Размещен материал: 08.03.2018
Последнее изменение материала: 11.03.2018

Глава 4. Неравные силы

4.1 Состав кавалерийской дивизии лета 1942 года

0.0/5 оценка (0 голосов)

Кавалерийская дивизия штата 1942 года имела численность почти в 2 раза меньше кадровой дивизии июня 1941 года, не имела танков и бронемашин, 122мм гаубиц и 76мм зенитных орудий, тракторов. Вместо 635 автомашин предвоенного штата полагалось 129 автомашин (легковых - 6, грузовых - 102, специальных - 21), но и теми, взятыми из народного хозяйства Калмыцкой АССР и требующими ремонта, 110-я кавалерийская дивизия была обеспечена только на 28%. Большой некомплект автотранспорта имели и другие кавалерийские дивизии 1942 года.

Условно подразделения дивизии можно разделить на 4 большие группы: боевые - кавалерийские эскадроны; поддержки - артиллерия, минометы, пулеметный эскадрон; боевого обеспечения - разведка, связь, саперы, химики; тылового обеспечения.

В соответствии с приказом Ставки ВГК №003 от 4.01.42, только в декабре 1941 года принятые штаты вновь меняются: «4. Во изменение существующих штатов, в каждой кавалерийской дивизии иметь: по одной батарее УСВ, по две батареи 120мм минометов (8 штук) и 528 ППШ». (1)

И уже по приказу Заместителя Народного Комиссара Обороны №ОРГ/3/780522 от 17 января 1942, вышедшему в развитие этого приказа Ставки Верховного Главнокомандования, кавалерийские дивизии должны содержаться по новым штатам:
а) Управление кавалерийской дивизии - по штату 06/230 численностью 80 человек и 64 лошади;
б) отдельный полуэскадрон связи - по штату 06/231 численностью 53 человека и 46 лошадей;
в) отдельный эскадрон химзащиты - по штату 07/6 численностью 64 человек и 64 лошади (15.5.42 со штата 07/6 переведен на штат 06/216 численностью 64 человек);
г) кавалерийский полк (в кд – 3) - по штату 06/233 численностью 1160 человек и 1303 лошади;
д) отдельный конно-артиллерийский дивизион - по штату 06/214 численностью 497 человек и 564 лошадей;
е) артиллерийский парк - по штату 06/105 численностью 143 человек и 112 лошадей;
ж) продовольственный транспорт - по штату 06/238 численностью 48 человек;
з) медико-санитарный эскадрон - по штату 06/220 численностью 50 человек;
и) ветеринарный лазарет - по штату 06/241 численностью 25 человек и 10 лошадей;
к) военную прокуратуру - по штату 06/222 численностью 4 человека и 4 лошади;
л) особый отдел НКВД – по особому штату НКВД;
м) взвод особого отдела НКВД - по штату 06/208 численностью 36 человек;
н) полевую почтовую станцию (ППС) – по штату 014/69-В численностью 5 человек;
о) полевую кассу Госбанка – по штату 04/16 численностью 3 человека.

Кавалерийская дивизия общей численностью 4480 человек и 4755 лошадей (гвардейская кавалерийская дивизия – 6703 человек и 6908 лошадей). (2)

Организационно-штатная структура 110-й ОККД

Организационно-штатная структура 110-й ОККД

Схема составлена по акту от 16 мая 1942 года передачи, закончившей формирование дивизии, из Сталинградского военного округа в Действующую армию. (3)

Командир дивизии полковник Панин Василий Петрович и военный комиссар дивизии полковой комиссар Заярный Сергей Федорович несли совместную ответственность за всю деятельность дивизии и ее морально-политическое состояние. Должность адъютанта командира дивизии исполнял лейтенант Владимиров Александр Павлович. Заместитель командира дивизии по строевой части полковник Хомутников Василий Алексеевич как нельзя лучше отражал национальный характер дивизии, был непререкаемым авторитетом для всех калмыков.

Штаб дивизии возглавляли подполковник Бимбаев Мацак Тонхеевич и батальонный комиссар Белкин Иван Иванович. Основной задачей и практикой деятельности штаба были координация работы и взаимодействия всех подразделений и служб, входящих в состав управления дивизии, по обеспечению ее боеготовности. Начальник штаба имеет право отдавать приказания от имени командира дивизии по текущим вопросам, самостоятельно решая их. Штаб состоял из шести отделений и комендантского взвода, обеспечивающего его охрану и хозяйственное обеспечение управления дивизии.

