Размещен материал: 10.03.2018
Последнее изменение материала: 11.03.2018

Глава 5. У ворот Кавказа и Сталинграда

5.1 Первые потери 110-й кд

0.0/5 оценка (0 голосов)

12 июля командующий 51 армией приказал привести войска в полную боевую готовность и занять боевые порядки в ранее указанных районах обороны, а вечером этого же дня Совинформбюро сообщило, что наши войска оставили Кантемировку и вели бои в районе Богучар. По приказу командования наши войска отошли от Лисичанска для занятия нового рубежа.

По приказу №132 от 13 июля, отданному еще в хуторе Калинин, из дивизии выбыли на укомплектование военных училищ - 76 человек (мнс - 35; рс - 41) согласно предписанию штаба 51 армии №ОУ/0164 от 8.7.42. В том числе: 273кп - мнс -17, рс - 7; 292кп - мнс - 4, рс - 17; 311кп - мнс - 11, рс - 7; окад - мнс - 1, рс - 9; зенитная батарея - рс -1; хим.эскадрон - мнс - 2. (1)

Вечером 13 июля в штаб 292 кавалерийского полка позвонил политрук минометной батареи Турсунов Тохан Турсунович и сообщил, что патрулями минбатареи задержан подозрительный гражданин, назвавший себя Фроловым, но документов никаких не предъявил и что-то путано рассказывает о маршруте движения. Задержанный был доставлен в штаб и при допросе старшим уполномоченным ст.лейтенантом госбезопасности Орден И.Е. было установлено, что этот Фролов в прошлую ночь был выброшен с немецкого самолета на парашюте, с ним было еще двое, но так как его ветром занесло в камыши, то он не знает, где теперь находятся его спутники. Фролов был доставлен в штаб дивизии, а еще через два дня из Особого отдела армии стало известно, что в ту же ночь, одновременно с группой Фролова были выброшены несколько групп диверсантов с целью, прежде всего подорвать средства переправы через р.Дон и лишить возможности пользоваться ими отходящим частям Южного и Юго-Западного фронтов. Такие подозрительные лица стали чаще попадаться патрулям дивизии. Целыми днями теперь в воздухе висели «рамы», но помешать им части дивизии были бессильны, так как не имели зенитной артиллерии, а только винтовки и четыре спаренные пулемета, установленные на тачанках.

Передний край обороны дивизии проходил по южному берегу Дона. Не имея возможности создать сплошную линию обороны, командование дивизии приняло решение оборудовать опорные пункты и узлы сопротивления в местах наиболее вероятного наступления противника, в первую очередь в районах переправ Раздорская, Мелиховская, Калинин, Багаевская. Произведя дополнительную рекогносцировку местности, в которой участвовали командиры частей дивизии и соседей справа и слева, полковник В.П. Панин 13 июля 1942 года отдал боевое распоряжение на занятие боевых позиций.

К 10.00 14 июля 273 и 292 кавалерийские полки заняли оборону на отведенных им участках, а 311 кавполк, строивший оборонительные рубежи на южном берегу реки Дон, к 12.00 сосредоточился в районе хуторов Карповка, Ажинов, Кудинов. К исходу этого же дня командование дивизии отдало боевой приказ, в котором ставились задачи всем частям и подразделениям.

273кп, усиленный второй батареей 120мм минометов отдельного конно-артиллерийского дивизиона, занял оборону на участке Семикаракорская (иск.), Мелиховская. Полк сосредоточивал основное внимание на удержании Мелиховской. Командный пункт командира полка был оборудован у отметки 11,5 на перекрестке полевых дорог в 4км северо-западнее х.Сусатский

292кп, усиленный батареей 76мм пушек и третьей батареей 120мм минометов отдельного конно-артиллерийского дивизиона, оборонял участок Мелиховская, Багаевская. Основное внимание обращалось на удержание Багаевской. Штаб полка расположился в большом саду на западной окраине станицы. Наблюдательный пункт - на церковной колокольне.

311кп занимал позиции во втором эшелоне дивизии, составляя ударную группу, готовый контратаковать в направлениях Мелиховская, Багаевская. 110 отдельному конно-артиллерийскому дивизиону ставилась задача не допустить врага в район переправы у хутора Калинин, воспрепятствовать переправе противника в районе Багаевской. Для обеспечения контратак 311 кавалерийского полка заранее был подготовлен огонь в глубине обороны, (Елкин, восточная окраина Багаевской). Тылы дивизии размещались в хуторах Сарайский, Калинин - 8 километрах восточнее хутора Ажинов.

