист Михаил Погорелый опубликовал в «Вестнике воздушного флота» статью «Исход „Бури в пустыне“ мог быть и другим». С точными расчетами.

Итак, в самый разгар войны иракские ВВС делали от силы тридцать самолето-вылетов ежедневно. Западная коалиция — 2500-3000 самолето-вылетов. Всего в воздушных боях США и их сателлиты потеряли 17 машин. У арабов же за всю «Бурю в пустыне» было сбито 33 машины. Из коих только пять — МиГ-29. Зато «29-е» уничтожили в небе два Ф-15Е, пять Ф-16С и один Ф/А-18.

Добавим к этому то, что иракцам пришлось воевать при разбитых атаками крылатых ракет радарных станциях и утраченной связи, при парализованной системе подготовки полетов и снабжения. Тогда как у США исправно работало все, и прежде всего — космическая, воздушная и наземная разведка, связь, станции радиоэлектронных помех.

Плохо подготовленные пилоты Ирака воевали одни против пяти врагов. Оказалось, что ради уничтожения тридцати трех в основном старых русских машин они истратили 96 новейших самонаводящихся ракет «Спэрроу» и «Сайдуиндер». Это при том, что большинство сбитых ими самолетов не имело на борту станций радиоэлектроной защиты!

Вот и выходит, что триумф-то — дутый. Липовый. Что окажись на месте пятисот иракских самолетов столько же новых имперских МиГов и Су, гореть бы сотням их «Ф» на земле. Ибо здесь арифметика проста: пять «29-х», погибнув, сумели завалить 8 американских истребителей четвертого поколения!

Они очень любят показывать свои боевые самолеты как большие электронные игрушки, где глаза и мозг авиатора дополнены массой цветных дисплеев. Но они не заикались о том, что такие же жидкокристаллические экраны есть и на русских машинах, и что делают эти дисплеи в НПО «Платан», в подмосковном Фрязине. Мы ни в чем не уступали врагам.

4

В августе 1996-го москвичи во время Тушинского авиапарада увидели чудо-самолет. Узкий стремительный корпус, продолжающийся и за хвостом — в виде заостренной «сигары». Мчась в небе, он вдруг резко задирал нос, гася скорость, зависал и кувыркался вокруг собственного хвоста, летел задом наперед. Резко, без «заноса», поворачивал на девяносто градусов вбок. Летел днищем вперед, как рассерженная кобра.

То был русский полноценный истребитель пятого поколения, самолет с изменяемым вектором реактивной тяги Су-37. Неустойчивый интегральный триплан. Сверхоружие, созданное под руководством конструктора Михаила Симонова. Уникальные двигатели для этого чуда сделаны в КБ «Люлька-Сатурн». Если вы всмотритесь в кадры хроники, то увидите: их сопла с подвижными «юбочками» из металлических лепестков могут отклоняться в разные стороны, и машина повинуется этим манипуляциям реактивными струями.

Гонка за лидерством в создании этой техники началась в 1977-м, еще при Брежневе. Овладение изменяемым вектором обещало победу в воздушной войне. Ведь каково драться на обычном истребителе против такого акробата? Представьте себе, будто бы бежите по льду навстречу своему противнику, ноги которого почему-то не скользят, а так же прочно сцепляются со льдом, как и с твердой землей. Вы заносите кулак для удара — но ваш соперник вдруг останавливается, словно вкопанный. Вы отчаянно тормозите, но скользите мимо него. А он, лихо повернувшись на пятках, въезжает вам кулаком по затылку.

Примерно таков бой обычного самолета с Су-37. Американцы едва-едва сумели довести «до ума» к 1995 году опытную модель «векторного» самолета «Рокуэлл-ДАСА» Х-31, показав его на салоне в Ле-Бурже. На котором просто не предусмотрено ни пушек, ни ракет. Мы же через год показали полноценный боевой истребитель.

Первый, опытный экземпляр полетел в мае 1985 года. А в 1988-м первые Су-37 были заложены на стапелях в Новосибирске. Его делали с новейшей компьютерной системой электродистанционного управления. Для того, чтобы перегрузки не застилали глаза летчика черной пеленой, его облачили в специальный костюм и поставили в кабину кресло «космического» образца. Оснастили Су автоматическим прицелом и автопилотом, способным вести самолет на бреющем, с огибанием складок местности, полете. Установили в кабине чудо-дисплеи.

Оружием сверхсамолета сделали сверхдальние ракеты «воздух-воздух» и уже знакомые нам РВВ-АЕ, бьющие чужие машины на дальности в 70 верст.

Для ударов по земле и морю оснастили его тактической ракетой дальнобойностью в 150 километров и УР Х-29. Для уничтожения локаторов вражьей ПВО снабдили ракетой X-31П, а для потопления кораблей — крылатой Х-31А. А заодно предусмотрели узлы для подвески бомб с лазерной наводкой и баков с напалмом.

Родился совершенно новый пилотаж. Оказалось, что самолет, зависнув в небе, исчезает с экранов импульсно-допплеровских радаров, «секущих» только летящую цель. А разворот «на пятачке» позволяет пилоту быстро поймать в прицел нашлемной системы своего противника, выпустить по нему ракеты и резким снижением уйти от ответного удара. Без риска сорваться в гибельный, неуправляемый штопор при резком замедлении полета. Создав «37-й», русские своим инженерным гением сумели свести на нет превосходство Запада в «тонкой» электронике. Даже самые «умные» ракеты американцев проскочат мимо самолета, внезапно зависшего в небе или перекувыркнувшегося через хвост. Все это стало возможным благодаря ученикам великого русского двигателестроителя Архипа Люльки. В моторах АЛ-31 им удалось сделать то, что пока и не снилось американцам — предотвратить прорыв газов, раскаленных почти до двух тысяч градусов. Для этого в КБ «Люлька-Сатурн» применили все лучшее — титановое литье, сварку в аргоновых камерах.

Но и электроники тут — будь здоров! «37-й» бьет ракетами из любого положения, даже если летит дном или хвостом вперед. Его бортовой радар работает в любом положении! Обладая фазированной решеткой, локатор пробивает самые сильные помехи.

Су-37 полетел в нищей ельцинской Россиянии, в обрубке Империи, где военный бюджет по сравнению с СССР съежился в 10-15 раз. И живи ныне Империя — в небе уже носились бы сотни «тридцать седьмых», заставляя Запад дрожать от страха.

Скрещение технологии изменяемого вектора тяги со сверхдальними русскими ракетами делают машину поистине царем неба. Ему стоять на вооружении до 2020 года, и здесь мы на целый корпус обошли американцев. Ведь современные самолеты настолько сложны, что их разработка и доводка ныне занимают полтора-два десятка лет. Против четырех-пяти во времена Второй мировой.

Подчас нам кажется, что во второй половине 1980-х годов повторялся фантастический прорыв, подобный тому, что случился полувеком ранее. Когда на смену деревянным, неуклюжим бипланам — «кукурузникам» пришли металлические истребители, с пушками и зализанными обводами гоночных машин. Именно благодаря этому мы и сумели сломать хребет гитлеровским «люфтваффе». Но теперь авиацию уничтожили иным оружием — сворой «русских реформаторов», чубайсами, лившицами, уринсонами.

5

Если мы и проигрывали тогда схватку за небеса, так только в американских боевиках, где в роли МиГов выступали «Фантомы», а в роли русских — почему-то черно-курчавые израильтяне с крючковатыми шнобелями.

На деле все было наоборот. В последние годы русские летчики немало ездили по миру, познакомившись с нашими противниками. На страницах «Вестника воздушного флота» (№5-6, 1995 г.) начальник Липецкого центра боевого применения авиации Александр Харчевский (тот, который в 1992-м летал на Су-27 в США вместе с майором Карабасовым), вспоминает: «Последние (американцы — В.К.) вели много разговоров о ближних маневренных боях, однако к возможности их реального применения отнеслись, я бы сказал, с некоторой робостью». Гораздо более серьезными противниками асов Харчевского оказались буры — белые южноафриканцы. Отличные пилотяги, они схватывались с нами в воздушных учебных боях на сущем старье, на модернизированных «Миражах», но одолеть их было нелегко.

Боже, каким же фантастическим миром были наши ВВС! С 1920 года в стране жил и работал НИИ ВВС, который позже назовут именем Валерия Чкалова. Именно там этот светловолосый славянский ас облетал тридцать типов боевых машин. Отсюда вышли десять Героев Союза, пять космонавтов. Здесь готовились и экипажи так и не полетевшего в пилотируемом варианте корабля-самолета «Буран».

С 1960 года НИИ ВВС базируется во Владимировке-Ахтубинске под Астраханью, в бескрайних приволжских степях. Четыре испытательных центра: в Ахтубинске, Вольске, Чкаловске и высокогорный — в Нальчике. Уникальное оборудование, радиополигон, барокамеры и стенды для испытаний моторов, комплекс высотно-климатических и механических испытаний. Все это ныне прозябает без средств, в полной нищете, изношенным на 67 процентов.

Боевое применение самолетов и их оружия отрабатывали на трассово-измерительном комплексе с пятью полигонами и тремя испытательными станциями. Стартуя из Грошева, в 22 верстах от Ахтубинска, машины шли на казахстанские площадки в Тургае, Союндуке, Теректе и под Гурьевым. Сегодня мы их лишились. А асов-испытателей, при Сталине бывших просто суперэлитой и национальными героями, режим новой Россиянии уравнял в заработках с обычными пилотами.

Нет, нас не победили в бою. Нам просто всадили нож в спину.

6

Нынешнее время кажется нам сумеречным. Мы испытываем поистине агрессию суеверий. Уничтожая клиники, мы обращаемся к псевдо-шаманам, которые не имеют и грани знаний древних целителей. Астрономов сменяют невесть откуда взявшиеся в огромном числе «астрологи», не имеющие за душой и крупицы древних, мистических откровений. А вместо огнекрылых истребителей в Москве заняты громождением церквей, которые своим стеклом и фальшивой позолотой более похожи на крикливо-витринные супермаркеты.

Мы говорим, самоубийственно жертвовать одним ради другого. Горе тому, кто разрушил храм и строит электростанцию. Но не менее преступен тот, кто строит храмы и мечети за счет разрушения кузниц военно-промышленной и технологической мощи. Более того — такие люди преступны ВДВОЙНЕ!

Давайте не забывать о печальной судьбе Российской Империи, столкнувшейся с механическим чудовищем Запада в 1914 году. Да, у нас тогда было много веры, храмов и икон, но не хватало пулеметов и снарядов для орудий. И если Россия тогда выпустила на своих заводах 2052 аэроплана, то Германия — более тридцати тысяч. А в 1941-1945 годах мы построили самолетов больше, нежели вся Европа.

Давайте учтем опыт Гитлера, который уповал на мистические силы и отправлял экспедиции в Тибет да в древние монастыри, но не забывал о реактивной технике. И извлечем уроки из судьбы Тибета, средоточия монастырей — хранителей древних знаний, у которых немцы пытались научиться владычеству над стихиями — эта цивилизация в 1949-м пала жертвой армий, состоявших из китайских крестьян, которые больше надеялись на автоматы и пушки.

Мы, русские, должны быть мудры, соединяя великолепие православно-византийского пения с ревом двигателей «Люльки-Сатурна». Пусть лик Христа Вседержителя смотрит на нас с приборной доски супервертолета, а Георгий Победоносец осеняет борт сверхзвукового бомбардировщика. Его, а не новорусский мерседес или грязную вещевую барахолку. Страна только церквей, блядей и суетливых рынков нам не нужна. Но именно такой страной нас делают ныне.

Пусть летчик, садясь за рычаги Су-37, помнит, что он — наследник целой цепи воинов Империи, и ощущает за собой тени Святослава, Дмитрия Донского и Александра Суворова. Ибо техника без духа тоже мертва. Но мы готовы разорвать на части тех, кто сегодня громоздит храмы, отказывая в деньгах авиаконструкторам!

Ибо разве творение сильного русского оружия — не служение Православию? У веры много ликов. Есть «православие» московского интеллигента, совмещаемое им с любовью к варварам, берущими в заложники русские рожениц, и с голосованием за Явлинского. Есть «православие» столичного мэра Лужкова, пекущего бездарные бетонно-бронзовые новоделы, пока настоящий собор Василия Блаженного, символ Третьего Рима и победы над Казанью, идет трещинами! Пока сердце земли русской становится охотничьей территорией исторгнутого Кавказом отребья. Но есть и Православие воина, который истово молится перед тем, как повести в огонь боевую машину. Есть православное подвижничество того, кто не отходит от чертежной доски в нетопленной комнате, почти год не видя зарплаты. И это Православие Меча и Молота всегда спасало Империю.

А потому, разве не Богу служили создатели русских крылатых машин, пусть даже и не ведая об этом? Разве не Православие защищали те, кто создавал русские зенитные ракеты, ведь они замыкали наши небеса от реактивных стай нового Сатаны. От того, кто хочет править миром безраздельно, превратив его в огромный безликий рынок, где правят лишь деньги и голый расчет. От дьявола, делающего из когда-то божественно разнообразных народов безмозглую серую расу с одинаково убогой одеждой, вкусами, стандартизованными мыслями и желаниями. Поедателей эрзацев. Ведь этот Сатана понимает лишь силу и готов насаждать свою власть ударами крылатых ракет. Он ненавидит Православие. Вот почему создатель Су-37 для нас не менее ценен, нежели Андрей Рублев. Его «Троица» и машины Сухого — плоды одной и той же русской цивилизации.

Суровая реальность опускает нас из сверкающих имперских высей в мрачный хтон, в земную грязь. Казалось, каких-то десять лет назад мы были Потрясателями Небес, без пяти минут владыками Пятого Океана. А теперь? В Таджикистане русским жгут лица паяльной лампой. Нас закапывают в землю живьем. В Чечне держат русских рабов и скопом насилуют наших женщин. Да что уж — теперь и в самой Москве скоро при встрече с Его Величеством Кавказским Торговцем мы должны будем снимать шапку, угодливо прижимаясь к обочине. Нашей армии больше нет — есть лишь голодные и необученные скопища людей в холодных казармах. У нас нет даже страны, а есть лишь скопище регионов, давно живущих розно.

И все же мы верим — Завтра принадлежит нам! Уйдут проклятые поколения, не нюхавшие пороха, выросшие в теплой тине лжи, погони за вещами. Проклятые потому, что променяли величие страны на убогую западную мишуру, как какие-нибудь индейцы променяли могилы предков на бусы и зеркальца. На их место должны придти другие — православные с мечом.

Мы живем в смутное время. Ныне нет уже имперской воздушной мощи. Воцарился странный порядок, в котором люди дела, люди волевого порыва и отваги оказались забытыми, а на пьедестал возвели творцов миражей, которые только изображают что-то, делают вид. Владыками и кумирами стали воротилы телевидения.

Было 3 октября 1993-го. И хоть минуло уж три года с той кровавой даты, мы по сей день помним наших ушедших товарищей, и загораемся священной ненавистью. Ведь мы и сейчас порой кричим по ночам, когда в сон врываются красные искры трассеров на фоне Останкинской башни, стоны раненых и этот страшный железистый запах свежей крови. Сегодня «они» отмечают день рождения телевизионного воротилы из бухарских евреев, Сагалаева. И осенний ветер на Ильинке треплет огромный транспарант: «С днем рождения, господин Сагалаев!» Так, будто юбиляр — по меньшей мер национальный герой…

Это — их кумир. У нас иные герои. Сегодня, когда Империя лежит в руинах, талибы взяли Кабул. Они запретили телевидение и видеомагнитофоны. Средневековье? Может быть. Но через несколько лет грубый и сильный народ, который они приведут в это новое средневековье, двинется на Север, горя наступательным порывом. Неприхотливые и воинственные, они будут драться хорошо, ибо пороки современного мира не затуманят им мозги. Права сексуальных меньшинств, право на ненасилие, гуманизм, прелести жизни среди изобилия вещей? Сие им будет неведомо.

Их ждут впереди многие дела. Рабы, коих нужно гнать на опиумные плантации. Белые женщины для постелей. Живое человечье мясо, из которого можно вырезать для богатого Запада столь нужные его медицине органы — почки, глаза, сердца, железы. Построенные неверными урусами заводы — настоящие залежи дорогих металлов.

Кто им будет противостоять? Хилые дети каких-нибудь чебоксарских или барнаульских рабочих трущоб. Или дряблое поколение, выросшее у телевизора, в рое фантомов из ночных клубов и транссексуалов, женских тампонов и правозащитников Ковалевых?

Нам тогда очень понадобятся воздушные силы. Но будут ли они в стране. Мы будем нуждаться в православных воинах. Но вырастут ли они у телевизоров?

7

Но тогда, в середине 80-х, многое было иначе. Вожаки крылатых ратей Оси Мира, Московской империи проектировали будущие схватки, примеряя корону владык небес. Вослед аппаратам с подвластным воле пилота вектором тяги рождались чертежи новых боевых машин. Штурмовиков да истребителей, сделанных по технологии невидимости для радаров. Новых сверхзвуковых бомбардировщиков. Беспилотных самолетов — роботов, управляемых через спутниковую связь. Увы, рассказать обо всем этом мы сможем, дай Бог, лишь в следующей книге.

Несколько лет назад теоретики приступили к изучению опыта последних воздушных боев. Выяснилось, что Запад с его ставкой на напичканные сверхэлектроникой многоцелевые машины, истребители и бомбардировщики одновременно, крупно просчитался. В войнах 1982-го и 1991-го годов зенитные ракеты вынуждали их жаться к земле, попадая под жалящий огонь скорострельных пушек. Они плохо поддерживали свои наземные силы и несли большие потери, хороня под своими обломками десятки миллионов долларов.

Сгустки дорогой и капризной техники, они, как пишет видный теоретик русского воздушного боя В.Бабич, не обладали столь нужными в спартанских условиях войны простотой и надежностью, живучестью при поражении снарядами, повышенной готовностью и сменностью боекомплекта. К тому же, над полями битв появились вертолеты нового поколения, способные вжиматься в складки местности и сбивать реактивные машины залпами бортовых ракет. И выходило, что грозные летающие драконы проигрывают схватки дешевым винтокрылам. Что нужны иные машины: учебный самолет в мирное время, который можно быстро переоборудовать в легкий штурмовик, корректировщик и в охотник за вертолетами.

Увы, чеченский фюрер Дудаев был глубоко прав, захватив у распадающегося СССР шестьсот легких полубоевых реактивных самолетов «Л» чешского производства. Они могли нести на себе ракеты. И наносить удары по атомным станциям и химическим производствам, как значилось в плане Дудаева «Лассо» в 1994-м. В условиях, когда «реформы» приковали русские ВВС к земле.

Мы успели уничтожить бандитские самолеты в декабре 1994-го на их взлетных площадках. Но что будет завтра, когда Чечню снова отдадут богатым бандитам, а наша авиация окончательно сгниет от старости и необновления?

В Империи было все, чтобы разработать и выпустить надежный, простой «самолет поля боя». Огромные центры, где могли готовить пилотов по новым программам, обучая маневренным схваткам и меткой пушечной стрельбе. Чтобы растить с малолетства, словно витязей давних времен, воздушных воинов — кшатриев, военную аристократию. Асов, сверхлюдей, истинных господ. Да у нас уже был такой самолет — Су-39.

Запад же оставался у разбитого корыта. Его универсальные самолеты оказывались плохими истребителями и скверными бомбардировщиками. В противостоянии с Союзом перед ним открывалась старая истина: хороший истребитель должен делаться как истребитель. А бомбардировщик — как бомбардировщик. Мы не шли здесь вослед за США. И наши МиГ-29 да Су-27 были «чистыми» воздушными бойцами.

И если бы не предательство верхов СССР, Америке пришлось бы тратить сотни миллиардов долларов на воздушное перевооружение. Они, а не мы, готовы были задохнуться в гонке вооружений!

Увы, так не вышло. И потому к 2000 году русские и вовсе останутся без ВВС. В апреле 1996-го «Вестник воздушного флота» привел расчеты командующего авиацией сухопутных войск генерал-полковника В.Павлова. При теперешних темпах финансирования, к тому времени просто выйдут из строя все вертолеты. По другим данным, выпуск авиатехники в РФ упал до одной пятой от далеко не лучшего 1991 года, а средняя зарплата в этой сложнейшей отрасли составила в 1995 году 360 тысяч рублей — одну четвертую заработка даже самого захудалого торговца в коммерческой палатке.

В июне 1995 года в Государственной Думе прошли слушания о будущем нашей авиации. Будущего нет. Из училищ выходят пилоты с налетом менее ста часов, чего не было даже в годы лихорадочной подготовки времен Великой Отечественной. Топливо стало дороже, чем в США, и его дают лишь 16 процентов от потребности. Нет средств на выпуск машин четвертого поколения, а основной парк ВВС износится к 2003-2004 годам.

Воистину, США полностью окупили затраты на поддержание «российской демократии». Ибо она сделала то, чего не удалось сделать «Юнкерсам» и «Хейнкелям» полвека назад. Мы сами себя лишили Меча небесного.

8

Когда мерзость этого мира становится невыносимой, мы даем волю фантазии и грезим небесными воинами той, не раскрывшейся до конца Империи. Сильные, белокурые, с твердо изваянными лицами, они облечены в пулестойкие латы, и головы их увенчаны массивными кибер-шлемами. Взор их — словно ледяные горные озера, и они привычны к тому, что могут лишь одним взглядом направлять удары рукотворных молний. И мы любим вас, крылатые полубоги, витязи высоких скоростей, кшатрии пикирующих атак!

Вас следовало растить сызмала, подобно витязям Древней Руси, и полигоны ваших боевых машин должны были соседствовать с древними стенами русских обителей, с золотыми куполами поднимающихся над лесом храмов. Ваш дух укрепляли бы боевыми искусствами и молитвами, и будущие пилоты МиГов и «Милей», познавая тайны скоротечного боя, впитывали бы тысячелетние традиции, историю Руси. Вы должны были перемежать занятия аэродинамикой и тактикой небесных битв с чтением Иоанна Златоуста и Константина Леонтьева, восхищаясь и стремительным порывом бронированных вертолетов, и белоснежным чудом Храма Покрова-на-Нерли. Труды по высшему пилотажу да перемежались бы путешествиями в давние века, а трактаты по физике — с чтением воинских древнерусских повестей и страницами «Хага-Куре», старинных заповедей самураев.

Где сказано: «Жизнь легче пуха, а долг тяжел, как гора».

Вы должны были войти в жизнь страны, как гордые и сильные носители победоносного Меча. Ведь мы сумели выковать его, и весь мир боялся русского оружия.

Я бы давал вам имена наших славных предков, чтобы ими вы отличались от серой толпы обывателей, с их убогими мечтами о дешевой водке. Ходили бы по нашей земле Ратибор и Милонег, Боривой и Ратмир, Святовит и Радимир. Прекрасные и сильные, как полубоги, и дети мечтали бы стать такими, как вы, с презрением глядя на «умеющих жить» взрослых.

Вы понесли бы в жизнь идеал Святослава, князя-воина, ариославянского правителя, любившего оружие, походы и битвы. Спавшего на земле и евшего зажаренное в углях мясо. И вашим мечом служили бы сверхзвуковые стрелы истребителей.

9

Что ждет нас дальше, когда русская воздушная мощь окончательно погибнет и развалится от времени? Когда иссякнут старые советские запасы техники и научных разработок? Мы увидим Америку — обладательницу новой воздушной мощи.

В 2007 году их ВВС должны обрести истребитель JSF, малозаметный для радаров и с дальность полета в 1500 верст. Способный быть и вертикально взлетающим.

Они развернут системы для уничтожения баллистических ракет на земле и на старте, используя для этого беспилотные самолеты-роботы с гиперзвуковыми ракетами-перехватчиками. А к ним — новые боеприпасы, которые способны превращать энергию взрыва своих зарядов в сильнейший электромагнитный импульс, сжигающий все электрические схемы и приборы в радиусе поражения, парализующий технику противника.

Будут созданы беспилотные бомбардировщики со скоростью 12-15 махов-«звуков» и высотой полета в 35-40 верст, практически невидимые для радаров. Так, чтобы за считанные часы нанести удар в любой точке Земли. Разрабатывается самолет-робот UCAV, несущий на борту беспилотные машины меньших размеров. К 2020 году планируется иметь на вооружении крылатый робот LSF, управляемый с самолета-оператора далеко позади, из безопасной дали и несущий ракеты «воздух-воздух». Такому роботу не нужен бортрадар — ведь он и еще три его собрата поучают самолеты-автоматы и почти ничем себя не обнаруживают.

Своим развалом и капитуляцией мы сэкономили Штатам огромные деньги, которые должны были идти на новые танки и корабли. И к 2020 году они получат средства дня управления миром с воздуха. Роботы станут виться над огромной, редконаселенной и нищей территорией бывшего СССР, почти начисто лишенной каких-либо сложных видов Вооруженных сил. Так, чтобы в случае чего молниеносно уничтожить редкие пусковые установки уцелевших ракет, перебить коммуникации, обезглавить руководство. И мы сможем в бессильной ярости только грозить кулаком в равнодушные небеса.

А ведь как мы шли в конце 80-х! МАПО «МиГ» работало над истребителем пятого поколения, многофункциональным фронтовым МФИ. Сверхманевренный, рожденный для боя во всех ракурсах, с автоматическим управлением помехами — защитой от чужих ракет. С индикаторами тактической обстановки в кабине и с телекодовым обменом информацией с внешними системами интегрального управления боем. Он должен был быть построен по схеме «утка» — с носовым стабилизатором, с треугольным крылом двойной стреловидности. Если б не Горбач с Ельциным, он бы уже летал. Уже после развала Союза планировалось, что его начнут испытывать в 1996 году. Но у режима ельциноидов нет, панимаешь, денег. Да какой там истребитель, когда надо было удержаться у власти, кидая миллиарды долларов на пропаганду, эстрадным мартышкам и телевизионным дельцам, «детям юристов»!

КБ имени А.Микояна вело работы и над ЛФИ — легким фронтовым истребителем. И над МиГ-35 — с управляемым вектором тяги, с фазированной радарной решеткой, способной «пробивать» самые сильные помехи. Разработанная НПО «Фазотрон» и бортовая РЛС «35-го» обеспечивает контроль за 24 целями и стрельбу ракетами по восьми мишеням сразу. Дальность полета МиГ-35 — вдвое больше, чем у МиГ-29.

Сегодня должны были летать и русские радарные невидимки, и дальний перехватчик, и бомбардировщик типа «245». И легкий воздушный крейсер Су-34, на закупки которого в 1996-м ельциноиды дали средств аккурат на полтора самолета.

С чем мы останемся через десяток лет? С рыкающим басом нового президента и потешно-маскарадными полками, дефилирующими на праздниках лужковской Москвы? Ведь денег на празднества нонеча у нас не жалеют…

ГЛАВА 7. РУССКИЕ КАК ПОМЕХА ЗАПАДНОЙ АЭРОКРАТИИ. ТРУДНЫЙ ВЗЛЕТ «ХРОМАЮЩЕГО ГОБЛИНА». «АЭРОБОТ» — ПРОТИВ «ПРИЗРАЧНОГО ВСАДНИКА». МЫ СРЫВАЕМ С НИХ ПЕЛЕНУ НЕВИДИМОСТИ!

1

«Призрачный всадник» Ф-19 мчался над землей Восточной Германии ненастной ночью на высоте всего шестидесяти метров. Его целью был «Мейнстей» — русский самолет А-50 дальней радиолокационной разведки над Магдебургом. Он — глаза для русских истребителей, и уничтожив его, американцы ослепляли наши ВВС на этом важном участке фронта.

Перемахнув на бреющем полете через холм, «Гоустрайдер» понесся на высоте двадцати пяти метров. Датчики Ф-19 ловили все усиливающийся сигнал мощного радара «Мейнстея». Но американский самолет был невидимкой, сделанной из прозрачных для радиоволн композитов, и потому импульсы русского радара не отражались от него, а проходили почти свободно насквозь. Напряжение экипажа дошло до предела, но советские станции ПВО не ловили «всадника». Обреченный А-50 спокойно ходил по кругу в двадцати восьми километрах прямо по курсу.

В девяти километрах от цели русский самолет-радар все же засек их, начав торопливый маневр уклонения. Ф-19 резко взмыл вверх, включив форсаж. Над ними прогрохотал двигателями мощный МиГ-25, самый быстроходный русский перехватчик. Он искал Ф-19 по наводке «Мейнстея», но не заметил противника.

Пронзив низкую облачность, «американец» увидел летающую РЛС в восьми тысячах метрах впереди. Секунда — и цель поймана в прицел. Пищат головки самонаведения ракет «Сайдуиндер». Огненными змеями они срываются с крыльев «невидимки».

Один за другим все пять русских самолетов дальней локации над Эльбой были сбиты. Сотня бомбардировщиков Ф-111 и «Торнадо» под прикрытием множества истребителей НАТО хлынули в пробитую в нашей обороне брешь. Они уничтожают в небе сотни наших МиГов, словно ястребы — жирных, ослепших гусей. Мы ничего не видим — наши летающие командные пункты выбиты все до единого. Победоносным натиском западной авиации управляют американские самолеты дальнего радарного дозора — Е-ЗА «Сентри».

Но то еще цветочки. Ягодки последовали тогда, когда Ф-19 атакуют мост через Эльбу, чтобы разрушить его и сорвать переправу русских войск. Прикрывающие его советские зенитные установки снова не засекают «невидимку». Командир эскадрильи Ф-19 включает лазерную установку в клювоподобном носу самолета, подсвечивая пролет моста невидимым тепловым пятном. Теперь его удержит на цели специальная компьютерная система. Идущие сзади бомбардировщики сбросили управляемые лазером 900-килограммовые бомбы типа «Хобос».

Сбитые с толку ваши зенитчики, не видя ничего на экранах своих радаров, лихорадочно ломают головы: что это за шум они слышат над головами? Но стоило им переключить локатор в режим поиска, как в него ударила ракета «Шрайк», идущая на радиоизлучение локатора. «Хобосы» поразили мост, глубоко вонзаясь в бетон перед взрывом. Мост рухнул в реку вместе с русскими танками на нем. Теперь нам придется положить десятки тысяч жизней, чтобы форсировать Эльбу.

Отходя, Ф-19 накрывают русские понтонные парки, меча в них контейнеры кассетных бомб «Рокай» вместе с идущими следом Ф-111. Все это происходит на фоне интенсивных боев в воздухе по всему фронту. Пользуясь дезорганизацией авиации СССР после уничтожения «Мейнстеев», немецкие истребители-бомбардировщики «Торнадо» крушат наши аэродромы, поджигая на земле штурмовики Су. Чтобы обеспечить отход волны первого удара, в небо Восточной Германии вторгаются истребители Ф-15 второй волны, наводимые с целых-невредимых американских «Сентри». Выпуская тучи ракет с радиокомандными и инфракрасными головками наведения, они пачками разносят в куски МиГи.

Так прошла операция «Страна грез», длившаяся всего двадцать семь минут. Помимо стратегической переправы, русские теряют триста самолетов. Американцы же — всего двух «невидимок» и одиннадцать штурмовиков. Успех операции обеспечен исключительно ослепляющими налетами самолетов-невидимок…

Сей эпизод взят из боевика Тома Клэнси «Красный шторм» 1986 года, который стал обязательным чтивом для курсантов высших военных заведений США. Привели мы его затем, чтобы показать, сколько надежд они возлагали на рейгановскую программу самолетов-невидимок. Да они молились на них, делая огромные ставки. Невидимки-«стелс» выдвигались на роль краеугольного камня в западной аэрократии: власти над миром с воздуха.

Краеугольный камень — очень важный камень. Выбей его — и рухнет вся постройка. И мы успешно выбивали его в 80-х годах…

2

Запад во главе со своим флагманом, США, очень трепетно относился к боевой авиации. Таковы уж его коренные военные традиции. Если мы, великая Православно-Имперская, континентальная сила, дрались с врагами тяжелым мечом сухопутных армий и танковых клиньев, сходясь с ними лицом к лицу и вторгаясь в их земли, то Запад все делал иначе. На словах клянясь в ценности человеческой жизни, Запад предпочитал войну подлую, террористическую. Подойти к побережью на ощетинившихся пушками кораблях, сжечь города массированным обстрелом — это по-западному. Вступать в тяжелые бои. Зачем? Ведь можно наслать на противника тучи высотных бомбардировщиков, стирая с лица земли беззащитные города вместе с детьми, женщинами и стариками. Так, чтобы запугать, довести до безумия.

Этой стратегии Запад особенно придерживался с тех пор, как в его арсенале появились самолеты, способные нести тонны бомб на расстояния в сотни и даже тысячи километров. Пока русские бились на полях сражений с лучшими дивизиями вермахта, англо-американцы производили десятки тысяч «Либерейторов», «Летающих крепостей» и «Веллингтонов», занимаясь массированными бомбардировками немецких городов. Они стирали их с лица земли, но только немцы героически не снижали выпуска военной техники, достигнув рекорда в 1945 году. «Вершиной» этой стратегии стал чудовищный налет на Дрезден в марте 1945-го, когда город был превращен в объятые огненным штормом руины. Благодаря действию 805 британских и 311 американских бомбовозов сгорело заживо 36 тысяч горожан. В основном — стариков, детей и женщин. Ведь мужчины-то были на фронте. Что ж, гитлеровцы в своих лагерных крематориях сжигали все-таки уже мертвых…

Мы тогда не производили бомбовозов — убийц городов, не занимались массированными бомбежками. Мы строили самолеты фронтовые, истребители и штурмовики. Впрочем, немцы тоже. Даже угрожая сравнять Москву с землей в июле-августе 1941-го, они никогда не налетали на нее силами больше 120-200 средних бомберов.

После Второй мировой Запад опять сделал ставку на стратегические машины. Наступила эра реактивной авиации, далеко превосходящей самые мощные «летающие крепости» той войны. Но мы смешали им карты — у нас появились и зенитные ракеты, и мощные перехватчики. Но Запад не оставлял надежд на господство в небе планеты. Любитель красивых названий, он придумал термин «глобальная аэрократия» — власть над миром с помощью авиации. Мешала воплощению сего плана наша Империя. Способная огненными мечами ракет и кинжальными ударами могучих эскадрилий развеять в дым и прах армады стратегических бомбардировщиков США.

Тогда в конце 70-х Америка разрабатывает новую стратегию — первоначальных точных ударов, уничтожающих управление обороной, после чего должны пойти всеуничтожающие волны самолетов. Но для этого нужно было создать чудо-оружие для первого, парализующего удара. Почти неуязвимое для зенитно-воздушной мощи Красной Империи. В начале 80-х Америка начинает на весь мир трубить о своем новом оружии — самолетах «Стелс» (Stealth — сиречь украдкой). Машинах, невидимых якобы для радаров. Они, мол, свободно пронижут русские пространства и нанесут ракетные удары по жизненно важным узлам русских.

Стратегия действительно остроумная. Во многом повторяющая дезорганизующие удары гитлеровцев в 1941-м, когда они выбили на аэродромах большинство наших ВВС и нарушили связь да и управление Красной Армией. Полигоном для отработки американской методы станет Ирак 1991-го. А в 1986 году, когда Клэнси опубликовал свой опус, в США шли работы над созданием двух машин-невидимок. Именно они должны были сокрушить мощь Империи — истребитель-бомбардировщик Ф-117А и стратегический бомбардировщик «Нортроп Б-2».

3

Что это за звери? Уродливый, похожий на помесь гигантского богомола с летучей мышью, одноместный Ф-117 впервые оторвался от бетонки в 1981 году. Вам, читатель, он может быть знаком по нынешним фильмам «Перехватчик» и «Операция „Аврора“», где они безудержно рекламируют своего монстра. В 1983 году самолет сей достиг боеготовой стадии.

Уродливость «стосемнадцатого», состоящего сплошь из углов да граней, отнюдь не случайна. Построенный из материалов, поглощающих радиоволны лишь частично, он обладает геометрией, отражающей импульсы облучающего его радара вверх и вниз, рассеивая их в пространстве. Чтобы до предела повысить скрытность машины, ее оснастили системой лазерной связи — дабы ее нельзя было засечь по радиопереговорам.

Но все эти качества были куплены дорогой ценой: геометрия, обеспечивая максимальную радионевидимость, очень плохо вязалась с аэродинамикой. Самолет вышел крайне неустойчивым, и пришлось оснастить его сложнейшей системой управления с мощным компьютером, которая постоянно предотвращала опрокидывание машины. Американские конструкторы Ф-117 сотворили чудо, заставив летать этого гранено-расплющенного монстра. Чтобы компенсировать аэродинамическое уродство «Стелса», пришлось использовать суперкомпьютер, способный ежесекундно рассчитывать тысячи параметров и передавать команды на электродистанционную систему управления. Как вспоминал бывший главный инженер фирмы «Локхид» Бен Рич, этот компьютер мог бы заставить выделывать фигуры высшего пилотажа даже Статую Свободы. И все равно, в сильный ветер летать Ф-117 не мог. Так что захватывающая сцена того, как «невидимки» у Клэнси несутся сквозь бурю и дождь — сказки.

Кстати, сама идея сделать самолет невидимым, как бы разделив его фюзеляж на множество треугольников, принадлежит нам. Математик Деннис Оверхольцер, работавший на «Локхид», взял ее из статьи Петра Уфимцева, опубликованной в очень специальном журнале еще в 1962-м («Техника — молодежи», №6,1995 г.).

Машина получилась тихоходной — 1200 километров в час на высоте 11 верст — и маломаневренной. Так что кадры из американских фильмов, где Ф-117 выписывают фигуры высшего пилотажа и спорят в скорости с ракетами — тоже сущая ерунда.

Во время испытаний разбилось несколько машин. Старший пилот-испытатель фирмы даже заявил: «Это — самый уродливый самолет из тех, в которые мне доводилось садиться». Остряки прозвали самолет «хромающим гоблином». Птичка-призрак оказалась весьма капризной. Ради скрытности ее двигатели сделали без форсажных камер, которые позволяют увеличивать тягу на взлете и сокращать длину разбега. Поэтому фронтовые аэродромы Ф-117 не подходят — ему требуются дорожки такой же длины, как и для тяжелого авиалайнера «Боинг-727». Так что фронтовым самолетом он быть не может.

Философия жизни неумолима. Тот, кто воюет украдкой, всегда будет уступать мужественному воину. Убийца, крадущийся во мраке в черном плаще и с кинжалом в руке, мало чего стоит, если его обнаружит благородный витязь.

«Скрытный убийца» Ф-117 получился еще и недалекого действия — дальность его полета составляет всего 640 километров. Втрое меньше, чем у нашего истребителя Су-27. Хотя вооружен «призрак» неплохо: управляемыми бомбами или ракетами, ядерной бомбой Б-61 и УРами «воздух-воздух» «Сайдуиндер». Весьма слабыми для боя с нашими истребителями.

Американцы прекрасно понимали, что этот самолет — гадкий утенок. Потому 22 ноября 1988 года из ангара завода в Палмдейле в пустыне Мохав вывели для первого полета бомбардировщик-невидимку Б-2 от фирмы «Нортроп». Бесхвостая, смахивающая в плане на гигантского морского ската, эта сплющенная машина строится из радиопрозрачных материалов. Американцы утверждают, будто им удалось в десятки раз снизить видимость Б-2 в инфракрасном и радиолокационном диапазонах. Как утверждают, Б-2 почти в сто раз малозаметнее для радаров, нежели прежний стратегический Б-52.

Этот «призрак» создавали для нападения — для того, чтобы прорваться сквозь мощные системы противовоздушной обороны на малой высоте, нанеся удар крылатыми ракетами по сильно защищенным объектам. Поэтому, несмотря на небольшую скорость (916 километров в час у земли и 1010 километров в час на высоте 15 километров), Б-2 обладает большой дальностью полета — 11 тысяч верст. В его чреве — две барабанные подвески для размещения либо шестнадцати крылатых ракет малой дальности, либо для восьми — большой. Способных лететь к цели на бреющем, огибая рельеф местности, полете.

Такой самолет строился специально для господства над русскими равнинами. Способный пронизывать наши пространства от Германии до Тюмени, он поистине — надежда западной аэрократии. Его задача — превратить в пожары нефтепромыслы, уничтожить ракетные базы, АЭС и командные пункты, узлы противовоздушной обороны и правительственные центры.

4

Но стоило ли Кремлю дрожать в страхе перед «невидимками»? Ведь русский ум способен на многое. Пусть даже с ним обращаются по-хамски, как при Хрущеве и Брежневе, когда инженеру платили вдвое меньше, чем рабочему, а профессор зарабатывал наравне с машинистом метро.

В марте 1996-го «Техника — молодежи» сообщила сенсационную вещь. Небольшой и небогатый наш научно-технический центр «Резонанс» без всякой поддержки со стороны государства нашел недорогой способ борьбы с вражескими «невидимками». Суть такова: «Стелсы» строились из расчета, что им придется обманывать военные радиолокаторы, которые излучают радиоволны дециметровых и сантиметровых длин. Ибо чем короче волна, тем точнее определяются координаты цели.

Поглощающие радиоволны покрытия «Стелсов» рассчитаны именно на излучение такого диапазона. Наши же ученые предложили: давайте используем для радаров длинные волны. Подумав над тем, как до минимума свести их недостатки — малую точность определения координат цели.

Идея такова: обычные русские радары не совсем слепы. Они могут засекать «Стелсы», только очень близко. Да и поле зрения у них узкое. Вращается антенна советского радара — и оператор не замечает из-за узости поля зрения подлетающую издалека «невидимку». Вот если бы нашим зенитчикам узнать, куда поточнее направить локатор, хотя бы примерно дать направление поиска.

И придумали, как это сделать. В дополнение к обычным, коротковолновым, надо развернуть длинноволновые радары. Которые примерно засекут цель за 500-900 километров, а там особая точность не нужна. Поступит предупреждение от такого дальнего локатора, будет засечен пеленг приближающегося «призрака» — и в этом направлении заработают более точные радары ПВО. Даже по слабому импульсу они сумеют передать координаты для пуска зенитных ракет. При подлете «Стелса» на 100-50 километров — и подавно. А уж навести на «невидимку» истребители-перехватчики сам Бог велел.

Но каким должен быть такой дальний локатор? Фирма «Резонанс» сумела создать систему, в которой используется физическое явление, одноименное с названием фирмы. Получился длинноволновый радар, который не только может издали засечь летящий объект, но и «узнать» его. Что мы там засекли: истребитель, ракету, бомбардировщик? Или легкий спортивный самолет вроде «Цессны» Руста, долетевшего до Москвы?

Получилась аппаратура, которая, по словам ее главного конструктора, ничем не уступает прежним советским дальним локаторам на СВЧ-излучении, зато в десятки раз дешевле их и не требует огромного расхода энергии. Ведь раньше в СССР пришлось строить фазированные СВЧ-установки огромных размеров. В Красноярске, например. Или в литовской Скрунде, которую после вывода русских войск из Прибалтики в мае 1995-го ритуально взорвали власти «независимой Литвы».

Но где размещать длинноволновые локаторы? Поскольку они имеют весьма простую антенну из легких металлических труб, группа инженеров в фирме «Аэробот» разработала беспилотный летательный аппарат. У этого летающего ромба с двумя простыми поршневыми двигателями корпус служит одновременно и крыльями, и антенной дальнего локатора.

Впрочем, и без «аэроботов» западные «невидимки» весьма уязвимы. Ведь они строились в расчете на дециметровые и сантиметровые локаторы. А в Союзе были считавшиеся отсталыми радары метрового диапазона. И оказалось, что они-то прекрасно видят «Стелсы»!

Так что, дорогие читатели, никакой смертельной угрозы американские «стелсы» не представляли. Дешевые беспилотные «аэроботы», надежно закрывая рубежи нашей Империи, повисли бы над позициями русских войск. А вся сцена операции «Страна грез», описанная Клэнси, заканчивалась в самом ее начале. Длинноволновые «радиоглаза» Империи засекали тихоходные неповоротливые «невидимки» еще на подлете, наводя навстречу им стремительные перехватчики.

А теперь вопрос на засыпку. Если проблему борьбы со «Стелсами» сумела решить группа молодых инженеров в условиях почти полного развала страны и ее экономики в 1995-м, на мизерные по старым советским меркам средства, что можно было сделать в колоссальной, сверхбогатой Империи 1985 года?

В Империи, где велись работы и над аппаратами легче воздуха — дирижаблями, можно было создать и совсем дешевые, сутками плавающие в воздушном океане боевые платформы — радары и пусковые установки зенитных ракет одновременно.

В Империи, где были зенитные системы «Тунгуска» с автоматическими пушками, извергающими 6 тысяч снарядов ежеминутно, можно было развернуть целые наземные комплексы таких машин. Управляемые с летающего и наземного пунктов длинноволновой локации, развернутые на важнейших направлениях, они стали бы непреодолимым барьером для низколетящих «невидимок» Б-2.