Оперативное (первое) отделение, возглавляемое до середины июля майором Раабем Алексей Алексеевичем, затем он заменил, выбывшего из-за травмы М.Т.Бимбаева, готовило приказы, донесения и отчеты командира дивизии, вело рабочую карту, следило за поддержанием боевой численности подразделений. На должностях ПНО-1 (помощник начальника 1-го отделения) были капитан Надточий Александр Иванович, старшие лейтенанты Бурмистров Георгий Иванович и Торопов Александр Степанович. Сержант В.В.Илишкин исполнял обязанности чертежника и старшего писаря отделения;

Разведывательное (второе) отделение возглавлял майор Теврюков Илья Абрамович, отлично владевшие немецким языком ПНО-2 ст.лейтенант Суворов Николай Архипович и переводчик 1-го разряда Писаренко Михаил Иванович планировали и осуществляли разведку противника, оперативно знакомили командование дивизии и армии с ценной разведывательной информацией, отвечали за укомплектование и боевую подготовку разведывательных групп;

Начальником отделения (НО-3) связи - начальником связи дивизии был капитан Киреев Петр Михайлович, ПНО-3 по радио - капитан Фришер Михаил Гиллерович. Они несли ответственность за организацию проводной и радио связи в дивизии и с вышестоящими штабами. К этому отделению относились и три офицера связи, которые, являясь делегатами связи, обеспечивали доставку пакетов с донесениями между дивизией и штабами 51-й армии и отдельного кавалерийского корпуса. В подчинении П.М. Киреева был и полуэскадрон связи.

Строевое (четвертое) отделение капитана Капранова Николая Федоровича вело учет личного состава, списки офицерского, сержантского и рядового состава, учет их боевого стажа, отвечало за правильное и полное делопроизводство дивизии, хранение документов. Заведовал делопроизводством дивизии воентехник 2-го ранга Беликов Нимгир Убушиевич. На должности старшего писаря - старший сержант административной службы. Отделение готовило аттестационный и наградной материал, составляло многочисленные отчеты дивизии с демографическими, национальными и другими данными. Аналогичную работу вели и строевые отделения полков, конно-артиллерийского дивизиона и служб, готовившие сведения на состав своих подразделений.

Отделение тыла (пятое) возглавлял политрук Соколов Александр Тихонович, который обеспечивал взаимодействие со службой военно-хозяйственного снабжения (ВХС) дивизии. НО-5, он же помощник начальника штаба по тыловому обеспечению и снабжению или ПНШ-5 отвечал за организацию снабжения дивизии боеприпасами, пищей, медикаментами и прочим.

Отделение спецсвязи (шестое) возглавлял техник-интендант 1-го ранга Игумнов Павел Иванович, ПНО-6 - техник-интендант 2-го ранга Свислотский Георгий Сергевич (утвержден в должности приказом Сталинградского военного округа 31-го мая 1942 года, погиб на Дону, но из-за неразберихи в учетных службах числится как пропавший без вести 176сп 46сд в районе Мясной Бор Ленинградской области по спискам составленным отделом укомплектования штаба 2-й Ударной армии в октябре 1942 года, якобы, на основании писем родственников не врученных адресатам). Отделение обеспечивало обработку, прием и отправку шифрдонесений и фельдегерскую связь, секретное делопроизводство. Отвечало за кодирование донесений и обозначений топографических карт и раскодирование поступающих шифрованных материалов. Важную роль здесь имело своевременное получение и замена кодовых таблиц, без которых дивизия лишалась закрытых каналов связи. Занималось учетом, хранением, делопроизводством секретных и сов.секретных документов - топографические карты, секретные инструкции, уставы, наставления, рабочие тетради офицеров, личные дела офицеров.

Политотдел дивизии во главе со старшим батальонным комиссаром Заднепруком Антоном Ивановичем и его заместителем батальонным комиссаром Ивановым Намсой Лиджиновичем численностью 8 человек вел в дивизии партийно-политическую работу. Помощник по комсомольской работе старший политрук Сивоплясов Кузьма Степанович, старший инструктор по организационно-партийной работе старший политрук Китаев Борис Иванович. Старшие политруки Крутоуз Петр Никифорович и Руденко Петр Абрамович работали старшими инструкторами политотдела по пропаганде и агитации, младший политрук Кушнарев Павел Иванович инструктором по учету партийных документов. Ответственный секретарь парткомисии батальонный комиссар Кубенков Павел Иванович, готовил материалы по приему в партию и рассмотрению персональных дел коммунистов. Сержант административной службы исполнял обязанности старшего писаря политотдела. Политотдел отвечал также за издание дивизионной газеты «Красный кавалерист».

Редакция и типография красноармейской газеты национальной кавалерийской дивизии, во исполнение приказа НКО №0152 от 25.2.42 формировалась по штату №06/224 численностью 7 человек (кнс-3, мнс-1, рс-3). В составе редакции были редактор газеты, секретарь редакции и литератор. Походная типография под начальством сержанта на базе автомашины ГАЗ-АА в составе наборщика и печатника-шофера имела на вооружении две винтовки. Сверх штата, за счет средств Калмыцкой АССР в 110-й ОККД на должности писателя-корреспондента служил известный поэт-переводчик Липкин Семен Израилович.