Командованием дивизии было принято решение о переводе командного пункта дивизии из х.Калинин ближе к переднему краю в х.Ажинов. Здесь же на северо-западной окраине хутора находился командный пункт командира дивизии, а поближе к Дону - наблюдательный и передовой пункты. Хутор Ажинов расположен на восточном высоком берегу реки Подпольной на краю затопляемой поймы Дона и с церкви просматривался практически весь рубеж обороны дивизии до основного русла р.Дон, так как пойма была покрыта только травяной растительностью с редкими очагами кустарников, ничто не закрывало обзор. Позднее это перемещение КП дивизии было утверждено командованием армии. (2)

Боевые действия в полосе 110-й ОККД с 14 по 22  июля 1942 год

Боевые действия в полосе 110-й ОККД с 14 по 22 июля 1942 года

Последующие оборонительные бои на Дону показали правильность принятого командованием дивизии решения. Хотя в хуторе Калинин связь штаба дивизии с вышестоящими штабами лучше обеспечивалась стационарными линиями телефонной связи, но с началом боев она была нарушена вражескими бомбардировками. После переправы через Дон в районе этого населенного пункта приводили в порядок себя и подчиненные части многие армейские и фронтовые службы, дивизионные штабы. Многочисленные старшие офицеры, вмешиваясь в управление дивизией и не неся за это никакой ответственности, не оказывая практической помощи в организации отпора врагу, ослабили бы оборону. В хуторе Ажинов штаб дивизии был полновластным хозяином, находясь непосредственно в боевых порядках своих подразделений.

110 кавалерийскую дивизию в преддверии боев полностью вооружили, но недоставало средств связи и автотранспорта. Времени для занятия обороны и приведения частей и подразделений в полную боевую готовность оставалось очень мало. Боевую задачу выполнили четко и с большим подъемом. На 10 июля 1942 года в дивизии насчитывалось 4579 человек личного состава и 4825 лошадей. Некомплект личного состава составлял всего 63 человека и объяснялся тем, что по нарядам штаба 51 армии свыше 70 человек младшего начальствующего состава и рядовых бойцов направили в военные училища. (3)

Но в целом положение дивизии оставалось тяжелым. Чрезмерно большая растянутость переднего края обороны, большие разрывы между полками, а в полках - между эскадронами очень усложняли управление частями и подразделениями, затрудняли организацию бесперебойной связи, своевременный подвоз боеприпасов и всего необходимого для успешного ведения боя. К тому же дивизия занимал оборону в пойме реки Дон, только к концу июня освободившейся после весеннего разлива, на открытой местности, над которой господствовали высоты правого берега реки, что давало возможность противнику просматривать советскую оборону на всю глубину 10-12км до большака, идущего от станицы Семикаракорской через хутора Сусатский, Карповка, Ажинов, Кудинов, Федулов, Верхне-Янченко, Елкин до станицы Багаевской. Донская степь, совершенно открытая в местах расположения наших войск, не позволяла скрытно маневрировать силами дивизии. Действия же немцев просматривались на глубину не более 300-400 метров от берега, что не позволяло получать информацию о положении дел в тылу противника, где он накапливает свои силы для наступления, каковы у противника технические средства.

Большую тревогу у командования дивизии вызывала плохая обеспеченность техническими средствами связи, а также удаленность баз снабжения. 15 июля командование дивизии докладывало командующему армией: «С переходом на новый КП - Ажинов связи с левым соседом 157сд не имею из-за отсутствия средств телефонного провода и раций, и вообще для управления частями дивизии техническими средствами обеспечен на 15-20%. Прошу Вашего распоряжения СКАРМУ о выделении имущества связи согласно штату. Ведомость потребности и обеспеченности в штарм подана». (4)

Оценив недостаточность мер начала 1942 года по формированию современного облика кавалерии на смену легких дивизий 1941 года, в конце июня инспекция кавалерии Красной Армии обращается к Заместителю Народного Комиссара Обороны СССР Щаденко с предложениями по значительному увеличению штатов численности и вооружения. Отмечается, в частности, что управление современным боем требует личного вмешательства командира или посылки им ответственного лица, в подчиненные части. Опыт показал, что самым надежным средством управления боем и связи с подчиненными частями, соединениями и высшим штабом являются делегаты связи штабов. Командиры кавалерийских корпусов и дивизий, при наличии строго ограниченного количества штабных командиров, вынуждены отрывать лучших командиров из частей и использовать их в качестве делегатов командования. (5)

Трудности с техническими средствами связи имелись во всех соединениях и в самом штабе армии. Прежде всего, они вызывались тем, что даже при штатной укомплектованности их все равно не хватало, так как все соединения армии оборонялись на широком фронте. По этой же причине не представлялось возможным обеспечить устойчивую радиосвязь маломощными радиостанциями, которые имелись в соединениях. Положенные по штату для обеспечения связи автотранспорт и мотоциклы в соединении также отсутствовали. Из 142 автомашин и мотоциклов, положенных по штату для этих целей, 51 армия имела только 24 единицы. Проводная связь внутри 110 кавдивизии имелась со всеми частями и подразделениями.