Американские «невидимки» — далеко не идеал. США ревниво сохраняют секретность вокруг этих машин. Пока известно, что впервые они применили их во время вторжения в Панаму в 1989 году, и были разочарованы результатами действий «Стелса»: он оказался не столь уж невидимым. При том, что ПВО у Панамы фактически не было и нет. Показательно и другое — США не решились использовать своих «хромающих гоблинов» в воздушном «блицкриге-86» против Ливии, вооруженной русскими зенитно-радарными системами.

5

Но мы нашли еще один способ сорвать с их машин пелену невидимости! С 1972 года в Институте проблем управления Академии наук работала группа под руководством академика М.Прангишвили. Он, вместе с докторами наук А.Ануашвили и Н.Маклаковым открыл новый способ локации. Которым засекается не сама цель, а след, который она оставляет за собой в окружающей среде.

Ведь даже самый невидимый самолет мчится не в полной пустоте, а в воздухе, оставляя за собой сложный взвихренный шлейф. Ученые предложили: не нужно никаких новых радаров. Достаточно лишь перенастроить уже имеющиеся аппараты — и «невидимки» станут такими же заметными, как и подраненные зайцы-беляки на снегу, тянущие за собой кровавый след.

Как рассказал сам Автандил Ануашвили («ВВФ», №1-2, 1996 г.), в опытах удавалось в ста случаях из ста засекать на фоне леса и промышленных сооружений маленький, слаборассеивающий летательный аппарат. Его эффективная рассеивающая поверхность была всего 0,2 квадратных метра — меньше, чем у американских «невидимок» (У истребителей 80-х эта поверхность — примерно три квадратных метра).

Стоило переналадить бортовые радары наших истребителей и кораблей, стоило встроить дешевые блоки в зенитные РЛС — и нам нечего было опасаться. Даже устаревшие МиГ-23 и МиГ-25 могли легко нагонять и расстреливать уродливые, медлительные «Стелсы».

Американцы могли изгаляться как угодно. Уже во время войны с Ираком в 1991 году американцы признали потерю одного «Стелса» от огня войск Хусейна. Засекретив до предела обстоятельства гибели своей машины. При том, что устаревшая иракская техника 15-20-летней давности не имела аппаратуры, настроенной по методу группы Прангишвили.

Давайте с вами представим, что в 1985-м в Кремле оказался не плешивый болтун-слизняк, а суровый, бравый генерал, у которого за плечами — Алжир, Вьетнам, Сомали и Афганистан…

…Старый, сталинский кабинет с панелями из мореного дуба, зеленая лампа на массивном стальном столе. На стене — рельефная карта мира. Верховный думает в одиночестве, расхаживая из угла в угол. Итак, американцы поставили на силу, начали вооружаться «невидимками». Стоимость одной только программы Б-2 — двести миллиардов долларов. Каждый бомбардировщик обойдется им в полмиллиарда. Во столько же, во сколько нам — двенадцать Су-27 или десять Су-37. 200 миллиардов — это весь военный бюджет США 1983 года. А в 1985-м они смогли ассигновать на военные цели всего 305 миллиардов.

Так что пускай перевооружаются на Б-2. Пупок развяжется, надорвутся. Ведь им надо еще тратить вдвое больше на «звездные войны», на программы новых истребителей. А еще — на программу подводных ракетоносцев «Трайдент», на ракеты «МХ», на строительство двух авианосцев. Им придется искать деньги на танки «Абрамс» и на снаряды с интеллектроникой, на разработку самолетов-роботов и новых авиаракет. Мы же за какие-то два-три миллиарда рублей развернем систему «аэроботов» и перенастроим радары по методу Прангишвили. Да, американцам понадобятся еще 28,5 миллиардов долларов на вооружение стратегического авиакомандования бомберами Б-1. Именно столько НАСА просило для проекта полета на Марс.

Американцы не смогут выдержать подобной нагрузки и увеличить годовой военный бюджет до 450 миллиардов. Им придется пойти на чудовищное увеличение налогов. Экономить им практически не на чем. Они задавят налогами свое гражданское производство, свой бизнес. Их предпринимателям придется вздувать цены на все. И американцы примутся покупать японские, корейские и тайваньские товары. Только их. Придется Рейгану вводить протекционистские и таможенные барьеры на пути дешевого импорта — иначе у него полетит к черту финансовая база бюджета. И тогда начнется резкий рост дороговизны. Хорошо, того мы и добивались!

Да, им придется сокращать социальные расходы. Это при том, что у них уже вспыхивают расовые беспорядки в Лос-Анджелесе и Майами, растет безработица. Америкосы обязательно проклянут Рейгана на следующих выборах и поставят во главе более миролюбивую да сговорчивую с нами фигуру. Или же им придется идти на установление диктатуры. Нет, не пойдут, не смогут. Да и если пойдут — долго их экономика гонки не выдержит…

Верховный морщит лоб, набрасывая на листке план действий. Это — уточнить, это — проработать. Через спецслужбы подбросить деньжат негритянско-исламскому лидеру Фаррахану. Пусть погромче кричит о вине еврейских банкиров в геноциде чернокожих. Он, кажется, организует марш миллиона черных мужчин на Вашингтон и поговаривает о создании независимого государства негров на месте штата Алабама? Надо пособить полезному человеку. Поможем и сенатору Эдварду Кеннеди — этот миролюбец имеет все шансы на победу в выборах. Да, на следующей неделе в Москву прибудет эмиссар Каддафи. Есть что обсудить. Ливийскому «Льву пустыни» Фаррахан тоже полезен. Что ж, пора организовывать совместное предприятие по расколу Штатов. Но — максимально осторожно…

Так могло быть. Если б не Горбач и не Ельцин, Шеварднадзе и вся рать реформаторов. С 1989 года США получают от нас гигантскую экономическую помощь, мы делаем им обильнейшие инъекции в виде вывоза дешевого сырья, технологий и капиталов, и даже валютные запасы Центробанка при ЕБН держим тоже в облигациях США. Не они, а мы кредитуем их! И даже несмотря на наше донорство, США залихорадило уже в 1996 году. Разразился бюджетный кризис. Они сократили военный бюджет до 244 миллиардов долларов — до уровня начала 80-х.

Без перестройки и дерьмократии вся воинственная программа Рейгана полностью рушилась уже в начале 90-х. Ибо на один русский военный рубль им пришлось бы тратить два-три доллара минимум! В 1985-м СССР добывал нефти и газа в два с половиной раза больше, нежели ельцинская Россияния. Тонна нефти обходилась нам в 75-80 рублей, американцам же — в 120-130 долларов. Насколько же надо было ненавидеть русских, чтобы сдаться, имея все шансы на победу?

В середине 80-х у кремлевских правителей было в запасе 10-12 лет, чтобы не бояться «Стелсов», развернув против них сильнейшее контроружие. И для того, чтобы создать нашего «невидимку».

США разрабатывают новые «Стелсы» — истребители Ф-22 и Ф-23, превосходящие по маневренности Ф-15 и Ф-18. Ф-22, впервые полетевший в 1990-м, развил скорость в два маха. Но какие это дорогие игрушки!

США работали над созданием невидимых беспилотных аппаратов-невидимок. Над специальными электропроводными оболочками для них, которые делают самолет невидимыми не только для радаров, но и для человеческого глаза. Такая «электрокожа» меняет характеристики в зависимости от фона неба или поверхности, на фоне которой летит «суперстелс».

Но… метод наших ученых из Института проблем управления сводил на нет все эти ухищрения. Ведь для того, чтобы быть совершенно невидимыми, американцам надо было куда-то деть весь воздух Земли. Но без него самолеты не летают. Да и дышать чем-то надо. США были загнаны в тупик! И не было ничего более выгодного для русских, чем развертывание программы «невидимок». Вместе с идиотизмом «звездных войн» она просто пускала экономику США под откос.

Но в Кремле оказались черви, а не вожди.

ГЛАВА 8. «ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЙ», «ОБРАТНЫЙ ПАЛ» И ДРУГИЕ. РУССКИЕ ВОЗДУШНЫЕ КРЕЙСЕРЫ. НАШ ХОД «ЧЕРНЫМ ВАЛЕТОМ».

1

Для Америки настала лихая година. Русские внезапным наскоком захватили Исландию, перебросили туда авиацию и теперь грозили всей Северной Атлантике. А в Европе шли бои — русская армия рвалась к Ла-Маншу. Ни СССР, ни НАТО не решались пойти на самоубийство и применить ядерное оружие. Чтобы снабжать свои войска в Европе, США вынуждены направлять морские конвои, охраняя их боевыми кораблями. И русские решают нанести сокрушительный удар по флоту НАТО…

…Русский спутник океанской радиолокационной разведки в 3 часа 10 минут засек соединение боевых кораблей в Атлантике. Через четверть часа экипажи четырех русских авиаполков под Кировском, на Кольском полуострове, были собраны на инструктаж.

Первыми в 4.00 взлетели старые бомбардировщики Ту-16, тяжело отрываясь от взлетных полос. Перестроившись над Мурманском в боевые порядки, они пролетели над мысом Нордкап и, развернувшись влево, взяли курс на Северную Атлантику.

Западная эскадра, которую вел авианосец «Нимитц», получила предупреждение о старте четырех авиаполков противника в 4.18. Она шла особым строем: в центре — три авианосца и десантные суда. Вокруг них, в диаметре сорока миль — девять эскортных кораблей и шесть противолодочных. Началась смертельная игра: кто кого раньше засечет. Кто первым угадает, откуда будет нанесен смертельный удар…

В восьмистах милях севернее Исландии Ту-16 развернулись строго на юг. Детища 50-х годов, они тяжело шли на крейсерской скорости в 750 километров в час, неся под крыльями старые крылатые ракеты. Американцы прозвали Ту-16 «Бэджерами» — барсуками, а их пятитонные ракеты — «Кельтами». Последние тоже были ветеранами. Похожие на маленькие самолеты с сигарообразным корпусом и большим хвостом-килем, они могли лететь на 320 верст со скоростью в 0,85-0.95 от звуковой.

Но не Ту-16 и не «Кельты» выступали главной ударной силой. В двухстах милях позади стариков-бомберов заканчивали дозаправку в воздухе новейшие Ту-22М. Смертоносные, стремительные машины, прозванные на Западе «Бэкфайр» — «Обратный пал». Лучшие сверхзвуковые бомбардировщики мира, вооруженные крылатыми ракетами Х-22, которых американцы окрестили «Кингфишами» — королевскими рыбами. И били эти «рыбки» на 650 километров, несясь на трех скоростях звука. Дозаправившись, Ту-22М тоже пошли на юг, держась немного западнее ветеранов Ту-16…

…Американский адмирал окинул взглядом свою эскадру. Авианосцы США «Нимитц» и «Саратога», французский «Фош», крейсер ПВО «Тикондерога». Самолеты Ф-14 подняты в воздух вместе с летающими заправщиками. Соединение тридцатиузловым ходом идет на восток.

Теперь русские Ту-16, растянувшись широким фронтом, заходили в левый фланг корабельному соединению НАТО, будучи еще в четырехстах милях севернее. Ту-22М, описав круг, зашли в тыл эскадре, оказавшись в восьмистах милях юго-западнее старых самолетов с «Кельтами». Штурманы и операторы на Ту-16 принялись быстро вводить в ракеты данные о цели.

В 6.15 Ту-16 начали пускать свои ракеты. «Кельты» срывались с крыльевых пилонов бомбардировщиков, включались их маршевые двигатели, и самолето-снаряды, ведомые автопилотами, взмывали вверх, на высоту десяти верст. Они теперь шли со скоростью 1000 километров в час на юг, во фланг неприятелю.

Разворачиваясь, Ту-16 ложились на обратный курс. Только шесть «Туполевых-16» в варианте постановщиков электронных помех продолжали полет за роем «Кельтов», держась в 60 километрах позади них. Работая на полную мощность, они насылали «молоко» помех на американские радары.

У американцев завыли сигналы тревоги. Массированная атака с севера! Корабли развернулись и пошли на северо-восток, направив локаторы станции наведения зенитных ракет на север. Американцы не знали, что их заманили в ловушку. Они думали, что с севера на них идет волна русских бомбардировщиков. Они не знали, что на самом деле Ту-16 уже повернули назад, и теперь на них несутся лишь старые «Кельты», на которых установлены хитрые радарные отражатели, и потому на экранах американских радаров они кажутся не короткими крылатыми ракетами, а тридцатипятиметровыми Ту-16. Враг не догадывался, что с тыла на него заходят сверхзвуковые «Бэкфайры» с отборными асами в кабинах.

«Кельты» летели со скоростью, равной скорости атакующего Ту-16 — 1000 верст в час. Когда американские радары коснулись их своими радиолучами, на борту самолето-снарядов включились постановщики помех, а автопилоты перешли на режим рыскания во все стороны. «Кельты» стали точь-в-точь похожи на самолеты, маневрирующие ради уклонения от зенитных ракет. Они продолжали свою ложную атаку.

Именно они оттянули на себя взлетевшие с авианосцев американские Ф-14, заставив их расстрелять свои зенитные ракеты «Феникс» — по миллиону долларов каждая. Американцы в минуту сбили тридцать девять «Кельтов», истратив на них сорок восемь ракет. Затем пуск совершила вторая эскадрилья Ф-14, уничтожив залпом из 48 «Фениксов» еще тридцать четыре «Кельта». Потом в атаку бросились еще две эскадрильи. Истратив все ракеты «воздух-воздух», они сбили 138 советских крылатых ракет, принявшись добивать девятнадцать оставшихся «кельтов» огнем бортовых пушек.

Они были уверены, что узрят русские бомбардировщики. Но их ждало потрясение: они увидели, что сбивали всего лишь старые «Кельты». А в это время адмиралу доложили: засечен второй налет — с тыла. Смертельная бледность покрыла его лицо…

Семьдесят три Ту-22М победоносно ревели турбинами, разомкнувшись широким фронтом. Их наводили на цель Ту-95 с великолепными русскими локаторами «Утес». Паника охватила американцев: их истребители даром расстреляли свой боезапас. Единственное, что эскадра могла бросить на отражение налета — так только восемь старых «Крусейдеров» с французского «Фоша». Но было уже поздно.

Ту-22М выпустили по кораблям сто сорок Х-22 — быстрых и сверхточных ракет. Тщетно крейсер «Тикондерога» развернул встречь им свои зенитные установки СМ-2 — у крейсера было лишь 92 противоракеты против ста сорока русских «убийц кораблей». Авианосец «Нимитц», выжимая тридцать пять узлов хода, бросил навстречу атаке легкие атомные крейсеры «Вирджиния» и «Калифорния».

Этот бой описан Клэнси в романе «Красный шторм». В нем — дикий страх, который американцы испытывали перед русскими сверхзвуковыми «Туполевыми». Клэнси не мог допустить поражения американского флота. «Нимиц», получив попадания двух ракет, все-таки уцелел. «Тикондерога» пылала, но не пошла ко дну. Правда, затонул десантный «Сайпан» с двумя тысячами морских пехотинцев. Были потоплены «Фош», два фрегата и эсминец. Клэнси подсластил пилюлю: у него старые «Крусейдеры» каким-то образом умудрились нагнать уходящие на скорости 2100 километров в час Ту-22 и сбить шесть из них. Не потеряв ни одного. Хотя должны были попасть под убийственный огонь хвостовых спаренных пушек наших бомбардировщиков, наводимых радиолокационными прицелами.

2

Отсталый, как нам теперь говорят, СССР лидировал в постройке флота сверхзвуковых бомбардировщиков. В 1959 году экипаж Ю.Алашеева поднял в воздух первый Ту-22. Создание его шло драматично — в седьмом полете произошла катастрофа. Погибли Алашеев и его штурман И.Гавриленко. Слишком уж новым было тогда это дело — сверхзвуковик-бомбардировщик.

Но мы сумели справиться с трудностями и начать производство «двадцать вторых» на Казанском заводе. Американцы прозвали эти изящные машины «Блайнедерами» — «Ослепительными». В 1965 году мы приняли их на вооружение.

Тогда максимальная скорость трехместной машины была 1640 километров в час, а боевая нагрузка — до 12 тонн. При дальности полета в 5650 километров. «Ослепительный» был рассчитан на рабочую высоту полета в 13.500 метров. Обычно он нес 9 тонн бомб и одну 23-миллиметровую пушку для защиты от атак сзади.

Долгое время он был единственным бомбовым «сверхзвуковиком» в мире. В США работы над подобной машиной начались еще в 1948 году. Они решили строить самолет с треугольным крылом — ибо им в руки попали трофеи — результаты исследований гитлеровского авиконструктора Александра Липпиша из фирмы «Мессершмитт». Тот еще в Третьем Рейхе проектировал сверхзвуковые машины.

В 1956 году они подняли в воздух первый Б-58 «Конвэр», вскоре достигнув скорости в 2122 километра в час. Но только в 1961 году Б-58 стали поступать в ВВС США. Машина оказалась слишком сложной и капризной. На парижской выставке 1961 года Б-58 разбился вместе с экипажем. И вот восемь лет спустя, когда Ту-22 вовсю пополняли русскую авиацию, США сняли Б-58 с вооружения и законсервировали.

Ох, как они уважали наш «Ослепительный»! В «Красном шторме» Клэнси Ту-22 атакуют цепь радиолокационных баз в Шотландии. Или наносят удары ракетами Х-22 по базам британских королевских ВВС под прикрытием скоростных МиГ-23.

Тогда только французам удалось построить сверхзвуковик-бомер «Мираж-4», выпустив в 1963-1967 годах 62 самолета. Они давно уже сняты с вооружения, а Ту-22 — летает до сих пор. Оно и понятно: «Мираж» мог нести лишь одну водородную бомбу, имея радиус действия 2 тысячи километров и крейсерскую скорость в 960 километров в час при максимуме в 2340 километров в час. «Туполев» же имел куда более разнообразное вооружение.

В 1985-1986 годах, когда Клэнси писал свою книгу-агитку про разгром русских, у американцев по-прежнему проваливались попытки создать сверхзвуковой бомбардировщик. В конце 50-х они начали строить Б-70 «Валькирия», выпустив его в полет в 1965 году. Они достигли трех скоростей звука, но в 1966 году одна из двух «Валькирий» столкнулась с истребителем сопровождения. Последний Б-70 был сдан в музей в 1969 году.

Частичный успех ждал американцев в создании Ф-111 — многоцелевой сверхзвуковой машины с изменяемой геометрией крыла. В 1967-м она поступила на вооружение в варианте бомбардировщика и разведчика. В 1968-м США бросили во Вьетнам шесть Ф-111, разрекламировав его как самый высокотехнологичный самолет мира. Но очень скоро половина чудо-машин была сбита вьетнамцами.

В 70-х годах США на базе сей модели построили стратегический бомбардировщик ФБ-111. Но и тут разорились: вместо обещанных 3,7 миллионов долларов каждый самолет потянул на 18,3 милиона. Да и к тому же надежность его оставляла желать лучшего.

Машина была «с замахом». С радиусом действия в 3270 километров, с максимальной скоростью в 2200 километров в час и боевой нагрузкой в 17 тонн. В начале 80-х американцы базировали их в Англии, откуда ФБ-111 мог доставать европейские районы СССР.

Но у нас к тому времени уже летал «сверхзвуковой крейсер» — Ту-22М, прозванный на Западе «Бэкфайром» — «Обратным палом». Красавец с экипажем из четырех человек, он обладает быстроходностью в 2100 километров в час, неся 12 тонн бомб и управляемых ракет с дальностью боя в 1500-4000 километров. Противокорабельные его ракеты уверенно разят вражеские эскадры с расстояния в 500 верст. Именно эти «крейсеры воздуха» громят американскую эскадру в романе Клэнси. Именно они могли с наших баз в Восточной Европе пронизывать вдоль и поперек всю Западную Европу, тогда как ФБ-111 достигал лишь западные районы СССР.

В отличие от своего предка, «Ослепительного», этот «Туполев» имел скорость истребителя и, помимо хвостовой пушки, был вооружен ракетами «воздух-воздух» в передней полусфере. То есть мог вступать в бой с истребителями и сбивать их. Или уничтожать вражеские бомбардировщики, разведчиков и штурмовиков.

А еще на его борту была система спутниковой навигации и аппаратура для автоматического управления полетом на бреющей высоте, которая позволяла Ту-22М повторять рельеф местности. Плюс к тому — и системы радиоэлектронной борьбы, постановки помех для локаторов врага. Всего у нас было шестьсот «Туполевых» этой марки. Мощные группировки Ту-22 предназначались для ударов по 6-му флоту США в Средиземноморье. В случае войны их курс пролегал над Восточной Европой и Балканами. Полк Ту-22Р (разведчики) в Нежине на Украине занимался стратегической рекогносцировкой по направлениям «ФРГ — Австрия — Греция — Босфор — Мраморное и Черное море — Турция — Иран». Зябровский полк летал над Балтикой и Северной Европой. Полеты над этими ледяными водами, где нередко приходилось встречать вражеские истребители, считались делом крайне опасным. Уже за двадцать таких разведполетов экипажи подчас представлялись к боевым наградам.

Журнал «Авиация и время» (№2, 1996 г.) писал: «Наиболее сложной и опасной операцией… считалось поражение авианосца. В ней участвовали не менее четырех разведчиков, до полка ракетоносцев и одна-две эскадрильи истребителей. Ту-22Р шли первыми, их задача — обнаружить авианосец и сообщить его точные координаты ударной группе. При подходе к кораблям одна пара Ту-22Р оставалась на высоте для постановки помех и ретрансляции развединформации, вторая — „падала“ до высоты 100 м и прорывалась к авианосной группе на дальность визуального контакта — 10-15 км. Как только авианосец обнаруживался, номер его „квадрата“ сообщался ракетоносцам, которые пускали ракеты с рубежа около 300 км…»

Эти машины отличаются неслыханной живучестью. Во время ирано-иракской войны 1980-1988 годов ракета с иранского «Фантома» разрушила у бомбардировщика половину горизонтального оперения. Но «22-й» вернулся на базу. Известен и случай, когда этот самолет возвратился даже после того, как у него под брюхом взорвалась ракета, выпущенная по нему из зенитного комплекса «Хок».

Говорят, в боевых машинах разных стран отражаются национальные традиции их создателей. Посмотрите на японский истребитель «Зеро» времен Второй мировой. Минимум веса, максимум горючего и вооружения. Брони нет ради скорости, огня и дальности полета. Попадание снаряда превращало «Зеро» в огненный шар вместе с пилотом. Посмотрите на «Зеро» — и вы поймете, что такое самурайский дух, японское презрение к смерти и феномен смертников-камикадзе.

В немецких «Тиграх» и «Фокке-Вульфах» — угловатость, четкость линий и какая-то непреклонная мощь. Они чем-то напоминают жесткие силуэты тевтонских рыцарей.

В Ту-22 проглядывают черты той русской цивилизации, которая была готова прорвать износившуюся марксистско-ленинскую скорлупу в 80-х годах нашего века. Его силуэт стремителен и обтекаем, чем-то неуловимо напоминая русского витязя с миндалевидным щитом и куполообразным шлемом. В этой машине есть что-то устремленное в великие небеса, в высшие сферы Духа — подальше от темной, обуреваемой низкими страстями Земли.

3

В игре, где призом было господство над миром, мы делали сильный ход. «Черным валетом». Именно так американцы прозвали наш супербомбер — сверхзвуковой стратегический Ту-160.

Когда Рейган в декабре 1980 года стал президентом США, Пентагон подумывал о смене состава своего дальнебомбардировочного флота. Старики Б-52 летали с 1954 года и выглядели чересчур уж тихоходными да уязвимыми.

С 1970 года фирма «Рокуэлл» стала разрабатывать четырехмоторную стреловидную машину Б-1, способную летать на дальность в 12.560 километров, с максимальной скоростью в 1,2 маха, с нагрузкой в 24 тонны. В 1974-м он впервые поднялся в небо. Самолет получался дорогим — в 200 миллионов долларов за штуку. Вместо первоначально планировавшихся 12 миллионов! Это в 1977 году повергло тогдашнего президента Джимми Картера в такой ужас, что он решил отказаться от производства Б-1, заменив его более дешевым ФБ-111. Но потом пришел Рейган, и в октябре 1981 года фирма «Рокуэлл» пообещала сделать новую модификацию Б-1 Б с использованием технологии «Стелс», уменьшив заметность самолета для радаров в 10 раз.

Не дожидаясь конца испытаний Б-1 Б, правительство Рейгана передало в 1987 году 28 машин ВВС США. Потом пришлось тратить 3 миллиарда долларов на устранение недостатков этих бомбардировщиков. Как пишут Р.Виноградов и А.Пономарев в книге «Развитие самолетов мира», пилоты боялись летать на Б-1Б, окрестив их «летающими ослами».

Удалось ли американцам добиться своего, построив Б-1Б и истратив на это 28,5 миллиардов долларов? Снизить его видимость для радаров в 10 раз не вышло. Крейсерская (а не максимальная) скорость оказалась всего 780 километров в час. Поднять нагрузку до 56,7 тонн не получилось — пришлось остановиться на тридцати.

Б-1Б создавался как носитель крылатых ракет. Однако их для своей супермашины американцы создать так и не смогли. Не пошли у них эти АЛСМ-В с дальностью боя в 2500 верст. Пришлось приспосабливать для них старые крылатые снаряды СРАМ малой дальности. Но к 1994 году американцы постепенно лишились этого оружия — у СРАМов истек срок годности, стало разлагаться твердое топливо в их двигателях. Так что сегодня хваленый Б-1 может использовать лишь старые бомбы времен Второй мировой.

Как сообщил в мае 1995-го журнал «Техника — молодежи», США не смогли оборудовать этот бомбардировщик даже оптическими бомбоприцелами, а имеющийся радиолокационный особой точностью не отличается.

Сыграла с Б-1 злую шутку и попытка сделать его невидимкой для радиолокаторов. Чтобы отражение радиосигнала от самолета было как можно меньше, американцы изогнули каналы воздухозаборников двигателей Б-1. Так, чтобы импульсы радаров не проходили по ним и не отражались от лопаток моторных турбин. В результате невидимым он так и не стал, однако скорость потерял. На крейсерском режиме она упала до 780 верст в час. Далее выяснилось, что русские старые радиолокаторы, работающие в метровом диапазоне волн и считавшиеся на Западе безнадежной рухлядью, прекрасно засекают Б-1! И это был самый кошмарный провал США.

В общем, они со своим супербомбардировщиком крепенько сели в лужу. Потратив уйму денег, Штаты так и не получили чудо-оружия. Выиграла, пожалуй, только фирма «Рокуэлл», ловко облапошив голливудского шута горохового, Рейгана, и положив при этом себе в карман миллиарды долларов от американских налогоплательщиков. Неужели в Кремле не получали докладов нашей разведки и не знали о провале этой программы? Впрочем, чего еще можно ждать от предателей, которым счет в швейцарском банке дороже, чем вся держава со всей ее тысячелетней историей?

4

Но если американцы с грохотом провалили программу суперзвукового бомбардировщика, то Империя сумела дать достойный, боеспособный ответ. Русская мощь родила не знающий себе равных в мире сверхзвуковик-ракетоносец «Туполев» — Ту-160. С изменяемой геометрией крыла.

Внешне он очень похоже на Б-1. Но он лучше, намного лучше. Туполевцы создали его в рекордные сроки: проект одобрили в 1977 году, а уже 18 декабря 1981 года пилот-испытатель Борис Веремей поднял первую машину в небо.

Давайте сравним Ту-160, прозванный на Западе «Блэк Джеком» («Черным валетом») и их Б-1. Скорость нашего на максимуме — 2200 километров в час, «ихнего» — 1270. Дальность полета «Ту» — 12300 километров, американца — 10900 километров. Высота полета — 15000 метров у того, и у другого. Но если американцы так и не сумели дать своему бомбардировщику нужных крылатых ракет, то Ту-160 нес на борту двенадцать крылатых ракет большой дальности Х-55, 24 ракеты РКВ-500Б или 22,5 тонны бомб. И коли «американец» оснащен аэробаллистическим оптическим бомбоприцелом, то у нашего он — оптико-электронный.

Помните, как американцы решали проблему невидимости своего самолета для локаторов, изгибая воздухозаборники двигателей и потому — проигрывая в скорости? Туполевцы пошли иным путем — покрыв воздуховоды и компрессоры радиопоглощающими материалами. Потому крейсерская скорость Ту-160, в отличие от «американца», оказалась сверхзвуковой.

Аэродинамические формы Ту-160 куда благороднее, чем у Б-1. По сравнению с нашим самолетом, кабина последнего выступает горбом. Дело в том, что американцы решили сделать ее отстреливаемой от самолета целиком, как спускаемый аппарат космического корабля. У них ничего не получилось, но кабина так и осталась горбатой. Мы же за этими новшествами не погнались, оснастив кабину катапультируемыми креслами К-36ДМ, которые обеспечивают спасение летчика в ста случаях из ста. А вот отделяемые кабины, которые американцы применяли на Ф-111, в каждом третьем случае не спасали пилотов от гибели. Наши даже устроили на борту Ту-160 мини-кухню, спальный отсек и туалет, сделав машину такой же комфортабельной, как и американский бомбардировщик.

Мы действительно превзошли врага по всем статьям. Б-1Б, скажем, делали в расчете на то, что он совершит рейд на русскую территорию и не будет возвращаться, перелетев куда-нибудь на аэродромы союзников по НАТО или заморские базы США. «Туполев» же мог возвращаться на свои же летные поля.

США стремились наделить Б-1 способностью действовать на дозвуковой скорости и сверхмалой высоте, снабдив его локатором с фазированной решеткой. Но мы сумели дать своей противовоздушной обороне системы помех, которые слепят радары Б-1. Плюс системы ракетно-пушечнго огня «Тунгуска», прекрасно сбивающие низколетящие мишени. Особенно такие большие, как американский бомбардировщик.

Мы дали «Туполеву» моторы НК-32 Самарского КБ, руководимого Н.Кузнецовым, и они не имеют себе равных по тяге. Превосходную авионику с астрономической, инерциальной и спутниковой системами ориентации и прицеливания. Отличную станцию радиоэлектронного подавления.

Мы, кого США обзывают страной отсталой электроники, дали штурману «Туполева» восемь компьютеров, насытили самолет сотней процессоров. Бортовой радар Ту-160 может засекать цели на земле и в море, и его дополняет круглосуточный оптико-электронный прицел высокого разрешения.

И даже в невидимости самолета для РЛС мы превзошли Запад. Ту-160 ниже, распластанней Б-1. Хвост нашего чуда поворачивается целиком, и потому не образуется щели меж килем и рулем, так увеличивающей эффективную площадь рассеивания радиолуча чужого локатора («Военный парад», май-июнь 1994 г.).

5

Участь последнего супербомбардировщика СССР оказалась печальной. На вооружение Ту-160 стали поступать в мае 1987 года, когда Горбачев уже начал свою разрушительную работу. В 1991 году, когда Ельцин, Кравчук и Шушкевич развалили Союз, 21 машина оказалась в составе ВВС опереточной «независимой Украины». Там на них намалевали желтые трезубцы на голубом фоне и довели до полной «ручки». (Теперь киевская правящая мразь вымогает за них газ, пытаясь тем спасти экономику нежизнеспособного ошметка Империи.) Еще несколько машин базируются в России, в городе Энгельсе. По договору с американцами мы должны снять их с вооружения. Нынешняя «демократическая Россия», эта воровская малина под двуглавым орлом, очень нескоро сможет создать нечто подобное. Ведь ею правят люди, умеющие только разрушать и делить богатства, не ими созданные.

Но факт остается фактом: ко второй половине 80-х годов моя страна, мой народ, выиграли войну в воздухе у американской аэрократии. Можно плюнуть в лицо каждому, кто будет говорить о технической отсталости русских.

Американцы страшно боялись нашего превосходства и прекрасно понимали, что проигрывают русским гонку вооружений. И потому Б-1 Б нес в себе следы лихорадочной спешки при его создании. Спешки, кончившейся буквально провалом всей программы.

Оно и понятно — конструкторы фирмы «Рокуэлл» просто не знали, что их страна в борьбе с СССР применит совсем иное оружие — подкуп и разложение советской правящей верхушки.

Наша цивилизация технически выиграла соревнование за лучшую тяжелую авиацию мира. Ведь мы вообще космичнее приземленных, узкопрактичных американцев, мы устремлены в небеса. Русские первыми построили самолет в 1883 году. Русский Котельников в 1912-м изобрел современный ранцевый парашют. Русак Нестеров первым сделал «мертвую петлю» и первым бросился на таран. Бесстрашный Арцеулов первым в мире вывел аэроплан из штопора, бросившись в него намеренно.

Отрывая от себя последний кусок, мы рвались в небеса, и авиация Империи до самого ее конца оставалось лучшей на Земле. Нам нечего было бояться в 1985-м. Русские никому не проигрывали. От рева турбин «Туполевых» дрожь била Запад!

Кому мы проиграли борьбу? Увы, американцам, нации недоумков. Вы поражены нашей резкостью? Посмотрите их самый кассовый фильм 1996 года — «День независимости». Ну тот, в котором Земля испытывает вторжение огромных инопланетных «тарелок» поперечником в пятнадцать миль, начиненных сверхбыстрыми летательными аппаратами.

Они уничтожают города, но почему-то не догадываются разгромить первым же ударом все военно-воздушные базы и сбивать все самолеты землян. В фильме почему-то продолжают летать «Боинги» и работать телевидение. А Штаты и Землю спасают пилот-негр да старый еврей с местечковой мудростью, наставляющий англосакса-президента на путь истинный. Сынок же того еврея с помощью портативного компьютера-«ноутбука» расшифровывает (!) код ЭВМ инопланетян, и они с негром проникают на трофейной мини-«тарелке» в основную космическую базу пришельцев! А смертельный удар по боевому кораблю над Вашингтоном наносит спившийся пилотяга, севший в Ф-15 после двадцати лет запоев.

Такую ахинею, перед которой даже сталинские киноагитки 1930-х выглядят верхом логики, могут смотреть лишь умственно неполноценные с полностью уничтоженной способностью к элементарному рассуждению.

Боже, перед кем же мы сложили оружие! Мы, выдержавшие когда-то схватку с гитлеровской Германией!

ГЛАВА 9. КОСМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ ОТ ГИТЛЕРА. «ВТОРАЯ ВЕТВЬ» КОСМОНАВТИКИ. «МЕЗОСФЕРНЫЙ АГРЕССОР» — РУССКОЕ СВЕРХОРУЖИЕ, КОТОРОМУ НЕ ДАЛИ РОДИТЬСЯ.

1

Эсэсовец долго и придирчиво вглядывался в документы. Потом протянул их обратно и вскинул вверх правую руку, молодцевато щелкнув каблуками. Геринг недовольно поморщился — то был уже третий «фильтр» охраны — но сидевший впереди Гиммлер был невозмутим: порядок есть порядок. «Хорьх», блестя никелем радиатора, въехал в открытые ворота и почти бесшумно покатил по мокрой от недавнего дождя бетонке огромного летного поля. В небе зажигались первые звезды. За аккуратными рядами «Мессершмиттов-262» вдали поблескивали огни странного сооружения, напоминающего огромную наклонную эстакаду, круто уходящую вверх. Луч прожектора выхватывал стоящую у ее основания треугольную громаду, устремившую острие носа в темнеющие небеса. Луч высвечивал свастику в белом круге на черном борту махины.

Человек на заднем сиденье тяжелого «Хорьха», мельком глянув на насупленного Геринга, зябко поежился. Нет, не от холодной ночной свежести. Просто наставал решающий для него час.

В километре от них, на стартовом комплексе, отъехала прочь цистерна заправщика, и техники осторожно мыли руки в резиновых перчатках под тугими струями воды из шлангов. Худощавый жилистый человек в темном комбинезоне, простучав подошвами по ступенькам крутого трапа, скрылся в кабине короткокрылого аппарата, как бы притороченного сверху у фюзеляжа треугольного великана. Там, в освещенном гнезде пилота, он пощелкал тумблерами. Загорелись зеленые контрольные лампочки на пульте. Это означало: черная крутобокая бомба в чреве короткокрылой машины — в полном порядке. Тая в себе тяжелый урановый шар в никелевой оболочке и взрывчатые линзы хитроумной формы.

Оберст Новотны пошевелил плечами — белый прорезиненный скафандр сидел довольно хорошо. «Помните, вы должны отомстить за варварское разрушение древних городов Фатерланда!» — сказал ему в напутствие Гиммлер. Помощники опустили сверху массивный, похожий на тевтонский, бочкообразный шлем с прозрачным забралом. Зашипел поступающий кислород — жизнеобеспечение давно отлажено как часы. Новотны знал задание назубок. Координаты точки входа в атмосферу… Курс — на радиомаяк… Сброс бомбы — над Нью-Йорком и сразу — форсаж двигателя для прыжка через Тихий океан и Азию. Календарь на стене показывал 12 апреля 1947 года…

Подобного никогда не было. Но это могло случиться. Ибо немцы 1940-х подошли к порогу военной космонавтики. Впрочем, давайте-ка обо всем по порядку…

Итак, если хочешь знать, чего стоит та или иная цивилизация последних времен — посмотри на созданные ею крылатые машины. Нам говорили, что Союз был отсталой страной, скопищем грязных коммуналок и пьяных ванек-грузчиков, кирзовых сапог и ватных телогреек. Нам говорят, что Запад сильнее и умнее нас. Причем как после 1917 года, так и до него.

Да, было два мира. Один — американский, основанный на иудейско-талмудическом, рыночном духе, на приоритете прибыли, чистогана и денег. Евреи подключились к его созданию полностью лишь в прошлом веке. Но коренные белые американцы — это пуритане-протестанты, которые бежали из Англии в семнадцатом столетии. А протестантизм-то всего лишь мутация христианства, весьма близкая по духу к иудейству. (Скептиков отошлем к капитальному труду классика западной социологии, к «Протестантской этике и духу капитализма» Макса Вебера). Американцы-основатели США нарекали свою страну без корней «Новым Израилем», а самих себя — «богоизбранным народом», давая своим детям древнееврейские имена: Исайи, Изекиила, Моисея и Авраама. Как и евреи, они чтили прежде всего Ветхий Завет, первую часть Библии с пятикнижием Моисея и писаниями пророков израилевых. Вот почему евреи быстро вписались в американскую цивилизацию, в нашем столетии захватив все рычаги реальной власти в США — банки, прессу, образование, культуру, избирательную машину и юриспруденцию.

Этой янко-сионской, банковско-биржевой цивилизации до конца 80-х годов противостояла особая имперская цивилизация, которая так и не смогла оформиться. Не знавшая ни фондового рынка, ни банковских процентов. Которая даже под налетом марксова коммунизма все-таки хранила византийско-православные корни. Так, как некогда принесенное из чужой страны христианство причудливо и плавно обволокло языческую веру древних днепровских руссов.

2

Наша цивилизация создавала авиационную технику, которая не только не уступала американской, но и превосходила ее. Ведь сильнейший в мире бомбардировщик Ту-160 создавался не на пустом месте. Он внешне очень сильно напоминает другой самолет Туполева — первый в мире сверхзвуковой пассажирский лайнер Ту-144, эту громовую стрелу. Ту-144, первый в мире лайнер-сверхзвуковик, был создан в 1960-е. Он стал воплощением русской, имперской традиции авиаконструкторства — закладывать в машину решения на полвека вперед, опережать время.

В Ту-144 вы найдете то, что потом будет применено в военной авиации, в технике будущего. Титановые конструкции. Система кворумирования. Что это такое? Это когда на борту каждая контрольно-измерительная система четырехкратно резервирована, а управляющих компьютеров на борту не один, а семь. И все решения принимаются в этаком «парламенте», «большинством голосов». Опасность ложных сигналов и технических сбоев доведена до минимума.

Ныне кворумирование, этот «кибернетический парламент», применяется на всех боевых самолетах.

Впервые в мире на Ту-144 индикация с помощью контрольных ламп была продублирована «машинным голосом», который предупреждал пилотов: когда выпустить шасси, когда — включить противообледенительную систему, когда — радиомаяк. Или сообщал, что самолет уклоняется от посадочной полосы.

В марте 1996 года в Жуковском с помпой отпраздновали возобновление полетов Ту-144. На этот раз — на деньги американских фирм «Локхид» и «МакДоннел-Дуглас». Ибо у родного демократического государства денег на авиацию нет.

Американцы заявили: технические решения, заложенные в машине Туполева 1968 года, будут верны и в XXI веке. А потому они, напичкав «сто сорок четвертый» архисложной аппаратурой, будут с помощью полетов на нем разрабатывать пассажирский самолет III тысячелетия. Причем ни шиша из полученной в полетах уникальной информации русские по контракту не получат.

Затем и нужны Западу все наши реформы. Демократия да рынок нужны лишь для того, чтоб выжать нас, да выбросить. Навсегда уничтожив русскую авиацию и уникальные конструкторские школы.

Они знают, что делают. Ведь русские с их гением, одержимостью и невероятной смекалкой способны наголову разбить их в конкуренции. Как в мирной, так и в военной. В середине 80-х, просматривая наши научные журналы, американцы отчетливо понимали: надо что-то делать, надо взрывать Красную империю изнутри. Иначе она может дать такой колоссальный рывок, что мир содрогнется. И одним из таких рывков должна была стать «вторая ветвь» космонавтики.

3

В 1938 году III Рейх, присоединив Австрию, приобрел себе огромное богатство — инженера-ракетчика Ойгена Зенгера (1905-1964 гг.) Он вместе с математиком И.Бредтом разрабатывает к 1942 году проект сверхскоростного межконтинентального бомбардировщика, фактически — космического корабля.

Гиперзвуковой реактивный самолет-«треугольник» стотонной массы, длиной в 28 метров стартовал с помощью мощного ускорителя. Набрав скорость в 6 километров в секунду (Гагарин вышел на орбиту на 7,9 километре в секунду), бомбардировщик Зенгера выскакивал в космос на высоту в 160 верст и переходил в безмоторный полет по пологой траектории. Он «рикошетил» от плотных слоев атмосферы, совершая гигантские скачки, как камень, «пекущий блины» на поверхности воды. Уже на пятом «прыжке» аппарат оказался бы в 12,3 тысячах километрах от точки старта, на девятом — в 15,8 тысячах.

Эти машины должны были бомбить Соединенные Штаты и совершать беспосадочные кругосветные полеты. Планируя в 1941 году разгром Советского Союза, Гитлер рассчитывал вести войну со США до 1960 года. И если бы мы пали, то машины Зенгера сумели бы налетать на Америку с грузом атомных бомб. Которые Германия тоже успешно разрабатывала.

Уже в наши дни Германия разрабатывает мирный проект «Зенгер», где большой самолет-носитель выталкивает в космос самолет-корабль. Аналогичная программа «Хотол» есть и у Британии.

4

Но мы и здесь всех опередили, став на пороге новой космонавтики. Вернее — воздушно-космической эры. Еще за десять лет до Зенгера наш соотечественник Фридрих Цандер (с которого А.Толстой писал инженера Лося в «Аэлите») предложил проект ракето-самолета.

Мощный аэроплан поднимал самолет поменьше и на высоте выпускал его. Второй аэроплан нес третий и тоже отстыковывал его, набрав максимальную высоту. А с последнего самолета стартовала ракета с экипажем, уходившая в космос. Ракетный полет начинался уже на огромной высоте, где воздух разрежен, и кораблю не надо пробиваться сквозь плотные слои атмосферы, растрачивая на это топливо.

За пять лет до Зенгера Павел Гроховский предложил поднимать ракетный планер на стратостате, стартуя на нем с высоты в 20 верст.

А в 1941-м, как вы помните. Империя имела тяжелые бомбардировики ТБ-3, с которых в воздухе взлетали истребители И-16 — разработка Вахмистрова.

Речь идет о совершенно новой космонавтике, о ее до сих пор неразвитой ветви. Их две. Одна — старт ракеты с самолета-носителя, набравшего большую высоту. Другая — взлет многоступенчатой ракеты прямо с Земли, когда по мере подъема отработанные ступени ракеты отстреливаются.

После Второй мировой развитие космонавтики пошло по «ракетному», а не по «самолетному» пути. Это принесло быстрый успех. Кроме того, именно ракетная ветвь обеспечивала возможность полетов к другим планетам, тогда, как первая ограничивается околоземными орбитами.

Но к концу 1960-х оказалось: «ракетная» космонавтика — вещь дорогая. В силу того, что ее машины — одноразовые. А для бизнеса, связи и обороны нужны именно околоземные, низкие орбиты.

Началась гонка: кто первый создаст воздушно-космические системы. У США не получилось — их «челноки» вышли дороже, чем одноразовые ракеты, и маломаневренными. А вот мы оказались впереди. Надо либо строить машины-аэрокосмолеты подобно зенгеровой, либо создавать систему, в которой космический аппарат стартует с летящего на большой высоте самолета-«авиаматки». Мы успешно шли в обоих направлениях. Именно русские сделали первый шаг в этом направлении. Если США подняли свой первый «космосамолет»-челнок «Спейсшаттл» в 1981-м, то у нас с полигона во Владимировке под Астраханью еще в 1957-м стартовал воздушно-космический самолет «Буря», разработанный в фирме Семена Лавочкина, выдающегося конструктора имперских истребителей в войне 1941-1945 годов.