Начальник артиллерии дивизии (НАД) майор Бобров Николай Алексеевич возглавлял всю артиллерийскую службу и отвечал за состояние конно-артиллерийского дивизиона, зенитной батареи дивизии и артбатарей кавалерийских полков и одновременно являлся заместителем командира дивизии. Для управления артиллерийскими подразделениями, при штабе дивизии состояла отдельная воинская часть (штабная батарея), подчинявшаяся начальнику артиллерии дивизии.

В период между советско-финляндской и Великой Отечественной войнами в организации конной артиллерии произошли изменения. В кадровой кавалерийской дивизии вместо двух артиллерийских дивизионов был сформирован один дивизион в составе четырех четырехорудийных батарей (две батареи 76-мм пушек и две батареи 122-мм гаубиц). Произошли изменения и в зенитном дивизионе. Вместо 12 малокалиберных зенитных орудий для него были приняты на вооружение восемь 76-мм зенитных пушек образца 1938 г. (две четырехорудийные батареи). В кавалерийском полку полковая батарея вместо двух огневых взводов стала иметь три огневых взвода, из которых: два взвода 76-мм пушек образца 1937 г. и один взвод 45-мм пушек образца 1937 г. Казалось бы внушительная огневая мощь, но в легкой кавалерийской дивизии образца 1941 года была только полковая артиллерия.

С октября 1941 штатами для улучшения управления артиллерией была восстановлена штабная батарея начальника артиллерии. Начальник артиллерийско-технического снабжения майор Ларичев Константин Иванович отвечал за состояние материальной части вооружения и обеспечение боеприпасами, а его помощник, комсомолец-выпускник 1942 года ленинградского артиллерийского училища 21-летний военный техник 2-го ранга Пасечнюк Иван Андреевич отвечал за сбор вооружения и трофеев на поле боя. Делопроизводство этого миништаба артиллерии вел военный техник 2-го ранга Здоровецкий Федор Степанович.

Согласно указания начальника артиллерии СКВО - №13/к-0132 от 9.3.42 должности заместителей командиров артдивизиона и батарей, положено содержать в обязательном некомплекте (должности оставались вакантными до начала боев). Освобожденный начсостав разрешается использовать внутри части на покрытие некомплекта только на должностях равнозначащих или с продвижением. (4)

Дивизионный инженер, он же начальник инженерной службы военный инженер 3 ранга Плоткин Семен Григорьевич, отвечал за оснащение инженерным и саперным имуществом. Ему помогал воентехник Буринов Церен Есинович и начальник химической службы лейтенант Кудрявцев Валентин Петрович, который в боях на Дону был смертельно ранен, похоронен в станице Мечетинской.

Санитарную службу дивизии возглавлял военврач 3 ранга Мергасов Олег Вадимович, являясь одновременно и дивизионным врачом, и командиром медико-санитарного эскадрона. Военный фельдшер Майоров Петр Филиппович был приписан к управлению дивизии.

Ветеринарную службу дивизии возглавлял военветврач 3 ранга Чепель Дмитрий Сергеевич. Военный ветеринарный фельдшер Петров Александр Михайлович следил за сохранностью и здоровьем конного поголовья управления дивизии.

Санитарная и ветеринарная службы в период боев на Дону еще были самостоятельными. И только в сентябре 1942 года, когда дивизия получила возможность привести себя в порядок после полутора месяца непрерывных боев и маршей, перешли в подчинение заместителя командира дивизии по тылу.

Служба военно-хозяйственного снабжения еще в 1935 году была разделена на две самостоятельные службы: продовольственного снабжения и обозно-вещевого снабжения. В связи с возложением на дивизии снабженческих функций в их структуре были сформированы отделения продовольственного снабжения, подчиненные начальнику снабжения дивизии. В полках вместо должности начальника хозяйственного довольствия была введена должность начальника продовольственно-фуражного снабжения (ПФС), который подчинялся помощнику командира полка по материальному обеспечению. Этой реорганизацией в дивизионном звене были созданы штатные органы, необходимые в боевой обстановке, и улучшено управление снабжением. 15 апреля 1941 года на заседании Главного военного совета РККА обсуждался вопрос «О результатах инвентаризации военно-хозяйственного имущества и итоги совещания высшего начсостава интендантской службы Красной Армии». По итогам обсуждения доклада главного интенданта Красной Армии А.В.Хрулева планировалось изменить схему снабжения по принципу «Центр - округ (фронт) - армия - дивизия - полк» и ввести в дивизионном звене склады. Для объединения и руководства всеми вопросами снабжения в дивизиях ввести должности заместителей командира дивизии по снабжению, в полках объединить хозяйство под руководством заместителя командира полка по снабжению.