Начальник связи армии полковник Хорев еще в июне, с согласия командующего армией, добился выделения в каждом соединении кавалеристов, которые использовались в качестве конных посыльных для обслуживания связью. Так, в 110 кавдивизии для связи на расстояние до 100 км выделили 51 конного посыльного и 1 автомашину. Штаб армии использовал для связи шесть автомашин и 162 конных посыльных. Конные посыльные и делегаты (офицеры) связи прошли подготовку, хорошо изучили местность и места расположения штабов и командных пунктов. Благодаря упорной и кропотливой работе службы связи, армии все же удалось на исходных позициях организовать проводную связь со всеми соединениями путем использования местных линий связи и армейских телефонно-эксплуатационной и кабельно-шестовой рот. (6)

Командованию дивизии пришлось поработать над тем, чтобы тактически грамотно и наиболее целесообразно использовать артиллерию. Всего в дивизии насчитывалось 48 орудий и минометов, не считая 50мм минометов. Для наиболее надежной и устойчивой огневой поддержки отдельный конно-артиллерийский дивизион по батарейно был придан полкам. Взводы 45мм пушек заняли позиции на танкоопасных направлениях. В систему артиллерийско-минометного огня включались все 58 расчетов противотанковых ружей дивизии. Однако возникли большие трудности с подвозом боеприпасов.

При получении боеприпасов 17 июля в 6.42 попал под бомбежку противником аэродрома и станции Атаман красноармеец-шофер 110кд Степаненко С.З., в этот же день умер от ран и похоронен в станице Егорлыкская.

17 июля штаб дивизии докладывал в штаб армии: "Боеприпасов дивизия имеет 1 боекомплект, что в среднем рассчитано на один день боя. Станция снабжения Мечетинская в 110 километрах от частей дивизии. Прошу Вашего распоряжения создать для 110кд ПАС (полевой артиллерийский склад) в районе Веселый, так как дивизия своими транспортными средствами в процессе боя подвезти частям боеприпасы не сможет". (7)

13 июля в полосе обороны дивизии начал сосредоточиваться 1230 гаубичный артполк (гап). Командование дивизии сразу же оказало ему помощь в размещении, снабжении продовольствием и подвозе боеприпасов при занятии им огневых позиций в полосе обороны 156 стрелковой дивизии. Командующий 51 армией отдал распоряжение 53 пушечному и 1230 гаубичному артполкам резерва Главного Командования поддержать огнем кавалерийские полки и нанести удар по местам сосредоточения вражеских войск. К сожалению, к началу боевых действий 1230гап не смог полностью занять огневые позиции, так как не хватало тракторов-тягачей и горючего. Трудности усугублялись также и тем, что наши транспорты находились под постоянным воздействием авиации противника.

Подразделения и части дивизии, выйдя в указанные районы обороны, сразу же приступили к инженерному дооборудованию позиций. Устранение недостатков в инженерном оборудовании и совершенствование обороны требовало времени, сил и средств. Люди, несмотря на усталость, работали с большим подъемом. Все понимали, что нужно укрепить позиции, глубже зарыться в землю, знали, что очень скоро начнется тяжелый бой.

В ходе подготовки к боям учитывались и преимущества, которыми располагала дивизия. В условиях заранее подготовленной обороны форсировать такую водную преграду, как река Дон, не так-то просто. Наши бойцы были полны решимости выполнить поставленную командованием 51 армии задачу - прикрыть отход утомленных непрерывными боями частей и соединений Южного фронта, не допустить форсирования противником реки Дон и выхода его передовых отрядов на левый берег. Конники понимали важность переправы через Дон эвакуированного мирного населения, государственного имущества и скота, которая началась 14 июля, поэтому заранее подготовились к ней.

Специально выделенные подразделения собрали 8 паромов и 110 лодок. Кроме того, 58 отдельный мотопонтонный батальон установил наплавной мост. В районе станицы Мелиховской 17 июля 57 отдельный мотопонтонный батальон завершил сооружение еще одной переправы. Командование и штаб 292кп обеспечили порядок на переправах, организовали их охрану и круглосуточную работу. О сложности и объеме проделанной работы можно судить по такой цифре: только к исходу дня 15 июля в полосе обороны дивизии переправились части 318, 335 и 244 стрелковых дивизий и свыше 1000 автомашин. (8)

Для прикрытия переправ по приказу командира дивизии на правый берег реки Дон были выдвинуты передовые отряды, усиленные саперными взводами с подрывными средствами и взводами противотанковых ружей.

Дивизия вела инженерные работы по совершенствованию обороны вплоть до соприкосновения с противником. Так, все кирпичные здания приспосабливались для круговой обороны. Например, здание кирпичной церкви в хуторе Ажинов превратили в долговременную огневую точку. В ее стенах пробили 12 амбразур, пригодных для ведения огня не только из пулеметов, но и из орудий, и установили несколько станковых пулеметов, противотанковых ружей и одну 76мм пушку. На звоннице церкви находились наблюдатель и офицер связи, которые тщательно следили за действиями противника и докладывали обо всем замеченном по проводной связи на командный и наблюдательный пункты.

Для создания глубокоэшелонированной обороны командующий Северо-Кавказским фронтом приказал 8 саперной армии к 28 июля построить дополнительный рубеж по левому берегу реки Сал на участке от Батлаевской до устья реки Сусат, далее по реке Сусат до реки Подпольной и далее вдоль этой реки до Федулова. При проведении этих работ в первую очередь ставилась задача оборудовать опорные пункты на основных дорогах и в местах, удобных для переправ. (9)

Для проведения этих работ на участок обороны 273 кавполка прибыл 29 саперный батальон. Все части и подразделения 110кд, выполняя основную боевую задачу, также проводили инженерные работы по укреплению оборонительных рубежей.

