Размещен материал: 29.08.2011
Последнее изменение материала: 20.08.2014

Глава 2. Начало летнего наступления вермахта на юге

2.1 Общий план немецкого наступления на юге

5.0/5 оценка (1 голосов)

Директива №41

На лето 1942 года Гитлер планировал снова овладеть инициативой на советско-германском фронте с целью уничтожения жизненных источников советской мощи, важнейших военно-экономических центров. Стратегическими целями летней кампании 1942 года стало завоевание плодородных южных земель России (хлеб), овладение углем Донбасса и нефтью Кавказа, превращение Турции из нейтрала в союзника, перекрытие иранских и волжских путей ленд-лиза. Первоначально вторжение в грандиозный район между Черным и Каспийским морями носило название «Зигфрид», но, по мере разработки и детализации, план получил название «Блау» («Синяя»).

Для реализации этих целей планировалось кроме вооруженных сил Германии максимально привлечь вооруженные силы союзников.

План летней  кампании немецкой армии на советско-германском фронте был изложен в директиве ОКВ №41 от 05.04.1942г. (Приложение 2.1)

Главная задача, поставленная Гитлером, сохраняя положение на центральном участке, на севере взять Ленинград и установить связь на суше с финнами, а на южном фланге фронта осуществить прорыв на Кавказ. Эту задача планировалось выполнить путем расчленения ее на несколько этапов с учетом обстановки, создавшейся после окончания зимней кампании, наличия сил и средств, а также транспортных возможностей.

В первую очередь все имеющиеся в распоряжении силы сосредоточивались для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить советские войска западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет.

Захват Ленинграда откладывался до тех пор, пока изменение обстановки вокруг города или высвобождение других достаточных для этого сил не создадут соответствующих возможностей.

Первоочередной задачей сухопутных сил и авиации после окончания периода распутицы являлась стабилизация и укрепление всего Восточного фронта и тыловых районов с задачей высвободить благодаря этому по возможности больше сил для главной операции, одновременно на остальных фронтах быть в состоянии небольшими силами отразить наступление противника. Для этой цели планировалось проводить наступательные операции ограниченного масштаба, концентрируя наступательные средства сухопутных сил и авиации для достижения быстрых и решительных успехов превосходящими силами.

До начала главного наступления на юге планировалось захватом Керченского полуострова и Севастополя очистить от советских войск весь Крым, обеспечивая пути подвоза через порты Крыма войск союзников, боеприпасов и горючего. Блокировать советский военно-морской флот в портах Кавказа. Уничтожить, вклинившийся по обе стороны от Изюма, Барвенковский плацдарм советских войск.

Главная операция на Восточном фронте. Ее цель, - разбить и уничтожить русские войска, находящиеся в районе Воронежа, южнее его, а также западнее и севернее р. Дон.

В связи с масштабностью операции группировка немецко-фашистских войск и их союзников должна была наращиваться постепенно, в связи с чем, операцию предлагалось разбить на ряд последовательных, но связанных между собой ударов, дополняющих друг друга и распределенных по времени с севера на юг с таким расчетом, чтобы в каждом из этих ударов на решающих направлениях было сосредоточено как можно больше сил как сухопутной армии, так и в особенности авиации.

Оценив стойкость советских войск при сражениях в окружении, Гитлер предлагал осуществлять глубокие прорывы механизированных частей с целью окружения и плотного блокирования советских войск подошедшими пехотными частями. План требовал также, чтобы танковые и моторизованные войска оказывали непосредственную помощь немецкой пехоте путем нанесения ударов в тыл взятому в клещи противнику с целью его полного уничтожения.

Главная операция должна была начаться, с охватывающего наступления из района южнее Орла в направлении на Воронеж в сторону Московского рубежа обороны. Цель этого прорыва - захват города Воронежа, и  скрытие от советского командования истинного направления главного направления удара на Кавказ (расстояние от Воронежа до Москвы - 512 км, Саратова - 511 км, Сталинграда - 582 км, Краснодара - 847 км).

На втором этапе реализации плана часть пехотных дивизий, наступающих за танковыми и моторизованными соединениями, должна была немедленно оборудовать мощный оборонительный рубеж от исходного района наступления в районе Орла в направлении на Воронеж, а механизированные соединения должны были продолжать наступление своим левым флангом от Воронежа вдоль р.Дон на юг для взаимодействия с войсками, осуществляющими прорыв примерно из района Харькова на восток.  Этим противник рассчитывал окружить и разгромить советские войска на воронежском направлении, выйти к Дону на участке от Воронежа до Новой Калитвы (40 км южнее Павловска) в тыл главным силам Юго-Западного фронта и захватить плацдарм на левом берегу Дона.  Из двух группировок танковых и моторизованных войск, предназначенных для охватывающего маневра, северная должна быть сильнее южной.