Подвоз материальных средств в войсковом тылу осуществлялся по принципу «на себя», т. е. полк своим транспортом подвозил запасы материальных средств из дивизии (дивизионного обменного пункта - ДОП), а дивизия - со станции снабжения (армейских складов).

22 мая 1942 года в штат дивизии, в целях удобства управления тыловыми подразделениями, вводится заместитель командира дивизии по тылу, который отвечает за материально-техническое обеспечение дивизии вооружением и всеми видами довольствия и за организацию эвакуации в тыл раненых и больных военнослужащих и имущества. Непосредственно подчиняется командиру дивизии. Заместителю командира дивизии по тылу подчиняются службы: артиллерийского, инженерного, технического, интендантского, автотранспортного снабжения, дивизионный врач и дивизионный ветеринарный врач, а также все части и учреждения тыла по вопросам тыловой службы. Позднее был учрежден отдел тыла, в состав которого не входила служба артиллерийского снабжения, а отделение тыла в штабе дивизии было упразднено. (5)

Дивизионным интендантом 110-й кавалерийской дивизии, начальником службы военно-хозяйственного снабжения (ВХС) в период боев на Дону был батальонный комиссар Сауляк Гавриил Остапович. Его помощниками были: по обозно-вещевому довольствию лейтенант Адьянов Бадма Санджиевич, по продовольственно-фуражному довольствию техник-интендант 1-го ранга Елизаров Владимир Петрович. Начальник снабжения горюче-смазочными материалами (ГСМ) - лейтенант Аверьянов Федор Васильевич. Делопроизводство ВХС вел техник-интендант 2 ранга Лисицын Дмитрий Сергеевич.

Финансовый отдел возглавлял техник-интендант 1 ранга Буянтыков Убуш Мукулькаевич, а техник-интендант 2-го ранга Филиппов Петр Михайлович как бухгалтер-казначей отвечал за выплаты денежного содержания бойцам и командирам. Накануне боев 15 июля 1942 года У.М.Буянтыков был назначен начальником 4-го отделения штадива и его сменил техник-интендант 1 ранга Умкеев Буда Умкеевич из резерва офицеров дивизии.

Приказом Северо-Кавказского фронта 11 июля 1942 года на должность заместителя командира дивизии по тылу назначен майор Романенко Иван Федорович. (6)

Комендант штаба дивизии, он же командир комендантского взвода лейтенант Грязин Александр Яковлевич, уроженец Дубовского района Ростовской области, участник польской и финской кампаний. 12 июля 1942 года командиром комендантского взвода был назначен старшина Кармашов Бадма Санджиевич (погиб 4.3.1943 в составе 4 гв.кк в боях на Миус-фронте под х.Грунтовский Ростовской области). Численность взвода 30 человек (машин легковых -3, грузовых -2, лошадей верховых - 24) в двух отделениях: 1-е - охраны и коноводов (командир отделения - сержант, кузнец-ковочный, кавалеристы-коноводы для обслуживания командного состава -15 человек, из них 2 в звании ефрейтора); 2-е - хозяйственное и автопарк (командир отделения - сержант, шоферы - 4 (Кривцов В.К., Терешко П.С., Джимбинов В.М., Сармуткин С.М.), повар столовой командного состава, зав.складом-фуражир). Такого количества коноводов для офицеров управления дивизии было недостаточно, и уже в июне 1942 года их штатная численность выросла до 19 человек. (7)

Отдельным полуэскадроном связи по штату №06/231 численностью 53 человека (кнс - 7, мнс - 15, рс - 33) командовали лейтенант Я.Я.Молоканов и политрук П.П.Казаков. Основу полуэскадрона составляли телефонный взвод лейтенанта Т.Т.Решетило и взвод радиосвязи мл.лейтенанта А.П.Ухалова.

Согласно распределения 30 радиостанций, положенных кавалерийской дивизии по штатам, в радиосети кавалерийского полка при полной исправности всей материальной части работало по одной радиостанции от каждого сабельного эскадрона, минометной и артиллерийской батарей и радиостанция полка. В случае выхода из строя радиостанции радиосвязь с данным подразделением прерывалась, а при отсутствии работоспособной полковой радиостанции дезорганизовывалась вся полковая радиосеть. Аналогично в радиосети дивизии работало 5 радиостанций, по одной в каждом кавалерийском полку и конно-артиллерийском дивизионе и радиостанция дивизии. При выходе из строя одной из полковых радиостанций нарушалась прямая связь по радио с командованием дивизии, а при выходе из строя дивизионной радиостанции управление по радио становилось проблематичным. В сети ОКАД радиостанции полагались артиллерийским разведчикам, по одной на батарею и на командном пункте дивизиона. Работа с одной радиостанцией в радиосетях полка и дивизии, а также использование радиосредств артиллеристов не позволяло поддерживать устойчивую связь и было возможно далеко не всегда. По факту, в сети дивизии было по одной радиостанции в полку, конно-артиллерийском дивизионе и командном пункте дивизии. Еще одна радиостанция обеспечивала радиосвязь с армейским командным пунктом. А вот зарядного устройства для подзарядки аккумуляторных батарей, питающих рации, в дивизии не было. Не было и сменного комплекта батарей. Подзарядку можно было произвести только у армейских связистов, из-за этого связь могла прекратится в самый ответственный момент. В то же время, устойчивость проводной связи из-за частых обрывов линий, а также малого количества полевого кабеля, также была невысока и поддерживалась в ходе боя исключительно героическими усилиями воинов-связистов.