Но события здесь развивались так стремительно, что полностью укрепить оборонительные рубежи части 8 саперной армии не смогли. К тому же отход войск Южного фронта на левый берег Дона усложнил материально-техническое снабжение дивизии. Обеспечение срочной эвакуации материальных ценностей и населения значительно осложнило нормальное снабжение действовавших войск. Снабжение продовольствием нарушилось, не хватало боеприпасов и горючего.

С 16 июля все переправы через Дон на участке обороны 110 кавалерийской дивизии работали круглосуточно. По ним непрерывно двигались обозы, отары овец, гурты скота, табуны лошадей, эвакуируемые из районов, занятых врагом, а спустя несколько дней к переправам подошли измотанные боями отступающие части и подразделения наших войск. Командиры и политработники с тревогой думали о том, как подействует на личный состав нашей дивизии вид израненных, измученных бойцов и командиров, отходивших на восток. Но тревога оказалась необоснованной. Воины 110 кавдивизии были полны решимости еще яростнее уничтожать фашистских захватчиков.

Всем командирам и политработникам пришлось в эти дни напряженно потрудиться, чтобы сохранить высокий моральный дух всего личного состава.

Командование, штаб и политический отдел дивизии с первых часов пребывания подразделений в боевых порядках развернули работу по оказанию командирам и политработникам практической помощи в организации устойчивой обороны. В течение трех дней - с 15 по 18 июля - во всех частях дивизии неоднократно побывали В.П. Панин, С.Ф. Заярный, В.А. Хомутников, А.А. Раабь, А.И. Заднепрук и другие работники штаба и политотдела.

Вечером 15 июля Совинформбюро по радио сообщило, что после ожесточённых боёв наши войска оставили Богучар и Миллерово (немцы два дня назад, уже 13 июля замкнули Миллеровский котел). Тревожную обстановку перед фронтом дивизии ощущали все бойцы, усилился поток беженцев, на переправах начали появляться тыловые армейские и фронтовые подразделения Южного и Юго-Западных фронтов.

И боевым распоряжением штаба дивизии вечером 15 июля приказывалось совершенствовать маскировку и окопные работы, установив связь с частями, действующими перед фронтом полков на северном берегу реки Дон, и взяв под контроль все переправы в районах станиц Раздорская, Мелиховская, Багаевская, хуторов Пухляковский и Калинин, не допуская скопления тыловых частей, переправляющихся на южный берег р.Дон. Поверкой документов устанавливать нумерацию частей и количество переправляющихся. Все войсковые части, переправляющиеся с северного на южный берег р.Дон и не имеющих боевых заданий – задерживать и использовать для оборонительных работ. О задержанных доносить: каких частей и количество задержанных. У всех лиц гражданского населения, советско-партийных организаций, эвакуируемых с северного берега р.Дон проверять документы, без наличия документов задерживать транспортные средства. Их использовать для нужд обороны, а личный состав для оборонительных работ. Все машины, идущие через станицу Багаевскую приказывалось направлять на конезавод № 35, ни в коем случае не допуская движения на Верх.Янченков, Кудинов, Ажинов. (10)

16 июля авиация противника нанесла первый массированный бомбовый удар по позициям дивизии. В последующие дни в налетах участвовали десятки фашистских бомбардировщиков. От рева моторов, завывания и разрывов бомб содрогались земля и воздух. Пытаясь воздействовать на психику бойцов, враг использовал бомбы с сиренами, сбрасывал пустые бочки, которые издавали сильный и неприятный звук. Особенно ожесточенно фашистская авиация бомбила переправы через Дон. На протяжении 16-18 июля немецкая авиация особенно сильно бомбила переправу в станице Багаевской и боевые порядки 292 кавполка, оборонявшего эту переправу. В самой станице были разрушены местная больница, здание районного военного комиссариата, загорелось несколько зданий. Фашистская авиация безжалостно истребляла мирных жителей, эвакуировавшихся на восток. Появились первые раненые и убитые из личного состава дивизии.

Фашистские летчики, убедившись, что у наших войск на переправе мало средств противовоздушной обороны, надеялись на полную безнаказанность и бомбили наши боевые порядки с малых высот. Но бойцы не растерялись. По самолетам они стали вести прицельный пулеметный и винтовочный огонь. Особенно эффективно действовали пулеметные расчеты, обученные стрельбе по воздушным целям. В середине дня 16 июля над Багаевской переправой был сбит самолет врага. Для стрельбы по вражеским самолетам использовали даже 45мм орудия.

Командование дивизии для выяснения обстановки перед фронтом и уточнения сил противника еще 14 июля выслало разведку в направлении хутора Керчик. В разведку послали усиленный взвод от 311 кавалерийского полка под командованием лейтенанта П.Е. Сякина.