«Буря» — это длинное узкое тело с треугольными крыльями, поднимаемое в заоблачную высь так же, как и американский «Шаттл» — двумя отстреливаемыми ракетами-ускорителями. Задание Лавочкину на его создание в конце 1953 года дал сам Вячеслав Малышев, глава Минсредмаша — огромного атомного военно-энергетического концерна Империи.

Главным конструктором «Бури» стал Наум Черняков — «зам» Лавочкина. Машина могла летать на трех скоростях звука, неся ядерную бомбу, ориентируясь по звездам. Дальность полета — восемь тысяч метров. Корпус — титановый. Все — впервые в мире.

«Бурю» построили всего за три года. Этот фантастический аппарат и сегодня может поражать Америку, будучи недосягаемым и для истребителей, и для почти всех зенитных ракет США. Ведь он прорывается к цели в космосе!

Однако эту программу свернул проклятый Хрущев. Не оставив ее даже хотя бы на уровне опытных работ. Этот идиот сделал ставку на «первую ветвь», на чисто ракетную технику.

Но опыт, технологический задел и чертежи остались. Ведь мы успели сделать три успешных запуска в беспилотном варианте.

5

Сверхзвуковой «бомбер» Ту-160 оказался великолепной летающей платформой для запуска космических ракет. Так родился проект «Бурлак». В конструкторском бюро «Радуга» под водительством генерального конструктора Игоря Селезнева в начале 90-х родился проект «сцепки» из «Туполева» и специальной ракеты «Диана». Сбрасываемая с мчащегося в стратосфере бомбардировщика, она может выводить на низкие орбиты спутники весом в 1160 кило. Вдвое-втрое дешевле, чем обычные ракеты. Без космодромов, из любой точки планеты, оперативно доставив спутник в нужную область над Землей («Вестник воздушного флота» №3-4, 1996, «Военный парад», май-июнь 1994 г.).

Это — прорыв в создании русских многоразовых авиакосмических систем (МАКС). Наш славный космонавт В.Коваленок, ныне — начальник Военно-воздушной академии имен Жуковского, доказывает: МАКСы могут обеспечить молниеносную разведку как любой точки суши и моря, так и околоземных орбит. Особенно — в районах возможных боев. При минимуме затрат. А еще это — могучее средство борьбы с боевыми космическими системами врага. И США просто не имеют ничего подобного. У нас же НПО «Молния» уже разработало стройную схему применения МАКС.

Ту-160 не единственный носитель-«матка». Ведь мы имеем уникальные тяжелые самолеты военно-транспортной авиации. Это может спасти нас даже сейчас, когда реформы просто разорили отечественную космонавтику.

Коваленок доказывает: ныне Россия стремительно деградирует как космическая держава, становясь придатком американской астропрограммы. Стыковки западного «Атлантиса» с русским орбитальным «Миром», по мнению дважды Героя Империи, сводят к нулю всякие оборонные эксперименты на борту уникального русского комплекса. В этих условиях МАКС становится спасением.

Но в Империи аэрокосмические системы становились мощным оружием победы в глобальной борьбе. Вы, господа американцы, богаче нас? Но мы противопоставили вам технологии в десять крат дешевле. И там, где вам придется выбросить миллиард долларов, мы обойдемся десятком миллионов. Но так, чтобы в клочья разнести вашу хваленую систему «звездных войн». Или в любой момент наводнить небо сотнями аппаратов-разведчиков, управляемых с единого пульта. Дабы засечь каждый американский авианосец, каждую лодку, любую активизацию чужих сия. И навести на них морские, воздушные и ракетные силы Империи. А может быть — и обратить в облака раскаленного газа американские спутники связи.

МАКСы несли нам и богатство. Ведь ради запусков своих аппаратов связи, геологоразведки, метеорологии Империя тратила бы намного меньше Штатов, вынужденных сжигать огромные деньги на выводе в космос того же самого. Ведь у них были только обычные ракеты и архидорогие «челноки»: «Челленджеры», «Атлантисы» и «Дискавери».

6

Мы стояли и на пороге создания невиданного в мире воздушно-космического боевого аппарата с гиперзвуковой скоростью. Или, по другому — аэрокосмолета, «мезосферного агрессора».

Поясним. Атмосфера, то бишь окутывающий нашу планету воздушный океан, делится на слои. Нижний, в котором мы живем и дышим, именуется тропосферой и простирается ввысь на одиннадцать верст. От одиннадцати до пятидесяти километров над землей лежит стратосфера. Царство разреженного воздуха и вечного мороза, доходящего до 60 градусов на высоте в 20 километров. (Но на высоте 50 километров оно приближается к минус 25 градусов).

Современные боевые самолеты летают в тропосфере и стратосфере, не забираясь выше 26-27 километров. До полета Гагарина в 1961 году штурм этих высот давался людям тяжко. На высоте уже 7-ми верст нужна герметическая кабина. А в 12 километрах над землей человек без скафандра или гермокабины гибнет мгновенно, не успевая даже задохнуться — кровь из-за низкого давления вскипает за секунды.

Но это — только стратосфера! С 50 километров на планетой до 85 километров простирается мезосфера — область крайне ионизированного воздуха, на границе которой температура падает до почти космического холода — до минус ста градусов. Ну, а далее идут термосфера и экзосфера — уже ближний космос.

Высшие «этажи» стратосферы и мезосфера — область для горизонтальных полетов неосвоенная. Ракеты, уходя в космос, пронизывают эти слои вертикально или наискось. Спутники на таких высотах (40-90 километров) не летают: слишком плотен для них воздух, они тут если не сгорят от трения, так быстро потеряют скорость и упадут на землю.

Но и самолетам сюда хода нет — крылья уже не держат, а турбореактивные двигатели уже «задыхаются» — воздуха не хватает.

Но именно в мезосферу готова вырваться русская авиация! В нынешней ельцинской «Эрефии» в питерском Научно-производственном предприятии гиперзвуковых систем был в 1992 году закончен начатый еще в СССР проект «Аякс», который может сделать русских обладателями первых в мире сверхвысотных гиперзвуковиков — самолетов с быстроходностью во много махов — скоростей звука. И их можно сделать как военными, так и пассажирскими.

Американцы ведут работы в пустыне Мохав, чтобы построить гиперзвуковик с двумя моторами — воздушно-реактивным и жидкостным ракетным. А наши конструкторы нашли совершенно революционный путь — создание универсального двигателя.

Наши придумали, как использовать энергию нагрева обшивки самолета, летящего на огромных скоростях. «Аякс» имеет двойную оболочку, в промежутке которой в особой системе циркулируют вода и обычный керосин, смешиваясь в специальных термохимических реакторах.

Используя энергию нагрева обшивки при полете на гиперзвуковой скорости, эти реакторы разлагают воду на кислород и водород. Последний смешивается с авиакеросином, и в камеру сгорания двигателя поступают и топливо огромной калорийности, и кислород — для поддержания горения.

Но это еще не все. «Аякс» предназначен для полетов на высотах от 30 до 60 километров в своей «самолетной» ипостаси. На этих высотах сильно разреженный воздух крайне ионизирован — сказываются потоки космических частиц, обрушивающихся на землю. Поэтому под фюзеляжем «Аякса» находится воздухозаборник. По его тракту ионизированный воздух устремляется к двум аппаратам — МГД-генератору и МГД-ускорителю.

Поясним: МГД — сиречь магнитогазодинамический. Чтобы не утруждать Вас длиннейшим пассажем из области физики, поясним действие машин на примере «Аякса».

Попадая через воздухозаборник в тракт под фюзеляжем самолета, гиперзвуковой ионизированный поток резко тормозится в магнитном поле, созданном МГД-генератором. Часть энергии при этом тратится на создание ЭДС — электродвижущей силы. При этом выделяется энергия в сто мегаватт — такую мощность имеет электростанция среднего города.

Заторможенный ионизированный поток воздуха попадает затем в камеру сгорания двигателя, где полыхает смесь из керосина, водорода и кислорода, выбрасывая из сопла движущую «Аякс» реактивную струю. Но у сопла находится МГД-ускоритель, питающийся от бортовой электростанции. И если сей ускоритель включить, то он резко увеличит скорость истечения струи раскаленных газов, разогнав самолет до скорости в 25 махов.

То есть — до 25 скоростей звука! До космической скорости, которая позволяет «Аяксу» выйти на околоземную орбиту. Не верите? Загляните в «Технику — молодежи». В номер 12-й за 1995 год.

7

Таким образом, в Питере сумели создать проект воздушно-космического корабля с магнито-плазмо-химическим двигателем. Серебристого стреловидного гиганта, способного без дозаправки летать на 20 тысяч километров со скоростью выше 10 тысяч километров в час.

Гагарин летел вокруг Земли на скорости 24800 километров в час. «Аякс», включив МГД-систему, обгоняет космический корабль на орбите.

Работа над этим проектом началась еще в конце 80-х годов. И это — сверхоружие Империи, которому не дали родиться. Сверхоружие, которое давало нам средство полного господства над миром. Которое ставило весь Запад перед выбором: либо стать перед русскими на колени и принять их условия, либо сесть на голодные пайки, затянуть пояса и несколько лет трудиться, не покладая рук. Надолго отказавшись от дешевых машин и домов, от высоких зарплат и отдыха на средиземноморских курортах.

Ведь стоило только оснастить «Аякс» высокоточными ракетами и ядерным оружием, и вся противовоздушная оборона США, вся их военная авиация стали бы чем-то вроде рогатки перед реактивным истребителем.

Перехватчики? Но «Аякс» летает втрое выше их. Зенитные ракеты и снаряды «воздух-воздух»? Но они летят максимум со скоростью в 4-5 махов, и наш аэрокосмолет просто уйдет от них, уклонится. Американские противоспутниковые ракеты «АСАТ»? Но их в 1986 году было всего семь штук в запасе. Да и рассчитаны они были не на «Аякс», а на неповоротливый, беззащитный спутник.

Пройдя по космической орбите, «Аякс» может плавно скользнуть в атмосферу там, где пожелает. Над Нью-Йорком или Вашингтоном, над Детройтом или гигантской военной базой США на атолле Диего-Гарсия, что в Индийском океане.

Большинство зенитных систем США просто не бьют выше 30 километров. Космические корабли «Челленджер»? Неповоротливы, сверхдороги, сложны в запуске и безоружны.

Эскадра русских «Аяксов», способная в любой момент появиться над любой точкой земного шара с разящим ядерным мечом, вынудила бы США тратить сотни миллиардов долларов на перестройку всей системы обороны. ПВО пришлось бы развертывать даже в космосе — а для этого у США, как мы уже писали, не хватит никаких сил, средств и технических возможностей.

Да выведи они на орбиты боевые платформы с лазерами и сверхточными ракетами — «Аяксы» и их способны разметать в клочки. Не считая других способов дешево уничтожить всю американскую космическую оборону, о которых мы писали в самом начале нашей книги.

Да, это способ править миром. Способ полностью подорвать США и весь Запад экономически, сделав их тише воды, ниже травы. Чего будут стоить их авианосцы с сотнями обычных самолетов на борту, если в любой момент и в любом море-океане над их неповоротливыми тушами может появиться русский аэрокосмолет и всадить в них сверхточную небольшую ракету.

Никогда, никогда Запад не решился бы подгонять авианосцы к Югославии и варварски жестоко уничтожать с воздуха наших братьев — сербов. Никогда, стоило лишь Москве грозно прикрикнуть, они бы не решились ни на один военный шаг. И на переговорах по разоружению покорно внимали бы нашей воле.

Мы приказали бы, чтобы Пакистан сам уничтожил лагеря афганских душманов и определили бы срок исполнения. Ослушались? Удары с небес испепелят и лагеря, и Исламабад…

Чего будут стоить по сравнению с такой мощью все эти американские Б-1 или «Стелсы»? Не более, чем дубинка дикаря перед автоматом Калашникова.

Кроме «Аякса», мы имеем и иные проекты. В начале 1990-х Запад был всполошен известиями о появлении в Союзе крылатой ракеты АС-19 «Коала», стартующей с «летающей крепости» Ту-95 и летящей к цели со скоростью в 4-5 «звуков».

То была гиперзвуковая 12-метровая машина с воздушнореактивным двигателем, созданная в ОКБ «Радуга», в поистине кузнице крылатых ракет. До сих пор на Западе нет аналогов этой системы. Напоминая большую трубу, к которой приладили короткие плоскости, маленький киль и треугольный плоский нос. Мы сумели построить гиперзвуковую летающую лабораторию «Радуга — Д2», запускаемую со скоростного ракетоносца Ту-22МЗ. И это тоже — ступени к русским авиакосмическим системам.

8

Мы были готовы к схватке за ближний космос, к великому аэрокосмическому прорыву. С 1965 года Глеб Лозино-Лозинский, работающий в ОКБ Микояна, начинает создание системы «Спираль». Как сообщает журналист-техноисторик Игорь Боечин, она состояла из сверхзвукового самолета-разгонщика, взлетавшего с любого аэродрома, ракетного ускорителя и орбитального ракетоплана. Набрав скорость в 6 «звуков», разгонщик отбрасывал на высоте 24-30 верст ускоритель, включая четыре жидкостных мотора. Они выносили аппарат на 200 километров над землей, где от него отцеплялся самолет-ракетоплан, уходивший на кругосветную трассу. Он мог перехватывать чужие аэрокосмические корабли, сбивать спутники, вести разведку и наносить бомбовые удары с почти недосягаемых для американских зенитчиков высот. Вся система их «звездных войн» летела к черту.

Выполнив задание, ракетоплан входил в плотные слои атмосферы — тугоплавким дном из ниобиевых сплавов вперед. Прочертив огненную косую полосу, на высоте 55-50 верст, аппарат переходил в планирующий полет, выбирая место посадки в радиусе шестисот-восьмисот километров. Двигатели разгонщика должны были работать на дешевом и экологически чистом водороде.

По всем расчетам «Спираль» становилась не только русским чудо-оружием, но и весьма выгодным средством вывода грузов на орбиту. Если трехсоттонная ракета «Союз» выводит в околоземье всего 2,5 процента от стартовой массы, то «Спираль» — 12,5 процентов. «Союз» сгорает почти весь, возвращаясь на землю 2,8-тонным, опаленным спускаемым аппаратом (0,9 процента массы). У «Спирали» повторно используются 85 процентов конструкции.

Если бы не глупость наших верхов, то «Спираль» могла взлететь на восемь лет раньше весьма неудачного и дорогого ее американского аналога — «Спейсшаттла». И все равно, успели мы многое. Были построены опытные аналоги ракетопланов. Шли работы в Летно-испытательном институте имени Громова, где строили аэрокосмолеты «Бор». Один из них, еще беспилотный «Бор-4», запустили в космос с площадки в Капустином Яру под Астраханью. Поскольку самолета-разгонщика еще не было, в его роли выступила обычная ракета-носитель.

Обогнув земной шар, пролетев над Индией, Америкой и Западной Европой, «Бор-4» включил торможение над восточной Атлантикой. Над Цейлоном на скорости в 7,5 тысяч километров в час он ворвался в воздушную оболочку планеты и приводнился в Индийском океане между Андаманскими островами и Австралией. Там его уже ждали наши корабли, но вокруг них летали чужие самолеты-шпионы. Позже «Боры» опускались в Черное море. Тогда в него не смело войти ни одно военное судно НАТО.

Все шло очень успешно. Но в дело пошли аппаратные интриги. Престарелый министр обороны Дмитрий Устинов, деятель еще сталинского военно-промышленного комплекса, спасавший когда-то от доносчиков многих русских конструкторов, поддался на уговоры академика Глушко и в феврале 1976 года пробил постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о прекращении работ над «Спиралью» и концентрации усилий в разработке «Бурана» — нашего аналога американского «Спейсшаттла-Челленджера-Дискавери».

То было страшной ошибкой. Американцы на своей шкуре убедились, что их многоразовый корабль чертовски дорог, принося не экономию, а ужасное расточение денег при запусках. Да и «Буран», взлетев в 1988-м, требовал для вывода в околоземье одного кило нагрузки денег в четыре-пять раз больше, чем одноразовые ракеты.

«Боры» еще летали, совершенствуя системы управления и термозащиты для «Бурана». Пять раз побывал на орбите «Бор-5». Планировалось запустить и «Бор-6», дабы изучить прохождение радиоволн сквозь плазму в верхних слоях атмосферы. Но в стране уже бушевали митинги бараньеголовых масс, и Ельцин со всей демократической швалью вопил о том, что деньги надо тратить на «улучшение жизни народа», а не на космос. Пугливый Горбачев послушно поставил «Буран» на прикол, полеты «Боров» прекратились. Народ с тех пор получил «счастливую жизнь». А США стали скупать наши технологии по дешевке, экономя деньги для развертывания своих систем «звездных войн».

Важно иное: Империя в 1985 году имела почти готовую «вторую ветвь» космонавтики. В 1988 году Лозино-Лозинский предложил новую, архидешевую модификацию «Спирали» — ракетоплан «Молния», несомый обычным самолетом Ан-225. Система может выводить 7-8 тонн на двухсоткилометровую орбиту. Но великий конструктор оказался ненужным ни «Новой России» Ельцина, ни ее великим еврейским банкирам.

Он уже стар, хотя и продолжает работать. Еще немного и мы скажем: «Вот еще один загубленный талант». Загубленный уже не сталинскими репрессиями, но «человеколюбивыми» либералами. Зенгеру в Германии помешали мы. А Лозино-Лозинскому свои же «вожди».

9

Мы могли стать властелинами невиданной силы, потрясателями небес, окончательно выиграв для России XX век.

На что мы променяли все это? Я включаю телевизор и вижу самодовольных болванов-комментаторов, несущих чушь о демократии и свободе слова. Или продажных получеловеков-актеришек, лепечущих о своей свободе творчества и о президенте Ельцине. Или гомиков в дебильных видеоклипах, которые под музыку каких-то обезьян в кожаных куртках мочатся в раковину. И на все это мы променяли власть над миром?

Если бы тогда, в 80-х, Горбачев не стал проматывать уйму денег в своих бездарных программах и не терял бы времени в пустой болтовне да в демократических играх! Если бы не тратил уйму денег не бесполезный Московский фестиваль молодежи-85 или миллиард долларов на дачу в Форосе! Если бы тогда, засекретив все до предела, довел бы проект «Аякс» до конца, до постройки эскадры аэрокосмолетов!

Ведь они и в мирных целях сгодятся. На десятки лет захватить мировой рынок гиперзвуковых пассажирских перевозок — было реально. Так, чтобы серебристые стрелы с надписью «Аэрофлот» на борту, стартовав из Токио, Пекина или Берлина, через час-другой садились в Нью-Йорке. Пожинать для страны миллиарды долларов, не продавая при этом за рубеж наших нефти, газа или леса. Упустить все это ради нынешнего болотного житья среди обнаглевших воров? Да на каждом фонаре б вас за это!

Великий Лозино-Лозинский, пользуясь накопленным опытом, разработал проект 900-тонного двухкорпусного самолета — триплана «Геракл». На основе частей и механизмов, которые давно освоены нашей индустрией. Между его двух корпусов-фюзеляжей подвешивается огромный контейнер, который несет почти полтысячи тонн груза. Или специальная кабина на 1200 пассажиров. Триплан с шестью двигателями способен лететь на 11-12 тысяч верст без посадки, развивая ход в 730-820 километров в час.

Услугами таких машин, щедро раскошеливаясь, готова воспользоваться Саудовская Аравия. Ведь в ней нет дорог, а на нефтепромыслы нужно доставлять грузы — в 400-450 тонн. Сауды хотят даже, чтоб им возили чистую воду из Непала, с Гималаев. И пусть они продают свою нефть и проедают свои недра, а не мы, и пусть русские получат от них миллиарды долларов. Но кто поможет построить опытный «Геракл» в нынешней Россиянии? Неужели вы еще верите в сказки о том, что деньги вложат наши славные еврейские банкиры? Да зачем им шесть лет биться над программой триплана, коли можно за полгода нажиться на воровстве бабок из казны, финансировании нефтевывоза из Тюмени или на спекуляциях с заемными бумагами от лившицей и чубайсов? Они, дети еврейского народа, лучше выпуляют лишние миллионы долларов на спонсирование своих соплеменников, устраивающих телевизионные шоу или издающих жалкие газетки новой Россиянии. Они поддержат никем не читаемых писателей, постаревших поэтов или так называемых художников, малюющих какой-то бред умалишенного. И большинство осчастливленных банкирами всегда будет «юридической» национальности. Но ничего весомого, грубого и зримого для Русской земли они делать не будут. Это — железная закономерность, читатель! Нам нужно только сильное имперское государство.

Мне говорят, что у Империи не было средств? Ложь! С 1992 года идет дикий грабеж, а страна еще держится. Я видел, как из моей «нищей» страны вывезли сотни миллиардов долларов. Как Чубайс даром раздал богатства на несметные суммы. Как Ельцин сжег огромные деньги в бездарной чеченской войне и столько же — в «восстановлении Чечни», перекачав триллионы в карманы московских и кавказских воров. Я вижу, как Лужков вогнал в бетонный муляж деньги, которых хватит на постройку трех ледоколов-атомоходов. Я вижу тупоголового «православного» Никиту Михалкова, аплодирующего ему за храмы и умиляющемуся этим болваном. Я вижу, как льются сотни миллионов долларов в торговую яму на Манеже, где усядутся все те же тупые и жадные торгаши. И знаю: все вы — одна стая. Гиены-трупоеды, а не люди! Тому и детей своих научу.

У нас не хватило бы средств на суперпроекты? Чушь! Старые верхи Союза, хоть и наделали массу глупостей, были весьма бережливы. И держали массу добра, которое могло стать неприкосновенным запасом. У нас, например, хранились уникальные книги хасидов — любавичского течения еврейской веры. Самого нетерпимого к нам, православным. (Хасид не должен есть хлеб из печи, огонь в которой разжег не еврей.) В 1927-м, когда нужно было создавать дорогую разведывательную сеть на Ближнем и Среднем Востоке, мы продали часть хасидских книг, выручив баснословные суммы. Богатые хасиды за рубежом денег на выкуп своих святынь не жалели.

В 1991-м большая часть хасидского наследия хранилась в библиотеке имени Ленина. Ее продажа по частям могла бы дать нам средства на «Аякс». Или на «Геракл». Или на «Спираль». Невелика потеря для нас эти книги.

Но в 1991-м, когда хасиды нагло вперлись в нашу главную книжную сокровищницу и испражнялись там на полы, требуя свои манускрипты, в дело вступил тогдашний госсекретарь и правая рука Ельцина — Бурбулис, особь с вдавленными глазами и бабьим голосом (Говорят, что его фото следует рассматривать в голубом свете). И мы не получили миллиардов за хасидские книги. Да и вряд ли уже получим.

Таких неприкосновенных запасов у русских было в 1985-м очень много. Но где они сейчас?

Русские могли создать невиданную воздушную мощь, заткнув за пояс американскую «аэрократию». Огромные возможности открывал до конца еще не изученный эффект плазмоида перед летящим самолетом — об этом мы уже писали. Создаваемый с помощью СВЧ-генератора и фазированных решеток, он резко снижает сопротивление воздуха для летательного аппарата.

Скрещение этой русской технологии с «Аяксами» вообще перевернет и весь мир, и все военное дело. Вот только теперь все достанется Западу. Пока мы будем заниматься реформами.

ГЛАВА 10. ПОТЕРЯННЫЕ ГЕРОИ. ЛЮДИ МЕЧА И МОЛОТА

1

Могучий меч Империи в 80-х годах попал в руки трусливых карликов. Горько сознавать эту истину. И карлики сии никуда не делись — они просто пересели из кресел в Политбюро и ЦК КПСС, из обкомов и главков в кресла президентов, мэров и губернаторов, заняли посты глав банков, «газпромов» и нефтекомпаний. Проиграв и сдав Империю тогда, они продолжают сдавать ее остов — Российскую федерацию.

Америка, взяв в 1981 году курс на силовое противоборство с нашей Империей, прекрасно понимала: советская высшая «элита» слаба и мягкотела, труслива и нерешительна. А потому администрация Рейгана поставила перед тогдашним шефом Центрального разведуправления США Уильямом Кейси задачу: разработать программу запугивания и деморализации высшей номенклатуры СССР. Из посредственного голливудского актеришки Рейгана, вознесенного на президентский пост, стали успешно лепить образ несгибаемого вождя-крестоносца, вышедшего на бой с империей зла — коммунистическим СССР. А на самом деле — с нами, с русскими.

Одновременно ставилась цель изобразить Рейгана как человека с импульсивной, неуравновешенной психикой, способного нажать на ядерную кнопку.

Утонченные специалисты по манипулированию сознанием и «промывке мозгов» США дело сделали. Например, в 1981 году. Рейган в качестве «пробы микрофона» перед радиообращением к нации скажет: «Я подписал закон об объявлении Советской России вне закона, и через пять минут мы начнем ее атомную бомбардировку». А в это время, как оказалось, его «проба» «случайно» шла в прямой эфир.

Они объявляли «крестовые походы» против коммунизма, скрывая под этим словом лютую ненависть против всего русского, православного. США прекрасно знали, что правящая верхушка СССР при Хрущеве и Брежневе выродилась, привыкла к комфорту и стала образцом жадности. Трусости. Бесхребетности. И они этим воспользовались. Началась операция психологического давления — Р5УОР.

«Порой мы посылали бомбардировщики на Северный полюс, чтобы советские радары смогли их засечь. А порой запускали бомбардировщик над их приграничными территориями в Азии и Европе», — вспоминает на страницах «Победы» Швейцера генерал Чейни, командовавший в 80-е американскими воздушными силами стратегического назначения. В критические для США периоды эти операции включали по несколько таких маневров еженедельно. С разными интервалами, чтобы эффект был как можно более пугающим.

Если верить Швейцеру, эскадрильи направлялись в воздушное пространство нашей державы так, чтобы мы сыграли боевую тревогу. Только в последний момент американские Б-52 или Ф-111 поворачивали назад.

То была чистая фикция, тихоходные Б-52 легко уничтожались в случае войны советской противовоздушной обороной, а ответный удар наших ракет с разделяющимися боеголовками, которые никто не смог бы отразить, превращал США в горячее пепелище.

В истории многое повторяется. США своими играми в воздухе у границ СССР 80-х годов не придумали ничего нового. Ведь и за тридцать лет до того они пытались делать то же самое.

Журнал «Мир авиации» (№2, 1995 г.) приводит летопись далеких 40-х — 50-х годов, когда над планетой сгущались реальные тучи Третьей Мировой, атомной войны. Когда разжиревшая богатая Америка грозила только-только поднявшемуся из руин русскому медведю.

Год 1949-й. «Летающая крепость» Б-25, проникнув в воздушное пространство СССР со стороны Черного моря, выбросила в районе Кировограда трех шпионов-парашютистов. На обратном пути ее перехватывают два наших истребителя с аэродрома под Одессой и сбивают…

8 апреля 1950 года американский разведчик «Приватир» с авиабазы в немецком Висбадене нарушает русские рубежи в районе нашей военно-морской базы в Либаве (Лиепае). Четверка Ла-11 под командой старшего лейтенанта Докина вгоняет «Приватир» в волны со всем экипажем из десяти человек…

Год 1950-й. В мае два Ф-51 «Мустанг» вторгаются в небо Чукотки, где встречаются с парой «Ла-11». В бою капитан В.Ефремов подбивает вражескую машину.

В сентябре одиннадцать «Корсаров» с авианосца «Вэлли Фордж» сбивают русский самолет-разведчик из Порт-Артура, в Желтом море. Гибнут трое наших ребят. В октябре два реактивных «Шутингстара» наносят удар по аэродрому Сухая Речка, что под Владивостоком, уничтожая на земле девять наших машин.

А в декабре 1950-го пара МиГ-15 С.Бахаева и Н.Котова в районе мыса Сейсюра, что в Приморье, сваливает в море штатовский РБ-29. Позже капитан Бахаев поедет в Корею, где одержит 11 побед над американскими стервятниками.

Да, американцы уже тогда пытались запугать Кремль. 6 ноября 1951 года пилоты Ла-11 Лукашов и Щукин поджигают в воздухе самолет «Нептун», проникший к нашему мысу Островной в Японском море. В июне следующего года в том же море, в окрестности бухты Валентин объявляется американская «суперкрепость» Б-29. Того же типа, что и бомбившие атомными зарядами Хиросиму да Нагасаки. Ее уничтожают два наших МиГ-15.

Потом еще один Б-29, уже 7 октября 1952 года, вторгается в пространство над нашими Курилами, открывая огонь из своих пушек по паре патрульных «Мигов». Его тоже сваливают в море. Американцы мстят: 18 ноября 1952-го, взлетев с авианосца «Принстон», группа истребителей «Пантер» нападает на четверку «Мигов» у Владивостока. Гибнут Беляков и Вандалов, убитые огнем пушек лейтенантов Мидлтона и Уильямса. Пахомкин, чей истребитель подбили, пытается дотянуть на базу, но разбивается у мыса Льва.

Да, тогда шла самая настоящая война в воздухе. 15 апреля 1953 года ВВС США теряют РБ-50, вторгшийся в наше пространство у Петропавловска-Камчатского. А 27 июля мстят, набрасываясь четверкой истребителей в небе Китая на безоружный пассажирский Ил-12, шедший из Порт-Артура во Владивосток. Капитан Парр убивает двадцать одного русского. Но через два дня пара «Мигов» старших лейтенантов Рыбакова и Яблонского уничтожают над Японским морем самолет-шпион РБ-50…

В те годы СССР был несравненно слабее самого себя в 1985-м. Тогда у нас не было сильного флота, и американцы могли подгонять свои авианосцы к самым нашим берегам, дабы пронзить авианалетами пол-Сибири. Под их ударами с моря и с кольца охвативших СССР баз оказывались Ленинград и Севастополь, Одесса и Николаев, Харьков и Ростов. У нас не было еще ни тысяч баллистических ракет, ни подводных атомных лодок, ни дальних бомбардировщиков в числе, достаточном для угрозы США. У них было больше атомных бомб, эскадры «летающих крепостей», а советский щит ПВО еще не обладал ракетной мощью.

Тем не менее, тогда в Кремле не дрогнули, не отступили, не поддались страху. А при Горбачеве, обладая всем, струсили, капитулировали. Невзирая на мощные «силовые поля» из ракет, крейсеров и атомарин, из воздушного флота в десять тысяч машин. Воистину, меч должна держать храбрая рука, а не дрожащая конечность труса.

2

Выступая в мае 1993-го на конференции в Принстонском университете, последний министр иностранных дел СССР Александр Бессмертных признал это. Швейцер с торжеством приводит его слова: «…Вся утечка информации и рапорты от нашей разведки в США… говорили о том, что Вашингтон серьезно подумывал об уничтожении Советского Союза с первой попытки».

Раскусить этот блеф было делом нетрудным. Не раскусили. Не смогли? Это с нашими-то мощнейшими аналитическими центрами? А может быть, просто не захотели, обрадовавшись удобному поводу сдать страну за пачки иудиных долларов?

Использовали они и Афганистан, начав акции по устранению видных деятелей партийно-государственной верхушки. В 1981 году душманы, пользуясь услугами шофера-таджика, похитили в Кабуле Окримюка — личного друга брежневского премьер-министра Тихонова. Директор ЦРУ Уильям Кейси был доволен. Он говорил: до тех пор, пока советская элита будет чувствовать себя в безопасности, она поддержит войну в Афганистане. «Но когда сыновей высших партийных деятелей и офицеров начнут отсылать домой в цинковых гробах, ситуация может переломиться… Нужно брать на мушку именно таких людей — это прекрасный замысел», — пишет Швейцер.

В 1984-м, когда СССР правил бесцветный чиновник, полуживой старец Черненко, США праздновали первые победы в «войне нервов». Швейцер пишет, что в мае того года ЦРУ провело два специальных исследования о состоянии умов в советской верхушке. Они основывались на показаниях наших предателей-перебежчиков и завербованных ЦРУ агентов: заместителя лондонского резидента КГБ Гордиевского, который убежит на Запад в 1985-м, и Кузичкина, который ушел из нашего посольства в Тегеране в 1982-м. И еще Анатолия Богатого, за месяц до того сбежавшего на Запад из миссии в Марокко.

Результаты гласили: Кремль все больше боится администрации Рейгана и даже объявил несколько атомных тревог. Впервые это сделал шеф КГБ, еврей Юрий Андропов. Швейцер говорит, что Андропов верил в возможность ядерного нападения. Мы же придерживаемся иного мнения — тем самым Андропов нагнетал страх в верхах СССР, умело играя на руку США. Но об этом — после.

Объявление Советским Союзом ядерных тревог, по мнению Швейцера, не означало, что страх перед американской атакой был общей позицией чиновников высшего эшелона советского режима. Однако в такую возможность, мол, верила значительная его часть. Исследования говорили о психологическом стрессе у руководства нашей страны.

Зимой 1984-1985 годов продолжалось «афганское давление». Специальные отряды душманов охотились на наших военачальников в Кабуле. Американцы через пакистанскую разведку снабжали душманов данными спутникового шпионажа. ЦРУ засекало дома и служебные кабинеты русских генералов, следило за их передвижением. Все визиты маломальски важных руководителей из Москвы и Ташкента тоже были взяты под контроль. Американцы снабжали душманов снайперскими винтовками.

Что ж, русская аристократия XVI-XIX веков не боялась ни Бога, ни черта. Русские дворяне врубались на полном скаку в гущи татарских орд, бросались на абордаж чужих флагманов с горящих линкоров, брали под градом пуль неприступные кавказские кручи. Ох, как далеко до них и партноменклатуре 80-х, и нынешним правителям 90-х годов!

Деградация правящего класса Союза поражает своей скоростью. Дети Сталина, Хрущева и Микояна честно воевали и сложили свои головы в самой страшной войне. Детки номенклатуры 70-х и 80-х уже предпочитали торчать в загранкомандировках и внешторгах. А представить себе чад Чубайса или Лужкова, идущих в атаку на Бамут, и вовсе невозможно. Элита трусов и лентяев, она для страны оказались страшнее массированных бомбардировок.

3

Швейцер прав: отнюдь не все в руководстве СССР 80-х разделяли страх перед Штатами. Теперь-то мы знаем, что в недрах советской верхушки зрели две партии. Одна — государственники, организаторы мощи. Но их оказалось не так уж много. И была другая партия — партия измены. Тех, кто ради счета в швейцарском банке или «Мерседеса» готовы продать хоть мать родную.

Один из офицеров КГБ рассказывал нам: еще в 1984-м, когда еще не-генсек Горбачев встречался за кордоном с ярым нашим врагом — Маргарет Тэтчер, в подмосковных партийных усадьбах, в баньках-саунах уже шли разговоры о приватизации. Делились сферы влияния. Отрасли экономики. Территории. Эти люди уже были готовы разрушить Империю и привести ее к позорной капитуляции ради одного только — прибрать в свою частную собственность земли и сырьевые ресурсы страны. А «отставание» СССР от США в гонке вооружений стало лишь удобным предлогом.

Логика их была проста до примитивности. Зачем нам надрывать силы в соревновании с США, коли мы лично можем обеспечить себе жизнь райско-капиталистическую? И плевать нам и на Империю, и на то, что миллионы в ней будут принесены в жертву. Вместе с уникальными научными военно-промышленными и технологическими центрами.

Уже в начале 80-х в среде подобных людей родилась наукообразная теория «реформирования» СССР. Они говорили: мы слишком много тратим на подкормку остальных республик СССР. Не считая огромного количества средств и валютного сырья для удержания русского влияния в ГДР и Чехословакии, в Польше, Монголии и Венгрии. А еще — в Анголе и Эфиопии, Мозамбике и на Кубе, во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе.

Они считали: надо отделить от России союзные республики, высвободить огромные ресурсы, и прорваться в «мировое сообщество», используя неисчерпаемые богатства Сибири и Дальнего Востока.

Для таких «теоретиков» было очень важно вбить в мозги миллионам русских и всему миру: из-за «отсталости и неэффективности» экономики СССР проигрывает гонку вооружений США, и потому ему надо капитулировать. Именно приверженцы таких «теорий», променявшие имперскую мощь на банальные доллары, подыграли американцам в их пропагандистской войне, посеяв в советской верхушке страх перед дутыми блефами США…

Мы хорошо знаем, чем кончились усилия этих «реформаторов». Да, Империю они развалили, ушли с ее рубежей в Европе, Африке и Азии, подорвали и распродали военно-промышленную мощь. Они отказались и от других «источников разбазаривания сил да и средств» — от бесплатного жилья для народа и бесплатной медицины, от спортивных школ, кружков юных техников и дворцов пионеров, от отдыха миллионов наших детей каждым летом.

И что же? Оказалось, что новая воровская власть сжирает средств куда больше, чем отнимали у СССР все республики, анголы-вьетнамы, Афганистан и гонка вооружений, вместе взятые! Даже на издыхании Империи хватало средств и на санатории для народа, и на науку, и на оружие. У демократо-реформаторов после отброса «советского балласта» денег не хватает ни на что. И в стране — обрубке Империи, которая по теории должна была совершить экономический рывок, разваливается все. А народ превращается в стадо дебилов и олигофренов.

Ныне, когда наступает эпоха «после Ельцина», мы становимся свидетелями новой, страшной мутации бывшей советской «элиты». Отброшены лозунги «Уподобимся Западу», и отцы народа щеголяют своим православием, своею «русскостью». Но при сем они готовы при всей своей «русско-православности» пойти на поклон к богатеньким инвесторам — все к той же мировой банкирской сионократии. Чтобы сладко жрать и нежиться, все так же продавая наши недра, леса, горы и долы.

По сравнению с ними даже Ельцин кажется верхом державности. В них нет никакого героизма, никакой способности к волевому рывку, никакого сознания единой Империи.

Да будьте вы прокляты, мелкие твари! Вы доведете политику до уровня уже «калужско-рязанских разборок». И еще совсем недавние времена, когда мы планировали переброску сил из Заполярья к Сицилии, покажутся эпохой князя Святослава.

В середине 80-х приверженцы теории реформ за счет отсечения от России остальных земель кишели в Кремле, словно крысы на старой барже. Особенно много было их в верхушке КГБ, который в 70-е годы возглавлял Андропов, еврей и тонкий ценитель французских вин.

Конечно, таким был не весь КГБ, а лишь та его часть, которая вела дела за границей под прикрытием внешнеторговых и банковских учреждений СССР. На этот участок «невидимого фронта» большие партийные папы двигали своих сыночков — разжиревших, порочных, выросших в презрении ко всему русскому. Эти будущие герои реформ смыкались с другими сыночками, рассевшимися во внешторговских конторах. Эти брали взятки видеомагнитофонами, считали верхом совершенства «Мальборо» и супермаркеты.

Тут мы можем вспомнить, какую роль в деморализации правящего класса СССР играл лично Андропов. (Есть авторитетные мнения, гласящие: Горбачев лишь воплощал планы умершего в феврале 1984 экс-главы КГБ). Андропов умело подыгрывал администрации Рейгана: именно по его инициативе СССР начинает объявлять ядерные тревоги, нервируя и запугивая собственную верхушку — совершенно в соответствии с планом психологической войны, развернутой против СССР Рейганом по совету другого сына израилева — Германа Хана…

…Об этом можно написать не одну книгу. Ограничимся лишь ярким примером того, насколько умело велось разложение нас изнутри, насколько умело имплантировалось в умы молодежи 70-80-х годов представление об Империи, как о чем-то бессильном и отсталом. Молодежи, к которой принадлежит и автор этих строк.

Году в 1982-м нам приходилось бегать в магазин «Дружба», торгующий книгами стран Восточной Европы — только для того, чтобы узнать что-то о наших, русских танках, вертолетах или истребителях. Только из венгерского сборника «Арсенал» за 1982 год я узнал, каков наш Ми-24. Только из толстенного тома «Дас Люфткриг» («Воздушная война»), изданного в 1985-м, мне кое-что удалось узнать о машинах Сухого, о воздушной войне в Корее и Вьетнаме.

Я был и остаюсь фанатиком имперского оружия. С тех самых пор, как вьетнамская делегация подарила моему отцу кольцо, выточенное из дюраля сбитого американского «Фантома». Мне хватало сил и страсти, чтобы бегать в «Дружбу». Но такие магазины открылись лишь в начале 80-х и только в больших городах. Десятки же тысяч городков, поселков и деревень Империи были отрезаны и от такой информации.

Вся советская полиграфия пичкала нас скучными книжками и трудами Брежнева. Там было невозможно прочесть хотя бы что-то о нашем оружии, о нашем инженерном гении. Хотя на Западе и даже у наших социалистических союзников каждый желающий мог купить книги и журналы чуть ли ни с чертежами нашего лучшего в мире оружия.

Сейчас понятно: то был не идиотизм, не обычная бюрократическая тупость, а умелая политика лишения нас национальной гордости. Ибо параллельно издавались роскошные советские издания вроде книги-альбома «Откуда исходит угроза миру». С красочными фотографиями щеголеватых, размалеванных агрессивными эмблемами боевых машин. Истребителей, пенящих волны ядерных субмарин, летящих по бездорожью танков. Но не наших — американских.

Но никто не издавал альбомов и книг о наших марсовых чудесах. На журнал «Техника — молодежи», который пытался рассказать о русском оружии, было невозможно подписаться — он шел нарасхват. Но вместо того, чтобы увеличить его тираж, ЦК комсомола ввело лимиты на подписку.

Впрочем, чему удивляться? Идеологией и пропагандой в СССР начала 80-х занимался Саблер-Суслов. Главполитуправлением армии и флота командовал дряхлый Епишев, под началом которого трудился кабинетный генерал Волкогонов. Позже — записной демократ и оплевыватель нашей Империи.

И вот сейчас, когда внезапно схлынувший поток многолетней мути обнажил даже не все здание имперской мощи, а лишь его затянутые илом величественные руины, они поражают воображение. Но и сегодня мы должны, как археологи, раскапывать и раскапывать остатки так и не успевшей родиться великой воинской цивилизации. Отделенной от нас всего одним десятилетием. Но которую мы знаем подчас хуже, чем мир Древней Эллады.

4

Иногда мне кажется, что это было не со мной. А может быть в иной жизни и ином мире.

Августовским вечером 1982 года диктор Центрального телевидения скупо сообщил: захваченные в плен в Афганистане наши солдаты подняли восстание в лагере, где-то в далеком Пакистане. Захватив оружие у охраны, они дрались до последнего. Под градом душманских снарядов и ракетным обстрелом. В живых не остался никто…

Мы до сих пор не знаем их имен. И до сих пор никто не поставил им, неизвестным, памятника. Бесстрашным русским воинам, не согнувшим послушно шею даже за тридевять земель от родных очагов.

Боль за них до сих пор переполняет наши сердца. А вокруг — все та же равнодушная толпа большого города, стадо двуногих жвачных, и каждая особь не стоит и волоса с головы тех героев. Тогда, в 1982-м, она интересовалась лишь импортными тряпками и результатами футбольного чемпионата мира. Ныне — опять тряпками да курсом доллара впридачу.

СССР погиб не в 1991-м. И даже не в 1985-м. Крушение Империи началось, когда мы забыли и превратили в ничто наших героев. Сверхлюдей, творивших чудеса доблести в самом жестоком горниле для человеческой личности — на войне.

Давайте, как и десять-пятнадцать лет назад, спросим у первого попавшегося нам навстречу прохожего юного возраста. Что знаешь ты о тех, кто дрался на Формозе в 1951 году? А о тех, кто топил японские корабли в устье Янцзы в 1938-м? Или о тех, кто превращал в факелы американские «Суперсейбры» над Северной Кореей? Или о тех, кто сшибал с небес израильские «Скайхоки» и «Фантомы» в душном мареве Синая в 1973-м? В лучшем случае молчаливое изумление будет вам ответом.

К 1985 году в Союзе жили тысячи безвестных героев, и пример каждого мог бы стать факелом, зажигающим миллионы сердец пламенной гордостью за Империю. Светочем, примером для юных. Святыней для горячего почитания. Источником неукротимого воинского духа. И этих героев мы тупо и бездарно потеряли.

Кто из ныне живучих знает о дне 12 апреля 1953 года? Тогда, ровно за восемь лет до старта Гагарина, несколько десятков американских «Тандерджетов» под прикрытием истребителей «Сейбр» 51-го авиакрыла ВВС США атаковали плотину ГЭС в северокитайском Супхуне.