Отдельный эскадрон химической защиты по штату №06/216 имел 9 человек управления. Командир эскадрона лейтенант Милейко Александр Ильич, военком мл.политрук Ревазов Максим Михайлович (по данным послевоенного периода оба числятся пропавшими без вести), пом.командира эскадрона, старшина, два фельдшера (медицинский и ветеринарный), каптенармус и два коновода. Взвод химразведки и наблюдения численностью 23 человека. Взвод дегазации местности численностью 16 человек (командир взвода, пом.командира взвода, командир машины - 4, химиков - 5, шоферов-химиков - 5). Взвод дегазации материальной части, обмундирования и снаряжения численностью 16 человек (командир взвода, два командира отделения, химиков - 11, два шофера). (8)

Так как семь специальных автомашин, положенных по штату, оставались только на бумаге, в эскадроне оставались конные повозки, предусмотренные предыдущим штатом №07/6.

По факту эскадрон имел на 64 человека личного состава (кнс - 7, мнс - 12, рс - 45) парных и одноконных повозок - по 3, 34 верховых лошадей и 9 обозных. Эскадрон был оснащен специальными приборами и техническими средствами для ведения химической разведки, дегазации техники и дорог и местности. Личный состав эскадрона химической защиты, ввиду того, что химическое оружие не применялось, в боевой обстановке использовался в составе заградэскадрона для задержания и проверки неорганизованных военнослужащих, переправляющихся через р.Дон вместе с потоком эвакуируемых и беженцев. Также бойцов этого подразделения можно было встретить в саперных взводах.

Отдельный конно-артиллерийский дивизион по штату №06/214 имел численность 496 человек (кнс - 44, мнс - 93, рс -359), лошадей - 563 (верховых - 341, артиллерийских - 160, обозных - 62), винтовок - 381, ППШ - 15, ручных пулеметов - 6.

Организационно-штатная структура отдельного конно-артиллерийского дивизиона 1942 года

Организационно-штатная структура отдельного конно-артиллерийского дивизиона 1942 года

По штату 06/317 от 31.1.43 батарея 76мм – 134 человека и 168 лошадей; батарея 120мм – 100 человек и 139 лошадей.

Артпарк по штату №06/105 имел 143 человек личного состава (кнс-9, мнс-11, рс-123) и 112 лошадей (верховых - 28, артиллерийских - 78, обозных - 6). Вооружение: винтовок - 82, ППШ -7. Командир артпарка не назначался, так как парк находился под непосредственным управлением начальника артиллерийского снабжения дивизии майора Ларичева Константина Ивановича. Зам.командира артпарка старший лейтенант Уткин Владимир Данилович и военком - старший политрук Ковальчук Григорий Семенович. Организационно: Управление (офицеры - командир и военком парка, зам.командира, пом.командира по технической части, старшие фельдшер и ветеринарный фельдшер, заведующий делопроизводством-казначей, младший начальствующий состав - старшина, он же командир хозвзвода, писарь старший, инструктор химический) и два взвода доставки боеприпасов: 1-й взвод (на конной тяге) численностью 68 человек и 2-й взвод (на мехтяге) численностью 53 человека. (9)

Продтранспорт под командованием ст.лейтенанта Скрипченко Никиты Елизаровича и военкома Кастуева Магомеда Угаликовича по штату №06/238 имел 48 человек личного состава (кнс - 6, мнс - 8, рс - 34), всего-48, винтовок -32. Двумя автовзводами, каждый численностью 17 человек, командовали лейтенанты И.Г.Улановский и П.А.Куракин. Старшина продтранспорта командовал хозяйственным отделением в количестве 9 человек (зав.складом, повар, бригадир старший - сержант, электрик, слесарь, токарь, три шофера) с походной мастерской типа «Б» и автокухней. (10)