17 июля от 110кд высланы наблюдательные посты: справа Раздорская, слева Бессергеневская. Высланы разведывательные разъезды, каждый в составе отделения: №1 - в направлении Керчик, удаление 20км; №2 - в направлении Маркин (на р.Кадамовка восточнее Шахты), удаление до 15км; слева выслан командирский разъезд в составе 3-х человек под командованием помощника начальника по разведке 311кп ст.лейтенанта Петра Павловича Кузьмина (в дивизию прибыл после ранения в 155 кп 56 ставропольской кавалерийской дивизии - данные в учетно-послужной карточки обрываются приказом о назначении в 110кд) – в направлении Новочеркасск, Зерновой институт, Шахты на расстояние 60км. (11)

Утром 17 июля штаб 51 армии информировал штаб дивизии о том, что противник, собрав значительные силы в районе Цимлянской, пытался форсировать Дон на участке обороны 91сд, которая вела упорные бои на занимаемых позициях. В это время большая группа мотопехоты противника сумела форсировать низовье Северского Донца и устремилась вдоль правого берега Дона на юг.

Вернувшиеся к исходу 18 июля разведчики принесли ценные сведения о противнике, его намерениях и группировке, но сами понесли большие потери - погибло более половины взвода, смертью храбрых пал и лейтенант Петр Емельянович Сякин. В архиве Калмыцкого института гуманитарных исследований имеются копии двух его писем, присланные его родственниками. В первом от 4 марта он сообщает, что после выписки из госпиталя 12 февраля снова вступил в строй, раны заросли хорошо, служит в 3 эскадроне 311кп, а второе, написанное 12 июня, сразу после завершения марша, хочется процитировать: «Здравствуй, Зиночка! Шлю вам всем свой привет и желаю всего наилучшего. Извините за то, что я так долго не писал. Я в настоящее время нахожусь на пути к фронту. Сравнительно продолжительное время я находился в калмыцкой степи. Ветры и грязные калмыцкие хатенки надолго останутся в моей памяти. Очень часто приходится скучать, особенно когда вспомнишь Украину, шум завода, пробегающие по улицам города автомобили, звон трамвая, и сравнишь с этой как бы пустой степью, невольно приходишь в ужас. В настоящее время на этих, ранее цветущих полях, вместо пчел слышно жужжание пролетающих пуль, лай пушек и визжания стабилизатора бомбы, когда вместо жаворонка в воздухе парят самолеты. Опустевшие города, выжженные села, изрытые воронками степи, все это следы войны и ее последствия. Скоро я снова буду проходить по полям, на которых год назад звенели веселые песни девушек, переливаясь со звуками гармошки. Сейчас, проходя одну за одной станицы Ростовской области, я слышу песни бойцов: «До свиданья города и села, нас дорога дальняя зовет» и т.д. Лежа на спине в одном из садиков низко склоняются ветки вишни, с ветки на ветку перелетают птички, солнце своими лучами загоняет в тень. По небу плывут дымчатые облака. В этот день хочется жить, жить! И дышать полной грудью, вдыхая свежий воздух. Кончаю, больше писать пока нечего. Привет всем, всем! Пиши, что у вас нового, как течет жизнь, как закончился учебный год. С приветом, Петя. 12.6.42. Адрес сообщу позже». (12) 

По данным разведки, высланной 110кд в направлениях Мелиховская, Керчик (Исаев); Бессергеневская, курган Байбачий; Заплавская, Кривянская, Хутунок противник на 19 июля не обнаружен. 15.7 самолет противника сбросил 5 бомб на восточную окраину аэродрома Хутунок. Перед фронтом обороны 292кп расположены 1605 саперный батальон Южного фронта, в станице Заплавская - 51 артполк и 24 отдельный транспортный батальон, в станице Кривянская - 168 сп. Через р.Тузлов между Кривянская и Новочеркасск имеется мост через р.Тузлов. (13)

Из разведданных командованию стало известно, что противник, воспользовавшись разрывом шириной около 170км, образовавшимся в полосе войск Южного фронта от Каменска до Константиновской, форсировал Северский Донец. Разведчики доставили документы нескольких убитых ими немецких офицеров, из которых стало ясно, что против дивизии с направления Шахты действуют части 3 танкового и 52 армейского корпусов.

18 июля начальник штаба дивизии М.Т.Бимбаев, выехал вместе с начальником разведывательного отделения Н.А.Суворовым в сторону Раздорской переправы для проверки положения дел в 273кп. Испугавшись выстрелов с низко пролетавшего немецкого самолета, лошадь начальника штаба встала на дыбы и повалившись на бок придавила его. С переломом ноги Бимбаев попал вначале в медэскадрон дивизии, где ему наложили гипсовую повязку и направили в тыл, в госпиталь. Снова в дивизию Бимбаев вернулся после излечения только 6 декабря 1942 года. (14) 