Но встретили их в воздухе летчики 32-й авиадивизии на МиГ-15. Среди них был и капитан Семен Федорец, командир эскадрильи…

…Когда они подошли, бой бушевал вовсю. «Помогите, меня подбили! Помогите!» — отчаянный призыв забился в шлемофоне летчика. Капитан увидел рядом теряющий высоту горящий МиГ, за которым коршуном гнался «Сейбр», паля в упор из носовых пушек. Боевой разворот — и Федорец помчался на увлекшегося охотника. Открыв огонь в упор, он вогнал врага в последнее пике…

Но его тут же атаковала четверка «Сейбров», ведомая капитаном Макконеллом, лучшим асом американцев в той войне…

Очередь хлестнула по кабине. Брызнуло в стороны остекление фонаря, разлетелась на куски приборная доска. «Все!» — мелькнуло в мозгу. Но самолет послушно дернулся, повинуясь движению ручки управления. Рули целы.

Джозеф Макконелл был уверен, что убил русского пилота. Но израненный МиГ резко бросился вправо, прямо под нос его Ф-86. Ошеломленный американец проскочил вперед, и Федорец увидел его впереди — слева на «одиннадцать часов». Капитан дал левую педаль, бросив истребитель в вираж. Заходя врагу в хвост.

Макконелл лихорадочно выпустил тормозные щитки. В мозгу мелькнуло: погашу скорость, и русский проскочит вперед! Тело налилось свинцовой тяжестью перегрузки, привязные ремни вдавились в тело, и хриплый возглас вылетел сквозь сжатые зубы.

Поздно! Русский ударил из пушки. Снаряды прошили правое крыло «Сейбра», вырвав огромный кусок обшивки. Американец кувыркнулся вправо и пошел к земле. Теряя высоту, он тянул к морю. Там его самолет рухнет в волны, он катапультируется, и его подберет спасательный вертолет.

Тогда наш капитан еще не знал, что этот, шестой по счету сбитый им воздушный пират — сам ас Макконелл, сваливший тогда уже восемь МиГов. Оставшиеся «Сейбры» обрушили на него ливень снарядов, перебили тяги управления машины, и Федорец катапультировался…

Низкий поклон вам, товарищ капитан! И вам, далекий ашхабадец Игорь Сеидов, рассказавший нам об этом бое в мало кому известном журнале «Мир авиации», который выходит трехтысячным тиражом на 150 миллионов душ нынешней России.

Где сейчас наш ас Семен Федорец? Тихо догорает уже седой ветеран Третьей мировой, холодной войны. Почти никому не известный отставной полковник, скромный преподаватель тактики в Харьковском военно-воздушном училище. На нынешней опереточно-незалежной Украине, у которой давно нет горючего на авиацию.

А сколько у нас есть и было таких воинов? Сколько они могли уже десятки лет назад рассказать о жарких делах над сопками Кореи, где американцы были жестоко биты русскими? Кто из вас, читатели, знает, что наши соколы в 1950-1951 годах там на один потерянный русский самолет валили наземь пять американских? А в 1952-1953 годах, когда туда прибыли новейшие, превосходящие МиГ-15 «Сейбры», американцы все равно теряли трех своих за двух наших?

Десятки лет они молчали, придавленные глухими плитами идиотской секретности, спеленутые «подписками о неразглашении». Что чувствовали они тогда, когда американцы обсасывали и славили по всем своим каналам каждый свой боевой эпизод, когда миллионы американских мальчишек могли читать о своих капитанах макконеллах в иллюстрированных журналах и роскошных книгах, видеть их по телевизорам, покупать сотни фильмов на видеокассетах? Что чувствовали эти неизвестные нам герои, когда наша, советская молодежь равнодушно смотрела на их скромные орденские колодки? Не зная ничего о них и о их погибших соратниках, боготворя новых кумиров 70-х — 80-х годов: завмагов, директоров торговых баз и ресторанов, барменов и пустоголовых эстрадных певцов да певичек?

Если вы, дорогой читатель, когда-нибудь будете в Китае хоть по делам туристским, хоть по делам бизнеса, и занесет Вас случай побывать в городе Ханькоу, зайдите в городской парк «Освобождение». И поклонитесь земно нашим летчикам, спящим там вечным сном. Козлову, Песоцкому, Кулешину, Марченко, Долгову, Скорнякову, Гульену, Чурикову, Терехову, Гурову. Все они погибли в 1938-м, сражаясь с японскими воздушными армадами в битве над Уханем. «Меч справедливости», — так называл их китайский народ.

Но они дрались и за нас. Они останавливали железный натиск стойких и сплоченных самурайской дисциплиной японских армий. Набираясь опыта, который пригодится потом — когда полчища Страны Восходящего Солнца ринутся в 1939-м к Халхин-Голу. Рассчитывая сначала победно вонзить самурайский меч в монгольские равнины, а потом — и в русское Забайкалье, в наше Приморье. Но будут жестоко биты Жуковым.

Что мы с вами знаем о той войне и ее русских героях? Да почти ничего. Ведь нам есть кем и чем гордиться за ту, неизвестную нынешним русским, войну. В декабре 1937-го девять русских скоростных бомбардировщиков СБ атакуют шанхайский рейд и аэродром. Идет на дно японский крейсер.

18 февраля 1938-го русские уничтожают в уханьском небе двенадцать вражеских машин.

23 февраля 28 СБ под командой Полынина бьют по Тайваню, предав огню сорок самурайских самолетов и трехгодичный запас горючего. Потерь нет.

В июле-октябре 1938 года японцы бросают на реку Янцзы целый флот, пытаясь вонзиться в Китай вдоль ее русла. Из Союза прибывает эскадрилья СБ полковника Тхора. В той речной битве мы топим 92 корабля врага, уничтожаем большой авианосец в десять тысяч тонн водоизмещением…

Посмотрите на американцев. На слеты их ветеранов — красочные и торжественные, на которых вся страна отдает почести своим героям. Пусть они даже ветераны «победы» над Гренадой в восемьдесят третьем, где против сотни негров с автоматами бросили авианосец, крейсера и штурмовики.

Мы лишили своих героев всего. Сдается, что крысиная наша бюрократия и трусливо-разжиревшие комсомольцы-лицемеры просто боялись этих гордых орлов. А потеряв героев, мы утратили Империю.

СССР в 80-е годы был страшно богат. Что мешало нашей КПСС с ее идеологическим аппаратом поднять на щит военных героев державы? Снимать фильмы о славных битвах, о летчиках, танкистах и моряках? Ведь было все — и архивы, и техника, и живые участники битв. И еще не разложенная, не доведенная «до ручки» армия. С асами, которые могли сыграть в фильмах не хуже американцев в их нашумевшем фильме «Топ Ган» — «Воздушная гвардия».

Как мы, молодежь 80-х, тосковали по таким лентам! Как мы жадно ловили крупицы сведений о наших героях в Африке и Азии, о победах над врагом! Но Кремль нас лишал всего этого. Теперь мы знаем: все делалось намеренно.

У нас и поныне не перевелись люди, которые не испугались бы ни американских «психологических войн», ни душманов. Те, которые могли выжечь всю нечисть в стране и навести в ней наш, имперско-русский порядок. Не на словах, но самой жизнью своей создававшие и крепившие грозную мощь Империи.

Человек, прошедший огонь боев и ледяные брызги арктических штормов, никогда не станет продажной шкурой. Тот, кто закрывал страну грудью на всех широтах, кто жег свои силы и молодость, возводя ядерные центры, никогда не продаст страну за пригоршню долларов — так, как сделали это ныне правящие. Не вонючая жижа, породившая чеченолюбивую интеллигенцию, а герои должны были стать истинной элитой. Кто все эти ельцины, кравчуки-кучмы, Лужковы и Назарбаевы? Всего лишь грязная пена, которую Запад легко и просто подкупает. Кинул доллары в карманы киевской «элите» — и она ревностно делит черноморский флот. Прекрасно зная, что он в незалежной Украине превратится в груду ржавья.

Страной должны править самые доблестные и бескорыстные. Ведь армия — не просто сонм наемных работников в камуфляже, готовых тупо исполнять любой приказ и служить тому, кто больше платит. Подобная армия — предвестник гибели нации.

Армия в Русской цивилизации должна стать ее сердцевиной, душой, основой. Ибо только в бою человек может полностью раскрыть себя, свою доблесть и преданность стране, способность к самопожертвованию и братскую взаимовыручку. И только бой делит людей на истинных личностей и на низших особей, до конца высвечивая всех подлых, продажных и трусливых. Лишь одна битва рождает истинную аристократию, достойную править страной. А потому вы просто не увидите среди тех, кто сегодня сражается, детей чубайсов, ельциных, черномырдиных и лужковых.

Армия в Русском порядке — это хранитель святого неравенства людей, здоровой иерархии и школа дисциплины. Ибо тот, кто повелевает людьми, должен уметь и подчиняться. Поэтому Петр Первый-Победоносец заставлял дворян начинать карьеру с рядовых солдат. И отмена этого святого принципа после него пусть медленно, но верно привела нас к катастрофе 1917-го, к полному вырождению дворянства. Равно как и отказ советской «элиты» от сурового воинского воспитания детей — к крушению СССР.

Армия призвана быть нашей опорой еще и в силу внутренних законов развития Русской Державы — родившейся в выросшей в жестоких войнах с агрессивными соседями. Иного нам не дано, и мало что изменится впредь.

Но силе и дисциплине всегда нужна органичная, великая Идея. Гноящийся «коммунизм» последних вождей СССР уже изначально нес в себе неизлечимые пороки антиимперскости, уравнительства, апелляции к примитивным материальным чаяниям низшего человека-раба. Нужна была совершенно иная Идея.

Мы не дали ее самой великолепной мощи мира. Низвели и забыли своих героев. Вручили власть исчадиям рабской массы, «князьям из грязи», не-воинам. Разложившаяся жижа вверху — это разложение и внизу. Это некогда великий народ, обернувшийся ныне безмозглым пацифистским электоратом, готовым раздать свою страну по кускам мало-мальски организованным бандам с криком: «Лишь бы не было войны!». А как еще мы можем назвать миллионы своих тупых сограждан, искренне умиляющимхся чеченским головорезам, которые несколько лет резали и насиловали их же собратьев-русских? Это стадо, которое совершенно не думает о завтрашнем дне, когда его, быть может, погонят рыть окопы уже под Москвой?

Знаете, почему нас довели до поражения в чеченской войне 1994-1996 годов и почему вся «элита» — от картавых правозащитников и гомосеков до самого премьера Черномырдина — бросились останавливать ее? Они просто боялись, что в горах Кавказа из мутноглазой тупой массы «электората» выйдет стальная когорта русских героев. Которых уже не обманешь. Которые до конца познали всю продажность «россиянской элиты» и не пощадят ее.

Помните, как кудрявенький львовский еврей Явлинский кричал в Думе: кто хочет — пусть берет ружье и идет сам воевать в Чечню? Помните, как Лебедь предлагал патриотам собираться в батальоны и идти туда же? Фарисеи, вы никогда этого не допустите. Ведь стоит лишь государству действительно объявить набор и подготовку такой добровольческой армии — и под ее знамена станут 20-30 тысяч героев, готовых играть со смертью вполне сознательно. Да, они усмирят Чечню быстро и жестоко. Но после пойдут наводить порядок и в Москве. И закачаются на фонарях политиканы и воры, предатели и правозащитники.

Вот почему гнилая Система толстозадой сволочи боялась героев и в 1985-м, и поныне. И всегда будет их уничтожать.

5

Скольких героев мы потеряли? Ведь Империя воевала много и долго, загоняя врагов в угол, в смертельный тупик. В 30-е годы — в Испании и Китае, на Халхин-Голе, озере Хасан и на Карельском перешейке.

После самой страшной в истории человечества войны, давшей легионы забытых героев, русские бьются в Корее. Потом — в Алжире, во Вьетнаме и на Ближнем Востоке. Но кто знает имена ребят, которые сбивали израильские «Фантомы» на Синае в 1970-х? Имена тех, кто тралил в 1974-м Суэцкий канал, очищая его от мин?

Точно так же мы не знаем тех, кто схлестывался в 70-е с юаровскими коммандос в ангольском буше. Или тех, кто проливал свою кровь на выжженных солнцем каменистых плато Африканского рога во время сомалийско-эфиопской войны 1977-го.

А Вы, читатель, знаете имена русских асов-штурмовиков? Знаете, сколько каждый из них сжег немецких танков с воздуха и сбил гитлеровских самолетов? Ведаете ли Вы имена наших славных пилотов бомбардировщиков и торпедоносцев, и сколько успешных рейдов они совершили? Знаете ли Вы, кто брал Курилы или уничтожил больше врагов со снайперской винтовкой? Боюсь, что нет. А вот немцы знают. Они помнят гауптмана Руделя, который на своем пикировщике сжег почти три сотни наших танков. Как-то я прочел в газете строки, поразившие меня как молнией: у нас нет статистики о лучших воздушных стрелках Великой Отечественной, которые летали на бомбардировщиках. В отличие от Запада.

Вот оно, величайшее преступление вислобрюхих, плешивых чинуш партийного режима КПСС! У них было почти тридцать лет, чтобы возвеличить подвиги Русского Солдата в тысячах ликов и во всех подробностях! Они и породили нынешних сорокалетних, это быдло, этот демократоидный электорат, который уже двадцать лет назад смотрел на фронтовиков, как на досадно путающихся под ногами маразматиков, которых почему-то надо пропускать вне очереди. Я сам слышал реплики: «Уже тридцать лет с войны прошло, пора бы и в очереди стоять, как все!»

Они породили это безмозглое идиотское стадо, которое готово мастурбировать при виде мягкотелого, коровьеглазого певчины Киркорова, похожего на перекрашенную девку. Быдло, которое готово осыпать его миллионами долларов за песенки «Зайка моя…», и знать ничего не желая об истинных героях, которые и сегодня рискуют жизнью да здоровьем! «Зайка моя!» — а где-то живут в безвестии, оболганные журналистскими педиками двадцатилетние Герои, вытаскивавшие раненых товарищей из огневых мешков в Грозном. Или бросавшихся в бой один против десяти! Длинноволосые бесполые твари, скачущие в эстрадном балагане, живут в тысячи крат богаче тех, кто для нации ценнее в миллионы раз — лучше величайших ученых, конструкторов и инженеров. Это — уничтожение народа, тонкий геноцид. Но начался он отнюдь не при демократах.

Уже в советские времена экраны телевизоров заполняли в основном кто? Да зиновии гердты, менакеры-мироновы, еврейские юмористы и актеры, певцы, снова актеры… Вот так для нашего наивного народа они и стали величайшими кумирами. А поскольку они были в основном одной национальности — еврейской, то у всех в мозги врезалось: они — самые умные, самые талантливые, самые-самые. Эти самые-самые и сейчас хорошо устроились при власти, ползая у ее подножия, хватая милостиво бросаемые банкирами подачки и славя демократию. А те, кого прятали в секретности чинуши КПСС еще в те времена, все наши величайшие гении и храбрые воины, теперь уходят в полное небытие, в нищету и в могилы!

Самое большое преступление старого советского режима — в пренебрежении этими людьми, в тихом убийстве национальных героев. В уничтожении как таковой ценности воинской славы. Ведь истинный аристократ — это не торговец и не чиновник, а прежде всего воин. Тот, кто ради Империи рискует своей жизнью, кто презирает смерть и животные радости обывательского стада.

Лучшие люди — отнюдь не те, у кого больше денег. Лучшие — это те, кто рискует жизнью во имя своей страны, во имя своего народа. Нет людей выше, нежели те, кто прошел проверку боем. Хрущевско-брежневская власть утопила их в безвестности.

Где-то весной 1996-го по телевизору крутили очередной «шедевр» очередного векслера — документальный фильм «Бродвей нашей юности». О разных там евтушенко, галиче, окуджаве, вознесенском. О каких-то особях с грузинскими и иными нерусскими лицами. О той самой братии, которая валом повалила в демократию и политику в конце 80-х — начале 90-х годов. Которая, под вопли об «общечеловеческих ценностях» и о «слезинке ребенка» вызвала крушение великой Империи и танцевала на ее обломках, оплевывая все русское.

В фильме «Бродвей нашей юности» они вспоминали о походах в рестораны и о покупке импортных пластинок, о стильных пиджаках, галстуках и брюках «дудочкой». И все! И больше — ничего. Вопиющее убожество, пустота. «Бродвеисты», они молились на тряпки и Запад, злобно шипели на фронтовиков и считали себя некими «высшими людьми».

Те, кто Геростратами подорвал устои нашей тысячелетней державы, были племенем тепличных, изнеженных ничтожеств, чей мир замыкался в гадюшнике Арбата, улицы Горького, ресторанов «Прага» и «Националь». Косный хрущевско-брежневский режим сам вскормил этих тварей, которые в те годы на свою студенческую стипендию могли закатиться погулять в рестораны, где ныне обед обойдется в 200-300 долларов.

Именно при Хрущеве и Брежневе Евтушенко и Вознесенский читали свои вирши на стадионах, становились кумирами молодежи, лелеяли своих духовных отцов — пастернаков, мандельштамов и цветаевых.

Мы сами вырастили их — недочеловеков с двойными душами. Вроде Окуджавы, который в молодости клялся в любви к «комиссарам в пыльных шлемах», а тридцать лет спустя истерично требовал расправы над защитниками Дома Советов в 1993-м. Один из журналистов метко назвал «шестидесятников» страдающими поносом через рот.

Как говорится, не в бровь, а в глаз. Бескрылые, они предали и продали все. За гранты западных фондов. За букеровские премии. За доступ к микрофону на телевидении — чтоб и далее загаживать нам мозги.

6

Но к середине 80-х по русской земле ходило племя новых людей. Подчас коротко стриженых, в камуфляжной форме, с задубелой от ветра и солнца кожей. А иногда — и в строгих костюмах. То были истинные создатели и хранители имперской мощи.

Меч и Молот — вот единственные опоры всякого великого народа. Не дилеры, не брокеры и не банкиры. В благодушные брежневские годы мы почти ничего не знали о целой армии людей, благодаря которым жили мирно и спокойно.

Кто-то строил реакторы и водил истребители. Кто-то обезвреживал старые немецкие авиабомбы и мины. А кто-то создавал уникальную космическую технику или гонялся за душманскими караванами. И если мое поколение выросло сильным и здоровым, то только благодаря им — воинам и инженерам, ученым и рабочим.

Люди Меча и Молота, они были потенциальной, новой аристократией державы. Любителям порассуждать о тупости и лени русских стоило хотя бы минуту побыть на их месте. Да разве можно сравнить «работу» какого-нибудь банкира-гусинского или кавказского мафиози — «хозяина» московского рынка с трудом пилота МиГ-29? Или хотя бы с одной минутой ракетчика, который в 1973-м вступал в бой с ревущими израильскими «Фантомами», изрыгающими смерть? А создать новый реактор в сто крат тяжелее, нежели крутить бюджетные деньги.

Режим уничтожал этих людей изощренно и умело. Забвением и безвестностью. Мизерными зарплатами и пенсиями. Потом — сожрав их сбережения, устранив поле их деятельности, остатки престижа их работы.

Человек с великим историческим чутьем, Сталин хотел восстановить истинную, воинскую аристократию. При нем каждый кавалер ордена получал еще и годовое денежное содержание. Правда, не бог весть какое большое, но ведь были герои с целыми иконостасами. Сталин сохранял обычай царских времен, когда к наградам Империи полагались земли, имущество, звонкая монета. Пока не пришел Хрущев.

Задумайтесь, читатель! Ведь это — не просто плоское материальное стимулирование, а настоящий краеугольный принцип имперской, воинской цивилизации. Который, будучи развит, приводит в движение величайший механизм выдвижения наверх самых храбрых, доблестных, беззаветно преданных державе.

Вдумайтесь сами: современная либерально-рыночная, демократическая цивилизация открывает путь наверх людям особого сорта — обладателям больших денег. Добываются кои путями, далекими от истинно славянско-православных, имперских идеалов. Ибо кто имеет деньги? Удачливый торгаш, взяточник, казнокрад, гангстер, сбытчик наркотиков или содержатель индустрии порока: игорных домов, проституции и т.п. Добавим сюда рэкетиров, банкиров и биржевых спекулянтов — творцов денег «из воздуха», ничего не создающих.

Современная цивилизация проповедует принцип: «Добыть как можно больше денег и как можно быстрее!» Поэтому отбросьте сказочки о сколачивании состояний честным, упорным трудом — в мире уже веками самые большие богатства создаются лишь грабежом, спекуляциями и обманом. Рынок и демократия довели все это до крайней степени.

Понятно, что в таких цивилизациях люди Меча и Молота отодвигаются назад. Ну какие дельцы могут получиться из людей, которые храбро бьются в сражениях или сжигают себя, создавая для нации новые машины, делая неприбыльные научные открытия? С точки зрения дельца, озабоченного проблемой срывания большого куша, конструктор гиперзвуковика, закладывающий в свое детище технические решения на полвека вперед — просто блажной, «не знающий жизни».

Командир взвода спецназа, который за гроши претерпевает испытания на грани человеческих возможностей — просто опасный идиот. А мой знакомый капитан химвойск, добровольцем рванувший в Чернобыль просто из принципа «Если не я — то кто же?» — идеалист-сумасшедший.

Словом, все те, кто выше презренной материи и животных наслаждений ставит дух и доблесть, все те, кто создает мощь, величие и безопасность империй — изгои в нынешней либеральной, эгоистической, падкой на обывательское счастье «цивилизации».

Не думайте, что социализм в СССР так уж отличался от западного капитализма. Построенный на идеях Маркса, этого носителя того же иудейского духа, он (хотя бы на словах) унаследовал от своего брата-капитализма потакание мелким, сугубо материальным устремлениям серого, обыденного человечка. Он расплодил огромный чиновничий аппарат, где способом возвышения стали отказ от чести, от храброй решительности. Подхалимаж, угодничество перед начальством, умение льстить, подло интриговать и подсиживать других — вот «доблести» советской бюрократии, которые за три поколения подняли к власти массу такой мрази, которая и привела к гибели величайшей в истории человечества страны.

Сталин прекрасно это понимал. А потому хранил принцип приложения к орденам благ материальных, благ власти. Пусть подчас и на зачаточном уровне — страна была истощена жесточайшей войной. Но она поднималась и богатела — и приложения к наградам могли становиться все весомее.

Вопреки марксизму, проповедовавшему равенство, Сталин создавал строй неравенства, пытаясь выпестовать новую аристократию. Но не из чиновников или торгашей, а из воинов, боевых генералов, энергичных конструкторов, технократов и ученых. Он поднимал над общей массой профессоров и врачей, летчиков и высококвалифицированных рабочих. Гордостью и элитой страны должны были стать те, кто не жалеет себя во имя крепости страны и ее будущего.

Не только воины, но и полярники, изобретатели, строители индустриальных гигантов, журналисты и писатели с имперским мышлением. Первопроходцы и люди отчаянной отваги. Именно потому ходят упорные слухи о том, что Сталин вынашивал планы наделения землей боевых генералов. Именно потому он повел борьбу с безродными космополитами, сделавшими карьеры на оплевывании и охаивании всего имперски-русского. Повернулся лицом к церкви. А доходы офицеров, ученых, инженеров и журналистов конца 40-х годов были фантастическими.

Но даже он был непоследовательным. Даже над ним довлел проклятый дух марксизма. Ведь при нем на фронтовиков тоже обрушиваются репрессии. И никуда не исчезает слизистая масса чиновников, доносчиков, задолизов.

Сталин не успел сменить порочную идеологию. А может, решился на это слишком поздно, и ему не хватило жизни. А потом Хрущев отменил выплаты денег к орденам, срезал заработки военным и инженерам. Начал реабилитацию всех без разбора. Ввел уравниловку. Брежнев только продолжил процесс этого антиимперского гниения, который довершили наши демократо-реформаторы. За полвека с нашей Победы военные превратились в посмешище, инженеры стали зарабатывать меньше полуграмотного рабочего, герои потонули в безвестности, а к власти пошли завмаги, директоры гастрономов и торговых баз, чинуши. Все те, ныне ставшие банкирами, президентами, главами администраций, мэрами. Вместе с ратями тварей — «шестидесятников». Ельцин, Чубайс и Черномырдин, Гайдар и Лужков — все они порождения одной и той же тьмы.

Мы стали терять Империю тогда, когда стали терять наших героев. Нет ничего омерзительней нынешней «элиты». Ведь как нынче стать уважаемым в среде лужковых, черномырдиных и чубайсов? Заимей, укради из казны, сделай на наркотиках десяток-другой миллионов долларов — и ты приобретешь для них сверхценность. Любые двери откроются пред тобою, даже если ты нажил свои деньги на убийствах. А если ты еще и содержишь на свои средства тысячу головорезов с автоматами — ты уже реальная власть, и генералы поедут к тебе на переговоры, подписывая с тобой договоры от лица Россиянии.

Вот почему огромная страна стала огромным шалманом, и крохотное бандитское гнездо Чечни победило целую армию, а власть в Москве захватывают главари кавказских мафиозных кланов, женя своих сыночков на дочерях лужковских префектов.

Государство, в коем на троне и в роли аристократов оказались уголовники и быдло, обречено на гибель. Крысе можно усеять хвост алмазами — но она навсегда останется только крысой. Неужели Вы верите в то, что нынешние крысы вдруг превратятся в петров великих?

Присмотритесь повнимательнее к теперешним лидерам. Разве не видите вы, что они стремятся не БЫТЬ кем-то, а лишь ИГРАТЬ РОЛЬ? Есть «Газпром», у которого сыплются и рвутся трубопроводы, но который находит несколько миллионов долларов на то, чтоб устроить цирковой балаган на священной Красной площади осенью 1996-го. Вместо того, чтобы истратить эти деньги на какой-нибудь реальный проект, будь то новейший русский самолет или компьютер. Есть актер Лужков, который в роли «православного патриота» тратит триллионы на бездарный храм-новодел, пока трещины идут по стенам святыни из святынь — собора Василия Блаженного XVI века, символа Русского, Третьего Рима?

Лицедеи у власти — вещь более, чем страшная. Лишь Мечи и Молоты героев создают вековые царства…

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ 1. О ЦЕННОСТИ ИМПЕРСКОЙ МОЩИ И АТОМНО — РАКЕТНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА. ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ «УРАГАННЫХ ПТИЦ». ЛЮФТВАФФЕ 1946 ГОДА И УРОКИ, НАМИ ИЗВЛЕЧЕННЫЕ.

«Вы — немец от головы до ног, бронированная пехота, производитель машин, у вас и нервы, я думаю, другого состава. Слушайте, Вольф, попади в руки таких, как вы, аппарат Гарина, чего вы только не натворите…
— Германия никогда не примирится с унижением!»
Алексей Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина», 1927 год.

1

22 июня 1996 года, когда все русские скорбели по трагедии сорок первого, по телевидению выступал очередной евро-демократический мыслитель Владимов. Лауреат забугорной букеровской премии. Мол, надо было, отбросив гитлеровцев за рубежи страны, остановиться и не идти в Европу. Не превращая, дескать, освободительную войну в завоевательную.

А несколькими годами ранее вылез перебежчик Резун, который под псевдонимом Суворов заполонил страну книжонками, силясь доказать, будто бы СССР не следовало заниматься строительством танковых армад и колоссального воздушного флота. Это, мол, привело лишь к гибели миллионов людей в ходе сталинской индустриализации. Оказывается, нам надо было воздвигнуть мощнейшую линию укреплений, которую гитлеровцы якобы были бессильны прорвать.

Но мы — не резуны и не владимовы, и потому хорошо знаем, что могло случиться, пади Союз в 1941 или 1942 годах. Да даже остановись мы на своих рубежах в 1944-м, оставив под пятою немцев Польшу, Чехию и Венгрию, Австрию, Норвегию и Югославию, Румынию и Словакию. А знаете ли вы, на пороге какого могущества стоял Третий Рейх, какую мощь он мог обрести даже после страшных поражений на русском фронте в 1942-1944 годах? И каким подарком была бы для него и владимовская остановка на границах, и резуновское зарывание в землю? Начнем всего лишь с двух примеров.

Самым быстрым самолетом Союза тех времен был Як-3, одна из модификаций которого в 1944 году достигла скорости в 730 верст в час. В 1942 году мы попытались построить перехватчик БИ-1 с ракетным жидкостным двигателем и скоростью в 970 километров в час. Но сделали его с прямым «дозвуковым» крылом, и потому при попытке достичь рекорда БИ-1 вошел в неуправляемое пике. Он врезался в землю, унеся с собою жизнь талантливейшего летчика-испытателя Григория Бахчиванджи.

Зато немцы тогда изучали уже сверхзвуковые скорости, работая в лабораториях Отцаля и Геттингена, Детмольда и Гамбурга, Травемюнде и Пенемюнде. Главный конструктор фирмы «Мессершмитт» Александр Липпиш трудился над сверхзвуковым истребителем «Егер ЛП-13» — узким бесхвостым треугольником, рассчитанным на скорость то ли в 1955, то ли в 2410 километров в час. Именно с помощью Липпиша американцы в 50-х годах построят свой первый сверхзвуковой бомбардировщик «Конвэр». Тоже треугольный и тоже бесхвостый. В Германии уже летали модели «Егера», и был готов его экспериментальный планер. И дай мы Гитлеру «владимовскую передышку», то эскадрильи немецких сверхзвуковиков в пух и прах разнесли бы и русские, и британские, и американские ВВС. Ибо реактивный «Метеор» англичан в 1944 году развивал всего 660 километров в час, а штатовский «Шутингстар» — только восемьсот восемьдесят в 1945 году.

Пример второй: в начале 1945-го, под тяжелыми бомбежками англо-американских «летающих крепостей», при страшном дефиците стратегических материалов германцы не только достигают рекордного уровня в производстве вооружений, но и едва не опережают лос-аламосский проект Рузвельта. Мучаясь от недостатка урана и тяжелой воды, группа Гейзенберга и Виртца дважды едва не осуществила цепную реакцию, чуть не создав атомную бомбу. Дважды — в январе в Берлине и в марте — в пещере Хагерлох. Так что будь на месте Сталина резуны иль владимовы — и пошли бы прахом все жертвы русского народа.

2

Зачем нам, русским, военно-промышленная мощь? Сейчас стало модным на сотни ладов поносить ее и объявлять чуть ли не главной причиной нищеты и бедствий народных, виновником гибели от голода миллионов людей. Нам все время доказывают — не нужны были ни Магнитка, ни Сталинградский тракторный, ибо ради них пришлось раскулачить мириады крестьян и отправить за кордон миллионы тонн хлеба, пока в России голод убивал ни в чем не повинных детей. Ныне вовсю идеализируют царскую Россию, подвергая сомнению ее отсталость. Но факты столкновения ее с Германией в 1914-1917 годах вопиют от обратном.

Не хватало винтовок, которые приходилось закупать в Японии, США и во Франции. Фронты мучил снарядный голод, когда на десять германских снарядов приходилось отвечать одним русским. Первой в мире построив опытные образцы танков, Россия не сумела их производить: не было моторостроения. Двигатель для оригинальной сверхтяжелой машины капитана Лебеденко пришлось снимать со сбитого немецкого «Цепеллина». И, уж если быть справедливыми, производство танков началось у нас только в 1920-м, при большевистской разрухе — с копирования легкого французского «Рено ФТ». А при царе-батюшке Россия завозила броневики «Остин», аэропланный лак и самолеты, моторы и оптику, противогазы и пулеметы. Русский оружейник Федоров в 1915-м первым в мире создает автомат, на два года раньше, чем немец Шмайссер выпустит первый неуклюжий пистолет-пулемет. Но запустить в серию федоровское детище мы тогда не сумели — не хватало оборудования. Да и патронных заводов тоже.

Ныне ругают 30-е годы: мол, не оправданны были жертвы сверхиндустриализации, нужно было вести ее помаленьку, начиная с ситца да кулацких хозяйств. Дескать, не будь у нас 1917-го и коммунизма — не пошла бы на нас войною и Германия. Со вторым вопросом ясно: в 1914-м мы отнюдь не коммунизм строили, а немцы уже тогда планировали свой «Дранг нах Остен» с расчленением России. Что же касается первого…

Пора сказать: в 1941-м нам противостояла огромная военно-промышленная машина, поистине цивилизация Черной Свастики, которая умела производить чудовищные орудия смерти. Не зря после падения Рейха научно-техническая революция получила мощный толчок — благодаря взятым в Германии трофеям. И выйди против немцев в 1941-м ситцево-крестьянская страна, танковые клинья гитлеровцев пронзили бы ее до Урала с легкостью, с которой раскаленный нож входит в подтаявшее масло. К сожалению, мы очень мало знаем о том, что дал гитлеровский ВПК к 1944-1945 годам, невзирая на крайнее напряжение немецких сил. Попробуем хотя бы вкратце обрисовать сию картину.

Потрясает немецкая сухопутная мощь. Только с 1944-го наши Т-34 могли поражать в лоб «тигры» и «пантеры», тогда как их пушки свободно пробивали нашу броню. «Тигры» уже могли ходить под водой, форсируя реки, оснащались приборами ночного видения. Немцы сумели создать отличные средства зенитной обороны своих бронированных армад. В документальных кадрах о современной армии вы, наверное, много раз видели установки «Шилка», смахивающие на небольшой танк со счетверенными скорострельными пушками. «Шилки» появились у нас в 60-е — для защиты бронеколонн от атак самолетов. Но в том-то и дело, что прообразы таких машин, танки с многоствольными зенитными орудиями, в массовом масштабе появились у гитлеровцев — «Вирбельвинды» и «Мобельвагены». У нас же товарищ Сталин слишком поздно поставил к стенке маршала Тухачевского — ведь тот успешно подорвал развитие русских скорострельных пушек, увлекшись созданием тяжелых и неповоротливых химер, универсальных орудий. Они должны были одновременно быть и зенитками, и полевыми пушками. В итоге мы вступили в войну со скорострельными системами, отставшими от немецких на 50-60 лет. И там, где немецкие штурмовики да пикировщики встречали лишь пулеметные очереди да редкие «плевки» морально устаревших орудий, наши летчики напарывались на лавину стали из гитлеровских «флак-систем».

Враги наши сумели создать мощное противотанковое оружие. Их реактивными гранатометами-«фаустпатронами» даже ребенок мог уничтожить самый тяжелый русский танк ИС-2. Реактивный гранатомет «Панциршрек» бил на 100-150 метров, поражая бронированные цели и доты. Они почти сумели выпустить противотанковые ракеты «Роткэпхен», управляемые на расстоянии.

В их послужном списке есть и создание совершенно оригинальных систем оружия, которые и поныне остаются весьма актуальными. В 1991 году, после окончания войны с Ираком, в западных масс-медиа горячо обсуждался нереализованный Саддамом Хусейном проект «Вавилон» — постройка огромной пушки, способной бить стреловидными снарядами на сотни верст, обстреливая Израиль и другие соседние страны. Но самое-то примечательное заключается в том, что работа над подобными системами шла в Третьем Рейхе, и достаточно успешно!

Немцы первыми в мире применяют в 1944 году крылатые и баллистические ракеты, сконструированные Вернером фон Брауном. Самолет-робот Фау-1 бил на триста километров, неся со скоростью 600 километров в час 800 кило взрывчатки. Почти не уступая по силе взрыва современному американскому «Томагавку», эта машина работала на дешевом низкооктановом бензине. На Лондон с 13 июня 1944-го обрушилось около шести тысяч этих крылатых ракет. Вынашивались и планы их атак на стойко оборонявшийся Питер-Ленинград, и только натиск наших ратей сорвал замысел немцев. Каждая ракета этого типа стоила 61 тысячу марок — в тридцать крат дешевле бомбардировщика, который редко жил дольше 5-10 боевых вылетов. Германцы научились запускать Фау-1 с самолетов «Хейнкель-111». И если бы мы не выстояли, Англия рисковала увидеть дьявольские «дожди» из крылатых ракет, начиненных убийственными газами и смертоносными бактериями.

А вот Фау-2 несла уже тонну взрывчатки. Эта баллистическая ракета била на 330 километров, достигая максимальной скорости в 1600 метров в секунду, выскакивая в пике траектории на высоту в 90 километров — почти в космос! Позже подобные ракеты использовались американцами для вывода спутников на орбиту. Защиты от Фау-2 тогда не было, она летела к цели быстрее звука. Поражала как гром среди ясного неба. И только взрыв, разметывавший в куски людей и стиравший с лица земли целые кварталы, возвещал о падении этого страшного оружия. Свыше пяти тысяч этих снарядов было выпущено по Лондону, Антверпену, Брюсселю и Льежу. А если бы немцы дополнили все это атомными боеголовками? Были б тогда на свете все эти нынешние владимовы, гусинские, явлинские и радзинские? Ведь немцы-то племя еврейское, ох как недолюбливали!

Но ведь и эти обе «Фау» — еще не все. В ночь на 30 ноября 1944 года береговая охрана США уничтожила высадившуюся на атлантическое побережье немецкую разведгруппу «Эльстер». Ни один из этих воспитанников знаменитого эсэсовца Отто Скорцени в плен не сдался. Но среди багажа погибших нашли портативный и весьма мощный радиомаяк. Позже выяснится: его должны были установить на одну из башен-небоскребов Манхэттена в Нью-Йорке. А на его сигналы пошла бы огромная баллистическая ракета, 29-метровая А9/А10 (3,5 м в диаметре). То было уже поистине космическое оружие, двухступенчатое детище того же фон Брауна с дальнобойностью в 5 тысяч километров. Первая партия состояла из двух ракет. Одну планировалось испытать, выпустив по Гренландии. Вторую, с боеголовкой в тонну мощного взрывчатого «Аматола 60/40» собирались запустить на Нью-Йорк. А управлять ею решили посадить пилота-смертника. Практически — первого на планете космонавта («Мир новостей», 7.10.1996 г.; «Люфтваффе 1946», Варшава,1996 г., с.41).

Сведения о ходе эксперимента довольно туманны. В книге А.Вольфа «Крушение кернверка» (Москва, 1977 г.) говорится о том, что операция «Эльстер» — запуск трансатлантической ракеты, прошла 8 января 1945 года, закончившись неудачей. Д.Ларин в «Мире новостей» сообщает, что еще один старт случился 24 января 1945 года. Ракету вел пилот Рудольф Шредер. Однако на десятой секунде после взлета ему почудилось, будто ракета загорелась, и он раскусил ампулу с цианистым калием, предусмотренную для избавления от мучительной смерти. Тем не менее, А9/А10 пошла нормально, выскочив в космос по баллистической траектории и набрав скорость для броска через океан. Но без управления (а у нее были несгораемые газовые рули в соплах двигателей) машина сбилась с курса и упала где-то в Атлантике.

В «Технике — молодежи» №4 за 1993 год Станислав Зигуненко сообщает, что немцы произвели 48 пусков А9/А10, причем в 1944 году на старте и в воздухе взорвалось 16 машин. Что вполне объяснимо — немцы страшно спешили, а идти им приходилось по совершенно неизведанному тогда пути. При остром дефиците времени и ресурсов, надрываясь в войне на два фронта. Однако начальник военного отдела СС оберштурмбаннфюрер Скорцени успел набрать отряд военных космонавтов — от сотни до полутысячи людей по разным сведениям. «Похоже, их собирались использовать для наведения ракет на конечном этапе полета. Причем фон Браун вовсе не собирался делать из пилотов стопроцентных камикадзе — после нацеливания ракеты, скажем, на Нью-Йорк, они должны были выбрасываться с парашютом над заданным местом в океане, где их поджидали бы подводные лодки», — пишет автор. Добавим примечательную деталь: обратите внимание на картинки космических кораблей в книгах догагаринской эры и на наши открытки со стилизованными изображениями ракет даже более позднего времени.

Своими очертаниями и огромными крыльями-стабилизаторами они точь-в-точь — старые немецкие «Фау»…

3

Гитлеровцы оказались отменными ракетчиками. В 1943-м они испытали первую в мире крылатую радиоуправляемую противокорабельную ракету «Хеншель». Но с равным успехом Германия могла атаковать ими нефтепромыслы Баку, Ирака, Ближнего Востока.

Схема ее применения? Бомбардировщик «Хейнкель-111» приближается на 10 километров к цели и выпускает подвешенную под брюхом ракету, находясь вне зоны зенитного огня. Самолет уходит в сторону, а оператор на его борту, шуруя рычажком на пульте, направляет полет «Хеншеля». Когда оказалось, что визуальное радиоуправление весьма неудобно, гитлеровцы установили на самолет-снаряд видеокамеру, и теперь оператор мог наводить «Хеншель», глядя на экран телевизора. Германия не успела поставить это оружие на конвейер. Русские не дали.

А если б случилось иначе? «Хеншели» усовершенствованы, и к началу 1945-го производятся тысячами. В декабре 1944-го в Арденнах удар по американцам и англичанам наносят не второсортные дивизии вермахта из стариков и зеленой молодежи, а снятые с Восточного фронта закаленные ветераны. И горючего у немцев не в обрез, как в реальном декабре 1944-го, а «под завязку» — ведь русские не заняли нефтеносную Румынию. В Арденнах в реальной истории обессиленные немецкие армии сумели на 200 километров отбросить сытые и до зубов вооруженные американские части. Только январское наступление Сталина на Одере да дефицит топлива заставили Гитлера отступить. Но в нашем варианте западные союзники снова сброшены в море. В дело идут «Хеншели». Лучшие асы люфтваффе, щеголяя в тонких перчатках из человечьей кожи, хвалятся перед берлинскими фрау своими лихими рейдами.

Скоростные двухмоторные «Дорнье-217» на скорости в 528 километров в час атакуют флот союзников крылатыми самолето-снарядами и радиоуправляемыми бомбами «РХ-1400», способными крушить броню линкоров. С воздуха их прикрывают «Стрелы», До-335 (763 километров в час) — сигарообразные дьяволы с хвостовым оперением, как у авиабомбы, с пропеллерами на носу и на корме, с тремя пушками. Рядом с ними в небесах — последние модификации истребителей Курта Танка (704 километров в час), и они прикрывают налеты новейших «Юнкерсов» и «Кондоров» с атомными бомбами в боевых отсеках и с крылатыми ракетами под крыльями. Англия надежно отрезана от своих колоний и континента, в радиоактивных руинах ее городов царит смерть и бродят трупоеды. Пилоты реактивных Ю-287 и «Арадо-234» наблюдают зарева над Британией с безопасной высоты. Настает и наша очередь: у Германии появляются межконтинентальные ракеты Брауна и аэрокосмические бомбардировщики Зенгера. Она приступает к массированным обстрелам химическими, бактериологическими и атомными боеголовками. Вторая мировая стремительно становится ядерной войной.

Цивилизация Черной Свастики почти была к ней готова, остановись мы на своих границах в 1944-м и дай немцам спасительную передышку. Ибо что мог противопоставить Рейху Запад, оставшись с ним один на один? Ночные рейды тяжелых бомбовозов и немного бомб, подобных хиросимским. Но у Германии теперь есть и ночные истребители с радиолокаторами на борту, и сверхзвуковые перехватчики Липпиша. А еще зенитные ракеты, надежно прикрывающие крупнейшие германские центры мощи. Ведь в 1944 году гитлеровцы испытывают первые в мире ракеты ПВО — сверхзвуковые «Рейнхотер» и «Фойерлили» фирмы «Рейнметалл», дозвуковые «Шметтерлинг» профессора Вагнера и мессершмиттовский «Энциан». Их хватало с лихвой — ведь тогда даже самые лучшие западные бомбардировщики летали втрое медленнее звука.