Медико-санитарный эскадрон (МСЭ) под начальством военврача 3 ранга Мергасова Олега Вадимовича и военкома старшего политрука Танасевича Михаила Ильича по штату №06/220 имел 50 человек личного состава (кнс-16, мнс-8, рс-26), винтовок -12. Организационно эскадрон состоял из 6 человек управления, 7 человек приемо-сортировочного и эвакуационного отделения военврача 3 ранга Белицкого Израила Абрамовича, 10 человек хирургического взвода Фадеева Александра Даниловича, 5 человек терапевтического отделения военврача 3 ранга Смирнова Федора Федоровича, 3 человек санитарно-эпидемиологического отделения Касач Ивана Филипповича, 19 человек взвода хозяйственного обеспечения, который в свою очередь делился на отделение транспортного обслуживания численностью 14 человек, отвечавшего за вывоз раненых и собственно хозяйственное отделение численностью 5 человек. (11)

Дивизионный ветлазарет (ДВЛ) под начальством военветфельдшера 3 ранга Мушкеева Василия Петровича и военкома старшего политрука Бадмаева Манджи Бадмаевича по штату №06/241 имел 25 человек личного состава (кнс-6, мнс-1, рс-18), лошадей-10, винтовок -10. Организационно состоял из 3 человек управления, 11 человек лечебного отделения ветврача Волокитина Ивана Ивановича, 6 человек эвакоотделения Быстрова Георгия Моисевича, 5 человек хозяйственного отделения. (12)

Военная прокуратура по штату №06/222 имела 4 человека личного состава: военный прокурор дивизии военюрист 3 ранга Лебедкин Дмитрий Степанович, военный следователь мл.юрист Шибаев Петр Емельянович, секретарь прокуратуры и коновод, лошадей - 4, винтовок - 1.

Военный трибунал - председатель трибунала Варшицкий Яков Моисеевич, члены трибунала Чепурнов Василий Иванович и Лонин Павел Алексеевич, секретарь Туровецкий Абрам Наумович, по штату №06/223 имел 6 человек личного состава (кнс - 4, рс - 2), лошадей - 7, пароконную повозку.

Особый отдел НКВД дивизии (с апреля 1943 года эти отделы стали называться «Смерш» - «смерть шпионам») отвечал за контрразведывательную работу и содержался по особому штату №0040/с, имея своих оперуполномоченных в каждом из кавалерийских полков и конно-артиллерийском дивизионе. По форме одежды, петлицам и нарукавным нашивкам они не отличались от политсостава. Начальником ОО НКВД был ст.лейтенант Рыбченко Михаил Никифорович. В его подчинении было 16 человек (кнс - 8, рс - 8), лошадей - 16, винтовок - 8, ППШ - 6.  

Работники ОО НКВД решали задачи борьбы с диверсантами, шпионами, предателями и изменниками Родины, дезертирами и паникерами в полосе обороны дивизии. Не допуская появления агентуры противника в расположении дивизии и охраняя сохранность секретных сведений, проверяли вызывающих подозрение военнослужащих и других лиц, прибывающих с территории занятой противником. Особому отделу дивизии придавался отдельный стрелковый взвод.

Отдельный взвод ОО НКВД по штату №06/208 имел численность 36 человек (кнс - 1, мнс - 6, рс - 29), 29 винтовок и 2 ППШ. В распоряжении взвода была грузовая автомашина ГАЗ-АА. (13)

Полевая почтовая станция (ППС-1925) под начальством техника-интенданта 2 ранга Дубасова Ивана Матвеевича по штату №014/69 литер «В» (на конной тяге) имела численность 5 человек (кнс-2, мнс-2, рс-1), в том числе старший и два младших приемщика, повозочный, 3 обозные лошади, повозка парная, двуколка хозяйственная.

Полевая касса Госбанка по штату №04/16 имела численность 3 человека (кнс-3). Кроме начальника - Даева Ивана Павловича были бухгалтер и кассир.

Введенная во исполнение приказа СВГК №0054 от 16.3.42 в состав кавалерийской дивизии отдельная зенитная 37мм батарея (штат 06/215) численностью 80 человек (кнс-7, мнс-17, рс-56), имела на вооружении 56 винтовок, а вот 37мм зенитные автоматические пушки обр.1939г. в количестве 6 штук в дивизию так и не поступили (в связи с острым дефицитом орудий не только кавалерийские, но и большинство стрелковых дивизий их не имели). Не было и положенных по штату 9 автомобилей ЗИС-5. Командир батареи ст.лейтенант Прасолов Яков Николаевич, военком - политрук Балабанов Алексей Яковлевич. Взвод управления состоял из отделения разведки и отделения связи. Три огневых взвода по две зенитные установки в каждом. Каждый орудийный расчет состоял из командира орудия, его заместителя-наводчика, дальномерщика и пяти орудийных номеров, боекомплект орудия состоял из 1200 выстрелов с осколочно-трассирующим снарядом. Также батарея имела отделение боевого питания и хозяйственное отделение. Из-за отсутствия материальной части личный состав батареи использовался для усиления других артиллерийских подразделений. (14)