На участке от Семикаракорской до Багаевской Южным фронтом к вечеру 18 июля было оборудовано 3 переправы: Раздорская – имела наплавной мост, 3 парома, пароход и 2 баржи, Мелиховская – 6 паромов; Багаевская – наплавной мост. Были организованы отстойные площадки в районе этих населенных пунктов, где устанавливалась очередность переправы. Сплошным потоком шли люди, переправы не могли справиться с массой людей, скота и техники. Мосты работали только ночью, на день разводились, имея цель сохранить от авиации противника. Днем переправлялись на паромах, медленно. Авиацией и зенитной артиллерией переправы не прикрывались. Под тяжелые грузы не были подготовлены, указаний, где и как переправлять танки, фронт не дал. Переправляющиеся армии дополнительных переправ не создавали, составив лишь планы очередности переправы частей, которые не выполнялись из-за быстрого продвижения немецких передовых отрядов. На переправах от воздействия авиации было побито значительное количество техники, царил беспорядок. Наличие большого количества тылов, отходящей неорганизованной массы отставших красноармейцев и командиров, эвакуирующегося гражданского населения создавало большие пробки.

С подходом вечером 18 июля 1942 года к р.Дон 97 и 98 опмб в районе станицы Раздорская был наведен понтонный мост из двух понтонно-мостовых парков КМП-26 (одним из авторов проекта был уроженец станицы Раздорской военный инженер Константин Иванович Куликов, понтоны изготавливались с марта по июль 1942г. личным составом батальонов на Ростовских заводах «Красный Дон» и «Красное Знамя»). Мостовой парк КМП-26 под нагрузку 16-30 тонн предназначался для использования на малых и средних реках, ширина которых не превышает 100 метров. Ширина р.Дон в месте, где наводился понтонный мост, превышала 250 метров, после соединения двух сцепок понтонов обнаружилась нехватка понтонно-мостового настила на 10-15 метров. Недостающий настил решено было заменить бочками и другими плавсредствами, собранными в станице. Длина моста после модернизации составила 304 метра, но в результате этого грузоподъемность моста снизилась до 12 тонн, в связи, с чем пропускать тяжелую боевую технику не было возможности.

В то время как из вечернего сообщения Совинформбюро 19 июля стало известно, что наши войска оставили г.Ворошиловград (авт. - 17 июля), разведдозоры 110 кавалерийской дивизии сообщали о появлении немцев 18 июля на окраинах станицы Константиновская и у переправы на р.Северский Донец у хутора Броницкий.

Во второе половине дня 18 июля сосед 110кд справа передал: группа противника пробралась северо-восточнее Бучевский (авт. - Бугровский). Автоматчики противника ведут огонь по переправе. (15)

Согласно оперсводки 51 армии, к утру 19 июля 110 кд продолжала оборонять прежний рубеж, проводила инженерные работы. По донесению дивизии, на участке 156сд район Чебачий подвергается усиленной бомбардировке авиацией противника. В районе Камышевской (Камышный) отдельные группы автоматчиков противника. (16)

Фрагмент немецкой карты за 19 июля Фрагмент немецкой карты за 20 июля
Фрагмент немецкой карты за 19 июля Фрагмент немецкой карты за 20 июля

Как видно при сравнении карт, дивизия «Великая Германия», кроме выполнения задачи по выдвижению на Шахты, обеспечивала разведку правого берега реки Дон от Константиновская в направлении Мелиховская.

Частям приказывалось не очень-то полагаться на результаты воздушной разведки и придавать больше значения наземной разведке, так как советские солдаты считались мастерами маскировки и обмана и крайне редко выдавали самолётам-разведчикам свои позиции.

Для добычи информации о советских позициях и наличии минных полей действовали разведывательные группы (Spähtrupps), которые были вооружены автоматами и ручными гранатами и состояли как правило из одного унтерофицера и 3-4 солдат. Действовали и поисково-разведывательные или штурмовые группы (Stoßtrupps) из 15-20 солдат, распределённых на два одинаковых отряда со своими руководителями под общим командованием командира группы. Главная задача поисковой разведгруппы состояла в том, чтобы взять пленного для допроса. Такие группы прощупывали часто силу постов охранения противника, нападали на них и держались до тех пор, пока их не сменяли. Другие виды патрулей должны были разрушать советские полевые укрепления и усиливались для этой цели сапёрами пехоты.

Тактическая разведывательная работа проводилась участками, силами мотоциклетно-разведывательного батальона в зависимости от находящегося на территории укрытия и системы дорог. Большинство патрулей удалялись не более чем на 40 км от основного ядра батальона, служащего резервом и центром управления. Чем ближе подходила разведчасть к противнику, тем меньше становился радиус патрулирования. Дорогами пользовались, насколько это было возможно. При возвращении использовали другие маршруты. Состав разведгруппы зависел от задачи и конкретной ситуации. Бронированные боевые машины, гусеничные машины и мотоциклы с колясками применялись вместе или по отдельности в различных вариациях. Стрелками-мотоциклистами заполняли дыры и уплотняли разведсеть. Мотоциклетный батальон дивизии «Великая Германия» редко находился в разведке дольше чем на один день марша от основных частей.