Летом 1944 года с благословления шефа СС, всесильного Гиммлера, талантливый конструктор Эрих Бахем получает в свои руки завод и приступает к созданию системы «Наттер» («Гадюка») — уникального гибрида вертикально стартующей ракеты и одноразового перехватчика с целой батареей реактивных снарядов в носовой части фюзеляжа. Пилотов для этого дешевого оружия можно было готовить из рядовых солдат без всякой летной подготовки, за две-три недели. Взлетев, водитель «Наттера» на скорости в 990 километров в час нагонял любой западный (да и, увы, наш) бомбардировщик, накрывая его шквалом ракет. Бой занимал считанные минуты, у «гадюки» быстро иссякало топливо, и пилот покидал аппарат на парашюте. Вслед за ним отстреливался и тоже опускался на парашюте двигатель «Наттера» — для повторного использования. По своим характеристикам эта система могла стать отличной системой объектовой ПВО, вполне способной сладить даже с тяжелобомбардировочной авиацией США 1948-1950 годов. Первые атомные бомбы американцы сбрасывали на парашютах, и немцы вполне могли уничтожать их еще на высоте, не позволяя лопаться ядерным пламенем — либо «Наттерами», либо — ракетами и реактивными истребителями-перехватчиками. Первые 36 «Наттеров» появились на позициях у Штутгарта в конце марта 1945 года, но немцы не успели ими воспользоваться. Уж слишком стремительно сталинские рати шли на Берлин. Немцы успели создать даже ракеты «воздух-воздух» для своих истребителей. Жидкостная Х-4 управлялась по тонким проводам, а пороховую «Хеншель-298» вели по радио. Кстати, немцы выступают и отцами оружия высокой точности. Доктор Крамер в 1943 году выпустил радионаводимую 1450-килограммовую глайд-бомбу «Рейнметалл-Борзиг». Всего одной такой штукой немцы отправили на дно плавучую бронированную крепость — супердредноут «Рома» в том же сорок третьем. Наши храбрые евродемократические обличители покойного Сталина все время талдычат нам, будто бы принудительный, подневольный труд бессилен создать технологические чудеса. Однако на сборке архисложных «Фау» фон Брауна работали узники концлагеря «Дора». А у Гитлера в 1944-1945 годах были миллионы славянских рабов…

4

И уж коли речь зашла о войне в воздухе, то здесь немцы были опаснейшим противником. Взять хотя бы поршневую машину Курта Танка, «Фокке-Вульф-190», которую выпускали и как истребитель, и как штурмовик. Трех-, а то и шестипушечный самолет разваливал в воздухе даже тяжелую «летающую крепость», ощетинившуюся 13 пулеметами, не говоря уж о русских более легких бомбардировщиках. Чем его только немцы не вооружали — не оснащали! И радарами, и электронными распознавателями «свой-чужой». Ставили многоствольные мотор-пушки с электроприводом, обладающие огромной скорострельностью. (Минет полвека, и практически такие же пушки станут ставить на реактивные штурмовики США и СССР, на вертолеты «Хью Кобра» и Ка-52). Подвешивали ракеты «воздух-воздух» и противотанковые «Панцерблиц», с которыми ФВ-190 заходили на наши танковые колонны в Белоруссии. Последняя модель этого самолета, Та-152, имела систему впрыскивания закиси азота в цилиндры двигателя, и это позволяло ей на короткое время достигать почти реактивной скорости в 750 километров в час. Однажды сам Танк легко ушел на безоружном самолете от четверки американских «Мустангов».

А в серию у гитлеровцев шли уже реактивные машины. В 1942 году они испытывали «Мессершмитт-262», известный по имени «Штурмфогель» — «Ураганная птица». С двумя турбореактивными двигателями, развивающая скорость в 900 километров в час (наши ястребки — 600-650 километров в час), эта смертоносная, но великолепная машина имела и радилокатор, и мощные пушки. Американцы, облетав Ме-262 после войны, назвали его лучшим истребителем Второй мировой и поражались тому, насколько он технологичен, насколько прост в сборке. Их поразило в нем все, и даже прекрасное качество радиосвязи: чистый звук, никакого треска и шума, так мучившего пилотов русских и западных истребителей. В 1947-м «262-й» почти на равных состязался в гонках с истребителями ВВС США.

В первом же воздушном бою с американцами 36 Ме-262 свалили наземь двадцать четыре «летающих крепости» и пять истребителей, потеряв всего двух своих. «Штурмфогели» успешно сбивали скоростные британские бомбардировщики «Москито», которые дотоле лихо налетали на Рейх без прикрытия. Скорость «Мосси» превышала 600 километров в час, и британцы даже не ставили на него оборонительных пулеметов. Но Ме-262 быстро развеяли их самоуверенность. Потом на Западе скажут: появись сей самолет у немцев хотя бы полугодом ранее — и исход войны мог стать совсем другим. Гитлер просто не успел подготовить достаточно пилотов и произвести побольше «262-х» — ему не дали сделать этого мы, рвавшиеся неудержимо к его логову. Но заметим — Ме-262 серийного образца выступал машиной с еще дозвуковым, прямым крылом и двумя турбореактивными двигателями «Юнкерс Юмо» с тягой по 900 килограммов. Однако строился уже Ме-262ХГЗ со стреловидными плоскостями и с моторами «ХеС 011» тягой по 1320 кило. Быстроходность такой машины достигала почти тысячи верст в час!

Немецкая машинерия породила к концу 1944-го ракетный перехватчик Ме-163 (около 1000 км/час), убийцу «летающих крепостей». Турбореактивный перехватчик «Хейнкель-162» «Саламандра». Бомбардировщик «Арадо-234» с вариантами установки на него крылатых ракет Фау-1. Но мне вспоминаются кадры немецкой кинохроники марта 1945 года. На аэродроме уныло стоят мертвые Ме-163 — нет горючего. Русские перехватили румынскую нефтяную аорту!

Мне видится и другая картина. Линейки МиГов и боевых вертолетов с облезшими трехцветными значками российских ВВС, замершие без топлива на унылых аэродромах. Тоже замершие без горючего. А над ними проносятся легкие стреловидные Л-310 с эмблемами в виде оскаленных волчьих голов и зеленых кругов. А в их кабинах пилоты в черных повязках поверх шлемов жмут на гашетки пуска ракет. Я вижу черные линии графиков Минтопэнерго: стремительное падение производства нефти, бензина, газа в 1991-1996 годах. Вижу бесстрастную статистику падения инвестиций в геологоразведку, в реконструкцию скважин и нефтепроводов. И везде — критические рубежи провала, 1998-2001 годы. Наши нефтепромыслы нынче не бомбили стаи «юнкерсов». Наши силовые станции не горели от бомб «Хейнкелей». «Реформы», демократия и сникерсы оказались страшнее «Юнкерсов»…

5

Когда изучаешь техно-историю Второй мировой, то поневоле вспоминается один из любимых в американской кинофантастике сюжетов. Там герои убивают некое инопланетное чудище и при вскрытии его обнаруживают, что внутри него вызревал новый и куда более ужасающий монстр. Что опоздай они на минуту — и эта новая тварь, прорвав старую оболочку, уничтожила бы их. Мне лично поверженная в сорок пятом Германия навевает именно такую аналогию. Мы убили Рейх в тот момент, когда в нем возникала совершенно новая военная техносфера, грозившая круто развернуть весь ход мировой истории. Мы тогда спасли планету, дорогой читатель, и не грех постоянно напоминать о том зажравшемуся Западу.

Летом 1944 года люфтваффе получают на вооружение реактивный двухмоторный бомбардировщик «Арадо-234» (до конца войны гитлеровцы успели построить всего около полутора сотен этих самолетов). Первой их работой стала фоторазведка. В августе сорок четвертого лейтенант Зоммер трижды промчался над позициями западных войск у Шербура на скорости в 740 км/час на высоте десяти верст. Его не могли достать ни истребители, ни зенитки («М-Хобби», №3, 1994 г., с.28). Но только в октябре бомбардировщики были освоены отличными пилотами из третьей группы эскадры КГ 76. В декабре восьмерка Ар-234 под командованием капитана Люкеша налетает на бельгийский Льеж. Они были совершенно безоружны, и на обратном пути за машиной Люкеша погнался английский истребитель. Обычно в такой ситуации даже ощетинившийся пулеметными стволами бомбер-одиночка обречен. Но Люкеш, дав форсаж, легко ушел от преследователя. Потерь у немцев не было вовсе. И какое счастье, что к апрелю 1945-го немцы имели в боеспособном состоянии всего 36 Ар-234, уже вооруженных пушками! Ведь за всю войну истребителям союзников удалось сбить всего четыре «Арадо». И то для этого использовались самые скоростные машины. Например, «Спитфайр-14» (706 километров в час), «Мустанг» (701 километров в час), «Темпест-5» (695 км/час). Так что если бы не русский Ваня, не таланты Жукова да не железная воля Сталина, пришлось бы Западу драться уже с сотнями реактивных бомбардировщиков Гитлера.

Уже после капитуляции в руки англо-американцев попал и второй реактивный бомбер немцев, четырехмоторный «Юнкерс-287» с крылом обратной (!) стреловидности. С грузом бомб в четыре 4 тонны он развивал 859 километров в час на высоте пяти верст. Кстати, первые, еще самые примитивные атомные бомбы весили как раз 3-4 тонны, и Ю-287 мог унести одну такую штучку на полторы тысячи километров. Англичане попробовали бы это «блюдо» первыми. А если мы, по совету автора «Ледокола» Резуна-«Суворова», вздумали бы отсидеться за линиями бетонно-броневых укреплений, то немцы вполне могли провести испытания по теме «Взламывание фортификационных поясов обороны русских атомными ударами с последующим вводом в проделанные бреши танковых групп генерала Хайнца Гудериана». В 1946 году немцы планировали начало широкомасштабной реактивной войны. И начали бы ее, стоило нам в 1944-м хотя бы завязнуть в Польше. Чем она нам грозила?

Возьмем за отправную точку два послевоенных самолета — английский «Вампир» 1948 года и наш МиГ-15, герой Корейской войны 1950-1953 годов. «Вампир» обладал максимальной скоростью в 855 километров в час, потолком действия в 13,5 верст и четырьмя 20-миллиметровыми пушками. Наш ястребок гонял с быстротой 1076 километров в час, поднимался на 15,5 километров и нес три ствола: один в 37 миллиметров и два по 20 миллиметров. А вот марки, которые немцы готовили к производству в 1945-1946 годах. «Блом и Фосс-209» с крыльями обратной стреловидности — две пушки 30 миллиметров, скорость в 1000 километров в час и потолок в 12-13 тысяч метров. Легкий истребитель «Б и Ф-211А» (860 км/час, 8 тысяч метров). «Б и Ф-211 Б», весьма похожий на наш МиГ-15 скосом и формой плоскостей — 900 верст в час. «Б и Ф-212», стрела-бесхвостка с тремя 30-миллиметровыми пушками и скоростью в 910 километров в час. Просмотр альбома «Люфтваффе 1946» Януша Ледвоха повергает в шок — там собраны изображения и данные четырех десятков реактивных самолетов гитлеровских конструкторов!

«Дорнье-256» — сигарообразный двухмоторный многоцелевой самолет с прямыми крыльями, 800 километров в час, четыре 30-миллиметровые пушки. А это что?! Вылитый МиГ-15! Ан нет — детище Курта Танка, ФВ-183: две пушки, полтонны бомб, скорость около тысячи. Первые аэродинамические испытания прошли в 1942-1943 годах. А ФВ-183П7 так же поразительно напоминает английский «Вампир». Зато ФВ-283 аналогов вообще не имеет: «торпеда» со скошенными крыльями и двумя реактивными «трубами» на хвосте, как у позднейшего Ту-154. А скорость — 1150 километров в час, почти сверхзвук!

Не отстает и «Хейнкель», предлагая модели, которые вполне могли воевать еще и в 1956 году. Вот Хе-1078 и Хе-1078Б. Данные последнего: 1025 километров в час, потолок в 13 километров, две 30-миллиметровые пушки. Чуть попроще Хе-1079 — 900 верст в час. В октябре 1944-го Вилли Мессершмитт наблюдает за первым полетом Ме-1101. Самолет поразительно смахивает на наш послевоенный МиГ-9 и развивает скорость в 1025 километров в час. Спроектированный бомбардировщик Ме-1107 должен нести пять тонн бомб со скоростью 950 километров в час. Ого, это уже на уровне реальных самолетов середины 1950-х! Но настоящий шедевр — это Ме-1111, треугольная бесхвостка (1000 километров в час) с четырьмя пушками и ракетами «воздух-воздух».

Есть и совершенно оригинальная техника. Например, отцепляемый от самолета-носителя сверхзвуковой легкий бомбардировщик «Зеглер» (1270 километров в час), в профиль похожий на гранату современного гранатомета РПГ-7. Есть множество вариантов дешевых и простых «Фольксъягеров» (народных истребителей) с ракетными и реактивными моторами. «Арадо» специализируется на бомбардировщиках. Ар-2-1 выглядит чуть ли не копией английского стратегического бомбера «Вулкан» 50-х годов, а Ар-2 здорово смахивает на наш Ту-16. Немцы бурно создают новые крылатые ракеты. Скажем, «Блом и Фосс» проект 10, спарка из самолета-оператора и ракеты. Бомбардировщик До-217 должен отцепить эту спарку в трехстах верстах от цели, после чего пилот-оператор поднимал ее на высоту в 50 километров и направлял тяжелую ракету на цель, сам уходя прочь на легком реактивном самолете. Фирма «Даймлер-Бенц» выдает проекты самолето-снарядов Е и Ф с пилотами-смертниками. Две тонны взрывчатки, скорость — до 1200 километров в час, вполне возможно оснащение атомными зарядами простых конструкций тех времен.

Готовы и проекты самолетов, несущих по пять и шесть таких снарядов-камикадзе. «Арадо» предлагает крылатую ракету «Мистель», управляемую с истребителя Хе-162. Боеголовка в две тонны, дальность нанесения удара — две тысячи верст! «Мистель» с пристыкованным к нему истребителем шел на скорости 650 километров в час. Стартуя из Румынии, он мог бить по нефтепромыслам Баку и Грозного. Стартуя с базы в Хетбугене под Киркенесом в оккупированной Норвегии, они могли грозить Северному Уралу, портам Мурманска и Архангельска, промышленному Ярославлю и моторостроительному Рыбинску. В радиусе его досягаемости оказывались Киров и Пермь, Питер и Петрозаводск, Москва и Нижний Новгород. Базируясь в оккупированной Польше, немецкие ракеты-спарки пронизывали почти всю европейскую часть нашей страны. Пилот Хе-162, прикрепленного на спине крылатой ракеты, вел всю эту систему к цели и отделял самолет на подходах к ней, поставив огромный снаряд на боевой курс. Города и большие заводы служили для него идеальными целями! Ведь для атомных зарядов большой точности не требуется.

Неужели нам надо было застопорить наступление на границах Польши в 1944 году? Ведь тогда, после всех поражений в России, у Гитлера под ружьем стояла десятимиллионная армия в триста дивизий, работала отличная машина военной промышленности, дававшая Рейху сорок тысяч самолетов ежегодно. И которая готовилась делать реактивную технику да атомные реакторы. Путь к Одеру с Востока преграждали мощные узлы сопротивления — крепости Бреслау, Шнайдемюль, Кюстрин и Посен-Познань. А еще Торн-Торунь, Данциг, Глогау и Кенигсберг. Все, что нам пришлось с огромными жертвами брать штурмом.

Зализав раны, Гитлер в 1944-1945 годах был способен начать более страшную и истребительную войну. Добавив к 50 миллионам жертв реальной Второй мировой еще столько же. И речи немцев об «оружии возмездия» отнюдь не были пустым звуком. Закрытые научные институты СС плодили бы сотни пилотов-смертников, живых роботов-фанатиков. И они могли направлять в цель крылатые ракеты, свято веря в то,что за последней вспышкой огня и боли их ждет загробная Валгалла с полногрудыми и крутобедрыми валькириями, белокурыми воительницами. Без нашего натиска даже три миллиона немецких штыков опрокидывали весь англо-американский фронт во Франции и Бельгии. И Германия свято верила в гений фюрера. По данным опроса немецких пленных, проведенного американским отделом психологической войны, 15-30 ноября 1944 года Гитлеру доверяли 62 процента германских солдат, 51 процент ждал опрокидывания западных войск в Ла-Манш, половина верила в победу Фатерланда. Целых 53 процента считало, что у Рейха есть секретное оружие, способное переломить ход войны. Для марта 1945 года эти цифры составляли 31,10, 11 и 14 процентов. Рейтинги Ельцина и вера в успех его реформ ныне куда ниже!

У нас не было иного выхода, кроме как вырвать у Рейха румынское нефтяное «сердце», проломиться сквозь укрепленную Польшу и идти к Берлину. Кладя на алтарь войны новые миллионы жизней, чтобы спасти десятки миллионов душ. Этого нельзя было сделать без мощнейшей военно-промышленной базы Союза, без колоссальных производств танков, орудий и самолетов, без создания для них химической, металлургической и энергетической базы. У нас с 1929 года было для этого только двенадцать лет. Нам нужны были миллиарды долларов капиталовложений — но никто не дал бы нам таких займов и кредитов. Ведь Запад и сам попал тогда в жесточайший экономический кризис, и голодные толпы в США брали штурмом офисы банков. И у Сталина был всего один выход — самым безжалостным образом достать средства, ресурсы и рабочие руки раскулачиванием деревни, поставить страну под ружье и применить принудительный труд. Повторить печальный опыт царской России, вышедшей против индустриальной машины кайзеровской Германии с сохой, лошадкой, трехлинейкой и трехдюймовкой, мы не могли.

Мы не могли повторить судьбу Петербургской империи, в которой голодные, погибающие под градом немецких снарядов фронтовики с ненавистью узнавали о ресторанных кутежах и разврате купчиков, которые бессовестно наживались на армейских поставках. О Распутине, о немецких шпионах в окружении императрицы, о вызывающей роскоши в домах высокопоставленных взяточников. Сталин создал систему, где всего этого просто не было, и где все ресурсы страны мобилизовали во имя Победы. В царской России произвели две тысячи аэропланов против пятнадцати тысяч германских. В сталинской державе мы в полтора раза превзошли немцев по выпуску самолетов. Конечно, без сталинских лагерей и коллективизации, без чисток и репрессий, без изнурительной индустриализации и кровавого пота первых пятилеток жизнь была б милей и сытней. Со степенными крестьянами, изобильными ярмарками, с хлебосольными трактирами и дешевой колбасой тридцати шести сортов. Была бы — до прихода немецких завоевателей на танках и колонизаторов с бичами да автоматами. Ведь Гитлер уже в 1923 году написал «Майн Кампф», где объявил нас недочеловеками и указал цель будущей войны — захват русских пространств и очистку их от нас.

Помните об этом, читатель. И не слушайте лукавых да лживых бесов. Монстр, убитый нами, был беременен куда более страшным чудовищем.

6

Наконец, Германия грозила завоевать моря своим первоклассным подводным флотом. Их субмарины строил поточным методом «автомобильный король» Фердинанд Порше — целых 1113 вымпелов. (Для сравнения: самым большим подводным флотом к началу войны обладали мы — более двух сотен подлодок). Германские «У-боты», мощные и удобные, послужили прообразами наших послевоенных лодок. Немцы к 1944 году научились действовать в районе от Антарктики до полярных северных льдов. Они ходили под водой на дизелях — с помощью шлангов-шнорхелей, многократно повышая радиус действия…

30 июня 1944-го два русских катера-охотника вступили в бой с немецкой субмариной У-250 у бухты Койвисто, что на Балтике. «МО-105» был торпедирован сразу, но «МО-103» через несколько часов накрыл врага глубинными бомбами. Оставшийся в живых рулевой с «МО-105» Иван Мартемьянов сообщил: мы не видели следа торпед! После потопления «немца» на поверхность выбросило нескольких живых подводников. Один из них, командир У-250 Вернер Шмидт, признался: его субмарина вооружена электрическими торпедами Т-5 «Крапивник», которые не оставляют пузырчатого следа и идут на шум винтов корабля-жертвы. Сверхсекретное оружие Гитлера!

Мы тогда сумели поднять со дна потопленную лодку, хотя немцы ожесточенно бомбили и обстреливали район ее гибели. Мы разгадали секрет ее страшных торпед. Подводный флот Третьего Рейха к концу войны достиг вершины технического совершенства. Помимо акустических и магнитных торпед, немцы завели лучшие в мире лодки 21-й серии, планируя построить в 1945 году 230 таких кораблей. Обтекаемые, они обладали подводным ходом в 17,5 узлов — вдвое большим, нежели лодки стран антигитлеровской коалиции. Под дизелями, шнорхелем и электромоторами сии лодки могли проходить 10 тысяч миль. И этот рекорд побьют лишь атомные субмарины. А самый лучший результат тех времен дал командир У-977 Хайнц Шеффер — 66 дней плавания без выхода на поверхность.

Немцы оборудовали свои лодки складными наблюдательными автожирами — подобиями мини-вертолетов. Чтобы с их помощью обнаруживать корабли и самолеты противников задолго до того, как они сами будут обнаружены. Они испытывали лодки с «крайслауф-двигателями» — установками, которые обеспечивали работу дизелей под водой и позволяли развивать скорость в 20-25 узлов против 7-8 у обычных субмарин союзников.

Всю силу, зловещесть и нечеловеческую организованность Рейха демонстрирует всего один случай. В 1955 году в одну из наших оккупационных комендатур в Германии пришел немец и сообщил, что где-то у острова Рюген на Балтике затоплены лодки, в любой момент готовые к всплытию. Ему поверили и почти год искали этот чудовищный подводный тайник. И нашли его, начав подъемные работы силами 447-го дивизиона аварийно-спасательной службы Балтфлота.

«Все субмарины внутри отсеков были совершенно сухими. Только внутрь одной лодки через внешние выдвижные устройства проникла вода, герметичность прочного корпуса нарушилась… В остальных же все находилось в идеальном состоянии, даже съестные припасы оказались годными к употреблению,» — писал в «Российской газете» Сергей Птичкин (5.02.96 г.). И все эти лодки несли свастику на рубках, оказавшись последними гитлеровскими кораблями 26-й серии. Всех их зимой 1945 года тайно подготовили к консервации и положили на грунт под 45-метровой толщей воды. Аккуратно замаскировав сверху водорослями.

Зачем? Птичкин пишет, что для этих лодок были подготовлены особо отобранные экипажи и командиры, посвященные в тайну предстоящей операции. В случае победы союзников они через какое-то время, когда победители, США и Союз, станут злейшими врагами (А Гитлер надеялся на вспышку противоречий уже в 1944-м), должны были проникнуть на законсервированные крейсерские лодки и начать топить корабли, спровоцировав новую мировую войну между недавними врагами Рейха.

Версия очень правдоподобна. Ведь даже командный пункт для такой тайной операции у немцев был — Антарктида. Ведь она оставалась практически неисследованной до грандиозных экспедиций Международного геофизического года 1957 — 1958 годов, и стационарных научных станций там не было. Самый большой объем информации об этом покрытом многокилометровой толщей льда, необитаемом материке был у германцев. В 1938-1939 годах они организовали огромную экспедицию капитана Альфреда Ритшера, которую лично курировал рейхсмаршал Геринг. И многие считают, что в последующие годы немцы тайно построили тут второй Берхтесгаден — подземно-подледный город с теплицами, силовыми станциями, запасами продовольствия и оружия, со средствами связи. Вот только Гитлер так и не сумел бежать в эту потаенную крепость. Однако немецкий персонал там был, и она могла стать командным пунктом для провоцирования русско-американской войны.

Подтверждений этой версии практически нет. За исключением двух моментов. Первое — то, что преемником покончившего с собой Гитлера стал гросс-адмирал Дениц, создатель колоссального гитлеровского подплава. Второе — общеизвестный факт о том, что США в 1947 году организуют экспедицию в Антарктиду, называя ее «Хайджамп» — «Высокий прыжок». Во главе ее стоит адмирал Ричард Бэрд, герой полетов над Антарктикой в 1929-м. Еще в далекие 70-е, читая советские книжки о путешествиях, я удивлялся: почему Бэрду для этой экспедиции дали авианосец, крейсеры и эсминцы — корабли для научных целей и плаваний среди льдов не слишком-то приспособленные? И почему в составе экспедиции было 4 тысячи человек?

Эта экспедиция бросила якорь у земли королевы Мод — именно у района, над которыми в 1938-1939 году летали «кондоры» капитана Ритшера. Но вся миссия была свернута через каких-то полтора месяца, а сам Бэрд по возвращении попадает в психиатрическую лечебницу. Журналист В.Пруссаков, занимающийся гитлеровскими тайнами, приводит статью 1948 года из журнала «Бризант»: мол, Бэрд заявил, что его экспедиция была атакована неприятельскими самолетами, и четыре его машины исчезли без вести. А после того, как он заявил о возможной атаке врага на аппаратах, способных летать от полюса до полюса с фантастической скоростью, его упекли в лечебницу.

Так что вполне возможно существование тайного штаба гитлеровцев в неизученной тогда Антарктиде. Немцы осенью 1944-го сами работали над атомной бомбой и прекрасно понимали, что после их поражения война между русскими да американцами может быть ядерной. И где-нибудь в середине 1950-х, когда Германия действительно возродилась и завела очень сильный Бундесвер, когда США и СССР балансировали на грани войны, по сигналу из далеких льдов законсервированные лодки могли броситься в пиратские рейды. «И никому бы не пришло в голову, что не американский „Наутилус“ или советский „Ленинский комсомол“ провели удачный торпедный залп, что из небытия выплыли „волчьи стаи“ гросс-адмирала Деница», — пишет мой коллега из «РГ». Замечу, что вожди гитлеровской Германии были великими мистиками, и в страшной войне видели Рагнарек — Сумерки богов, в которых погибнут и русские, и американцы, и евреи, и даже большинство немцев — а выживут лишь избранные, истинные арийцы. Характерен даже выбор места тайника для подлодок — остров Рюген, прежде — остров Руян (Буян русских сказок). Тот самый священный центр истребленного немцами тысячу лет назад славянского народа — племен лютичей и ободритов. Птичкин считает, что фантастический план немцев по провоцированию Третьей Мировой сорвал русский подводник Александр Маринеско, мой земляк-одессит. 30 января 1945-го он на С-13 потопил гигантский лайнер «Вильгельм Густлов», который под сильнейшим прикрытием вывозил 7 тысяч гитлеровских подводников из Данцига. Почти все они погибли, и Гитлер объявил Маринеско личным врагом. Не было ли среди утонувших подводников и особо подготовленных экипажей для спрятанных субмарин?

И не потому ли Гитлер ярился, что не успевал уже подготовить им замену?

К концу войны немцы выпускают в море малые подводные лодки типа «23». Архискрытные для того времени. Поскольку союзники давно наловчились издалека засекать всплывшие германские субмарины радарами, эту малютку сделали чисто подводной. На ней стояло два электромотора. Один, мощью в 600 «лошадей», включали во время атаки. Другой, всего в тридцать сил, служил для практически бесшумного экономического хода. Весной 1945-го эти кораблики сумели действовать у берегов Англии, просачиваясь сквозь сверхплотную систему противолодочной обороны. Их не слышали акустики, а пребывание под водой по нескольку суток кряду делало бесполезными британские радары. Ни одной «23-й» гитлеровцы тогда не потеряли! («Море», декабрь, 1995 г.) Немцы готовились применить их в операции «Ганнибал» — в перерезании снабжения по морю Британии и англоамериканских войск в Европе. И не спас ли тогда союзников наш Маринеско, отправив в холодные волны Балтики экипажи почти полутора сотен субмарин Рейха?

Как бы то ни было, а лодки немцы делать умели. Они и через десять лет под водой оставались вполне боеспособными. Вполне отвечая уровню 1950-х. К концу войны гитлеровцы обладали и другими средствами ведения подводной войны. Например, машинами для «торпедных всадников» «Негер», сверхмалыми лодками «Бибер» и «Зеехунд», отрядами подводных пловцов-диверсантов. Слава Богу, что Маринеско одним ударом обезлюдил подплав Гитлера. Кстати, удар он наносил почти самоубийственный, атакуя «Вильгельм Густлов» в надводном положении, заходя по мелководью со стороны берега. Но звания Героя ему при жизни не дали.

7

Давайте еще раз представим, будто СССР пал к 1942 году и разделен между Германией да Японией. Настает страшный час Англии, которая падает поверженной. У остатков западного мира вместе с нею исчезает единственная база для налетов бомбардировщиков на Рейх — ведь с территории США они до гитлеровцев не дотягивают. Вместе с Британией исчезает и база для борьбы с немецким подводным флотом, которая появляется уже у гитлеровцев. Германия отхватывет себе Северную Африку и Ближний Восток (нефть), Япония оккупирует Австралию и Индию (сырье и рабочая сила).

США, лихорадочно создавая атомное оружие, реактивную авиацию и ракеты, вынуждены драться на Тихом океане с японцами, а в Атлантике — с немцами. Последние же развертывают гигантское строительство авианосцев, великолепных дредноутов типа «Бисмарк» и субмарин. Вторая мировая затягивается на несколько лет. Американцы пытаются прорваться на авианосцах к берегам Европы, чтобы нанести ядерные удары по Третьему Рейху, но немцы бьют их в океане. С их кораблей взлетают также «Фау» и «Арадо» с атомными зарядами на борту. Чтобы добить задыхающиеся в борьбе на два фронта США, в ход идут запасы химического оружия Германии и бактериологического — Японии. У последних, кстати, были подводные авианосцы — гигантские даже по более поздним временам лодки типа «И» с двумя легкими бомбардировщиками «Сейран» в герметичном ангаре. Всплыв, субмарина выпускала их в рейд на США. Они должны были нести бактериологические бомбы. Да, чуть не забыли — у немцев внутри Америки действует прекрасно организованная диверсионно-террористическая «пятая колонна» — западно-украинские националисты. Мастера подрывного дела, убийств и конспирации. Японцы же могли дать своих камикадзе для немецких крылатых ракет с атомными и химическими зарядами. Причем западно-украинские ребята ловко расставили бы радиомаяки для подобных миссий немецко-японского чудо-оружия. Бедные Нью-Йорк, Сан-Франциско и Бостон! Добавим к тому страны Латинской Америки, очень симпатизировавшие немцам и дюже не любящие североамериканцев. Например, Чили или Аргентина. Будущий президент которой, Хуан Перон, даже фотографировался с Гитлером…

Что ждало Америку? Превращение Нью-Йорка в Нойеберсдорф, разрушение небоскребов и появление уютного колониального городка на месте Бруклина. И, конечно, лагеря с газовыми камерами. Ибо гитлеровцы не меньше нас ненавидели Штаты, почитая их страной, которой правит группировка еврейских воротил. Правда, в учебных фильмах КГБ СССР тоже говорилось, что Америкой владеет ковбойско-сионистская мафия — союз неразборчивых в средствах техасских дельцов и еврейских банкиров… Чем больше узнаешь о немецкой мощи, тем ярче становится подвиг нашего народа, сразившего бронированное чудовище, сумевшего к 1941 году создать огромный промышленный и научный потенциал. Благодаря этому СССР мог выставить танковые армии, тучи охотников за «Тиграми» и «Пантерами» — штурмовиков Ил-2.

Нам оказалось по силам завоевать господство в воздухе, а еще молодой В.Челомей к апрелю 1945-го дал стране крылатые ракеты 10Х — аналог Фау-1. Мы не повторили судьбы царской России, выстояли и спасли мир. Наш поход в Европу был не прихотью Сталина и не голым стремлением к завоеваниям. Речь шла о жизни и смерти русских. Нас обвиняют в том, что мы готовились напасть на Германию первыми, и гитлеровцы были просто вынуждены нанести превентивный удар в июне 1941-го? Жаль, что мы не успели — жертв наших тогда было бы в несколько раз меньше. Ведь Рейх все равно когда-нибудь напал бы на Россию. В реальной же истории нам надо было разгромить его, пока он не запустил в дело свои новые системы оружия. Только сила Империи, стальная дисциплина и военно-промышленная мощь позволили нам сделать это. Все, кто охаивает русскую военную историю и сорит бредовыми идеями — предатель. История учит нас одному: военно-индустриальная, конструкторская и научная сила Империи — ценность непреходящая.

8

Чтобы понять, почему СССР тратил так много средств на военные нужды, нам надо вникнуть в психологию людей, которые пережили ад Великой Отечественной войны. Постичь, насколько были они потрясены, сравнивая мир 1938 года с тем, что стало в 1946-м. Ведь мы до сих пор едем на научно-технических идеях, рожденных в сверхнапряжении Второй мировой. Она начиналась с деревянных самолетов-бипланов и громоздких, примитивных танков, с гневных требований в английском парламенте не бомбить частную немецкую собственность. А в конце ее мы ворвались в новую эру. Эпоху атомного оружия, реактивной авиации и баллистических ракет, авианосцев, тотальных бомбардировок и радиолокаторов. Скорости, мощности и власть над силами материи возросли неизмеримо. Отдадим должное Германии и ее народу. Ведь они, уступая нам и Западу по экономическим показателям, сумели создать систему, чуть было не подмявшую под себя весь мир. В чудовищном напряжении, за считанные месяцы, без современных компьютеров немцы творили чудеса. И наши специалисты, разбирая потом архивы Третьего Рейха, прекрасно это осознали.

В июньском номере газеты «Время» за 1996 год есть статья В.Мартыненко и Г.Сердитого «Летающие тарелки Люфтваффе», где они рассказали, как в 1943-1944 годах группа конструктора Кейтеля создала дисколет Ф-7 и успешно его испытала. Летающий диск десяти метров в диаметре с каплевидной кабиной в центре, с бронированным днищем и подвеской для бортового оружия, он мог взлетать вертикально, зависать и быстро летать, пользуясь реактивным двигателем. Фактически они породили машину — родственника вертолета. Которая, в отличие от вертолета, использует для движения не горизонтальный пропеллер, а «крыло вращения» — кольца с особо расположенными лопастями в верхней части диска. Кстати, эту идею в 1942 году предложил немецкий инженер Циммерман. Весь мир в 40-х годах пошел по пути создания ныне привычных классических вертолетов. А цивилизация Черной Свастики нащупала совершенно революционный путь. И уже современные специалисты считают: дископлан с «крылом вращения» таит в себе куда большие возможности, нежели вертолет.

Гитлеровская Германия явила миру чудо, до сих пор, пожалуй, малоисследованное — фейерверк научных и технических прорывов за несколько лет. Смотришь на их проекты с моделями — и разум подчас восстает. Неужели все это, все эти идеи и замыслы родились в эпоху шипящих примусов, хрипящих граммофонов и примитивных ламповых радиоприемников величиною с комод? Старая советская верхушка понимала: в Рейхе смогли опередить время благодаря титанической мощи научно-технических центров. А значит, и мы должны иметь подобное, дабы не оказаться безоружными перед Западом. Ведь перед Империей стояли в общем-то те же задачи, что и перед немцами. Приходилось противостоять всему западному миру, у которого было больше людей и денег, который имел больше промышленности, больше городов и не понес сравнимых с нами потерь в последней великой войне. За 1945-1985 годы русские смогли построить уникальную систему достижения паритета с Западом в военно-стратегической и научно-технологической сферах. Более того, мы во многом просто вырвались вперед, порождая машины и идеи, которые не имели мировых аналогов.

А потом взяли да сами все это и поломали. Теперь, коли мы хотим остаться русскими и выжить, придется опять кровью, потом и железом возрождать утраченное. И строить новую Империю, прекрасную, как могучий стальной дредноут. Ибо на земле снова пахнет большими войнами, снова обостряется борьба за источники сырья и рынки сбыта. Запад привык жить роскошно и распутно. Он возвел в ранг бога свои лень и сластолюбие, стремление добиваться всего с наименьшими усилиями. Запад бездарно пожирает сырье и энергию, обращая их в груды мусора и бесполезных вещей-однодневок. В сникерсы, в эвересты одноразовой посуды, в завалы из старых авто и покрышек. Он сводит с лица земли ее леса ради производства огромного количества пустых газет, ярких упаковок, реклам и пресс-релизов. Он изводит сотни миллионов тонн нефти на бензин и пластмассы для идиотских бутылок под идиотские напитки. Запад пожирает планету, и если остальные страны последуют его примеру, земля окажется изгаженной и вычерпанной через пару десятков лет.

Но Запад не хочет отказываться от своей чересчур роскошной жизни. Он жаждет навсегда закрепить порядок, при котором изобилие — ему, а остальным — участь источника дешевого сырья, свалок для гор западных отходов, площадок для размещения экологически грязных производств. Такую долю США готовят и нынешней свободной Россиянии, которая должна распасться на груду «суверенных» ублюдочных осколков, мафиозных анклавов. Правители коих станут плясать на задних лапках перед Западом ради того, чтобы он милостиво кинул им долларовую «кость». Мы должны стать кучей туземных территорий без сложной промышленности и научных центров, пусть даже с церковным пением, кокошниками и балалайками. Зависимых от Запада во всем: от расчесок до компьютера. Хотите увидеть наше будущее? Поезжайте в нынешнюю Москву.

Нас ждет борьба за русское будущее. И не только с Западом. На Юге смелеет с нашим разложением Турция, которой нужны стратегический Крым, Закавказье и Северный Кавказ. Лозунг турок: «За великую Турцию от Якутии до Сараева!» Зарятся на наши просторы талибы, поддерживаемые США. Запад готов воевать с нами чужими руками. Давая займы, соря долларами и оружием, он поддержит всех, кто поможет ему дробить и уничтожать этих непредсказуемых и потенциально весьма опасных русских. Ибо ни талибы, ни турки не способны сделать и сотой доли того, что умеем делать мы. Потому он поддержит и турок, и дудаевских бандитов, и басмачей, и пришедших ко власти в Киеве западно-украинских, бандеровских крыс. И саудо-аравийских ваххабитов, готовых сеять ненависть к православным в Таджикистане, Казахстане, Татарии и Башкирии. Ведь что ему достать оружие и доллары? Всего лишь запустить печатный станок — а дураки всего мира отдадут все, ради ничем не обеспеченных зеленых бумажек!

Еще в 1981 году мой отец, работая в «Правде», рассказывал: США готовят план ограниченной войны для отторжения от нас Сибири и Дальнего Востока. Проигрывая в конкуренции Японии, Германии и Южной Корее, Америка нуждается в огромных запасах дешевых природных ресурсов. Тогда ЦК КПСС наглухо засекретил сию информацию. Но ведь о том надо было во весь голос кричать уже тогда! Не далее, как в 1993-м в США появилась статья «Давайте купим Сибирь», в коей автор предлагал прикарманить 3/4 России, отстегнув продажному Кремлю эпохи Ельцина триллион долларов — пустых зеленых бумажек. Есть еще Китай, который растет экономически и задыхается от перенаселения, безземелья и недостатка сырья. Пока СССР был силен, Китай глядел на Юг. Но мы слабеем и разваливаемся — и он обращает взор на Север. Ведь там сопротивление ожидается слабее, а добыча — жирнее и легче. Обстановка 1941 года не должна повториться. Однако мы пока все слабеем и слабеем, остановив разработки нового оружия с 1989 года. И этот провал мы еще почувствуем. Может статься так, что у наших врагов окажутся боевые роботы и высокоточное оружие, слепящее лазерное оружие и самолеты с изменяемым вектором тяги. А у нас — старье 20-30-летней давности. Ибо закупки новой техники в ельцинской воровской Россиянии ничтожно малы. Даже на Черном море грозит повториться ситуация 1853-1856 годов, когда у отсталой Турции оказалось полное превосходство над русскими. Когда против шести наших боевых пароходов вышли тридцать турецких. Когда их войска получали дальнобойные нарезные ружья, а мы воевали дедовскими гладкостволками. Ведь ныне Черноморский флот почти сгнил, а турецкий — растет. А «воюющий за Севастополь и флот» московский толстяк Лужков вбухивает сотни миллионов долларов в бездарные бронзовые истуканы грузина Церетели. У нас — разваливающиеся самолеты, разложившиеся войска без горючего, запчастей, продовольствия и людей. У турок же — полумиллионная армия, служить в которой почетно и сытно.

Вот и делайте выводы.

Иногда я перебираю в памяти то, ради чего наши вожди разрушили Державу и бросили ее в мир, полных вновь возникших угроз. Я вспоминаю сорокагектарную дачу Брежнева, отхваченную за 21 миллион рублей у мэрии Лужкова фондом Попова. Роскошные особняки чинуш. Загранпоездки Чубайса. Проклятую нашу интеллигентщину, не знающую толком, чего она хочет. Но безмерно счастливую тем, что ей позволили нести ахинею от микрофонов и с телеэкранов.

Господи, как они все ненавистны! И как я понимаю тех русаков, которые восемьдесят лет назад безжалостно стреляли кудрявеньких деятелей в кожаных куртках. Тех, кто за какие-то три года превратили во прах ту Империю, ее заводы и броненосный флот, университеты и библиотеки. Я очень их понимаю. И готов делать то же самое с новыми, уже демократическими «комиссарами». Ведь подчас кажется, что они те же, что и восемьдесят лет назад. Только уже без пресловутых курток.

9

Мне как-то довелось беседовать с одним очень демократическим, очень «западизированным» российским журналистом, полжизни проведшим в Америке. Я сказал ему, что Гитлер — враг русских, но для немцев до 1939 года он выступал богом, отцом и благодетелем. Ибо выметя прочь из своей страны западную нечисть, он обеспечил экономический подъем, работу и достаток для каждого немца. Без миллионов репрессированных. А самое главное — нация была воодушевлена. Материнство поощрялось, рождалось много детей, и они получали все — стадионы и бассейны, планеры и мощные мотоциклы, закалку и образование. «Сила через радость» — так называлась организация, дававшая возможность миллионам немцев приобщиться к солнцу, ветру, морским круизам и горным курортам.

Да, мы ненавидим его за то, что он уничтожил миллионы русских, цвет нашей нации. Но для немцев он создал мощный Рейх, давший чудеса боеспособности и технического прогресса. Он изгонял и избивал евреев. Но и в этом он пользовался поддержкой миллионов, которые видели в том избавление от торгового грабежа, высоких банковских процентов, от засилья пошлости да грязи в газетах, на эстраде и в искусстве. Он, кстати, не гнал работать на военные заводы немецких женщин и детей. И это не помешало ему чуть не создать атомную бомбу одновременно с американцами. Но мне ответили: «Но чем все кончилось у Гитлера?» Этот аргумент звучит много раз и много дней в году. Мы же считаем иначе: не западная демократия, не американцы и англичане опрокинули Третий Рейх. Нет, ибо он крушил им ребра. И даже умудрился почти год сдерживать превосходящие силы англо-американцев на Втором фронте силами дивизий из безусых юнцов и почти стариков, без горючего для танков и самолетов.

Рейх низвергли мы, русские. У нас не было демократии. Одну стальную машину сломала другая. Сотри нас тогда магической силой с карты мира — и Запад получал смертельный удар реактивно-атомной, космической силы. Рейх опережал Запад в средствах ведения войны! И это мы спасли мир. Не будь Империи — три тысячи самолетов Первого, Четвертого и Шестого немецких воздушных флотов, которые были у Рейха на Восточном фронте в марте 1945-го, обрушились бы на западные армии. Тысячи не сбитых русскими «Мессеров» и «Фокке-Вульфов» свергли бы с небес армады их «летающих крепостей». И миллионы не погибших в боях с русскими стойких солдат топили бы американцев в море. Мы не считаем иного, страшного оружия, которое Рейх не успел создать из-за нашего натиска.

Силе может противостоять лишь сила!

ГЛАВА 11. СКОЛЬЗЯЩИЕ НАД ВОЛНАМИ. ВТОРОЕ ЧУДО — ОРУЖИЕ РУССКИХ — «КАСПИЙСКИЕ МОНСТРЫ». ВЛАДЫКИ БОЛЬШИХ ПРОСТРАНСТВ. «ЛУНЬ» — ОХОТНИК ЗА ПЛАВУЧИМИ КРЕПОСТЯМИ.

1

Стороннему наблюдателю этот покачивающийся на ленивой каспийской волне корабль кажется диковиной. Или плодом болезненного воображения конструктора. Длинный, стремительный корпус, смахивающий на фюзеляж авиалайнера, переходящий в «дельфиний нос» кабины, ветровые стекла которой пугающе походят на раскосые глаза. Турбореактивные двигатели. Самолетный киль — хвост. Когда эту непонятную махину отбуксируют на чистую воду, оглушительно взревут моторы, и узкое хищное тулово рванется вперед в туче брызг. Набрав скорость, машина выскользнет из воды и со скоростью истребителя помчится на высоте нескольких метров над морской зыбью.

«Наш баркас был уже недалеко от берега, когда со стороны моря стал нарастать рев моторов. Мы увидели, что к нам быстро приближается непонятное железное чудовище — то ли самолет, то ли корабль. Его размеры все более увеличивались, и мы поняли, что это все-таки огромный самолет, мчавшийся прямо на нас в нескольких метрах над водой. Мы растерялись и оцепенели. Когда до нас осталось метров сто, он, заложив вираж, стал поворачивать в сторону острова. Казалось, концом крыла он вот-вот врежется в волны. Но нет — вода под крылом будто прогнулась, чудовище выровнялось и продолжило свой ход к суше. Мы видели, как оно чуть приподнялось над холмиком, потом снизилось за ним и, следуя рельефу острова, скрылось за горизонтом…»

Об этой встрече рыбаков с русским экранопланом написала в 1992 году «Техника — молодежи». Это — чудо техники. Прозванное на Западе «Каспийским монстром». Начиная эту главу, мы колебались: поместить ли ее в часть, где речь идет о прорыве нашей Империи в Мировой Океан, или причислить экранопланы к небесному оружию нашей цивилизации. И все-таки выбрали второе. Ибо рождены эти машины все-таки авиаконструкторами. Первым об экранопланах задумывался Роберт Бартини, советский авиаконструктор с трагической судьбой. Проектировал такие машины и Александр Липпиш, талантливый гитлеровский инженер. В 70-е и 80-е годы имперские конструкторы далеко обошли Запад в разработке аппаратов с динамическим способом передвижения — экранопланов и кораблей на воздушной подушке (КВП). Первыми в серию пошли военные КВП, предназначенные для высадки десантов русской морской пехоты. Вы хорошо помните эти машины — массивные корпуса, парящие над волнами за счет мощных вентиляторов, нагнетающих воздух под днище КВП. Корпуса с двумя турбовинтовыми двигателями, самолетным килем-хвостом и с пропеллерами. Их часто любили показывать в телепередачах: выходящими из моря прямо на сушу, подобно сказочным драконам.