На третьем этапе этой операции силы, наносящие удар вниз по течению р.Дон, должны были соединиться в районе Сталинграда с силами, наступающими из района Таганрога, Артемовска между нижним течением р.Дон и Ворошиловградом через р.Северский Донец на восток. Планом предполагалось достичь Сталинграда или, по крайней мере, подвергнуть его воздействию тяжелого оружия с тем, чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций.

Для продолжения операций, намеченных на последующий период, планировалось, либо захватить не разрушенными мосты в самом Ростове, либо прочно овладеть плацдармами южнее р.Дон.

Таганрогскую группировку до начала наступления планировалось усилить танками и моторизованными частями, чтобы не дать возможности большей части обороняющихся севернее р.Дон советских войск уйти за реку на юг.

Директива требовала не только охранять северо-восточный фланг наступающих войск, но и немедленно начать оборудование позиций на р.Дон, с созданием мощной противотанковой обороны и подготовки оборонительных позиций на зимнее время и обеспечения их всеми необходимыми для этого средствами.

Для занятия позиций на создаваемом по р.Дон фронте, который будет увеличиваться по мере развертывания операций, предполагалось  выделять соединения союзников с тем, чтобы использовать высвободившиеся немецкие дивизии в качестве подвижного резерва за линией фронта на р.Дон.

Директива предусматривала распределить союзные войска с таким расчетом, чтобы на наиболее северных участках располагались венгры, затем итальянцы, а дальше всего на юго-восток - румыны. Так как венгры и румыны ожесточенно враждовали, то в промежутке между ними была размещена итальянская армия.

Гитлер предполагал, что советские войска будут окружены и уничтожены севернее Дона и, поэтому после преодоления донского рубежа, требовал обеспечить максимально быстрое продвижение войск за Доном на юг, поскольку к этому вынуждает небольшая продолжительность благоприятного времени года. Таким образом, гитлеровские стратеги готовились создать гигантское окружение советских войск в, крайне неудобном для их обороны, обширном районе. А дальше на безводных, выжженных южным солнцем, гладких, как стол, степных просторах стали бы властвовать танковые и авиационные кулаки противника.

Для осуществления наступления на Кавказ уже 22 апреля 1942 г. выходит приказ начальника отдела вооружений сухо­путной армии и начальника пополнений о создании командова­ния группы армий "А" с боевой готовностью штаба к 20.5.42. Командующим группой армий был назначен генерал-фельдмаршал Лист. Начальником штаба группы армий назначен генерал-лейтенант фон Грейфенберг, первым офицером генерального штаба - полковник генерального штаба - фон Гильденфельдт. Во время формирования в целях маскировки штаб носит название "штаб Антон".

Планирование операции и подготовительные работы к ним проводятся группой армий "Юг", соответствующие указа­ния и приказы передаются будущему командованию группы армий "А" во время разработки их в ставке группы армий "Юг".

23 мая рабочий штаб прибывает в Полтаву и под условным названием "береговой штаб Азов" вводится в подчинение командующего группой армий "Юг" генерал-фельдмаршала фон Бока, штаб которой руководил до этого боевыми операциями на всем южном участке восточного фронта и также находился в Полтаве.

1 июня в Полтаву выезжает Гитлер в сопровождении генерал-фельдмарша­ла Кейтеля. В обсуждении положения на фронте главнокомандующим группой армий "Юг", начальником штаба группы-армий "Юг" и командующими армий, принимает участие начальник "берегового штаба Азов". Выходит приказ о задачах командования во время операций и подготовки к ним. С течением времени "береговой штаб Азов" включает­ся в дела армий, переходящих позднее под его командование.

10.6.42 оперативный отдел генерального штаба верховного командования сухопутных сил издает распоряже­ние о командовании Крымом после падения Севастополя, по которому всеми сухопутными войсками, действующими в Крыму,  командует командир 42АК, подчиняющийся, после передачи командования, "береговому штабу Азов". 11 июля выходит приказ о порядке введения в бой войск прибывающих во вторую очередь для 11 и 17 армий, а 5 июля оперативный отдел генерального штаба сообщает о порядке переброски войск из Крыма в районы 17А и 1ТА. В первую очередь должна быть переброшена пехота 73 и 125 пд, во вторую очередь пехота 9 пд и в третью очередь пехота охранной дивизии. Для охраны района Крым оставляется по одной немецкой дивизий в Сева­стополе и Симферополе третий батальон 204 танкового полка 22 танковой дивизии, и достаточное количество румынских соединений.

5 июля в 14.45 "береговой штаб Азов" по телефону полу­чает от генерального штаба верховного командования сухо­путных сил окончательный приказ о принятии командования. 7 июля "береговой штаб Азов" в 0.00 в зашифро­ванной форме принимает на себя командование 11А, 17А, с подчиненным ей группой Витерсхейм (57ТК), 1ТА, румынскими соединениями, итальянской 8 армией (по ее прибытии - в район разгрузки).