Согласно акту Сталинградского военного округа от 16 мая 1942 года о приеме 110-й кавалерийской дивизии в действующую армию, после прибытия в состав Северо-Кавказского фронта она должна была получить следующее штатное вооружение: винтовки со штыками - 848, винтовки самозарядные - 879 и снайперские - 96, карабины кавалерийские - 1373, пистолеты и револьверы - 350, пистолеты сигнальные - 82, пистолеты-пулеметы - 390, шашки - 3303, ручные пулеметы - 111, станковые пулеметы «Максима» - 48, крупнокалиберные пулеметы ДШК - 9, ПТР - 60; 76 мм дивизионных пушек обр.39г. - 4, 76мм полковых пушек обр.27г. - 12, 45мм противотанковых пушек обр.37г. - 12, 37мм зенитных пушек - 6; минометов ротных 50мм - 48, батальонных 82мм - 18, полковых 120мм - 8. (15)

В то же время в Инспекции кавалерии продолжалась работа по формированию образа кавалерийской дивизии, и с введением (проект от 5.6.42г.) в состав кавалерийской дивизии разведывательного дивизиона, она должна была иметь личного состава - 4951 человек (кнс - 456, мнс – 829, рс – 3666), конского состава – 5039 голов. Вооружение: орудий 76мм – 16, 45мм – 12, минометов 120мм – 8, 82мм – 18, 50мм – 54, ПТР – 78, крупнокалиберных пулеметов – 9, станковых пулеметов – 48, ручных пулеметов – 120, винтовок – 3434, ППШ – 595, шашек – 3290, седел – 3394, зенитных пушек – 6, танков Т-70 – 10, бронемашин БА-64 – 5, мотоциклов – 20. (16)

Штат №06/217 отдельного дивизиона разведки кавалерийской дивизии численностью 353 человека (кнс - 41, мнс - 77, рс - 235) был утвержден 19 сентября 1942 года. (17)

Штат №06/310 от 9.2.43 увеличил личный состав Управления дивизии с 81 до 115 человек (кнс - 56, мнс - 8, рс -51). При этом численность штаба возросла до 22 человек, а численность комендантского взвода до 56 человек. (18)

А дополнениями от 7 марта 1943 года введены должности заместителей командиров подразделений частей и соединений по строевой части.

Однако, летом, 1942 года ресурсов и времени для реализации этих планов высшего командования не было. И все же, к началу боев штатная численность дивизии выросла с 4597 (кнс -424, мнс - 733, рс -3440) до 4631 (кнс - 430, мнс - 743, рс - 3458 человек). (19)

Из 733 человек младшего начальствующего состава дивизии было: кавалеристов - 262, минометчиков - 92, артиллеристов - 74, пулеметчиков - 78, связистов - 49, саперов - 6, остальных служб - 39. А из 3440 рядовых бойцов: кавалеристов - 1357, минометчиков - 872, артиллеристов - 685, пулеметчиков - 162, связистов - 146, остальных специальностей - 318 человек. (20)

Кавалерийский полк по штату №06/233 имел численность 1160 человек (кнс-84, мнс - 185, рс -891) и 1303 лошадей. Вооружение: винтовок и карабинов -508, винтовок автоматических - 325 (вместо них получены карабины), пистолеты-пулеметы Шпагина (ППШ) - 125, 76мм пушек полковой артиллерии - 4, 45мм противотанковых орудий - 4, минометов 82мм - 6, 50мм - 16, ПТР - 20, крупнокалиберных пулеметов – 3, станковых пулеметов – 16, ручных пулеметов – 32. С введением в июле 1942 года в штат полка взвода химической защиты, численность полка возросла до 1175 человек (кнс - 85, мнс - 193, рс- 897) и 1318 лошадей. К этому же времени произошли изменения и в вооружении полка - в составе личного вооружения увеличилось количество ППШ, число противотанковых ружей возросло с 20 до 24, но дополнительные ПТР в дивизию не поступили. (21)

Организационно-штатная структура кавалерийского полка начала 1942 года

Организационно-штатная структура кавалерийского полка начала 1942 года

Командир и военком кавалерийского полка несли совместную ответственность за всю деятельность полка и морально-политическое состояние его личного состава. Кроме них к управлению полка относились заместитель полка по строевой части и помощник командира полка по материально-техническому обеспечению. Также полк имел штаб, партийно-политический аппарат, службы. Старший врач полка отвечал за санитарное состояние полка и руководил работой медицинского персонала подразделений полка и полкового пункта медпомощи, отвечал за безопасность воды и продуктов. Старший ветеринарный врач отвечал за здоровье конского состава и следил за эпидемиологическим состоянием и наличием ядовитых трав в районе дислокации, своевременную ковку. В его подчинении был ветеринарный персонал подразделений полка и полковой ветеринарный лазарет.

К строевым подразделениям управления полка относились, взвод связи, саперно-подрывной взвод и взвод ПВО. Боевыми подразделениями являлись четыре сабельных и пулеметный эскадроны, полковая артиллерийская батарея и минометная батарея. О их структуре и численности будет сказано в следующей главе.