Назывался сей аппарат десантным катером «Лебедь». С экипажем из шести человек, он может нести два танка и 120 штыков десанта со скоростью 70 узлов (почти 130 километров в час). Вооружили его 30-миллиметровыми пушками и ракетами. Но все-таки «Лебедь» имел недостатки, как и все КВП. Малый радиус действия и неспособность двигаться в сильно штормящем море — высокие волны разрушали воздушную подушку под ним. Экранопланы, «Каспийские монстры», стали гигантским шагом вперед. Они не боятся никаких штормов. Они — революция в морской войне. Экранопланам не страшны льды — они летят над ними. Им не грозят болотистые устья рек и прибрежные камни, на которых могут разбиться обычные корабли. Равно как и отмели. Высаживать десанты можно везде — от африканского Берега Скелетов с его дьявольскими рифами, до обоих побережий США, арктических земель Канады и Аляски.

Эти машины используют так называемый «эффект экрана» — образования под летящим низко над поверхностью самолетом своеобразной «подушки» из сжатого воздуха. Сначала конструкторы боролись с этим явлением. Но потом родилась идея: а не создать ли аппарат, которому не надо летать на большой высоте и которому не нужны большие крылья? Ведь эффект экрана позволяет при той же мощности двигателя нести на низкой высоте гораздо больший груз, и при том — с хорошей скоростью. Конечно, экраноплан не может летать в горах и в городах. Но ведь есть реки, огромные пространства морей, пустынь и тундры, где ему — полное раздолье…

Экраноплану не грозят притаившиеся под поверхностью вод и на отмелях мины. Он недосягаем для торпед с подводных лодок. Зато он сам, обладая скоростью в 300 — 400 верст в час, нагонит и уничтожит глубинными бомбами даже самую быстроходную подлодку. Экраноплан может нести противокорабельные ракеты и мины, нанося удары по вражеским эскадрам. Проектировался аппарат, способный перебрасывать уже целый батальон морских пехотинцев со всей техникой и вооружением на несколько тысяч километров со скоростью 600 км/ч.

Эти машины — настоящие властелины больших пространств. Почему их так боялся Запад? Почему так радовался, когда СССР пал и работы над «Каспийскими монстрами» были свернуты демократами? Потому, что русские экранопланы грозили полностью похоронить его безопасность. Ибо США и Англия, ядро НАТО — это так называемые «морские цивилизации». Они никогда не умели драться на суше. Их сухопутные армии всегда были ниже всякой критики. Традиции «морских цивилизаций» — неожиданные налеты с моря и с воздуха. А от вторжения ратей континентальных, воинских цивилизаций их всегда защищали моря и океаны.

Наши экранопланы грозили тем, что на их землях появятся русские солдаты и танки. И тем, что этим чистюлям — англосаксам придется воевать, вгрызаясь в землю, без комнат отдыха, девочек и земляничного мороженого.

Отцом «Каспийских монстров» еще в конце 1950-х годов стал Ростислав Алексеев (1916-1980 гг.), конструктор ЦКБ в городе Чкаловске, что под Нижним Новгородом. Неиссякаемой энергии был человек, истинно русской, имперской стати.

Один из тех, кто, оставаясь в безвестности для современников, ковал мощь державы.

Испытания первого 430-тонного гиганта с размахом крыла в 40 метров начались на Каспии в 1966 году. База находилась у Махачкалы, в городке Каспийск. Уже эта машина показала чудесные качества, мчась со скоростью 450 километров в час на высоте в три-четыре метра над волнами. Без всяких рулей огибала неровности рельефа и носила стотонный груз. Уходила в самолетный полет, когда нужно. Закладывала лихие виражи, чиркая о воду «шайбами» коротких крыльев.

Мы пишем эти строки в ноябре 1996-го, когда под обломками взорванного в Каспийске жилого дома погибли десятки русских: пограничников и летчиков, их жен и детей. Это дело рук чеченских террористов и их союзников, вскормленных режимом кремлевских импотентов и ворюг. Но тогда, в 1966-м, ни одна сволочь не дерзала и в мыслях своих посягнуть на Империю!

Да, были и трагедии. У экраноплана есть своя специфика, к которой долго не могли привыкнуть летчики. Так, если встречный ветер поднимет машину, отрывая ее от экрана, надо плавно сбросить тягу двигателей, и «монстр» так же плавно снизится…

В 1964-м разбился экипаж опытного аппарата СМ-5. Попав во встречный ветер, пилоты ушли в набор высоты. Через десять лет случится авария и с моделью «Орленок». При неудачной посадке на воду у нее оторвало корму. Но даже изуродованный, экраноплан долетел до базы. И все же дело шло успешно. Настоящим прорывом стал «Орленок», впервые пронесшийся над Каспием в 1974 году. Стремительный, с высоким килем-хвостом, он с быстротой в 350 верст в час всего на двухметровой высоте, разворачиваясь на «пятачке» всего в полсотни метров радиусом. Взяв на борт 20 тонн груза прямо на берегу, он уходит в море, выкатившись в волны на гидролыже с шасси. «Орленок» обещал стать не только грозным оружием, но и сверхэкономичным транспортом. Ведь он мог брать на борт 200 пассажиров — столько же, сколько и четырехмоторный Ту-114. Летая при этом на одном (!) двигателе от «114-го», уже выработавшем свой ресурс!

Грозным оружием создавалась 600-тонная восьмимоторная «Лунь», вооруженная шестью противокорабельными крылатыми ракетами и сверхскорострельными пушками. Мчась (500 километров в час) в одиннадцать крат быстрее самого скороходного торпедного или ракетного катера, «Лунь» — прекрасный охотник на американские плавучие крепости, авианосцы.

Параллельно с Алексеевым над экранопланами работал Роберт Орос ди Бартини. В 1963 году его документацию передали в КБ Георгия Бериева в Таганроге. Там начали строить 52-тонный ВВА-14, прозванный «Змеем Горынычем»: 26 метров в длину, крылья 30 метров в размахе. «Горыныч» мог летать как экраноплан, над самой поверхностью воды или земли. А мог и как самолет, достигая высоты в 10 тысяч метров, со скоростью в 620 километров в час, на дальность в 2450 километров. Но самое главное: в отличие от алексеевских машин, аппарат Бартини умел взлетать вертикально — благодаря двум двигателям поддува под крыльями! Увы, их так и не поставили на «Горыныча».

То был невиданный русский прорыв. До сих пор Запад гордится экранопланами, поднимающими всего 3-4 тонны. Но судьба Алексеева была трагичной. Неуступчивый и волевой, он делал невиданное в мире дело. Преодолевая недоверие, невзирая на американские статьи о бесперспективности экранопланов. Плохую службу ему сослужило покровительство Н.Хрущева — на конструктора при Брежневе смотрели косо. К тому же, машины приходилось строить на заводах Минсудпрома, но по авиационной технологии. Ломать ведомственные перегородки было трудно, очень трудно. Авария «Орленка» в 1974-м подсекла финансирование проекта. Оно стало «мерцающим». И все же работа продолжалась. И кремлевские вожди в 1985-м знали: у нас есть мощнейшее оружие, о котором Запад может лишь мечтать.

В начале 70-х прекратили работу и над «Змеем Горынычем». Хотя он уже летал из Таганрога в подмосковный Жуковский. Остались на бумаге проекты бериевского сподвижника А.Богатырева: 750- и 1200-тонные «летающие крылья». Десантные авианесущие экранолеты, которые могли бы уходить и на высоту. А ведь то были беспрецедентные технологии!

Алексеев умер в 1980-м, в полной безвестности для всех нас. Еще в 1974-м скончался 77-летний Бартини. Это в гитлеровской Германии каждый мальчишка знал Вилли Мессершмитта или Курта Танка. Мы же узнали о великих соотечественниках лишь годы спустя после их смерти. То, что они сделали, потом оценит видный американский конструктор экранопланов Стивен Хукер, глава фирмы «Аэрокон», работающей на военное ведомство США. «Техника — молодежи» сообщает: «После посещения нескольких российских фирм, занимающихся экранопланами, Хукер со смешанным чувством зависти и восторга воскликнул: „Они опередили нас на 30 лет!“»

Тот же журнал в 1993 году писал, что вскоре после расчленения Союза в американской прессе появился проект русского 4000-тонного экраноплана А.Панченкова (120 метров в длину и 50 метров в ширину). Два ножевидных корпуса, перекрытые палубой-несущим крылом. Его создавали для полетов над тундрой по специально проложенным трассам со скоростью 550 километров в час. Американцы считают, что 20-метровый прототип уже был испытан на Байкале. Экранопланы становились не только мощным средством для трансконтинентальных десантов и борьбы за моря, но и великолепным оружием в экономической войне с США. Их строительство делало ненужными тысячи вертолетов в сибирских и северных районах — а ведь час полета винтокрылов ныне стоит 5 миллионов рублей! Экранопланы заменяли собой огромные караваны судов, которые наша страна каждое лето с огромными затратами снаряжает для переброски грузов в Якутию и на Чукотку, на Камчатку и Сахалин. К золотопромышленным, оловодобывающим, урановым и алмазным предприятиям. Они экономили бы для Империи миллиарды долларов, столь нужных и для экономического рывка вперед, и для удушения США.

Мы имели такой великолепный шанс!

2

Есть что-то символическое в том, что местом испытаний экранопланов был выбран Каспий — уникальное соленое озеро, остаток древнего океана Тетиса, таящее под своею толщей много тайн и богатств. В нем водятся тюлени и даже, говорят, реликтовые акулы-людоеды. Под его волнами покоятся поглощенные водами руины древней хазарской столицы — Итиля. Столицы народа, принявшего еврейскую веру — иудаизм и сотни лет грабившего Русь набегами, тяжелой данью. Угонявшего в рабство русичей и жиревшего на паразитической торговле, оседлав пути движения товаров из русских земель на Восток, в Азию. Итиль был взят и уничтожен, как и вся Хазария — русским князем Святославом в Х веке.

Наши экранопланы испытывались на Каспии, куда еще в Х веке ходили русские ладьи — брать Дербент и Баку. На Каспии, чье дно таит огромные запасы отличной нефти, которая по праву принадлежит русским. Ибо в 1940-м грозный Сталин подписал договор с Ираном, по которому все озеро — почти до самых персидских пляжей — досталось СССР. И ельцинская Россия, этот «беловежский обрубок», став правопреемником СССР, теперь по праву должна владеть и всем Каспием, и всей нефтью под ним.

На нее не имеют никакого права эти новые «суверенные ханства», эти «независимые» Казахстан с Азербайджаном и Туркменией. Но именно двое первых тянут лапы к нефтеносному дну, пытаясь запродать его Западу и напитать нефтедолларами свою ублюдочную криминально-байскую «элиту». За ними стоит вековечный враг русских — Турция, тоже жадно рвущаяся к каспийской нефти. Именно поэтому она поддерживает войну в Чечне и баламутит Северный Кавказ — чтобы навеки отрезать нас от Каспия. Чтобы перерезать русские трубопроводы в Чечне и Дагестане. Чтобы заполучить себе трубопровод для перекачки каспийской нефти на Запад, который даст ей полтора миллиарда долларов в год. Чтобы умертвить последний крупный порт России на Черном море — Новороссийск.

Именно поэтому с территории Азербайджана взлетают и берут курс на горные, тайные аэродромы Чечни дудаевские вертолеты Ми-8, набитые оружием, деньгами и боеприпасами. Именно отсюда стартуют для бомбардировки чеченских сел штурмовики без опознавательных знаков — чтобы бить по прорусски настроенным селениям и поднять их против русских. Цель одна — заполучить Каспий, оттолкнув от него русских.

Но Россия имеет полное право сказать на весь мир: «Каспий — мой! И если без моего ведома в нем появятся буровые вышки, если мне не будет отдана большая часть нефти — я сожгу и разбомблю эти промыслы. И помните: по договору 1940 года даже город Нефтяные Камни неподалеку от Баку — на нашей территории!»

Но не говорит. Нет воли и твердости у нынешних лукавых и продажных вождей. Ах, были бы у нас на Каспии боевые экранопланы! Ведь в Империи уже разработали проект сверхэкраноплана грузоподъемностью в пять тысяч тонн и скороходностью в 800 километров в час, способного перебрасывать целый танковый полк.

3

Но каспийские монстры — экранопланы первого поколения. А русский гений сумел создать машину, которая вообще не имеет аналогов на целом свете — наземно-воздушную амфибию (НВА). Похожая на исполинское толстое крыло, к которому приладили кажущийся маленьким самолетный киль с V-образным стабилизатором. НВА тоже несется над поверхностью, облетая препятствия подобно самолету. И маневрирует в стороны, вверх и вниз. Поднимаясь в воздух как корабль на воздушной подушке, амфибия движется, как экраноплан. Ей не нужны специальные аэродромы или гавани, НВА может работать и садиться везде — хоть в песках пустынь, хоть в дельте Амазонки, хоть в тундре. Такая машина родилась на чертежных досках тогда, когда бездарные правители уже повели страну по гибельному пути. В 1992 году ученики Ростислава Алексеева, пытаясь спасти проект, основали ассоциацию «Эколен», которая выдвинула проекты нескольких суперамфибий, собираемых из уже производимых авиазаводами страны частей. Конструкторы создали проекты целой гаммы машин: от «малютки» с полезной нагрузкой в 60 тонн, скоростью 350 километров в час и дальностью полета в 3 тысячи верст до исполина, способного нести 3 750 тонн со скоростью 700 километров в час на целых 18 тысяч километров. Они скрупулезно сметали программу производства 1200 таких машин на 1994-1998 годы. Требовалось всего 6 миллиардов долларов. Зато только от перевозки грузов ожидался эффект в сотню миллиардов. Это не считая эффекта от загрузки промышленности и налогов с нее, не считая экономии на строительстве дорог, портов, на огромных караванах судов Северного морского пути и тысячах вагонов. Не надо было тратить и несметные суммы на фрахт иностранных кораблей.

Всего 6 миллиардов, какая-то треть от всех потерь бездарной чеченской кампании! Ельцинский режим и не подумал взяться за воплощение этого проекта. Который не только давал стране сверхоружие в виде сильнейшего в мире транспортно-десантного и противолодочного флота, но и сулил захват мирового рынка перевозок. Нужно было только 6 миллиардов несчастных долларов — вдесятеро меньше, нежели было разворовано, уведено за рубеж, украдено из сумм, отпущенных на закупку зерна или на финансирование завоза грузов на Север!

А если бы жил СССР? Для него эти 6 миллиардов были более чем посильной суммой. Он мог сэкономить на строительстве слишком шумных подводных лодок, урезать программы возведения грандиозных памятников Ленину или комплекса на Поклонной горе, задействовать активы советских заграничных банков. Или продать для этого за рубеж запасы редкоземельных металлов в одной лишь Москве. Русские НВА могли реять над Сахарой и Средиземным морем, над плато Устюрт, Атлантикой и тихоокеанскими просторами. Пожиная с Запада на одном лишь катании туристов сотни миллионов долларов в год. Ведь и Всеволод Калинин, и все прочие создатели НА из «Колена» — граждане СССР, великой Империи.

4

Если вы откроете «Технику — молодежи» за апрель 1994 года, то можете прочесть о еще так и не родившемся супероружии державы, которое могло помочь нам в покорении мира как военным, так и деловым путем — об экранолетах. Их разработал русский инженер Л.Щукин еще в начале 80-х, продолжив разработки Бартини. Позже Калинин создал концерн «Экип», в который вошла элита аэрокосмического комплекса страны. И НПО «Энергия», и Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), и КБ имени А.Яковлева, и НПО «Сатурн», и Саратовский авиазавод…

Что такое экранолет? Похожее на летающую тарелку эллипсовидное летающее крыло, способное действовать, как экраноплан. В этих аппаратах должны использоваться и жидкостные двигатели ориентации от корабля «Буран», и серийные двигатели НК-926, и не имеющие мировых аналогов в мире двухрежимные АЛ-34, создающие избыточное давление под днищем «экипа».

Чем хороши такие аппараты? Модель Льва Щукина Л4-2 при одинаковой взлетной массе с крупнейшим самолетом мира Ан-224 (600 тонн) может нести такой же двухсоттонный груз. Но не на 4500 верст, как Ан-224, а на 8600 километров! И если самолету-великану нужна взлетная полоса а 3,5 километра длиной, то «экипу» хватит площадки вшестеро короче. При этом «экип» может взять на борт две тысячи человек — целую десантную бригаду!

Мы создали совершенно фантастические машины. В мире просто нет ничего подобного «экипам»! Щукинское детище — это по сути дела «летающее крыло», способное базироваться на водной глади, в чистом поле или на лесной поляне. Откажут моторы — оно спланирует, не сорвавшись в штопор. «Экип» может летать на высоте от трех метров до десяти тысяч метров, развивая ход от 120 до 700 километров в час.

Вот оно, оружие нашей несостоявшейся победы. В единой Империи Горбачев мог выстроить сотни таких «экипов», завоевав мировые рынки грузопассажирских перевозок, обеспечив страну миллиардами долларов. Потратив на это раз в сто меньше средств, чем лишилась одна Россия на чубайсовой разграбиловке. Флот «летающих блюдец» делал десантные части Империи средством глобального господства. «Экип» заменяет три-четыре тяжелых самолета «Антей». «Экипы» с барабанными установками крылатых ракет в чревах вились бы над эскадрами Америки, сжигая топливо, в три-четыре раза меньше, чем обычные бомбардировщики. В любой момент готовые испепелить врага точными ударами! Да, мы могли править миром, будучи единственной страной «летающих тарелок».

Для «Экипа» было создано чудо-топливо, состоящее на 10 (а то и на 58) процентов из обычной воды. Его разработал в НПО «Аквазин» профессор Эдуард Исаев вместе с И.Егоровой, Д.Алиевым и Т.Федоровой («Завтра», №18, 1997 г.). Это водно-эмульсионное горючее страшно дешево: обладая октановым числом «85», оно готовится из низкосортного бензина, продуктов природного или попутного газа — плюс особый «эмульгатор»!

«Экип», который преследует американскую эскадру в океане, становился бы бичом Божьим. Умея идти на двухстах километров в час у самых волн, он вынуждал американцев постоянно держать в воздухе истребители с авианосцем. Но их минимальная скорость — почти триста километров в час. Янки пришлось бы постоянно жечь дорогое горючее и гонять двигатели на разрушительных режимах.

«Экипы» становились идеальными морскими разведчиками-наводчиками для Ту-22 с крылатыми ракетами. Или отличными воздушными платформами для установок боевых химических лазеров.

Правительство, как всегда, приняло программу развития экранолетов. И, как всегда, не нашло на нее ни копейки. И уж коли искать еще, то вот вам иналет — соединение самолета, аппарата на воздушной подушке и дирижабля. Созданный и построенный в Тюмени в феврале 1995-го Александром Филимоновым.

Представьте себе «бублик»-тороид 80 метров в диаметре, наполненный гелием. К нему прилажены обтекаемая кабина, крылья и стабилизатор. Сверхгрузоподъемность и экономичность. При полном отсутствии всяких аналогов на Западе!

Мы погибли не из-за отсталости. Мы рухнули из-за воровства и вырождения правящей «элиты». Ее лени, косности и просто нежелания что-то делать, кроме дележа власти и собственности. И помните — эта «элита» никуда не делась. Побросав партбилеты, она просто поменяла их на кресла в нынешних банках да президентских администрациях.

Ведь иналеты Филимонова, черт побери, могли стать и основой для наших летательных аппаратов — «невидимок», способных скрытно и первыми ударить по жизненным центрам США! Вспомним угловатые, граненые очертания самолета-невидимки США ФБ-117, урода, сложенного из множества треугольников. А гранен он так, чтобы импульсы радаров отражались в стороны, рассеивались вверх, вниз и наискось.

Но то, что хорошо для скрытности, плохо для аэродинамики. Ибо самолет — машина динамическая, которая удерживается в воздухе только благодаря движению. Потому ФБ-117 летает скверно, но на нем стоит архидорогая супер-ЭВМ, удерживающая его от рыскания и хаотичного кувыркания.

А иналет — машина наполовину статическая, удерживаемая в воздухе легким гелием, закачанным в его тороидальное чрево. Потому его корпус можно огранить, сделав невидимым для радаров врага. И хотя наш «невидимка» выйдет тихоходнее, но зато раз в сто дешевле, без бортовой суперЭВМ, с куда более простым компьютером, с ядерными ракетами на борту.

А нести их могли бы суда-лихтеровозы, скрыв в трюмах. Подойдет такой лихтеровоз к Кубе, дождется ночки потемнее, и…

5

«А разве были у Советского Союза силы и средства, чтобы строить экранопланы?» — спросит иной читатель. — «Ведь ныне все говорят, что у нас тогда все рушилось и старело». Не спешите с выводами, мой дорогой современный друг. Несмотря на свои тридцать лет, я успел пожить в Империи.

Мне до сих пор кажется удивительным, как даже в прогнившем насквозь брежневском режиме у нас хватало денег на все. Нам казалось вполне естественным, что за какие-то две сотни рублей можно съездить отдохнуть на Черном море или за двадцать копеек пообедать в школьной столовой. При том, что страна одновременно воевала в Афганистане, запускала на орбиты огромные станции, держала колоссальную армию и совершала тысячи дорогостоящих испытаний новейшей техники. Какими же наивными мы были! Ведь сейчас, когда у демократического режима нет денег ни на что, когда миллионы людей месяцами сидят без зарплат, те годы кажутся солнечной сказкой.

Брежневский режим оказался не прав. Ведь в конце-концов миллионы идиотов, которых он так ублажал, предали великую страну. Году этак в 1982-м вполне можно было заставить нашу толпу (ради ее же блага) на пару лет забыть о сумках апельсинов, которые она таскали домой, да одеть ее в ватнички. А освободившиеся средства инвестировать в новый невиданный техномир. В эскадры экранопланов. Для прорыва в XXI век.

Не верьте фарисеям. У нас для того было все. И 2,5-тысячетонный золотой запас, так таинственно исчезнувший накануне развала Империи. Только под него мы были способны занять десятки миллиардов долларов, если бы сэкономленного (в чем я сильно сомневаюсь) не хватило бы. Но не хватило нам прежде всего воли.

У меня нет основания любить коммунистов. Особенно тех, кто погромил страну в 1917-м. Всех этих розенфельдов и бланков, соломонов урицких и губельманов, носителей чужого духа и чужой веры. И все же я подчас с уважением вглядываюсь в их старые фотокарточки, в их лица с твердыми волевыми складками у губ и непреклонные глаза.

Да, они развалили ту Империю к 1918-му. И даже потеряли Польшу, Финляндию, Прибалтику и часть Бессарабии. Но всего лишь через четыре года они практически полностью восстановили страну смели все самостийные «правительства», уничтожив украинских, грузинских и даже чеченских сепаратистов. Они сумели создать боеспособную армию и бросили средства на основание планерных и авиационных школ, на радиотехническую лабораторию в Нижнем и на Радиевый (первый ядерный) институт в Петрограде (1921).

А что их нынешние последыши? Вот уже пять лет, как держава развалена, и конца-края этому не видно. Более того, мы разваливаемся на части и дальше, бредем к новым войнам и крови. При полной гибели наших науки и инженерии.

В чем разница? Да в том, что у тех соломонов урицких, в отличие от сегодняшних гусинских-березовских, была воля. Не к деньгам, а к власти. Пусть даже замешанной на иудейском духе. Ведь они тогда действительно лезли под пули, но творили отнюдь не собственные счета на Кипре или в Швейцарии, не личные особняки и «Мерседесы».

Воли к власти не хватило нам в 80-е. Воли к православной имперской силе.

ГЛАВА 12. ЦЕНА СОЖЖЕННЫХ НЕБЕС. БЫЛ ЛИ У РУССКИХ СВОЙ САМУРАЙСКИЙ МЕЧ?

1

Заканчивая рассказ о подъеме и гибели русского небесного могущества, мы все-таки попытаемся сделать некоторые выводы, извлечь уроки истории.

Ныне наша авиационная сила уничтожается экономическими реформами. Запад злорадно потирает руки. Русские ВВС остались без горючего, их машины прикованы к земле, а летчики деградируют и опускаются без тренировок, в нищете и бесправии. У русских нет средств на вооружение самолетами четвертого поколения, а из грозной имперской армады в десять тысяч машин осталась едва половина.

И сей процесс гораздо страшнее для безопасности страны, нежели кажется непосвященным. Ведь если у нас нет господства в небе, становятся ненужными воздушно-десантные войска. Ибо теперь западные ВВС смогут сбивать тяжелые транспортные Ил-76 и АН-124 с парашютистами на борту. Держава лишается мощнейшей наступательной силы.

Затем резко падает мощь танковых соединений. Ибо без поддержки с неба они «слепнут» и становятся мишенями для чужих ударных самолетов. 1940 и 1941-й — яркое тому подтверждение. Ведь и у Франции, и у нас танков было больше, чем у Гитлера. Они были даже сильнее немецких. Но Третий Рейх завоевал господство в воздухе — и танки его противников гибли в окружениях, горели от атак пикирующих «Юнкерсов-87». Но если в 1941-м наши ВВС были уничтожены на земле блиц-налетами ребят рейхсмаршала Геринга, то мы в 1991-1996 годах погубили свою воздушную мощь собственными же руками.

Ее катастрофическое сокращение повлекло за собой и крушение противовоздушной обороны страны, когда ее рубежи на тысячи верст приблизились к Москве и к жизненно важным центрам, когда НАТО подступает к нам вплотную, а «защитный пояс» из восточноевропейских стран превратился в плацдарм нападения. Теперь чужие бомбардировшики с крылатыми ракетами на борту могут почти свободно пронизывать русское пространство. Разбивая наши плотины, электростанции и трубопроводы, издали уничтожая пусковые установки ракет и сухопутные соединения.

Пока Запад не собирается нападать. Но он все больше показывает зубы, и все чаще мы слышим его предупреждающий рык. Год от года нам не устают напоминать: вы теперь слишком слабы.

Без воздушных сил засыхают и мертвеют многие «ветви» военной мощи. Оборона берегов и прилежащих морей. Палубная авиация для авианосцев. Разведывательно-ударные комплексы сухопутных сил. Целеуказание для атомных ракетных крейсеров.

Лучшего для США и не придумаешь. Они-то свою небесную силу все наращивают, практикуясь в ударах по Ираку. А мы шоу самолетные устраиваем. Скоро всей нашей авиации только на праздники в Тушине и хватит. Да и показывают-то там машины, которые сделали или начали делать еще в единой Державе. Свободная Россия, эта страна вещевых рынков и господ с восьмиклассным образованием, так и не смогла сделать чего-нибудь стоящего.

Гибель ВВС влечет за собой остановку огромной наукоемкой индустрии, когда лишаются работы сотни тысяч отборных рабочих, инженеров и конструкторов. Более того — поля применения для своих действительно элитных мозгов и рук. За свертыванием производства следует потеря мировых рынков сбыта нашей авиапромышленности, иссякание многолетних валютных поступлений, утрата сфер военно-технологического влияния в Азии и Африке. Чтобы все это захватил торжествующий Запад. Наши бонзы называют сие издержками реформ. А мы — предательством.

Даже сейчас, после всей разрухи последних пьяно-разгромных лет, мы сохраняем огромные возможности для рывка к силе и процветанию. Ведь при валовом внутреннем продукте в 1 квадриллион 200 триллионов рублей Россия имеет наличных и безналичных рублей всего на 240 триллионов. (Писано в конце 1996 года) А нужно как минимум вдвое больше. Эффект от такого обезденеживания равносилен тому, как если бы у вас из жил выпустили половину крови. Да, надо напечатать еще триллионы рублей. Как? Хочет купить у нас Индия истребители, но денег ей не хватает — дадим ей связанный кредит. Иными словами, напечатаем и дадим деньги своим авиастроителям, проследим, чтобы эти рубли не украли и не плеснули на валютную биржу, да поставим произведенные самолеты индусам. Тем самым свою промышленность поддержим — это раз. А два — это то, что Индия будет нам и кредит с лихвой возвращать, и запчасти у нас за валюту покупать, и за сервисом техники обращаться, и пилотов за звонкую монету готовить. К тому же, самолеты нужно каждые несколько лет модернизировать, повышая их боевые качества. К кому пойдет Индия, как не к нам, стране-изготовителю? А коли нет у Индии долларов — можно взять плату товарами: алмазами, ценными породами дерева, нефтью, редкими металлами. Всем, что нужно нашей индустрии или тем, что можно реализовать на внешнем рынке. Да хоть отличным табаком долги получать! Лет этак с двадцать.

Так надо действовать. Но наши бонзы, послушно прогибаясь перед Западом, все борются с инфляцией, иссушая рублевую массу. И отдавая рынки сбыта самолетов американцам, израильтянам, французам…

Уже сотни лет лучшие умы сокрушаются, вспоминая о том, как толпа невежественных фанатиков полторы тысячи лет назад подожгла Александрийскую библиотеку, обратив в клубы дыма и пепел плоды вековых усилий античной мысли. Наши души заливает жгучая боль при воспоминании о том, как копыта степной орды уничтожили культуру Древней, Днепровской Руси. Но сегодня на наших глазах стираются с лица земли уникальные центры нашей авиационной культуры.

Центральный аэрогидродинамический институт в Москве, ЦАГИ. В списке важнейших целей для гитлеровских люфтваффе он стоял одним из первых. В каждой цивилизации, в каждой культуре есть звенья, выбивание которых влечет за собой гибель и деградацию. Так умирает улей, когда из него удаляют пчелу-матку. Так превращается в развалину богатырь, которому удаляют селезенку. ЦАГИ в организме русской военно-авиационной системы — это сокровенный центр, в котором рождаются контуры будущего, идеи прорыва, аэродинамические революции. Сам генотип русской небесной мощи на десятилетия вперед. Полвека он вел ВВС Империи от триумфа к триумфу, удерживая нашу авиацию на передовых рубежах атаки.

ЦАГИ стал нашим национальным «ноу-хау», централизованной системой аэродинамических экспериментов для всех авиаконструкторских бюро Империи. И это позволяло нам обходиться втрое-вчетверо меньшим числом аэродинамических труб, нежели американцам или западноевропейцам. Чтобы понять принцип работы ЦАГИ, заметим: аэродинамическая труба со сверхзвуковой скоростью потока (где испытывались модели будущих самолетов) появилась задолго до того, как в небо поднялся первый русский сверхзвуковик. Иными словами, появление здесь экспериментальных установок должно опережать работы по созданию новой авиатехники.

В 1980-х ЦАГИ не знал бед. В нем появились аэродинамические трубы с гиперзвуковыми скоростями продувки. Иными словами, мы готовились к созданию аэрокосмолетов, достигающих 10 и 20 скоростей звука, гиперзвуковых ракет для зенитчиков и ВВС, самолетов-роботов, обладающих способностью вести бой на нескольких махах. Здесь построили теплопрочную вакуумную камеру, где проводили испытания кораблей типа «Буран» и еще могли проводить тесты для воздушно-космических ударных систем.

Именно в ЦАГИ родились методы управления вихревой системой крыла, которые сделают русские истребители Су-27 и МиГ-29 непревзойденными в мире по маневренности. Здесь, а не где-нибудь, ноздря в ноздрю с Америкой и Европой, будет разработана аэродинамика пассажирских высокоэкономичных машин нового поколения. С крыльями сверхкритических профилей, которые снизят расход топлива вдвое. (И только горбостройка да ельцинский погром не дадут нам возможности открыть новую эру в мирной авиации).

В ЦАГИ на момент разрушения Империи велось еще много работ. Например, над понижением тепловой и радиолокационной видимости машин при сохранении оптимальной аэродинамики. Но «реформаторы» нанесли этой кузнице нашего будущего сокрушительный удар. Ввергли в нищету лучшие кадры и фактически изгнали самых молодых и энергичных работников. Запредельными ценами выпили все средства, остановив уникальные аэродинамические трубы. Прекратили создание новых установок и остановили фундаментальнейшие работы. ЦАГИ стал выживать, как выброшенный на помойку человек. В нем даже открылся цех по шитью сапог! Цель, поставленная Гитлером в 1941-м, была успешно достигнута в 90-е. Специалисты говорят, что мы до сих пор блещем на международных авиасалонах за счет старых разработок института. Но время неумолимо, и пока ЦАГИ стоит, в Америке и Европе испытательные центры работают без устали. Скоро мы истощим запас прежних исследований и не сможем создавать машины следующего века. Уйдут на пенсию старики-ученые и инженеры, но смены им не будет. Ибо молодые поголовно превращаются в идиотов, упершихся в телик и жующих «приятную на ощупь языка» жвачку, в торгашей-невеж. Рассыплются от ветхости уникальные установки.

Когда-нибудь то, что сотворили с нами за последние годы, сравнят с разгромом Рима вандалами. Я ненавижу этот режим, находящий триллионы рублей на эстрадных мартышек и на фарс выборов в цари живого трупа, но ввергающий во прах русское будущее. Ненавижу!

2

Мы сожгли для себя небеса. Подпалив их задолго до Горбачева с Ельциным. Давным-давно отрезав путь тысячам молодых славян к горним высотам, к облакам и воздушным вихрям. Не погрешим против истины, если скажем: Империя погибла, ибо забыла о тысячах дешевых птиц из перкаля, реек и фанеры. О планерах.

Не смейтесь. Ибо тысячи вещей в мире связаны меж собою незримыми, почти мистическими нитями.

Самым великим русским летчиком Великой войны стал Александр Покрышкин. В ста тридцати семи небесных схватках он сбил 62 вражеских самолета. Величайшим германским асом был Эрих Хартман, в 825 боях одержавший триста пятьдесят две победы. В каждом столкновении Покрышкин уничтожал 0,45 самолета противника, а Хартман — 0,42.

Оба они были планеристами. В 1936 году Покрышкин организует кружок на консервном комбинате станицы Крымской и строит там безмоторную «птицу». А мать Хартмана, Элизабет, научила сына летать на планере в десять лет. Сделав его великолепным парителем уже к шестнадцати годам, инструктором школы в Штутгарте.

Но дело не только в том, что из планеристов выходят отличные пилоты, цари военного воздуха. Хотя и это — великое дело. Главное в ином: из отчаянных храбрецов, вырвавшихся в небо на безмоторных аппаратах, выковываются настоящие воины, люди безумной отваги. Измерившие небо, проникшие в сердце грозовых туч, они редко становятся мелкими душонками или предателями Родины.

Планер рядом с современным истребителем — как парусник перед атомным крейсером. Но чтобы командовать ракетной громадой дьявольской мощи, надо сначала набить мозоли, вытягивая фалы и шкоты на парусном корабле. Ибо так закаляются воля, характер, личность. Вспомните, какую плеяду героев дал русский парусный флот — людей поистине из чистой стали.

Планера же — парусники XX века. Тот, кто изведал на них воздушную стихию, может никогда не стать водителем сверхзвуковых драконов. Но он может быть дипломатом, яростно борющимся за интересы России. Или политиком-вождем, твердо ведущим страну к мировым высотам. Ибо для этого есть главное — доблесть и воля, умение перешагивать через страх и подниматься над мелким своекорыстием. Воистину счастлива та страна, где легионы молодых поднимаются в небо. Так рождается аристократия духа, цвет нации. А не просто запас пилотов. С чем еще можно сравнить планер? Пожалуй, с самурайским мечом. И японские летчики-истребители в 30-х, и японские банкиры 90-х тратили долгие часы жизни, упражняясь в искусстве боя на клинках. Хотя меч, казалось бы, совершенно бесполезен и в кабине «Зеро», и в компьютеризированном офисе. Но долгие упражнения с мечом закаляют волю и храбрость, выковывают боевой дух и стремление к победе.

XX век дал два великих народа, перед которыми трепетал мир — русских и немцев. И оба они в 1920-х — 1930-х годах болели планеризмом. Повергнутые Западом в 1918 году, германцы строят тысячи матерчато-фанерных птиц и ставят мировые рекорды. У нас же к 1931 году возникают тридцать две планерные школы и сотни кружков при заводах и фабриках. Мы рвались в небеса, и в этом порыве вперед выходили люди из рабочих и инженеров, из крестьян и студентов.

Так ковалась краса и гордость Империи — ее герои, поколение крылатых людей, а не червей. И пока западная молодежь становилась пленницей вещей, сжигая годы в пустой погоне за деньгами и в дымных пьяных барах, русские и немцы порождали гениев воинского небесного духа, презирающих мелкую, жвачную жизнь. Ту жизнь, которая и дала нынешнюю породу ничтожеств, правящих нами.

Русские планеристы рвались в облака, бросались прямо в грозовые фронты, и подчас хрупкие аппараты их разваливались на части в ревущих вихрях и в потоках ледяного крошева. Во вспышках молний эти парни становились истинной элитой. Степанчонок, Гавриш, Юнгмейстер, Антонов, Грошев, Головин, Овсянников… Люди-легенды. Я бережно храню истрепанную книжку «По волнам воздушного океана» Н.Боброва и А.Винокурова, изданную еще в 1957-м.

«Первое, что я почувствовал в темноте тучи — это резкий толчок. Меня прижало к сиденью… Одновременно планер швыряло из стороны в сторону, словно по нему били невидимые мощные кулаки. Все это сопровождалось оглушительным свистом, гулом и воем ветра. Меня ударяло о борта моей тесной кабинки, придавливало к парашюту. Подняв нос, планер стремительно мчался вверх среди липкой и мутной тьмы… Внезапно пошел дождь с градом.

По лицу больно забили градины; я слышал, как с треском ударялись они об обтекатели планера. Дождь заливал меня, я дышал с трудом, то и дело выплевывая попадавшую в рот воду. Вскоре я вымок до нитки.

Все это время планер проделывал десятки самых диких фигур. Его крылья вибрировали, и хотя я не видел их консолей, но чувствовал, как они прогибаются. И все это происходило на скорости около 200 километров в час, то есть почти в четыре раза выше нормальной. Положение становилось критическим; перегрузка для планера… была слишком велика.

Мне стало не по себе… Десятки различных способов спасения молниеносно блеснули в мозгу. Первый — это пикированием вырваться из тучи. Но… скорость и так велика… Прыжок с парашютом?… Если бурные воздушные течения так деформируют прочный планер, то что же станет с парашютом? Даже если он и раскроется, то его разорвет в воздухе или, что еще хуже, спутает его стропы, и я буду брошен на скалы…

Свист, гудение ветра, какой-то подозрительный треск и раскатистый, несмолкающий гул больно отдавались в ушах. Я устал, руки начало колоть, кости ныли, словно от ревматизма… Планер продолжало бросать, как щепку. Он исполнял чудовищный танец в облаках, находясь в каком угодно положении, только не в нормальном.

Град так же внезапно прекратился, как и начался, но дождь продолжался с неослабевающей силой. Очки залило водой, приборов не было видно. Я сорвал очки, и в этот момент стало светлее. Взглянув вниз, я увидел землю»,

вспоминал Никодим Симонов, бросивший свой планер в сердце грозы 17 сентября 1933 года.

Мы привели этот отрывок затем, чтобы вы хотя бы чуточку соприкоснулись с миром этих удивительных людей.

Называйте их хоть орлами, хоть соколами. Почувствуй пугающую и одновременно пленительную прелесть борьбы со стихией один на один, этот наркотик храбрецов, о наш читатель! Может быть, ты только что сидел перед экраном компьютера, «водя» воображаемый «истребитель» по электронным, неестественным «небесам». В теплой комнате, в уютном мягком кресле. Пойми, друг, компьютер — это эрзац, суррогат жизни для слабых. А то, что испытал наш предок — это и есть настоящая жизнь.

Поэтому мы знаем, что у советских вождей было сильнейшее средство для создания целой плеяды имперских людей. Ведь планер — вещь недорогая. Куда дешевле нынешнего компьютера «Пентиум», на котором можно-де «летать» на «Боинге». Это средство дали нам еще наши деды. В 60-е, 70-е и 80-е в стране могли взмывать в небесную высь десятки, сотни тысяч планеров!

Но не взмывали. Нас умело делали бескрылой нацией, уничтожая основу основ Империи — боевой, рвущийся ввысь дух. Тупые, немощные кремлевские бонзы положили начало гниению, подмене истинно ценного фальшивым. Престижным стало не быть, а иметь. Не быть сильным и храбрым, а обладать — брюками дудочкой, видеомагнитофоном, «тачкой». Вот и родилось поколение, поклоняющееся летящим по небу пачкам американской жвачки. Идущее за ними, как жующее стадо, будто за облачным столпом Господним. Безучастное ко всему, что не касается их кармана, желудка, гениталий.

Я бреду с женой по Черкизовской барахолке в Москве, под ногами хлюпает отвратительная жижа, и я задыхаюсь от галдящей толпы. Азербайджанская речь режет мне слух. Боже, как это напоминает копошенье тараканов на куче кухонных отбросов! И кажется, что вся моя Родина превратилась в эту шевелящуюся мерзкую массу. Мои сограждане пихаются локтями и куда-то бессмысленно спешат среди груд тряпок. Безучастные даже к тому, что вчера Ельцин подписал капитуляцию России перед несколькими тысячами чеченских головорезов, обязавшись платить им дань, сдираемую с русского народа. Это — уже не люди. Это биомасса. Бессмысленная. Без чувства страны и национальной гордости. Проклятые «маленькие люди», потребители. С религией «Мне», с девизом «Дай». А в этой жиже тонут немногие храбрые и честные сердца.

Есть один симптом загнивания общества. Такой же, как всплытие на поверхность «голубых» и прочих извращенцев. Это — исчезновение культа летчиков, обоготворения повелителей воздуха. Строители и защитники империй не рождаются в духоте обкомовских кабинетов или в стерильности стандартизованно-холодных банковских офисов. Здесь плодятся лишь нелюди-насекомые. Из тех, что готовы рвать страну на тысячи микроскопических частей. Ради того, чтобы усесться на них царьками, губернаторами или президентами. Они умеют делать деньги, а не совершать подвиги.

Сожжение небес сделало нас лилипутами. Лилипуты правят нами, учат со страниц газет и с экранов телевизоров. Я знаю одну журналистку. Эта искренне называет чеченских боевиков своими и за каждую поездку к ним получает по три тысячи долларов. Ей нравится эта жизнь! Я знаю другую пресс-даму, тридцатилетнюю еврейку, несчастную в личной жизни. Она трепещет от восторга, умиляясь белизне банковских офисов, их импортной начинке. Ей невозможно доказать, что это великолепие сделано за счет варварской торговли сырьем, ценой гибели таких русских технологических чудес, каких и свет не видывал. Но она этого не знает и знать не желает. И обе сии дамы работают в больших газетах, учат жить миллионы людей.

Но где же вы, крылатые русские, ангелы стального века, полубоги? Вы смотрите на нас лишь с пожелтевших страниц, и мы тоскливо ловим далекие отблески вашего прекрасного и грозного мира:

«…Грозовая туча надвигалась в виде клубящейся темно-серой стены… Вид грозового фронта довольно жуток. Вот уже вблизи „Чайки“ появились первые серые клочья облаков. Они ослепительно сияли в редких лучах солнца, и этот блеск резал глаза. За обрывками облаков росла черная, шумящая гряда туч…

…Мелькнула соблазнительная мысль — войти в центр облака и пойти вместе с ним. Так я и сделал. Земля сразу исчезла из виду. Все застлало непроницаемым серым туманом. Едва разглядывая концы крыльев, я повел планер по приборам…

…Было сыро, холодно, темно. Компас не действовал, и я не знал, куда шли облака — в море, горы или на восток, к равнине. Если меня унесет в горы — я разобьюсь, в море — утону…»

Потрясатели небес, держатели Имперского меча — кто может быть дальше от мира тупых потребителей, продажных писак и крысоподобных политиканов, способных развалить страну в угоду своему карману, своим амбициям? Когда-то в Америке был написан фантастический роман, в котором земля после войны оказалась расколотой на тысячи микрогосударств, чьи боссы ведут друг с другом нескончаемые усобицы. И тогда порядок на планете наводят летчики.

Сдается мне, что теперь в месиво из мелких кусков превращена моя страна. Но где пилоты, способные соединить разбитое? Где люди пламенного духа, любящие играть со смертью не ради денег, чинов и орденов, а потому что это — в их природе?

Эти люди есть и сегодня, и из них можно собрать армию новой Империи, армию-воссоединительницу. Помните страшный июль 1993 года, когда басмачи вырезали 12-ю заставу в Таджикистане, и хорошо вооруженные орды моджахедов готовились хлынуть вглубь долин? Они искали десятки тысяч рабов для наркоплантаций, урановые копи Чкаловска с русскими работниками, плацдарм для натиска в Среднюю Азию и Казахстан, для выхода к южным, беззащитным рубежам нынешней России.