Всего к 28 июня 1942 г. на советско-германском фронте противник имел 11 полевых и 4 танковые армии, 3 оперативные группы, в которых насчитывалось 230 дивизий и 16 бригад — 5 655 тыс. человек, более 49 тыс. орудий и минометов, 3,7 тыс. танков и штурмовых орудий. Эти силы поддерживались с воздуха авиацией трех воздушных флотов, авиационной группой «Восток», а также авиацией Финляндии и Румынии, имевших в своем составе около 3,2 тыс, боевых самолетов. (История Второй мировой войны т.5, стр.145)

Наиболее крупная группировка сил вермахта - группа армий «Юг», составлявшая 37 процентов пехотных и кавалерийских и 53 процента танковых и моторизованных соединений, была развернута к последней декаде июня 1942 года на южном крыле советско-германского фронта. Она имела в своем составе 97 дивизий, из них 76 пехотных, 10 танковых, 8 моторизованных и 3 кавалерийские. (История Второй мировой войны т.5, стр.145)

В результате проведенных мероприятий по стратегическому развертыванию войск для летнего наступления 1942 г. на южном крыле советско-германского фронта общее количество армий в группе армий "Юг" возросло до восьми; кроме того, на Украину походным порядком следовала еще 3-я румынская армия.

Противник держал в руках оперативно-стратегическую инициативу. В данных обстоятельствах это было чрезвычайно большое преимущество, обеспечивающее гитлеровскому командованию свободу выбора направления удара и возможность создавать решительное превосходство сил и средств на этом направлении.

Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб Красной Армии признавали возможность летнего наступления немецкой армии на юге, однако считали, что противник, державший крупную группировку своих войск в непосредственной близости к Москве, вероятнее всего нанесет главный удар не в сторону Сталинграда и Кавказа, а во фланг центральной группировке Красной Армии с целью овладения Москвой и центральным промышленным районом, поэтому Ставка продолжала укреплять центральный участок фронта и усиливать Брянский фронт, основная часть войск которого группировалась на правом крыле, прикрывавшем направление на Москву через Тулу.

Верховный Главнокомандующий не сомневался, что основная задача вермахта оставалась прежней — захват Москвы. С учетом этого и Генштаб в июле 1942 года анализировал общую оперативно-стратегическую обстановку и события на южном фланге советско-германского фронта. Надо было решить, какое из двух направлений — на Кавказ или на Сталинград — главное. От этого решения зависели распределение войск и материальных средств, использование стратегических резервов, формы взаимодействия фронтов, характер подготовительных мероприятий и многое другое.

В Генштабе учитывали, что кавказское направление связано для противника с необходимостью преодолеть мощную горную преграду с относительно слабо развитой сетью удобных дорог. Прорыв нашей обороны в горах требовал больших наличных сил, а в будущем значительного пополнения войск людьми и техникой. Основное ударное средство противника - многочисленные танки могли разгуляться только на полях Кубани, а в горных условиях они теряли значительную долю своих боевых возможностей. Положение гитлеровских войск на Кавказе серьезно осложнилось бы и тем, что их флангу и тылу при благоприятных условиях мог угрожать наш Сталинградский фронт и войска, сосредоточенные в районе южнее Воронежа.

В целом Генштаб считал маловероятным, что свои главные операции гитлеровские войска развернут на Кавказе. По оценкам генштабистов, более перспективным для противника было Сталинградское направление. Здесь местность благоприятствовала ведению широких боевых действий всеми видами войск и до самой Волги не было крупных водных преград, кроме Дона. С выходом противника на Волгу положение советских фронтов стало бы весьма сложным, а страна оказалась бы отрезанной от источников нефти на Кавказе. Нарушились бы и линии, по которым союзники снабжали нас через Иран. (Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны, Воениздат 1981г., т.1, стр.87)

С учетом этого, основная масса стратегических резервов располагалась на западном, а также на юго-западном направлении, что впоследствии позволило Ставке использовать их там, где гитлеровское командование наносило главный удар. Гитлеровская разведка не смогла раскрыть ни численности резервов Советского Верховного Главнокомандования, ни их расположения.

Из-за недооценки южного направления там не были размещены резервы Ставки - основное средство влияния стратегического руководства на ход важных операций. Не были и проработаны варианты действий советских войск на случай резкого изменения обстановки. В свою очередь недооценка роли южного направления повлекла за собой терпимость к промахам командования Юго-Западного и отчасти Южного фронтов.

В результате неудачных действий Юго-Западного и Южного фронтов в ходе майского наступления на Харьковском направлении обстановка и соотношение сил на юге резко изменились в пользу противника. Ликвидировав Барвенковский выступ, немецкие войска значительно улучшили свое оперативное положение и заняли выгодные исходные позиции для дальнейшего наступления в восточном направлении. (схема Операции Вильгельм и Фридерик 1)

Советские войска, понеся значительные потери, закрепились к середине июня на рубеже Белгород, Купянск, Красный Лиман и приводили себя в порядок. Перейдя к обороне, они не успели, как следует, закрепиться на новых рубежах. Резервы, имевшиеся на юго-западном направлении, были израсходованы.