Патрули с бронеавтомобилями состояли, обычно, из двух Sd.Kfz.222 и одной Sd.Kfz.232 (или двух Sd.Kfz.231 и одной Kfz.232). Если было необходимо, патрули сопровождал ещё передовой артиллерийский наблюдатель для того, чтобы можно было быстро затребовать огонь прикрытия. Во время проведения разведки ничто не должно было мешать, поэтому патрулям приказывалось по возможности избегать контакта с советскими войсками. Но если это всё же случалось, могла быть предоставлена поддержка в виде самоходных артиллерийских установок, сапёров или даже танков. Бронеавтомобилям было запрещено отдаляться друг от друга, но дистанции между машинами 180-270 метров были вполне допустимы.

Пропуская через свои боевые порядки людей, обозы, скот, машины, отходящие части войск Южного фронта, 110 кавалерийская дивизия 19 июля вошла в непосредственное соприкосновение с передовыми отрядами противника. Раньше всех приняли бой подразделения 273 кавалерийского полка, находившиеся в боевом охранении в районе станицы Раздорской на правом берегу Дона. Основные силы этого полка держали оборону по левому берегу Дона: 2, 3 и 4 эскадроны - в одну линию, 1 эскадрон находился в резерве командира полка. От каждого эскадрона, занимавшего позиции на левом берегу Дона, на правом берегу находилось по усиленному взводу. Огневые позиции полковой батареи располагались в 400 метрах восточнее Ефимкин на удалении двух километров от переднего края. Минометная батарея (82мм минометов) находилась почти в центре участка обороны полка. Эти подразделения позволяли прикрыть огнем наиболее опасные направления и придавали устойчивость обороне 273 кавалерийского полка.

В боях на правом берегу Дона исключительное мужество и отвагу проявили конники 3 эскадрона 273 кавполка под командованием старшего лейтенанта П.Г. Филатова и младшего политрука Н.А. Шимана (24 июля тяжело ранен в плечо и отправлен в тыл), а также бойцы боевого охранения под командованием младшего лейтенанта М.П. Блохи (погиб 10.04.1944). Охранение в составе усиленного взвода, отделения саперно-подрывного взвода и отделения противотанковых ружей занимало позиции в винограднике на северо-западной окраине хутора Пухляков - это на кратчайшем пути к хутору из племхоз Придонский. Бойцы, находившиеся в охранении, подпустив к окопам небольшой передовой отряд немецких мотоциклистов с двумя бронемашинами, встретили его дружным огнем из всех имевшихся у них средств. Сержанты С.-Г.М. Мацаков и Ц.Ш. Ендонов первыми же выстрелами уничтожили по одному мотоциклисту. Натолкнувшись на упорное сопротивление и понеся потери, фашисты отступили на исходные позиции. Спустя некоторое время, уже более сильная группа гитлеровцев предприняла попытку сбить боевое охранение и подойти к Дону. Однако и эта попытка цели не достигла.

В течение 19-20 июля боевое охранение совместно с подразделениями, выделенными из состава переправлявшихся наших войск, прикрывало переправу и обеспечивало отход войск Южного фронта на левый берег Дона.

В этих тяжелых, кровопролитных боях смело действовали бойцы пулеметного эскадрона 273 кавалерийского полка под командованием старшего лейтенанта Н.А. Конюка. Бойцы пулеметного взвода лейтенанта Б.Э. Шургаева (авт. - умер от ран 5.03.1943г. командиром взвода 258кп 12гв.кд 5гв.кк при освобождении Ростовской области), а также саперно-подрывного взвода, которым командовал лейтенант Б.А. Огибин (авт. – тяжело был ранен на Дону, повторно при обороне Майкопа, стал преподавателем инженерного дела КМЛ, награжден за разработку мины), отражали попытки вражеских автоматчиков в течение 21 и 22 июля переправиться на левый берег Дона и тем самым обеспечивали функционирование переправы и отход наших войск. Надежную и устойчивую огневую поддержку действовавшим на правом берегу Дона боевым охранениям оказывали артиллеристы полковой батареи под командованием старшего лейтенанта Я.Т. Голика (авт. - умер от ран 10.02.1943 командиром батареи 30кд 4гв.кк при освобождении Ростова) и младшего политрука М.С. Куржинова (авт. – погиб 26.04.1945 в боях за Берлин).

К исходу 21 июля немецкие войска вышли к внешнему обводу Ростовского укрепрайона, где развернулись тяжелые, кровопролитные бои наших войск с превосходящими силами противника. Войска 51 армии вели жестокие оборонительные бои в районе станиц Николаевской, Константиновской, Раздорской.