Из Московского округа тогда в район войны перебросили 186-й штурмовой авиаполк. Русские асы прошлись по душманам стальной гребенкой, ежедневно обрушивая на них до восьмидесяти тонн бомб и ракет. И остановили натиск врага. Но кто в Россиянии узнал о подвиге этих героев, вылетавших под «Стингеры» озверелых варваров?

В декабре 1994-го началась операция по уничтожению «раковой опухоли» в Чечне. Только с 1 декабря по 17 марта 1995 года русские пилоты на старых, истрепанных машинах уничтожили весь дудаевский воздушный флот из 265 самолетов и трех вертолетов. Сожгли 20 танков и 25 бронемашин, 6 самоходных орудий и 130 автомобилей, семь мостов и множество складов с боеприпасами, горючим. И не вина наших небесных воинов в том, что их послали защищать единство государства, которого на самом деле нет. Что эту войну вели те, кто делал из нее источник наживы. Те, кто продавал врагу оружие и самые секретные планы. И до сих пор военные журналисты не могут поведать о подвигах летчиков, бившихся с разрушителями единства страны. Ибо государства нет, и в кошмарном хаосе Россиянии чеченские звери в отместку могут запросто вырезать семьи пилотов, где бы они ни жили. Ведь ныне кавказской мафии принадлежит все от Смоленска до Камчатки. Особенно сейчас, когда кремлевская гнусь капитулировала перед несколькими тысячами головорезов…

За последние годы здесь, в Москве, создалась какая-то особая «культура» потребителей — обитателей ночных клубов, презентаций и подиумов. Что-то бесполое, длинноволосое, хлипкое и бледное, словно ночные бабочки. Телевидение жадно ловит их объективами камер, разнося их образы ночной нечисти как примеры для подражания. Женоподобных визажистов, спецов по косметике, сорящих деньгами. «Голубого» вида модельеров, которым вручают призы в тысячи долларов за коллекцию бредовых одежд. Ох, как же хочется въехать в их обличья кованым сержантским сапогом! Или выгнать в картофельные поля, под пронизывающий ветер. Где им и место. Только за то, что они, невежи, гребут тысячи долларов, пока специалисты-ядерщики пускают пулю в лоб от нищеты, пока храбрецы-пилоты лишаются жен, получая жалкие гроши. И когда узнаешь, что чеченцы расстреляли отца и мать следователя Игоря Глаченко, ведущего дело Шамиля Басаева, тебе хочется в кровавые клочья разнести этот мишурный, развлекающийся до патологии «мир».

Вот она, цена сожженных небес!

Но — прочь от мирка уродов. Уйдем же в сверкающий и грозный мир стали и ревущих дюз, где в биении молний и в перекрестьях рубиновых нитей лазеров царствует русский гений! И путь наш лежит в Мировой океан…

ГЛАВА 13. «ЭЙЛАТ» ИДЕТ КО ДНУ. ПО СЛЕДАМ КАПИТАНА НЕМО. РУССКИЙ ПРОРЫВ В МИРОВОЙ ОКЕАН.

1

Уже кончилась арабо-израильская война 1967 года. 21 октября эскадренный миноносец израильского флота «Эйлат» в очередной раз вторгся в территориальные воды Египта. В пять часов вечера из Порт-Саида в атаку на него вышли два египетских ракетных катера — русские кораблики класса «Комар». Наведенные на врага береговыми постами, катера на сближении выпустили по нарушителю границы две ракеты.

Израильтяне засекли их на расстоянии шести миль, но думали, что они идут мимо. Однако огнехвостые развернулись: их головки самонаведения надежно захватили цель…

…В отчаянной попытке спастись, евреи открыли огонь по ракетам из 40-миллиметровых зенитных скорострелок. «Эйлат», дрожа всем корпусом, развил полный ход в 36 узлов, лихорадочно маневрируя в надежде уклониться. Тщетно…

Первый удар пришелся в надстройку, и мощный взрыв потряс корабль. Через считанные секунды, прошив борт, вторая ракета разметала машинное отделение. Пораженный почти точно по центру, пылающий эсминец потерял ход… Евреи сумели сбить пламя и откачать воду из машины, когда третья ракета врезалась в корму. Вода с ревом хлынула в пробоину, и «Эйлат» стал быстро тонуть. Едва только шлюпки да плоты отвалили от переворачивающегося корабля, как четвертая ракета ударом в корму довершила дело.

Так погиб «Эйлат», тогда еще не очень старый эсминец типа «Зет» английской постройки 1944 года. Стремительный красавец водоизмещением в 2,5 тысяч тонн, с мощным двигателем в 40 тысяч «лошадей», вооруженный четырьмя 114-миллиметровыми пушками, шестью зенитками, бомбометами и торпедными аппаратами. Да от кого — от нескладных русских скорлупок типа «Комар»!

Израильский эсминец атаковали русские катера, сконструированные еще в 1956 году центральным морским КБ «Алмаз» и вооруженные двумя крылатыми ракетами П-15 каждый. Строили их во Владивостоке и в Питере — 112 корабликов с 1959 по 1965 год.

Смертельный укус «Комара» буквально перевернул всю морскую стратегию конца 1960-х. Дотоле считалось, что ракетные катера — оружие слабых и бедных. Что крылатой ракетой нельзя уничтожить большой надводный корабль. А Америка, гордая своими стальными гигантами — авианосцами да крейсерами, с презрением смотрела на русские «скорлупки».

Гибель «Эйлата» стала шоком, сенсацией. Зарубежные специалисты наперебой заговорили о том, что русское изобретение наделяет малые флоты ударной мощью больших эскадр. И с 1970 года Запад начинает лихорадочно строить свои ракетные катера. «Ягуары», «Эшвиллы», «Суордфиши», «Пегасы»…

2

Забегая вперед, скажем: им так и не удалось догнать нас, русских, в мастерстве строить малые ракетоносцы. Они не смогли до конца осознать, что в морской войне уцелеют лишь те большие корабли, которые обладают хорошей броневой защитой. Запад продолжал выпускать крейсеры, эсминцы и фрегаты из легких сплавов, алюминия и пластмасс, делая их уязвимыми для малюток, несущих крылатые ракеты.

В 70-е и 80-е годы, и даже в момент прихода Горбачева к власти наша Империя имела самый сильный и многочисленный флот ракетных катеров в мире.

После уничтожения «Эйлата» в 1967-м и гибели более крупного пакистанского эсминца «Хайбер» в декабре 1971 года (после атаки индийских катеров типа «Оса») крылатые ракеты топили и западные боевые корабли.

В 1982 году во время войны за Фолклендские острова аргентинцы на довольно слабых самолетах атакуют довольно слабыми ракетами «Экзосет» английский флот. 4 мая 1982 года два «Этандара», приблизившись на бреющем полете к эсминцам «Плимут» и «Шеффилд» на 50 верст, ударили по ним ракетами. Крейсеру конца XIX века вроде «Авроры» или «Варяга» такой удар не принес бы смертельного вреда. Однако в 1982-м «Экзосет» встретила не путиловскую броню, а 10-миллиметровую обшивку «Шеффилда».

Погибло 20 англичан. Множество получило ожоги от плавящихся пластмассовых конструкций и алюминиевых переборок. Кое-кто отравился ядовитым дымом от горящих полимеров. Начиненный электроникой, с атомным оружием на борту, «Шеффилд» ценой в 270 миллионов долларов пошел ко дну от ракеты ценой в 1 миллион.

Оказалось, что практически все западные боевые корабли 80-х были подобны яичной скорлупе. И 17 мая 1987 года две иракские ракеты (одна не разорвалась!), поразившие американский фрегат «Старк», вскрыли его как консервную банку. Начался такой же страшный пожар, как и на «Шеффилде».

А ведь еще в начале 70-х американский самолет, случайно выпустив по фрегату «Уорден» противорадиолокационную ракету «Шрайк», добился поразительных успехов.

Взорвавшись в 25-30 метрах над кораблем, она буквально изрешетила его легкие надстройки, парализовав фрегат короткими замыканиями и обесточив все системы, перебив кабели, проложенные в открытых местах «Уордена».

И потому, подвергнись эти корабли атаке наших имперских катеров с мощными ракетами «Термит», участь их была бы одной — гибель.

3

СССР не боялся никого в своих водах. Ибо на смену «Комарам» в 1960 году пришли «Осы», строившиеся до 1970-го. Они поражали врага ракетами «Термит» на расстоянии уже не сорока, а восьмидесяти верст. (Напомним, что «Шеффилд» был смертельно ранен с дистанции 50 км). И построили мы целых четыреста «Ос»!

В 1973 году конструкторы и инженеры «Алмаза» создали катер «Молния». Прозванный НАТО «Тарантулом» — именем паука с самым смертельным укусом. С 1980 года СССР строит вторую серию «Молний» — настоящие сгустки мощи, стремительности и русской технологии. Будучи в 5 раз меньше корабля вроде «Эйлата» и почти в восемь — «Шеффилда» (водоизмещение «Молнии» — всего 500 тонн), эти стремительные корабли несли в себе ударную силу крейсера.

С каждого борта 56-метрового катера грозили спаренные контейнеры крылатых «Термитов». Их удар превращает в пылающий ад даже огромный авианосец, а уж об эсминцах и фрегатах США и говорить не приходится. Расстреляв свои ракеты, «Молния» проекта 1241.1 (1980) вступает в бой даже с современным эсминцем, прошивая его тонкие борта огнем лучшей в мире 76-миллиметровой «скорострелки» АК-176. А еще — обрушивает на врага струи снарядов из двух шестиствольных автоматов АК-630, наводимых радиолокатором «Вымпел».

Эта пятисоттонная кроха несет на себе такое же вооружение, как и американский фрегат типа «Старк», водоизмещением в 3605 тонн и длинною в 135 метров! Ибо у «Старка» — та же одна 76-миллиметровка и шесть 20-миллиметровых автоматов.

«Молния» не станет легкой добычей и для эсминца США типа «Спруэнс» — ибо у того всего две 76-миллиметровые артустановки на борту. А выпусти он по русскому катеру противокорабельную ракету «Гарпун» — и «Молния» может сбить ее огнем своих шестистволок со скорострельностью 6 тысяч снарядов в минуту, поймав крылатую ракету в прицел локатора.

Именно эти суперскорострельные системы должны защитить идущие в атаку на западные флоты русские «Молнии», когда американцы начнут обороняться крылатыми ракетами, вертолетами и атаками самолетов. Против последних в корме наших катеров установлены пакеты зенитных ракет «Игла», превосходящих хваленые американские «Стингеры».

Включив две турбины крейсерского хода по 12 тысяч «лошадей» и еще две маршевых по 4 тысячи сил каждая, «Молния» рвется вперед со скоростью в 40 узлов — 73 километра в час.

Мы назвали орудие АК-176 наших катеров лучшим в мире. И это так: 76-миллиметровое чудо, разработанное на Горьковском машзаводе и принятое на вооружение Империи в 1979 году, оно может бить по воздушным, морским, и земным целям очередями снарядов, снаряженных 400 граммами мощной взрывчатки А-1Х-2. Настолько мощной, что взрыв снаряда поражает в радиусе восьми метров летящие самолет или ракету. Для пальбы по которым снаряды снабжены радиолокационным взрывателем АР-51Л («Моделист-конструктор», №4,1996 г.).

Эта пушка бьет вдаль на 15,7 верст, и ввысь — на 13 километров. Наводясь и радиолокатором, и телекамерой с лазерным дальномером. Она может уничтожать американские крылатые ракеты «Гарпун» и «Томагавк», которые США считают чудо-оружием.

4

С 1981 года в Питере сошли на воду четырнадцать катеров проекта 1241 РЭ, названных американцами «Тарантул-З». Это — русские «сверхмолнии». Они вооружены до сих пор не имеющими равных в мире противокорабельными ракетами «Москит» (о них мы расскажем в главе «Война на море в начале III тысячелетия…»).

Уже при Горбачеве началась модернизация «Молний» второй серии. На катер Р-71 был поставлен уникальный комплекс «Кортик», который огнем ракет и двух 30-миллиметровых шестистволок (10 тысяч выстрелов в минуту) способен разнести в мелкие клочья крылатую ракету, самолет, вертолет или сброшенную управляемую бомбу в радиусе восьми верст и на высотах до 4 километров. Образно говоря, над кораблем создается невидимый, но непроницаемый купол, который может закрыть собою небольшой город.

Уже сейчас, когда СССР был насильственно расчленен, КБ «Алмаз» разработало катер проекта 1241.8, показанный на выставке «Идэкс-93» в Абу-Даби. Он несет уже ракеты нового поколения — «Уран», с еще большим радиусом поражения.

Имея такой мощный и дешевый флот Кремлю было преступно бояться флота США. И не только у русских берегов.

У нас имелись союзники во многих стратегических точках мира. Йеменский остров Сокотра и иракское побережье могли держать под катерным ударом Персидский залив. Ливия — центральное Средиземноморье. Сербы — Адриатику. Куба — Мексиканский залив. Северная Корея и Вьетнам с нашей базой в Камрани — Тонкинский залив и даже Японию. Ангола — юг Африки.

Это на Западе боялись нас как огня. Хотя делали вид, что пылают воинственностью. И потому вздохнули с облегчением, когда Горбачев и его последыши начали черное дело, а Ельцин окончательно развалил имперский флот.

5

Мы немного увлеклись рассказом всего лишь об одном виде морского оружия Империи. Но давайте вернемся в 1967 год, когда мир был потрясен потоплением «Эйлата». Дело не только в том, что русские в очередной раз поразили всех новым оружием. И даже не в том, что им, детищем славянско-православной культуры, был потоплен корабль богоизбранного народа, претендующего на мировую власть, захватившего бразды реального правления в США. Суть тогда была в том, что уничтожение «Эйлата» снова сказало: русские прорываются в Мировой океан!

За год до атаки у Порт-Саида, весной 1966 года, мир потрясло известие: русские атомные подводные лодки К-133 и К-116 обошли вокруг света за три месяца, не поднимаясь на поверхность. Не просто подобно «Наутилусу» капитана Немо — тот все таки всплывал — а под водой от начала и до конца.

Выйдя 2 февраля из Кольского залива, русские лодки, пройдя через Ледовитый океан, перешли через Атлантику с севера на юг, пересекли экватор и вошли в антарктические бурные воды. Обогнув грозящий подводными скалами и жестокими штормами мыс Горн, они миновали изобилующий коварными течениями и бурями Дрейков пролив, перешли через Тихий Океан и всплыли лишь у цели путешествия — у Камчатки.

Атомоходы следовали боевой парой — ракетная К-116 и прикрывающая ее от вражеских лодок-истребителей — торпедная К-133. В те времена наши еще не умели запускать ракеты из-под воды, и потому субмаринам для нанесения удара приходилось всплывать, становясь легкой мишенью для удара из-под волн морских. Для этого ракетоносцам придавали торпедных атомных «стражей».

В том походе наши «наутилусы» вели контр-адмирал А.Сорокин, капитан II ранга В.Виноградов и Л.Столяров. О подробностях в «Технике — молодежи» №6 за 1966 год вспоминает его участник, контр-адмирал Валентин Козлов.

…Идти пришлось неизведанными путями. С Центрального командного пункта в Подмосковье на лодки слали шифрограммы об обстановке на маршруте — дабы те уклонялись от встреч с иностранными кораблями. Особенно трудно было на юге Мирового Океана, до сих пор изобилующим «белыми пятнами» для океанографов. Малоизвестны тамошние течения, рельеф дна с его плато, каньонами и горными подводными цепями. Особенно страшными и таинственными были огромные подводные кручи, поднимающиеся из царства вечной ночи, с глубины в 2-3 километра, не доходя всего 200 метров до поверхности.

Они образуют так называемые океанские отмели, и ученые прежде не слишком-то старались в точном нанесении их на карты — ведь никакой опасности для надводных кораблей они не представляют. А вот узкому корпусу субмарины, идущей на скорости в 15-20 узлов, столкновение с подводной кручей грозило гибелью.

Вода с ревом ворвется в смятый корпус, чудовищное давление океана сожмет в мгновение ока воздух в его отсеках, как поршень дизеля сжимает его в цилиндре, моментально порождая жар в несколько сотен градусов. И экипаж сгорает заживо, как в гигантской печи.

Но русские субмарины миновали эти опасности. Представьте себе, читатель, они шли на полной скорости, запустив реакторы на всю катушку — в пучине, в которую никогда не проникает ни одни солнечный луч! Шли, распугивая причудливых светящихся рыб. В их корпусах нет иллюминаторов — ибо они снижают прочность, а лодка должна выдерживать ударные волны от близких разрывов глубинных бомб и торпед. Поэтому не было иллюстраций из Жюля Верна, где «Наутилус» режет тьму мощным снопом лучей прожектора, и капитан, скрестив руки, смотрит в глубины сквозь хрустальное стекло ходовой рубки. Нет, наши следовали во тьме, и глазами им служили гидролокаторы-сонары, эхолоты да карты. Под днищами кораблей разверзались километровые бездны, кануть в которые — верная смерть. Механики чутко следили за работой реакторов и турбин. Пожар в закрытой наглухо стальной рыбине тоже грозил гибелью.

Откройте карты дна Тихого океана, читатель. Всмотритесь в неведомый и невидимый для нас мир, над которым скользили русские подводные мореплаватели. Разлом Кларион. Горы Маркус-Неккер. Марианский желоб глубиной в 12 верст.

Мы сумели совершить этот грандиозный поход. Совершить абсолютно незаметно для западных флотов. До тех пор только американский подводный атомоход «Тритон» смог в феврале-мае 1960 года пройти кругосветку, да и то ему пришлось всплывать дважды. Первый раз — чтобы передать крейсеру «Мейкон» заболевшего моряка. Второй — из-за технических неполадок.

Хваленая американская техника давала сбои. Ломались эхолот и гидролокатор, системы одного реактора. Возникла сильная течь в сальнике правого гребного вала. При этом «Тритон» везде рассчитывал на помощь: его курс проложили так, чтобы он встретил на пути как можно больше своих крейсеров и авианосцев.

Нашим героям помощи ждать было неоткуда. Их плавание походило на межзвездный перелет, где рассчитывать приходится только на себя да на надежность своих кораблей. Они выдержали огромные нагрузки.

И какие же ослы сидели в Кремле, если они не воздвигли памятников участникам того похода, не сняли о них фильмов, не чествовали их как первых космонавтов! Их имена должен был знать каждый мальчишка нашей страны.

6

То был гром над головой Запада: русский флот вышел в океан. С оружием для сокрушения вражеских плавучих крепостей. После заявления министра обороны СССР Родиона Малиновского о завершении плавания был отправлен в отставку тогдашний шеф военно-морской разведки США.

Со дня своего создания Петром Первым русский флот никогда не был океанским. Подвиги адмиралов Ушакова, Сенявина и Нахимова, Корнилова и Лазарева, огненные рейсы Великой Отечественной — все они не выходили за рубежи Балтики, Черного да Средиземного морей.

Океанские походы русского флота дотоле считали по пальцам. В 1720-х Петр снарядил было экспедицию из двух фрегатов на завоевание острова Мадагаскар — дерзновенный замах юного русского флота! Но едва они отошли от порта Балтийский в отбитой у шведов Эстонии, как в их трюмах открылась течь. Авантюра сорвалась.

В 1770 году эскадра графа Орлова прошла вокруг Европы в Средиземное море. Поход был тяжелым. Но русские сумели взять Бейрут, оказать помощь греческим повстанцам в Морее и сжечь дотла турецкий флот при Чесме.

В 1854 году англо-французское соединение адмиралов Прайса и Депуанта гоняется за слабой, маленькой эскадрой адмирала Путятина по просторам Тихого океана, пытаясь поодиночке уничтожить ее разрозненные корабли. Не получается. 44-пушечный фрегат «Аврора» капитана Изылметьева, ускользнув в Перу от англо-французов, приходит на помощь маленькому гарнизону Петропавловска-Камчатского, на который обрушиваются эскадры Прайса и Депуанта. Русские отражают штурм.

В 1863 году русские паровые корабли-корветы «Варяг» и «Витязь», фрегаты «Александр Невский», «Пересвет» и «Ослябя» с клипером «Алмаз» выходят в Атлантику и берут курс на Нью-Йорк. Их цель — поддержать правительство Северных штатов и их президента Линкольна в жестокой войне с рабовладельческими штатами Юга. В этой войне 1861-1865 годов англичане поддерживали дикси-южан против янки-северян.

Им было выгодно отколоть хлопковый Юг от США, обеспечив Британию дешевым сырьем и надежным покупателем ее промышленных товаров. А еще — подорвать бурный рост северо-американской промышленности. И англичане перебрасывали военные припасы южанам через Атлантику. Но Англия — враг России. И Петербург решает послать в Нью-Йорк крейсерскую эскадру, чтобы угрожать британцам беспощадной охотой за их торговыми кораблями, помогая тем самым янки. Эх, знать бы нам тогда, как нас отблагодарят!

Наконец, в 1904 году, когда разразилась русско-японская война, 2-я и 3-я эскадры уходят из Балтики и Черного моря в тяжелейший поход на Дальний Восток. Без всяких баз, через три океана, при полной враждебности Англии и Америки. Увы, корабли пришли к японским берегам с истрепанными машинами и обросшими днищами. Во влажной жаре тропиков Индийского океана отсырели пироксилиновые заряды в боеприпасах, экипажи оказались измотанными и растренированными. Ведь все пришлось везти на себе, не было возможности проводить даже учебные стрельбы. Японцы вышли навстречу нам сильными, свежими, тренированными. Адмирал Хейхатиро Того уничтожает наш флот у острова Цусима. Японцев щедро спонсировали Британия и США…

Более чем на полвека, с 1904 по 1960-е, наш флот замкнулся в тесных «ваннах» прибрежных морей. И вдруг — фантастический рывок! Опрокинувший все расчеты Запада на то, что русский медведь силен лишь на суше, что мы не сумеем построить океанские корабли — эти средоточия технологической мощи века.

7

Хоть мы и помнили завет Петров о том, что государство должно иметь две руки — армию и флот, однако русскому ВМФ с середины XIX века фатально не везло. В Крымскую войну пришлось затопить парусные линкоры и фрегаты Черноморского флота, преграждая путь в Севастопольскую бухту англо-французским пароходам. Ценой неимоверных усилий к концу прошлого века нам удалось построить четвертый в мире по силе броненосный флот. Который мы почти полностью теряем в войне с Японией!

И снова мы в 1907-1914 годах, надрываясь, восстанавливаем свою морскую силу. Но грянул 1917-й — и курчавенькие комиссары, сдав немцам громадную часть страны, приказывают затопить Черноморский флот под Новороссийском. Часть его угоняют за рубеж врангелевцы, бегущие из Крыма в 1920 году. Будет доведен до ручки Балтфлот, и власть розенфельдов-апфельбаумов в 1921-1923 годах разбирает массу кораблей на металл, продавая его за границу. Они не щадят даже знаменитый броненосец «Потемкин». Флот на Балтике оказывается запертым в мешке Финского залива, и все выходы в море ему запирают острова и береговые батареи новых независимых стран — Эстонии, Латвии, Финляндии. Наш флот оказывается под прицелом чужих пушек — не только тяжелых, но и обычных, полевых. Революция стала настоящей катастрофой для наших ВМС. В августе 1919-го англичане начинают наносить удары по главной стоянке нашего флота — Кронштадту прямо из отколовшейся Финляндии. Стартуя из базы в Биорке, вражеские аэропланы через восемь минут начинали бомбометание по нашим причалам и складам. При том, что скорость самолетов тех времен была всего полторы сотни километров в час! Восемь фанерных торпедных катеров, приведенных в финские Териоки, за двадцать минут доходили до цели. Им удалось торпедировать крейсер «Андрей Первозванный» и базу подлодок «Память Азова». Только отвага экипажа эсминца «Гавриил» спасает гавань: огнем его орудий были уничтожены трое врагов. Из воды тогда выловили английского катерника лейтенанта Нэпира — правнука адмирала, чьи корабли в Крымскую войну пытались напасть на Кронштадт.

Отдадим должное Сталину: передавив в партии иудейско-космополитическое крыло, он принялся за возрождение военно-морской мощи Империи. В 1939-1940 годах он присоединяет к стране Прибалтику, уничтожая в ней прозападные режимы. В ожесточенной Зимней войне отрывает от Финляндии огромные куски земли и острова, закрывающие выход из Финского залива. Отходят к нам Териоки, Выборг. Сталин достраивает три заложенных еще при царе крейсера и модернизирует три оставшихся у нас линкора-дредноута 1911-1916 годов. За две предвоенные пятилетки строятся еще 4 крейсера, 7 лидеров, 30 эсминцев, 18 сторожевиков, 38 тральщиков, один минный заградитель и свыше двухсот субмарин. Страна получает восемь речных броненосцев-мониторов.

Но этого было слишком мало. Например, Англия к 1939-му располагала 15 дредноутами против трех наших, шестью авианосцами при полном нуле у нас. Крейсеров у англичан было аж 66, эсминцев — 119. Япония имела десять линкоров и столько же авианосцев, 36 крейсеров и 113 эсминцев. Даже Германия, чей флот считался самым слабым на Западе, превосходила нас: два сильнейших в мире дредноута, 11 крейсеров, 42 эскадренных миноносца.

1941-1945 годы стали временем тяжелых потерь. Во время прорыва Балтфлота из Таллина в Питер мы потеряли 16 из 32 кораблей. Гибнут на Черном море лидеры «Москва» и «Ташкент», крейсер «Червона Украина», несколько эсминцев. Замораживается строительство дредноутов типа «Советский Союз» и крейсеров серии «Кронштадт», и после войны придется разобрать их на металл для восстановления разоренной страны.

А в то же самое время Америка, наш злейший враг, в 1945 году обретает невиданную океанскую мощь: 125 авианосцев, 23 линкора, 67 крейсеров, 879 эсминцев, 900 фрегатов, 351 субмарина! Они могли вести операции уже на миллионах квадратных миль океана, они окружили нас кольцом своих баз. Первыми построили атомную подводную лодку и один за другим спускали на воду атомные стратегические авианосцы.

Но мы все-таки вырвались на планетарные акватории в 1960-е и заставили американцев бояться нас! Именно в 60-80-е годы русские достигают зенита морского могущества за всю свою тысячелетнюю историю. Наш флот только фактом своего присутствия заставлял Запад отступать. В 1986 году США начали тяжелые авианалеты на Ливию. Но стоило только нашему крейсеру «Адмирал Дрозд» войти и встать на якорь в гавани Триполи, как бомбежки прекратились.

Для того, чтобы понять глубину потрясения американцев от нашего прорыва в океан, надо вникнуть в суть их иудейско-пуританской цивилизации. Всю свою историю США не имели сильных сухопутных врагов рядом с собою. Они всегда осознавали себя большим островом, откуда можно безнаказанно совершать пиратские набеги на кораблях. И свято верили в то, что им удастся сохранить монополию на военно-морскую мощь. А тут — такой удар!

Потому именно в 1960-е США начинают упорную и планомерную деятельность по разложению нашей правящей верхушки изнутри, принимаются вербовать агентов влияния среди партийно-советской верхушки. Именно в те времена рождаются планы подкупа разленившейся и опаскудевшей советской бюрократии. Наивысший подъем морского могущества русских совпадает с началом быстрого разложения внутренней силы Империи. Именно тогда принижается труд инженеров и ученых, а их заработки начинают сравниваться с получками водителей троллейбусов. Сворачиваются отечественные разработки, кладутся под сукно русские изобретения — идет ориентация на все иностранное. Героем времени ненавязчиво делают не мужественного творца, а завмага или рубщика мяса.

В эти годы итальянцы выжимают из СССР сотни миллионов долларов за стройку ВАЗа с его отсталой уже тогда технологией. И первые взятки ложатся на швейцарские счета высокопоставленной номенклатурной мрази. Потом, чтобы легализовать их, она пойдет на развал Союза и уничтожение флота. В четвертый раз за последние полтора века…

ГЛАВА 14. ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ «ОРЛАНОВ». РУССКИЕ КРЕЙСЕРЫ — ТЯЖЕЛЫЕ, АТОМНЫЕ, РАКЕТНЫЕ…

1

Мы создаем эту книгу не как плач по потерянному величию. Хотя можем исписать десятки страниц, изображая нынешнее (писано в 1996-м) состояние того, что некогда было флотом великой Державы.

— Мы хотим показать то, чем мы могли стать. Свято веря в грядущий подъем Русской православной державы, убеждены: наш флаг еще вернется в океаны. Имперский флаг!

…В начале 80-х в нашей стране был разработан проект бронированных океанских исполинов — тяжелых атомных ракетных крейсеров (ТАРК) типа «Орлан». Корабли в 28 тысяч тонн водоизмещения, длиной в 251 и шириной в 28,5 метров, «Орланы» прочились в пенители морей с 30-узловым ходом и неограниченной дальностью плавания. От Арктики до Антарктики, от Курил до мыса Доброй Надежды. И каждый должен был стать флагманом эскадры, ударного соединения.

В ТАРКах были учтены уроки всех последних войн. И смертоносность крылатых ракет для слабозащищенных кораблей, и мощь западной авиации со сверхточным оружием, и высокая эффективность подлодок американцев. И даже необходимость быть готовым не только к ядерной войне или охоте за субмаринами НАТО. Крейсер нового типа создавался и как мощная машина артиллерийских ударов по наземным силам противника.

Но главной задачей ТАРК ставилось уничтожение авианосцев, линкоров и крейсеров США — с прорывом через их мощные средства обороны, с нанесением убойных ударов крылатыми ракетами. Ныне их в России всего три. Два в действии, один — в бездействии из-за того, что ему уж пять лет не делали капитальный ремонт.

Глаз невозможно оторвать от этих красавцев. Стремительные обводы и высокий полубак (чтобы выдерживать крутую волну на полном ходу). И даже массивная пирамидальная надстройка не делает их неуклюжими.

Вот они, владыки морей имперской цивилизации, так и не успевшей разбить старую скорлупу. Мы замирали перед ними, как когда-то археолог Кольдевей перед величественными стенами древних империй. Как перед свидетельствами исполинской мощи нашего народа, о слабости и немощи коего нам кричат и шепчут со всех сторон…

2

Командир ТАРК «Адмирал Нахимов» с гордостью водил по кораблю тогда еще вельможного вице-премьера Олега Сосковца. Был май 1996 года, но над Североморском шел снег. Мы не замечали его…

Если системы наблюдения «Нахимова» засекут атаку неприятельских самолетов или крылатых ракет, то в действие вступят два бортовых комплекса «Риф» С-300 — на носу и на корме. Уникальные машины, способные попадать своими ракетами в летящую ракету врага. Это все равно, что пулей сбивать выпущенную в тебя пулю. Оба С-300 способны одновременно «вести» двенадцать целей. Их боезапас — сто противоракет.

Но если кто-нибудь из них все-таки прорвется, то в дело вступит зенитный комплекс ближнего боя «Оса». Или система «Форт» в коей соединены сверхскоростные ракеты и 30-миллиметровые пушки со скорострельностью в 6 тысяч выстрелов в минуту. Все, что прорвется к ТАРКу на расстояние в пять верст будет разнесено в куски. Будь то крылатые «Гарпун» и «Томагавк», «Фантом» или «Торнадо», планирующая бомба или мчащийся торпедный катер.

Когда бьет «Форт», то вспышки выстрелов вытягиваются в длинные бледно-красные лучи. И кажется, что с крейсера ударили фантастические лазерные установки. Чудеса высокой технологии, ракетно-пушечные «форты» создают крейсеру незримую и невесомую, но при этом — мощнейшую «броню».

Что? Подлодка врага? Десять миль, пеленг двести семьдесят? Из торпедного аппарат «Нахимова» выстреливается комплекс «Водопад». Взяв след под водой и занеся данные в борткомпьютер, длинная «сигара» взмывает из моря ввысь, включая ракетный двигатель. Упав в волны в рассчитанной точке, «Водопад» пронижет толщу вод уже как самонаводящаяся торпеда. С одной только целью — нагнать врага и разорвать его прочный корпус. «Водопад» может поражать субмарины врага в радиусе 45 верст от крейсера. А еще для борьбы с ними «Нахимов» несет три вертолета, скрытые в прочном ангаре на юте. А за кормой буксируется чуткая гидролокационная станция «Волна».

Они успели выстрелить? Шум винтов торпед? Моментально в сторону угрозы разворачиваются три десятитрубных бомбомета. С ревом вылетают огнехвостые снаряды. На пути несущейся к крейсеру торпеды они ставят плавучее «защитное поле». Упав в воду, бомба становится небольшой акустической миной, поддерживаемой на поверхности поплавком. И вражеская торпеда не прорвется сквозь них: мины сработают от близкого шума ее винтов. В море встанет стена взрывов, и от них детонируют боеголовки торпед, раскалываются их корпуса…

Все, что попадет в зону видимости ТАРКа, подвергнется огню его носовой 130-миллиметровой башни со спаркой орудий.

Она бьет в темпе 90 выстрелов в минуту — как целый артиллерийский дивизион времен Второй Мировой. Или как артиллерия трех крейсеров типа «Киров» 1941-1945 годов с 27 орудиями. А тут — всего одна башня! В морском огневом бою выигрывает тот, кто быстрее и точнее стреляет. Пушки же ТАРКа наводятся локатором… «Нахимов» вызывает в памяти детские грезы. Такими нам представлялись бои звездолетов в дальнем космосе…

Но главная ударная сила ТАРК — 70 сверхзвуковых крылатых ракет «Гранит» с радиусом боя в 600 километров. Внезапно тяжелая броневая крышка на корме крейсера легко откидывается вверх, и оттуда, в дыму и на огненном «столбе», взмывает вверх ракета. Получив целеуказание с самолета-наводчика, «Гранит» ложится на боевой курс, прижимаясь в своем полете к самой воде. «Нахимов» ведет почти непрерывный огонь «крылатой смертью» — ракеты заряжены в его трюме в особую барабанную установку — как патроны в револьвер. «Граниты» до сих пор остаются непревзойденным оружием. Они идут на жертвы «мыслящим роем», обмениваясь друг с другом информацией, распределяя между собой цели. Бортовые станции помех сбивают работу вражеских систем ПВО.

И даже если враг сумеет сбить большинство «Гранитов» — уцелевшие вонзятся во вражеские борта, разметут взрывами их металлические внутренности. А коли боеголовки ракет будут ядерными — то от одного-единственного «Гранита» превратится в облако раскаленного газа даже трехсотметровый авианосец с сотней самолетов и трехтысячным экипажем.

А ведь «Нахимов» не пойдет в бой одиночкой. Он — центр эскадры, и вокруг его — послушные флагману эсминцы, большие противолодочные корабли и субмарины. Которые тоже засекают и разят врага. Беспощадно и точно.

«Нахимов» вошел в строй в 1989 году — вторым после однотипного ему «орлана» — «Адмирала Ушакова». Сегодня нам твердят: флот не был готов к ним, не было построено доков для таких кораблей. У страны, мол, не хватило сил. Но мы видим нынешнюю РФ, которая уже раз в шесть слабее и беднее СССР. И мы видим, как в этой Эрэфии, не щадя огромных средств, воздвигают бетонные муляжи храма Христа Спасителя, как и множество других вещей. Нужных сегодня, как балетная школа при отражении танковой атаки. И когда нам говорят, что это делается не за счет федерального бюджета, а за счет местного (московского, регионального, внебюджетного), мы отвечаем: ложь. Ибо все это — одни и те же ресурсы, одни и те же силы одного русского народа!

Доки для «Орланов» мы построить могли. Но для этого в Кремле 80-х должны были сидеть воины и патриоты, а не продажные слюнтяи с блудливыми языками.

Полет «Орланов» прервали.

3

Мы могли вывести в море многое, и главные силы Империи были на Северном и Тихоокеанских флотах. У нас и помимо «Орланов» кое-что имелось.

Помните легкий крейсер «Адмирал Дрозд», пришедший в Триполи в 1986 году? Тоже сильное оружие — четыре зенитных комплекса и восемь противолодочных ракет, пушки, бомбометы и вертолет. Такие корабли должны идти в охранении «Орланов». Вертолеты на этих кораблях — это славные машины Ка-27, противолодочные геликоптеры с четырьмя самонаводящимися торпедами и глубинными бомбами.

В середине 80-х Империя обладала и лучшими в мире эскадренными миноносцами класса «Современный», созданными не только как охотники за подлодками, но и как носители крылатых ракет «Москит». Были у нас и эсминцы типа «Удалой», настоящая гроза субмарин.

Вода в океане расслоена, словно торт-наполеон. И каждый слой имеет свою температуру. Если разница их достаточно велика, то образуется термоклин, этакое зеркало, от которого отражаются импульсы ищущих подлодку эхолокаторов. Ныряя под термоклин, подводники спасаются от преследующих их кораблей-охотников. «Удалой» оснащен низкочастотным гидролокатором, который способен «видеть» врага и сквозь термоклин, уничтожая его ракето-торпедами «Водопад». Которые, по признанию Тома Клэнси, по дальности боя и точности наведения превосходят аналогичную систему США «Асрок».

А ведь были у нас в 1985-м и старые добрые «лошадки» — противолодочные крейсеры типа «Киев». С 13 самолетами вертикального взлета Як-38 и 17 вертолетами Ка-27 на борту. Еще до Фолклендской войны в 1972 году, их тоже вооружили ракетами против кораблей и ракето-торпедами — против субмарин. Это не считая пушек, 12 зенитных ракет, реактивных бомбометов и десяти торпедных аппаратов.

В 1972 году начали постройку собрата «Киева» — «Минска». Торпедные аппараты у него сняли, зато усовершенствовали поисковую аппаратуру и в полтора раза увеличили авиапарк.

Потом последовали крейсеры «Новороссийск» и «Баку». Последний нес уже 12 противокорабельных ракет, а калибр артиллерии на нем довели до 100 миллиметров. (В строю эти корабли были до 1993 года пока их не вывели из него из-за бедности бюджетной).

С 1983 года в строй вступают крейсеры типа «Слава», несшие 16 «Базальтов», ракет-убийц кораблей. Насколько велика была ударная мощь русских «пенителей моря»? В 1975 году на вооружение поступили противокорабельные ракеты «Базальт». Как пишет Александр Широкорад в газете «Истоки» (№3, 1995 г.), ими оснащали крейсеры типа «Киев» и «Слава».

«Базальты» шли на врага роем. (Их целями были авианосные соединения США). При этом одна из ракет в «рое» играла роль «командира», управляя остальными и распределяя цели между ними. На этих «роботах-убийцах» стояла система управления «Аргон», которая корректировалась системой морской спутниковой разведки и целеуказания. Иными словами, наводить «базальты» могли космические аппараты радиолокационной разведки, поступившие на вооружение в 1976 году.

Таким образом русский океанский флот выступал в единой связке с имперским космическим флотом!

4

Об оружии наших кораблей можно написать целые тома. Но об одном надо сказать особо — о радиолокационных станциях, которые с 1942 года дает нашему флоту московское объединение «Салют».

РЛС — глаза корабля. В нынешних войнах важно первым засечь противника, будь то вражеский самолет, ракета или эсминец. Запад часто говорит о нашей отсталости в электронике. Но еще при Горбачеве «Салют» сумел дать флоту станции «Фрегат» и «Подберезовик». Это — аппаратура без привычных нам качающихся и крутящихся антенн локаторов. Вместо них у русских систем — фазированные решетки. Или ФАР, о свойствах которых мы уже писали в главах, посвященных «звездным войнам». В последние десятилетия США стали очень уповать на то, что их эскадры смогут ослепить локаторы наших кораблей своими генераторами помех. Так, чтобы у наших на экранах шло сплошное «молоко». Мельтешение, под прикрытием коего на русских можно обрушить атаки самолетов с авианосцев, крылатые «Гарпуны» и «Томагавки».

Но мощные лучи «Фрегатов» и «Подберезовиков» пронизывают участки пространства, «закутанные» вражьими помехами. С помощью уникальных накопителей энергии и усилителей мощности. При этом русские ФАР-локаторы, как поведала «Красная Звезда» от 12.05.1996 года, имеют «секрет», который делает их неуязвимыми перед ударом убийственного для электроники электромагнитного импульса ядерного взрыва. А решетки ФАРов выдерживают и удар воздушной волны, который сносит радиолокаторы прежних конструкций.

На испытаниях «Фрегата» произошел удивительный случай. В стволе орудия эсминца, который получил новую РЛС, разорвался снаряд. Осколки пушечного дула пробили дыру в решетке локатора. Но главный конструктор «Фрегата» Леонид Родионов заявил: он будет работать и в таком виде. И не ошибся.

Насколько эффективны наши системы? Мы назовем эти цифры для «Фрегата», поставив в скобках данные «Подберезовика». Данные обзора — 150-300 верст (500). Высота его — 20-30 километров (40). Истребитель засекается за 58-230 верст (240-400). Ракета — за 17-50 километров (45-70). Корабль — в пределах горизонта.

Дальность до цели определяется с погрешностью 120 (150) метров, а направление на нее — с точностью до 14-24 (24) минут. Много это или мало? Весь круг горизонта, видимого с корабля, разбит на 360 градусов. А в градусе — 60 минут.

Уникальный комплекс создавался и для громадного атомного авианосца «Варяг». Однако после распада СССР недостроенный гигант захватили власти «государства Украина». Они продали гордость русского флота на металл. А ведь именно «Варяг» должен был стать кораблем, «глаза» которого невозможно «ослепить».

До сих пор в «Салюте» хранят уникальные наработки новых вычислительных машин, могущих уменьшить размеры и вес русских радаров…

…Однако грянули над Русью реформы демократии, и мразь у власти довела флот до развала. Некому заказывать работу «Салюту», хотя ломаются истрепанные за пять рыночных лет корабельные РЛС. Единственные покупатели идут из Юго-Восточной Азии. Таиланд — и тот оказывается богаче России. Там о своем флоте думают больше.

Но это — сегодня. А во второй половине 80-х, когда из Кремля на всю страну заголосили о нашем отставании от Запада в области высокой военной технологии, «Салют» уже делал радарную технику мирового уровня…

Сталин много говорил о врагах народа и изменниках. Не знаю, как для вас, но для меня эти слова — не просто звук…

…Они говорят, что создают новую Россию. Но неужели этот кошмарный кусок территории, где дрязги опереточных президентов и усобицы блатных паханов выдаются за вершины политики — и есть та самая новая Россия? Включая проклятый телеящик, я вижу, как надменный молодой чечен — мэр Грозного диктует свою волю «грозному» Лужкову, и тот соглашается строить дома в гнезде бандитов, будто бы Русь снова должна платить дань Орде, отправляя своих мастеров в Сарай-столицу. Нас словно победили и требуют репараций. И кто? Шайки полуграмотных абреков! Нас, еще недавно царствовавших в океане!

Я вижу израильско-подданного Березовского, это тщедушное тельце, вознесенное сейчас в Совет безопасности и лебязящее перед чеченскими главарями. Он клянется от имени России, что она «заплатит любую цену за мир на Кавказе»…

Что-то сдавливает мне горло, гнетет и душит. И душа нестерпимо рвется к океану, чтобы увидеть его пенящиеся валы, накатывающие на берег. Чтобы вдохнуть пьянящий йодистый запах простора полной грудью. И увидеть там, в дымке, неясные громады имперских крейсеров. В такие минуты хочется ощутить в руках отполированное цевье оружия, лязгнуть затвором и всадить очередь в ненавистный экран, прервав потоки удушливых волн. Сбить прикладом крикливые вывески. Прошить пулями витрины ночных клубов, обрушив их стеклянным водопадом. И прогрохотать коваными сапогами по московской брусчатке с такими же, как ты. Вместе с теми, кто воевал в Боснии и Таджикистане, в Приднестровье и Чечне. Чтобы смести прочь этих жалких, тщеславных, продажных…

Я люблю тебя, Империя, о ты, вершившая судьбы света, ворочавшая, стальными эскадрами в необозримых просторах Океана. И нынешний «беловежский обрубок» пред тобою — карлик-калека, с «мощью» и «дипломатией» коего впору пускать бумажные лодочки в парковом пруду.

Мне давеча снился сон. Будто звучит на моей улице гортанная речь, и бородачи в каракулевых шапках гонят куда-то ударами прикладов серую покорную толпу москвичей. Я слышу их злой смех, и бросаюсь искать свою жену. Бегу через дворы и подворотни, обуянный тоской и ужасом. Но сзади слышится овчарочий лай…

Я ненавижу эту Россиянию, эту лилипутию, где от моего имени говорят и лебезят перед нелюдями лысоватые чернявые недомерки. Жизнь надо изменить — иначе русским крейсерам никогда не вспенить просторы больших морей. Никогда…

ГЛАВА 15. МОРСКОЙ ФРОНТ. КРЫЛАТЫЕ РОБОТЫ-КАМИКАДЗЕ, УБИЙЦЫ КОРАБЛЕЙ. «КОМЕТЫ» — ПРОТИВ АВИАНОСЦЕВ. ШОК ОТ Х-22 И ВЫЗОВ ТАЛАССОКРАТИИ.