К подразделениям обеспечения кавалерийского полка относились: мастерская боепитания, полковые пункт медпомощи и ветлазарет, хозяйственный взвод. Эти подразделения располагались в глубине обороны на расстоянии 8-12км от линии фронта.

Мастерскую боепитания возглавлял начальник боепитания полка, он же начальник мастерской. В его подчинении было три мастера в должностях младшего начальствующего состава: орудийный старший, минометный и оружейный, а также слесарь-шофер, красноармеец и автомашина ГАЗ-АА с набором специнструмента.

Пункт медпомощи численностью 5 человек (кнс - врач, фельдшер; мнс - инструктор санитарный; два красноармейца-санитара) имел две санитарные повозки, трех верховых и 4 обозных лошадей. Первую помощь раненым оказывают санитары боевых подразделений на передовой линии, помещая тяжело раненых, во избежание повторного поражения, в ближайших укрытиях, до первой возможности отправить транспортом в МСЭ, а способных передвигаться самостоятельно, направляют на полковой медицинский пункт. Здесь раненым оказывается врачебная помощь, после чего транспортом медпункта или попутным транспортом доставляют в приемо-сортировочное отделение МСЭ для оказания помощи квалифицированными хирургами и другими специалистами с последующей эвакуацией в полевой армейский госпиталь.

Ветеринарный лазарет численностью 5 человек (кнс - ветврач, ветфельдшер; мнс - инструктор ковочный; два красноармейца ветслужбы) имел повозку под ветеринарное имущество, трех верховых и 2 обозных лошадей.

Хозвзвод численностью 35 человек (кнс - 1, мнс - 3, рс - 31) обеспечивал хозяйственную деятельность полка и подвоз боеприпасов, продовольствия и фуража. Во взводе было лошадей верховых - 19, обозных - 18, повозок парных - 9, кухня походная очажная - 1. Так как уставами для снабжения подразделений полка установлены весьма ограниченные нормы возимых запасов боеприпасов, имущества, продовольствия и фуража, их требовалось постоянно подвозить из тыла или искать местные ресурсы. И все же, в полках к началу боев удалось сверх установленных норм накопить незначительные запасы в своем тыловом районе на своих пунктах боевого питания и хозяйственного довольствия. К 22 июля всю номенклатуру боеприпасов для 2-3 дней боя удалось доставить с армейских баз на дивизионный обменный пункт (ДОП) в хутор Сарайский. Своевременно боеприпасы были завезены на эскадронные пункты боевого питания, находящиеся в подчинении старшин эскадрона, откуда они по мере необходимости, обычно уже вручную, подаются непосредственно в отделения.

Кавалерийской дивизии образца 1942 года по штату полагалось боеприпасов:

Боеприпасы Положено по штату,
штук
7,62х54мм винтовочный патрон с легкой пулей 457600
7,62х54мм винтовочный патрон с тяжелой пулей 210000
7,62х54мм винтовочный патрон с бронепулей 82600
7,62х25мм пистолетный патрон 236554
12,7х108мм патрон для крупнокалиберного пулемета с бронебойной пулей 32190
12,7х108мм патрон для крупнокалиберного пулемета со спецпулей* 3991
14,5х114мм патрон ПТР с бронебойной зажигательной пулей 4800
14,5х114мм патрон ПТР с бронебойно-зажигательной пулей БС-41 1200
Патронов к 26мм пистолетам, сигнальных комплектов 950
Патронов к 26мм пистолетам с осветительными ракетами 4800
Выстрелов к 45мм противотанковой пушке, в том числе: 4800
- осколочные гранаты 3696
- бронебойно-трассирующие снаряды 960
- бронебойно-трассирующая картечь 144
Выстрелов к 76мм полковой пушке обр.27г., в том числе: 4152
- бронебойно-трассирующие снаряды, осколочно-фугасные и фугасные гранаты 3216
- шрапнель 936
Выстрелов к 76 мм пушке обр.39г., в том числе: 280
- осколочно-фугасные и фугасные гранаты 208
- бронебойно-трассирующие снаряды 16
- шрапнель 56
Выстрелов к 50мм ротному миномету с осколочными минами 11520
Выстрелов к 82мм батальонному миномету с осколочными минами 3240
Выстрелов к 120мм полковому миномету, в том числе: 960
- осколочно-фугасные мины 480
- фугасные мины 480

* - В 1941 году боекомплект пулеметов ДШК был дополнен новым патроном со специальной бронебойно-зажигательной пулей БС-41, предназначенным для борьбы бронетехникой противника, который обеспечивал сквозное пробитие броневого листа толщиной 20 мм на дистанции 750 м, чем в два раза превосходил патрон с обычной бронебойной пулей.