1

А ведь все начиналось так мощно и надежно, и казалось, что русскому владычеству на морях не будет конца. Завоевание места среди величайших флотских держав — это подвиг русских, оставшийся почти в полной безвестности. Древние греки называли господство на морях талассократией. Мы сумели стать талассократами, заставив Запад потесниться…

Наш прорыв в Мировой океан начинался в трудную пору: в конце 40-х — начале 50-х годов. Мой отец, выросший в интернате, рассказывал мне, каким было то время в послевоенной Одессе. Масса калек, коммунальных квартир, полуголод, люди в вечно поношенной одежде. Власть сурово и беспощадно истребляет расплодившиеся уголовные банды. И все же была какая-то неукротимая воля к рывку вперед, в будущее.

Тогда страна оказалась в кольце вражеских флотов. Америка грозила авианосцами, линкорами и крейсерами по всем азимутам. А наш флот после Великой Отечественной стал еще слабее, чем в 1941-м. Когда он был больше символом, нежели настоящей морскою силою. И надо было прикрывать огромное арктическое направление и тихоокеанские берега. Еще свежа была в памяти изданная в 1937 году книга американцев Дерлингера и Гэри «Война на Тихом океане», где они на полном серьезе говорили: в случае войны с Японией Америке придется оккупировать Петропавловск-Камчатский. Понеже русский флот слаб, а США нужны удобные базы.

Теперь Япония была повержена, и «врагом №1» для Штатов стали мы. Приходилось думать, как удержать новую стратегическую позицию — обильно политые русской кровью Курилы. Ведь японцы дрались за них в 1945-м с мужеством львов. Чтобы отбить потерянные царем Курилы и юг Сахалина, нам пришлось вооружать шаланды, бросать в бой наспех переоборудованные траулеры, сухогрузы и гидрографические суда.

Удержание Курильской гряды становилось вопросом нашего будущего как великой тихоокеанской державы. Главной базой флота на Дальнем Востоке может быть лишь Владивосток на побережье Японского моря. Дуга Японии, где обосновались американские базы, закрывает выход из него в океан. Выход на юг можно заблокировать минными полями и рубежами противолодочной обороны в Корейском проливе — узкой протоке между южной оконечностью Страны Восходящего Солнца и Южной же Кореей, также оккупированной Штатами. Путь из Владивостока на север идет через Лаперузов пролив между Сахалином и Японией, а дальше — сквозь курильский архипелаг. Между островами коего тоже можно набросать мины. Если Россия лишится Курил, то на них появятся чужие военные базы, и Тихоокеанский наш флот окажется наглухо запертым в своих гаванях.

Сталин прекрасно понимал это, когда отбивал Сахалин и Курилы у японцев. Понимали сие и Штаты, уповавшие на послевоенную слабость русских ВМС. В августе 1945 года президент Трумэн писал нам: «США желают располагать правами на авиабазы для наземных и морских самолетов на одном из Курильских островов. Предпочтительно — в центральной группе, для военных и коммерческих целей». В том же году СССР требовал присоединения к себе северной части Японии, острова Хоккайдо. Но флота не было — и нам пришлось отступить. Какое уж там Хоккайдо — удержать бы свое, кровное!

Но были еще и северные акватории, откуда враг мог наносить атомные удары по Питеру, Мурманску, Москве, по промышленному поясу Урала, перерезать Главсевморпуть, обрекая на смерть от голода и стужи огромные территории Сибири и Заполярья. Северный флот Империи был еще молод и слаб. Его основали-то приказом Сталина только в 1937-м.

Мы помнили, как сюда в войну рвались немцы, как ледокол «Сибиряков» погиб в неравном бою с тяжелым крейсером «Адмирал Шеер», успев предупредить арктические караваны — ведь гитлеровский корсар шел перерезать Севморпуть. Помнили и о том, как приходилось воевать с немецкими разведгруппами на Новой Земле — будущем ядерном полигоне Империи. Кстати, германская метеорологическая станция сумела тайно проработать там до 1943 года, наводя на нас подлодки и самолеты из Норвегии. А ведь флоты НАТО к началу 50-х были куда мощнее немецкого.

А что на Юге, на Черном море? Во Вторую мировую итальянцы сумели перебросить сюда по железным дорогам да по Дунаю подлодки с торпедными катерами. А после войны выход из Черноморского бассейна, Босфор и Дарданеллы, оставались в руках Турции — члена НАТО. Которая в любой момент могла блокировать их для русских сил, пропустив корабли США.

В конце 40-х — начале 50-х мы заняли круговую оборону на морских фронтах. Да такую, что нас зауважали. В те годы мы готовим людей и оружие для прорыва в океаны.

2

Все началось в московских Сокольниках. В 1947 году там разместилась новая структура Минвооружения СССР — Спецбюро №1. Одним из его руководителем стал Сергей Берия. Да-да, сын того самого… Молодой инженер-капитан, он тогда только что защитил дипломную работу в питерской Академии связи. На тему радиоуправляемых самолето-снарядов, предназначенных для борьбы с кораблями…

В те годы мы решили воспользоваться опытом наших вчерашних врагов, сделав ставку в борьбе за моря на воздушную и подводную войну. Был очень ценен немецкий опыт. Лишившись своего могучего флота в 1918 году, Германия и через двадцать лет была слабее на море, нежели Англия, Франция и США, взятые по отдельности. Но армады их торпедоносцев, пикировщиков и подлодок сумели нанести тяжелейшие потери ВМС антигитлеровской коалиции.

Принцип «Давид против Голиафа», борьбы малой, но меткой силы против большой, пришлось модернизировать. Пойдя по этому пути, мы, например, создали уже известное вам оружие — ракетные катера. Но они стали возможным лишь после появления у нас супероружия — противокорабельных ракет, которые превращали утлое суденышко или самолет в сокрушителя исполинских «плавучих островов» ценою в сотни миллионов долларов.

Принцип управляемого самолета-снаряда, таранящего корабли врага, подсказала Япония. Она применила в войну начиненные взрывчаткой летательные аппараты с оригинальной системой самонаведения — пилотами-смертниками. Или камикадзе, что в переводе означает «священный ветер». Самураи применили и первую в мире противокорабельную крылатую ракету «Ока» («Цветок горной вишни»), которая несла тонну тротила и тоже управлялась смертником. Но им не повезло: бомбардировщики «Мицубиси», под которые подвешивались «Ока», становились с ними сущими тихоходами, и господствовавшие в небе американцы сбивали их задолго до того, как японцы успевали подойти к кораблям на дальность пуска ракеты.

Наша Империя, хотя и уступала американцам по силе ВМФ, в отличие от Японии располагала лучшими в мире реактивными бомбардировщиками. Оставалось изобрести для них реактивные снаряды-«камикадзе». Заменив в них людей роботами, аппаратурой наведения. И пионером в этой области стал Берия-младший. Весьма талантливый конструктор крылатых и зенитных ракет. Выдающийся ученый-зенитчик Григорий Кисунько, у которого не было поводов сильно любить сталинский режим (его отец был репрессирован), с большим уважением пишет о Сергее Лаврентьевиче. («Секретная зона», Москва, 1996 г.) Да, такие были времена. Тогда сыновья партийной верхушки шли создавать мощь страны. А не во внешторг и в разграбители державы, как позже.

В 1952 году страна получает на вооружение крылатую «противокорабелку» «Комета». Внешне напоминая МиГ-15, она заключала в себе от полутонны до 800 кило взрывчатки, поражая врага в радиусе 80 км от места пуска, мчась со скоростью 1060 километров в час. Страшная силища! В 1982 году для потопления английского эсминца хватило ракеты «Экзосет» с дальностью боя 50 верст и 150-ю килограммами взрывчатки. На скорости в 0,93 звука она легко прошила борт британца, превратив его в оплавленный остов. «Комета» же была впятеро мощнее «Экзосет».

И теперь вы можете представить силу ее удара. Александр Широкорад в статье «Гроза авианосцев» («Техника и оружие», №1, 1996 г.) приводит воспоминания самого Берии о пробных стрельбах по старому крейсеру «Красный Кавказ». Он был куда прочнее английского «Шеффилда», нес броню и превосходил потопленный в 1982-м эсминец в два с половиной раза. Но «Комета» пробила его от борта до борта. Для кораблей НАТО 70-х-80-х годов с их в лучшем случае противопульной и противоосколочной защитой попадание старого нашего снаряда просто смертельно. Как сообщает А.Широкорад, в 1952 году у нас был план ударить двумя полками наших «летающих крепостей» Ту-4 по американским авианосцам у берегов Кореи, выпустив по ним полсотни «комет». Но от идеи отказались — как от чреватой Третьей мировой.

А если бы такая атака состоялась? Мы можем представить ее результаты. В 1967 году авианосец «Форрестол» в 76 тысяч тонн водоизмещением чуть не погиб от одной-единственной маленькой неуправляемой ракеты «Зуни». Он тогда курсировал у вьетнамского побережья, готовясь к воздушному удару, и снаряженные самолеты стояли на палубе. Внезапно из-под крыла одного «фантома» вырвалась «Зуни», угодив в полный бак соседнего «Скайхока». Ввысь взметнулся смерч из пламени и кусков металла.

«Форрестол» запылал, его сотрясали взрывы топливных баков и бомб своих же самолетов. Палуба зазияла громадными брешами. Восемнадцать часов шла борьба за жизнь суперавианосца. На помощь ему пришли авианосцы «Орискани» и «Бон Омм Ричард», два эсминца. Им удалось спасти горящий исполин — но на нем погибло 132 человека и 29 самолетов. Всего из-за одной копеечной ракетки!

А теперь представьте, что «Форрестол» получил попадание не крошкой «Зуни», а тяжелой «Кометой». Или двумя такими ракетами. Жутко? То-то. А ведь еще рядом рыщут русские подводные лодки, для которых потерявший ход плавучий костер и сгрудившиеся вокруг него корабли-спасатели — отличная мишень. И грозят новыми ударами с воздуха русские эскадрильи. Быть бы тому «Форрестолу» на дне морском. Ему сильно повезло, что против него оказались вьетнамцы, а не мы.

3

За «Кометой» в 1960 году последовали другие самолеты-роботы. Следующей стала крылатая ракета К-10, которой вооружали полки бомбардировщиков Ту-16. Американцы прозвали эту систему «Кельтом». Клэнси в «Красном шторме» пренебрежительно отводит им роль ложных целей-приманок для истребителей с американской авианосной эскадры.

Но «Кельты» — штука весьма серьезная. С дальностью боя в 325 километров и тонной взрывчатки, они способны развить скорость в 0,85 — 0,95 от звуковой. И если «Комету» надо было вести лучом самолетного радара, то К-10 уже самонаводилась.

Она могла нести как ядерный, так и обычный заряд в фугасно-кумулятивных головках. При поражении цели энергия взрыва направлялась вперед струей раскаленных газов, обладающей космической скоростью. Этот «луч» прошивает даже панцирь дредноута, добираясь до его пороховых и снарядных погребов. А головка ФК-1М может разить кумулятивной струей даже подводную часть корабля.

Потом мы создаем К-12Б — специально для летающих лодок «Бериев-10» со стреловидным крылом, которые строились в 1957-1960 годах. То был весьма оригинальный для тех времен замысел. Поскольку Империя не имела тогда авианосцев, то гидросамолеты Бе-10 с крылатыми ракетами должны были действовать в океане. Обладая скоростью в 875 километров в час и дальностью полета в 1250 верст, они садились прямо в открытом море, где их поджидали подлодки-танкеры. И после дозаправки самолеты достигали центральных частей Атлантического да Тихого океанов, грозя ударами чужим авианосцам и транспортным конвоям. Бортовая аппаратура Бе-10 засекала вражеский эсминец за 150 верст даже в бурных волнах силой 4-5 баллов. Пустив ракету с дистанции 93-110 км, гидросамолет мог уничтожить крупную цель.

Позже развитие противолодочной обороны США сделало невозможной дозаправку Бе-10 в море, но К-12Б так и осталась страшным для Америки оружием. Этот робот шел на врага с помощью локатора самонаведения, рассекая воздух со скоростью 2,5 тысячи километров в час, вдвое быстрее прежних моделей. Не всякий истребитель мог перехватить его в полете! Даже удар обычной 216-килограммовой боеголовки такой ракеты смертельно опасен. При встрече с целью под углом менее 45 градусов заряд К-12Б взрывался уже внутри корабля, сокрушая его чрево. Если угол выходил меньше, то ракета лопалась массой раскаленных газов у борта.

За этой моделью в 1962 году последовали самолеты-снаряды КСР с 800-килограммовыми боевыми частями и дальнобойностью в 150 верст. Ту-16 брал по две таких ракеты под крылья.

А дальше, в 1964-м, Империя получила на вооружение «камикадзе» Х-22.

4

Они до сих пор — кошмар для западных адмиралов. Достигая скорости полета в 3600 километров в час (километра в секунду!) и дальности боя в 300-500 верст, Х-22 наносит сокрушительные удары. Попадая в борт жертвы, она пробивает брешь площадью 20 квадратных метров, выжигая кумулятивной струей чрево корабля на глубину в 12 метров! Не зря в США их прозвали «Кингфишами» — «Королевскими рыбами».

Для сравнения — ширина пораженного слабенькой «Экзосет» «Шеффилда» была всего 14,2 метра! Х-22 умеет разить в самое сердце даже тяжелый крейсер вроде американского «Тикондерога». Х-22 ставили на русский сверхзвуковой «летающий крейсер» Ту-22МЗ. Именно эти самолеты в «Красном шторме» Клэнси громят западное авианосное соединение, но почему-то не топят его.

Оставим сие на совести американца. Нам же ясно другое: с таким сверхоружием в Кремле могли не бояться западных флотов. Впрочем, в НАТО «Королевских рыб» опасались, да еще как. Ведь Х-22 могли нести и Ту-95 — наши имперские дальние бомбардировщики, изящные четырехмоторные машины со стреловидным крылом. Ту-95, прозванный в США «Медведем», имел огромную дальность полета — 18 тысяч верст. Стартовав с Х-22 под крыльями с Кольского полуострова, он мог наносить удары по западным кораблям в Северной Атлантике. А с дальневосточных русских баз доставал до тихоокеанского побережья США. Х-22 была настолько весомым аргументом, что американцы так и не решались пускать свои надводные корабли в «спорный район» Белого моря.

Дело в том, что по международным нормам граница государства в море может проходить лишь в 24 милях от берега. Потому по этим нормам американцы вполне могли бы огибать Кольский полуостров и входить в Белое море. А оно глубоким заливом врезается в наши северные области. Не нарушая международного права, боевые корабли США могут курсировать у Соловецких островов, подходить вплотную к Архангельску и Северодвинску, беря под ракетный прицел Петрозаводск и Череповец. Здесь, на Беломорье — наши верфи, порты, базы флота, промышленности, космодром Плесецк. Запад уже был тут — в 1854-м, когда смелые монахи на Соловках отразили нападение двух английских паровых фрегатов. Или в 1918-1919 годах.

Но Сталин провел своею трубкой черту между мысами Святой Нос и Канин Нос, отрезав Белое море от Мирового океана. Заявив: это — историческая акватория нашей державы, омывающая древние поморские земли, и горе тому, кто. вторгнется сюда.

Америка возмущалась, вопила о международном праве, но пробовать войти сюда на кораблях боялась. Ибо знала: русские права на Белое море надежно подкреплены полками Ту-22 с кингфишами под крыльями.

Так было при могучей Империи. А что будет сейчас, когда в Кремле засели приверженцы «мировой демократии»?

Но тогда, в середине 80-х, когда плешивый болтун в Кремле начал унижаться и лебезить перед Западом, нам было нечего бояться. У нас были Х-22!

Они были и тогда, когда в Кремль пришел любитель обильного питья, верный слуга США, с вязкой, похожей на рвоту речью…

5

Мы, русские, после «22-й» создали целый арсенал современных крылатых ракет, которые не давали США чувствовать себя «господином морей и океанов». В 1970-е СССР строит легкие Х-29, снова опережая время.

«Двадцать девятки» — это оружие, которое превращает даже легкие самолеты и вертолеты в победители кораблей. И если дотоле русские противокорабельные снаряды весили от двух с половиной до без малого шести тонн, требуя для себя тяжелые бомбардировщики, то Х-29 вооружают штурмовики Су-25, Су-17 и Су-34. Ее подвешивают под крылья Мигов — «двадцать третьих», «27-х», «29-х», под плоскости легкого бомбардировщика Су-24. Х-29, как и французская «Экзосет» — оружие удара с бреющего полета. Только француженка топила английские корабли всего полутора центнерами взрывчатки, а русская «крылатая смерть» начинена 320 килограммами. Скорость полета «двадцатьдевятки» до сих под держат в секрете. Одно понятно: она — сверхзвуковая. Разящая, как молния.

Ее делали для уничтожения трудноуязвимых наземных и морских целей. Для потопления кораблей водоизмещением до 10 тысяч тонн. Иными словами, ей по зубам даже крейсер или атомная подлодка. Х-29 — оружие из разряда «выстрелил и забыл». Модификация «Т», например, имеет телевизионную систему самонаводки, которая «захватывает» цель еще до пуска ракеты. А модель Х-29Л идет на лазерную «подсветку» с атакующего самолета. Для чего русские МиГ и Су — охотники за кораблями получили оптико-электронные системы «Шквал», «Кайра» и «Клен». Точность попадания ракеты с «подсветкой» — 1-2 метра.

В конце 80-х, когда стая газетных писак принялась бичевать и обливать грязью и державу, и русский народ, вознося на пьедестал людей вроде Ельцина, какая-то журналистская мразь обозвала мою Родину «Верхней Вольтой с ракетами». Но Верхняя Вольта не умеет делать ракет. Равно как не способны на подобное и лопающиеся от долларов арабы. И хотя американцы вовсю называли нас «отсталой страной» — то была пропагандистская война. На самом деле они знали — им противостоит мощнейшая в истории человечества Империя, средоточие огромной научно-промышленной силы.

Почему они были так потрясены появлением у нас Х-29? Да потому что, то был знак — русские получили оружие для воздушних ударов с будущих имперских авианосцев. Знак того, что вскоре весь Мировой океан будет досягаем для СССР — Северного медведя!

6

Рассуждение простое: прежние крылатые ракеты Союза оставались оружием тяжелых самолетов, которые на авианосцах базироваться не могут. А Х-29 вооружают скоростные легкие машины, способные взлетать с палуб. А значит, русские все-таки решили строить авианосцы!

Шок американцев вполне понятен. Прежде, находясь в Южной Атлантике, в Индийском или в дальних уголках Тихого океана, они чувствовали себя почти в полной безопасности. Атаки русских субмарин? От них защищают мощные противолодочные заслоны эсминцев, фрегатов и вертолетов. Налеты Ту с самолетами-роботами? Им придется много часов лететь через тысячи миль без истребительного прикрытия, атакуя на пределе радиуса действия. Мы, мол, еще загодя обнаружим тяжело нагруженные русские бомбардировщики, вышлем навстречу им верткие сверхзвуковые F-15 и F-14. Отягощенные, вынужденные экономить топливо, тихоходные по сравнению с истребителями русские будут сбиты. Даже если американский флот разовьет полный ход и начнет уклонение, русские на пределе дальности полета «Туполевых» лишатся последней возможности маневрировать и применять «ложные выпады» — горючего не хватит. Словом, все «о кей»!

Но теперь… Теперь им приходилось готовиться к появлению на мировых акваториях русских авианосных гигантов, способных атаковать лучшими в мире истребителями с Х-29 на борту! И ныне пришлось бы драться не только с атакующими воздушными эскадрами, не только с лодками, но и со сгустками смерти всех видов — с русскими авианосными соединениями. «Звездно-полосатые» здорово отстали от нас в деле создания крылатых противокорабельных ракет. Штаты слишком долго мнили себя хозяевами морей и просто не рассчитывали на появление в них русских ударных соединений, с которыми им придется бороться. Теперь американцам приходилось догонять нас в этих вооружениях, и над бюджетом США нависала опасность новых непосильных затрат. Их поджилки тряслись. И реформы Кремля были для них даром Божьим.

7

Х-29 — это чудо не только по боевым качествам. Она еще и сверхдешева. Осенью 1993-го разразился скандал: Контрольное управление президента Ельцина, которым тогда руководил ныне сидящий в тюрьме Ильюшенко (писано летом 1996-го), закончило проверку дел оружейно-экспортных.

Люди Ильюшенко обвинили главкома ВВС П.Дейнекина и главу Госкомоборонпрома В.Глухих в том, что они в апреле 1992 года безосновательно подписали с Азербайджаном договор на производство 180 ракет Х-29 общей стоимостью в 153,4 миллиона рублей. На заводе «Иглим» в Баку. Иными словами, наше страшное оружие даже после освобождения цен стоило чуть более 6,5 тысяч долларов штука.

Для сравнения: одна «Экзосет» стоит около миллиона долларов. Иными словами, СССР в 1985 году мог тратить на одну противокорабельную ракету денег раз в двадцать меньше, чем США на свои штучки. Ну, и нам хотят доказать, что мы задыхались в гонке вооружений?

Еще раз напомним: английский эсминец управляемого ракетного оружия (УРО) «Шеффилд», погибший от удара «Экзосет», стоил 270 миллионов долларов. А Х-29, будучи вдвое мощнее «Экзосет», стоила всего 6,5 тысяч долларов!

Увы, ныне мы почти потеряли производство «29-х». Кроме бакинского завода было еще сорок предприятий, поставлявших комплектующие. Снаряжали же их боевыми зарядами на Воскресенском агрегатном заводе. Развалив Империю и разорвав производственные связи, захватившие власть гангстеры и мафиози лишили русских их чудо-оружия…

…Но в борьбе за морские рубежи Империя создала и другие крылатые ракеты, способные крушить американский флот. В почти неприметном городке Королеве, что в Подмосковье, на машиностроительном заводе «Звезда» освоили выпуск Х-31А — противокорабельной тактической машины с комбинированным твердотопливно-прямоточным двигателем и радарной системой самонаведения. Великолепный легкий робот-«камикадзе» весом всего в 690 кило, он — оружие для МиГ-29, Су-27, Су-34 и вертолетов. Робот, обладающий скоростью в три маха и дальностью действия 50-70 верст.

Х-31А создали оружием, которое возможно применять, не входя в зону действия зенитного огня атакуемой цели, при интенсивном огневом и радиоэлектронном противодействии противника. Прошив его палубу или борт бронебойной 90-килограммовой головкой, несущейся со скоростью лучших морских снарядов — 1000 метров в секунду!

В 1983-м, за два года до прихода к власти в Империи предателей-разрушителей, на «Звезде» начали разрабатывать X35, легкую противокорабельную ракету для самолетов, кораблей и вертолетов.

Но что такое удар «легкой» Х-35, мчащейся со скоростью километр в секунду? 24 мая 1941 года единственный 380-миллиметровый 800-килограммовый снаряд, выпущенный с гитлеровского «Бисмарка» на почти предельной дистанции, прошил насквозь броню и палубы огромного английского дредноута «Худ», взорвал его пороховые погреба. Кинетическая энергия удара КХ-35 составляет 80 процентов от силы удара снаряда «Бисмарка». Однако «Худ», в отличие от современных авианосцев и крейсеров США, был покрыт мощной броней, достигавшей толщины в 30 сантиметров. Сие значит — наша легкая ракета пронижет борта и палубы американских кораблей до самых их жизненных центров, лопнув внутри всесокрушающим шаром раскаленных газов.

Ракете дали турбореактивный двигатель и комбинированную систему наведения, которая преодолевает любые радиоэлектронные помехи. Ее приспособили к пуску с береговых установок, дав береговой обороне Империи комплекс многоцелевого оружия высокой меткости.

Планировалось, что Х-35 будет принята на вооружение в 1995 году. Увы, за тринадцать лет до этого конструкторы просто не могли себе представить того, что будет сделано с нашей Империей. Эти ракеты рассчитывали ставить даже на «стариков» — МиГ-21. Атака эскадрильи этих сверхзвуковых «ветеранов» на авианосец могла бы стать для него последней. А на противолодочный Ту-142 планировали ставить восемь таких ракет. Ее скорость «всего» 300 метров в секунду. Но не быстрота ее главное достоинство. Дальность пуска этой системы — 130 километров, и в начале она летит на высоте всего 5-10 метров, на подходе к мишени совсем прижимаясь к поверхности моря — на 3-5 метров. Становясь практически неуязвимой для западных противоракет. Готовая к пуску, Х-35 может годами храниться в одноразовом цилиндрическом патроне — пусковом контейнере. В «мозгу» ракеты — несколько каналов наводки и гибкая программа противозенитного маневрирования. Чтобы ее не обманули ложные цели, радарное «зрение» робота дополнено и тепловым, инфракрасным. Как и Х-31, Х-35 может работать при перепадах температур от арктической до тропической (от -50 до +50 градусов Цельсия). Да и масса боеголовки ее прилична, 145 кило…

Мы готовились принять на вооружение и другие крылатые ракеты, предназначенные для потопления кораблей водоизмещением до 8 тысяч тонн. Они должны были своими ударами вскрывать борты чужаков, пронзая их мягкие внутренности тугим огненным жалом. Страна, какой ее принял Горбачев в 1985-м, обладала огромными силами. Особенно в том, что касалось крылатых противокорабельных ракет.

В 1980-м КБ «Радуга» создало модель 3-М80 «Москит» для вооружения им кораблей и истребителей Су-27К. Эта стремительная «крылатая смерть» обладает радарной головкой самонаведения, хорошо защищенной от попыток обмануть ее. На Западе ее назвали «Санберн» — «Солнечный ожог». Ведь корабль, когда его атакуют крылатыми ракетами, до конца борется за жизнь, включая на полную мощность генераторы радиопомех, выстреливая в воздух тучи фольги и ложные цели. С одной лишь целью — сбить с толку радар самонаведения несущегося на него робота-«камикадзе». «Москит» трудно сбить с боевого курса помехами. Настолько трудно, что ныне (1996 год) флот США всерьез подумывает над тем, чтобы закупить партию русских ракет этой марки. (Мы еще расскажем о «Москитах» чуть ниже). Та же «Радуга» создала и дальнобойную тяжелую ракету Х-65СЭ специально для оснащения ею наших сверхзвуковых «летающих крейсеров» Ту-22МЗ.

Мы пишем эти строки в конце 1996-го, когда до сих пор, даже после пяти лет развала и хаоса, русские удерживают мировое лидерство в создании крылатых морских ракет. Таков запас энергии погубленной русской цивилизации.

Один из законов истории гласит: только в сверхнапряжении народ творит чудеса. Так было в далеких 1941-1942 годах, когда мы сумели дать армии лучшее, нежели у немцев, оружие… Крылатые ракеты Империя создавала, будучи сжатой враждебным кольцом. Враг господствовал в океанах и в их небесах. У нас не было ни авианосцев, ни субмарин с ядерными ракетами.

И мы родили лучшие на Земле самолеты-снаряды. Те, что не нуждаются в помощи самолетов-поводырей, целеуказателей. С головками самонаведения, способными обозреть море на десятки миль вокруг и выбрать цель, исходя из заложенных в их «мозг» электронных «портретов» кораблей. Память наших роботов-сокрушителей хранит сведения о разных ордерах — боевых и походных строях кораблей, и ракета сама распознает, что перед ней: авианосная группа, десантная эскадра или транспортный караван. Сама выбирает главные цели и мчится на них, минуя цели второстепенные. Западные крылатые ракеты перед нашими кажутся слишком медленными, чересчур беспомощными. Мы все-таки приведем зарисовку с натуры, взятую из «Красной Звезды», ибо в ней есть что-то завораживающее, чарующее…

…Оставляя за собой раскаты грома стартового двигателя, ракета, чуть вспенив поверхность моря, вырвалась из толщи вод, выписала «горку» и на считанные мгновения замедлила ход, словно поджидая чего-то. Следом за первой одна за другой из объятий моря вынырнули еще несколько ракет.

И сразу стало понятно, почему «притормаживали» стартовавшие первыми: словно вышколенные солдаты на параде, они выстроились в линию и только потом ринулись навстречу цели — группе ударных кораблей противника, судьбу которой их холодный электронный мозг решил мгновенно, распределив между собой цели и выбрав тактику атаки. Интенсивный огонь зенитного оружия обороняющихся уже ничего изменить не мог — слишком осмысленными были действия карающей стороны, внезапна и неотразима атака…

8

Мы имели многое. Очень многое для завоевания достойного места на морях и для защиты своих берегов.

Еще раз напомним: шокировавшее весь мир потопление в мае 1982 года английского новейшего эсминца «Шеффилд» с ядерным оружием на борту было делом рук одной-единственной французской ракеты «Экзосет», слабой ракеты с боевым зарядом в 150 кило. А все наши «роботы-камикадзе», о которых мы говорили, несут в своих боеголовках от тонны до 320 килограммов взрывчатки. И только Х-31А (90 кг) и Х-35 (145 кг) выбиваются из общего ряда «тяжеловесов».

Основная противокорабельная ракета США — «Гарпун» с зарядом в 225 кило и дальнобойностью в 120 километров. Английская «Си Скьюа» — бьет на 14,5 верст с 35-ю кило взрывчатки.

Наше оружие лучше и сильнее западного. Что ждало их флоты в морских боях с русскими? Весной 1982 года к захваченным Аргентиной Фолклендским островам подошла английская эскадра из 136 вымпелов — типичный западный флот. Из таких же типов кораблей, какие были на вооружении нашего врага — США. Аргентинский флот в бой с британцами не вступал. Были только атаки с воздуха. Англия потеряла семь кораблей. Еще десять были тяжело повреждены. При том, что добрая половина бомб американского производства у аргентинцев не взрывалась!

Фрегат УРО «Ардент» погиб от четырех 225-килограммовых бомб. Он был объят пламенем: жарко пылала изоляция и магниево-алюминиевые конструкции. И только чудом уцелели эсминец «Энтрим» и фрегат «Аргонавт»: в них попали 454-килограммовые бомбы, которые не сработали.

Потом погибли фрегат «Антилоуп» (от двух 454-килограммовок) и эсминец «Ковентри» (три таких же «штучки» по центру корпуса). За ними последовал громадный авиатранспорт «Атлантик Конвайр», пораженный двумя «Экзосет». Потом — танко-десантный «Сэр Галахэд», пробитый тремя бомбами. Позже специалисты подсчитают: если бы все бомбы аргентинцев рвались, то они, потеряв всего 91 самолет, пустили бы ко дну треть британского флота!

А будь у аргентинцев не бомбы скверного качества и не маломощные французские «Экзы», а Х-22, выжигающие внутренности кораблей? Или «Москиты»? Бедный английский флот! Кто-то метко окрестил западные боевые корабли «яичными скорлупками, вооруженными молотками». Да, они несли ядерно-ракетные системы. Но при этом из экономии их делали из сверхлегких сплавов и пластмасс, прекрасной пищи для огня. От наших ракет они защищали так же, как листок папиросной бумаги от пущенной в упор пули.

Так неужели нужно было сдаваться Западу, вопя о своей отсталости, имея такое оружие против его кораблей — «плавучих фейерверков» и «яичных скорлупок»?

Последуем примеру Клэнси и дадим волю своей фантазии.

Эскадру противника засек спутник. Через десять минут МиГи-29М с ревом начали взлетать с палубы «Варяга». Капитан Калашников вел самолет в бреющем полете, едва не срывая гребни атлантических волн, уходя от чужих радаров. Он и его ведомый должны были нанести удар по кораблям прикрытия вражеского флагмана — авианосца «Нимитц».

Бортовые локаторы они не включали ради скрытности. Скорость тысяча триста. «Варяг» остался в двухстах верстах позади. Ожил шлемофон:

— Сотый, я Третий. Две цели. Удаление — двести, пеленг — сто двадцать. Курс двести тридцать пять на 28 узлах.

Калашников ощутил неприятный холодок. Где-то впереди, на два часа, в облаках, ему передавал координаты целей самолет радарной разведки. Что это? Корабли дальнего радиолокационного дозора, как пить дать. Эсминцы или фрегаты УРО. Один черт они могут угостить ракетами «Сухих», идущих сзади. Вперед!

Там, впереди, тоже нервничали. Эсминец «Кунц» и фрегат «Оливер X. Перри» шли строем пеленга-уступа на расстоянии трех миль друг от друга, и антенны их РЛС пронзали воздух электромагнитными импульсами. Тяжелые облака заволокли небо на высоте уже шестисот футов. Боевые расчеты напряженно замерли на постах…

Калашников щелкнул тумблером, активируя головки ракет Х-29Т. Он заходил на цели с фланга. Так, чтобы удар ракет пришелся в левые борта врага. Пора, они уже где-то рядом!

МиГи резко взмыли вверх, врезавшись в серые клубы снеговых туч. Включились их радары. Они засекли обе цели на удалении в тридцать пять верст. Запищали предупредительные сигналы — головки ракет поймали цель. Калашников и его ведомый выпустили их одновременно. И теперь огнехвостые понеслись вперед…

— Две воздушные цели! Скорость — две тысячи… — доложил оператор РЛС «Оливера X. Перри» — Они выпустили четыре ракеты, сэр! Удаление — двадцать, пеленг 105 градусов!

С главных командных пунктов обоих кораблей неслись электрические разряды команд:

— Поставить пассивные помехи! По самолетам — огонь! «Фаланкс» — огонь!

На направляющих развернулись зенитные «Тартары», повели связками стволов скорострельные «Фаланксы». С ревом ударили раскаленные струи из ракетных сопел. МиГи, круто развернувшись, уходили прочь, из-под удара зенитных ракет, выстреливая ложные цели. Теперь все дело — за выпущенными Х-29…

Эсминец и фрегат развернулись носами навстречу опасности. Они уже видели идущие у самой воды четыре ракеты. Загрохотали оба «Фаланкса», выбрасывая по две тысячи снарядов в минуту.

Но русские ракеты прочно поймали корабли в радиолокационные прицелы, и теперь рыскали, выполняя противозенитный маневр. Одну настигли очереди пушек, и она рванула огненным шаром. Эсминец и фрегат выбросили в воздух облака серебристых дипольных отражателей.

Все произошло в считанные секунды. Одна Х-29 «повелась» на ложную цель шедшего чуть позади «Кунца», но телевизионная система ракеты снова направила ее на носовую надстройку эсминца. «Фаланкс» сбил ее, и корабль тряхнуло взрывной волной. Однако вторая Х-29 врезалась ему в корму со всеми 320 килограммами металла и взрывчатки. «Перри» повезло меньше. Ракета поразила его прямо в борт, под капитанский мостик. Она прошила обшивку, словно нож масло, и лопнула огнем в кубрике старшинского состава. Перебило носовую пожарную магистраль и вырвало громадный кусок борта. Вода, клокоча, хлынула в брешь.

— Покинуть корабль! — скомандовал полуоглохший капитан, держась за ушибленный бок. На фрегате бушевал пожар, и поток раскаленного металла мешал аварийной партии проникнуть к месту взрыва. Еще горел двигатель разорвавшейся ракеты, выбрасывая клубы ядовитого дыма. Мигнули и погасли экраны уцелевших компьютеров, мостик погрузился в кровавые отблески пожара — сгорела главная токопроводная шина.

С мостика «Кунца» видели, как окутанный дымом и паром фрегат начал крениться на левый борт. Над его носом плясали языки огня. Да и сам эсминец катастрофически терял ход…

МиГи успели сделать вираж вправо и зашли на цели на бреющем полете. Они понеслись над самой водой быстрее звука, выпустив шесть ракет Х-31А. «Кунц» был обречен. Капитан в отчаянии вцепился в репитер гирокомпаса. «Фаланкс» застлан дымом, к зенитным ракетам подбирается огонь.

— Покинуть корабль! — прохрипел он в микрофон…

Я иногда застываю неподвижно, зачарованный нашей крылатой силой. Господи, ну почему все это скрывали от нас? Почему лишали законной национальной гордости?

Мне до смерти надоело нынешнее телевидение. Вот чистокровный Борис Абрамович Березовский с полукровкой — стареющей писательницей Богуславской награждают премией года никогда не воевавшего еврея Войновича. Создателя образа идиота Чонкина, «русского солдата». В жюри конкурса сидят одни «дети юристов» — лепила Неизвестный, «поэт» Вознесенский, какие-то скрипачи. Молодящиеся ошметки параноидального шестидесятничества. Клубок тварей, жадно толкущийся у сладкой кормушки — будь то ЦК КПСС или еврейский делец. А еще в ящике нет ничего, кроме передач об Израиле, слезливых программок о битлах и мыльных опереток.

Мы хотим иного. Силы и могущества. Мы хотим Империи!

ГЛАВА 16. «БЫСТРОЕ ОРУЖИЕ» ИМПЕРИИ. «ТУНГУСКИ» И С-300 — ПРОТИВ «ТОМАГАВКОВ». РАЗЯЩИЕ «КОРТИКИ» И НАДЕЖНЫЕ «ПАНЦИРИ». ДАЖЕ ПРОТИВ РОБОТОВ НА ВОСЬМИ СКОРОСТЯХ ЗВУКА…

1

Три американские подлодки, затаившись, лежат на дне ледяного Баренцева моря в тридцати километрах от русского берега. Над ними — шестидесятиметровая толща вод. Они ждут сигнала…

…В это же время три английские субмарины атакуют торпедами русский сторожевик и четыре катера, патрулирующие побережье на имперско-норвежской границе. Думая, что силы НАТО начинают прорыв в Белое море, русские должны бросить на отражение ложной атаки свои главные силы. Открыв путь затаившимся в засаде американцам. Командир АПЛ «Чикаго» бросил нервный взгляд на часы. В 16.02 по Гринвичу он должен выпустить 12 крылатых ракет «Томагавк». Он скомандовал: «Начать последовательность операции запуска!»

Индикаторы состояния систем оружия зажглись красными огнями. Командир и старший офицер вставили пусковые ключи в пульт, а старшина повернул выключатель влево. Ракеты встали на боевой взвод. «Проснулись» системы наведения двенадцати «Томагавков» в носу подлодки. В их бортовые компьютеры потекли данные о начальной точке полета. А пункты назначения в их память ввели еще загодя.

— Пуск! — сигарообразные тела, разбрызгивая волны Баренцева моря, начали одно за другим взмывать вверх, и столбы пламени ударяли из их дюз. К цели помчались 60 «Томагавков». Когда они выскользнули из пучины, твердотопливный ускоритель поднимал их на трехсотметровую высоту. Там ракеты расправляли короткие крылья и воздухозаборники, включая маршевые двигатели. Плавно снижаясь, каждая машина достигала высоты в десять метров. Оживал бортовой радиолокатор, и ракета ложилась на заданный курс. Радары держали ее поближе к земле, прокладывая маршрут в соответствии с рельефом местности, хранящимся в памяти бортЭВМ.

Шесть русских РЛС засекли пуск ракет. Но тотчас потеряли их, как только они снизились до бреющего полета. Молнии тревог вмиг пронзили командные пункты ПВО СССР. На аэродромах всей северной части страны подготовились к взлету перехватчики.

Преодолев крутые скалы Кольского побережья, «Томагавки» понеслись над плоской болотистой тундрой. Идеальной для них местностью, позволявшей идти на высоте нескольких метров со скоростью 800 км/час. Все шестьдесят пролетели над Бабозером восточнее Мурманска, где их пути разошлись. Русские истребители, взлетая с аэродромов, вытягивались в длинную цепь южнее Белого моря, включая радиолокаторы нижнего обзора. Куда идут ракеты? На Москву? Ведь они могут лететь до самого Черного моря. Но «Томагавки», миновав Бабозеро, достигли карликового соснового леска и там резко повернули на запад, вправо. Один потерял управление и грохнулся оземь. Другой по ошибке пошел дальше на юг. Но остальные помчались прямо на цель: на аэродром Умбозеро-Южный, на базу страшных бомбардировщиков Ту-22МЗ, совсем недавно разгромивших западную эскадру в Атлантике. На четыре летных поля южнее шахтерского городка Кировска…

…Пилот заходящего на посадку «Туполева» ошеломленно воззрился на странный белый предмет, появившийся прямо над взлетной полосой. Он знал, что на холмах вокруг Кировска рассредоточены три полка противовоздушной обороны с радарами и батареями подвижных зенитных ракет…

…Первые двенадцать «Томагавков» прошли под небольшим углом над взлетной полосой. Откинулись тупые носовые крышки, и несколько сотен мелких бомб, рассеявшись, полетели на стоящие внизу Ту-22. Каждая — равная по мощности 107-миллиметровой мине. Разбросав свой смертоносный груз, каждый «Томагавк» свечой взмывал ввысь и потом летел вниз, чтобы разбиться и выбросить фонтаны горящего топлива.

Аэродромы превратились в океаны огня. Один за другим взрывались пораженные на земле русские бомбардировщики. Двадцать один из восьмидесяти пяти уничтожены. Около тридцати — повреждено…

2

Этот эпизод взят нами из книги-агитки Тома Клэнси «Красный шторм» 1986 года. Книги того периода, когда в США рейгановской эпохи шла особенно рьяная пропаганда военного уничтожения русских. Уничтожения с помощью высоких технологий отсталого Северного, Красного медведя…

Одним из фетишей США в те годы стал «Томагавк». Они буквально молились на него. Они вооружали им подлодки и крейсера, бомбардировщики и модернизированные линкоры «Айова», сделанные еще во Вторую мировую.

Клэнси, как водится, кой о чем умолчал. Лететь от Баренцева до Черного моря «Томагавки» могли только с легким ядерным зарядом. При снаряжении их более тяжелой боеголовкой с полутонной обычной взрывчаткой дальность их лета падает с двух с половиной до полутора тысяч километров. Да и в 1985 году, когда писался «Красный шторм», лодки могли запускать «Томагавки» не менее, чем за 800 верст до берега — иначе их бортсистемы не успевали произвести все расчеты.

В январе-феврале 1991-го США опробовали его в деле — против Ирака с отсталой ПВО и слабенькими морскими силами. Они гвоздили «Томагавками» по Багдаду массированно, с кораблей в Персидском заливе. Нанося удары по узлам управления, правительственным бункерам, пунктам связи и по средоточиям систем жизнеобеспечения. Они разрушили электростанции — и Багдад погрузился во мрак. Разбили насосные станции и системы канализации — город залила вода и нечистоты, случились вспышки заразных болезней. Западные операторы охотно передавали кадры: иракцы, втягивающие головы в плечи, когда над ними с ревом пролетали узкие крылатые «сигары». В 1995-м Штаты использовали «Томагавки» против сербов в гористо-лесистой местности. В 1996-м — снова против Ирака. Они думали, что им удастся точно так же ударить «Томагавками» со своих флотов по узлам мощи нашей Империи.

Но они ошибались. У нас есть контрсредство против их крылатых роботов, которого не имеют ни Ирак, ни даже США. Назовем его «быстрым оружием» Империи. О нем ни слова не говорит Клэнси, безбожно врущий в своем «Красном шторме»…

Имя им — «Тунгуски» и С-300. Машины, не имеющие себе равных во всем мире. Начиная эту главу, мы немного сомневались — ведь речь идет не только о борьбе на морях. Но потом отбросили сомнения: «быстрое оружие» служит в океане и на суше, отражая удары ракет с вражеских флотов. Защищая русские корабли и аэродромы, города, колонны войск на марше и в бою.

Мощь русского ума и «отсталая» научно-индустриальная база Империи сумели решить труднейшую задачу: создать системы, способные поражать летящие крылатые и баллистические ракеты. Было два пути. Первый — сделать маленькую сверхбыструю ракету, способную перехватить мчащийся «томагавк». Образно говоря, сбить летящую пулю другой пулей. Второй — сконструировать сверхскорострельную пушку, наводимую с фантастическими быстротой и точностью в труднопоразимую цель, несущуюся на огромной скорости.

Империи удалось решить эти задачи. Скрестив оба способа в машинах «быстрого оружия». Оснастив им и корабли, и наземные силы.

3

Весной 1996 года выстрелом в лицо на лестничной площадке своего дома был убит Валентин Смирнов. Академик. Лауреат Ленинской премии. Имперский конструктор, один из создателей сверхоружия русских — комплекса С-300.

Его убили по заказу главного бухгалтера коммерческой фирмы, в которой он был вынужден работать «под крышей» уралмашевской группировки. Разделывавшей золотосодержащие части боевых ракет. Он был вынужден таким образом зарабатывать средства для занятия своим последним делом — конструированием русских дирижаблей XXI века. По поводу его гибели наша курчавенькая и картавенькая деминтеллигенция не устроила такого же вселенского плача и траура, как годом раньше, когда был убит их «брат по крови», еврейский шоумен и телевизионный делец Листьев. Знаменитый тем, что был похож на молодого Льва Троцкого и тем, что дебилизировал миллионы людей своими телеиграми