Переправившиеся 19 июля через р. Северский Донец в районе Броницкий элитная немецкая моторизованная дивизия «Великая Германия» в своем движении на г.Шахты отрезала 21 июля часть войск Южного фронта от донских переправ. В 12.00 среднеевропейского времени мотоциклетный разведывательный батальон дивизии занял хутор Маркин, к 14.00 среднеевропейского времени вошел в г.Шахты, а к 11.00 северная окраина г.Новочеркасска уже была захвачена 22 танковой дивизией. (17)

Выход  мд «Великая Германия» к переправам через р.Дон

Выход мд «Великая Германия» к переправам через р.Дон

Выйдя в район Мокрый Лог и оценивая важность для отступающих советских частей донских переправ, командир дивизии «Великая Германия», отдает приказ боевым группам 1 мотопехотного полка дивизии повернуть на юг к Дону: 2 батальон направляется на Мелиховскую по восточному берегу р.Керчик, 3 батальон этого же полка от Мокрый Лог повернул на х.Пухляковский, а 1 батальон прямо от переправы через р.Сев.Донец у Броницкий направился на Раздорскую. На Раздорскую была направлена и тяжелая рота противотанкового батальона.

Пока дивизия была на марше, посланные вперед три атакующие группы в ночь с 21 на 22 июля достигли берега Дона. К 20.00 среднеевропейского времени 2 батальон атаковал Керчик (Исаев) на северной окраине Мелиховская, 3 батальон по двум пересекающимся маршрутам достиг 2км севернее х.Пухляковский, 1 батальон вел тяжелый бой с советскими танками и пехотой западнее х.Каныгин. Отражать немецкие атаки частям Южного фронта на правом берегу р.Дон помогали и передовые отряды 110 кавалерийской дивизии.

Обороняющие переправу Мелиховская части 102сд и подходы к переправе Пухляковский части 180 запасного стрелкового полка 24 армии окружены и пленены. Были сломлены основные силы 74сд прикрывающей переправу в Раздорской. За 21 июля дивизии «Великая Германия» удалось в боях отрезать от мест переправ и пленить более 2800 бойцов и командиров 24 армии. (18)

Ранним утром 22 июля все три немецких батальона продолжили наступление и к 6.30 среднеевропейского времени заняли станицу Мелиховскую и хутор Пухляковский, в который еще ночью просочились немецкие автоматчики. К 8.30 панцер-гренадеры создали небольшие плацдармы на южном берегу р.Дон напротив этих населенных пунктов, обнаружив, что возможности переправы в обоих пунктах крайне неблагоприятны. 1 батальон 1 панцер-гренадерского полка «Великая Германия» сумел прорвать советскую оборону на подступах к станице Раздорской только с прибытием на рассвете 22 июля танковой роты с 5-7 танками, которая к вечеру 21 июля остановилась в 4км севернее Раздорская из-за нехватки топлива (топливо вечером доставили «юнкерсом»).

Выше полосы обороны 110кд по руслу р.Дон, где в обороне стояла 156сд, подразделения 3 немецкой танковой дивизии попытались 22 июля захватить плацдарм в районе Константиновской (20 июля попытку прорваться здесь на левый берег Дона уже предпринимал танковый батальон дивизии «Великая Германия»). В 15.00 дан залп 223огмд 25гмп по скоплению танков, автомашин и пехоты противника в станице, цель накрыта. Однако, в 15.30 до 60 автоматчиков 3тд 40 ТК с ротными минометами на лодках переправились через р.Дон и захватили предмостное укрепление в районе Константиновская. Поздно вечером, в результате советских контратак, во избежание ненужных потерь ввиду трудностей местности оно было оставлено. В районе Николаевская немцы сумели 21 июля захватить мост через р.Дон и их передовые отряды устремились к р.Сал. Уже к вечеру 22 июля, несмотря на то, что на уничтожение переправы были брошены основные силы авиации Южного и Северо-Кавказского фронтов, немцам удалось навести 24 тонный мост в Николаевской, что позволило ускорить переправу автомашин, бронетехники и артиллерии 3 танковой дивизии, которая не вступая в бои, к утру 23 июля захватила плацдарм на р.Сал в районе Калининский (Сальско-Кагальницкий), далеко в тылу у 156сд и 110кд.

В период с 18.07 по 22.07.1942 года по наведенному в станице Раздорской понтонному мосту было переправлено (по данным 97 и 98 опмб): десять частей 37А; три части 8 Саперной Армии; двенадцать частей 9А; две части - ВУОС; четыре части 24А; одна часть 21А; две части 28А; четыре части 38А; две части 12А. Из них: кавалерийский корпус (5кк) – 1; стрелковых дивизий – 8; артиллерийских полков – 3; автомашин – 115; пушек – 32; трактор с прицепом – 13; повозок – 1300; скот (2 гурта) – 1000 голов; людей – 85000. Под непрерывным обстрелом, бомбежками по переправе прошли десятки тысяч солдат, мирных жителей, переправлены тысячи тонн народнохозяйственных грузов. Она стала переправой жизни для многих людей, спасавшихся от наступавших немецких войск. При выполнении задания командования по обеспечению переправы частей ЮФ, от активных действий вражеской авиацией 97 опмб имел потери: убитыми 5 чел., ранеными 24 чел. Потери матчасти составили: 82 полупонтона с верхним строением, 6 автомашин и 83 винтовки. Потери среди личного состава 98 опмб уточнить не удалось. Покинув район Раздорской переправы личный состав 97 и 98 опмб в 3.00 вышел по маршруту: Раздорская, Сусатский, Калинин, Веселый, Поздеевка, Новомихайловская (Краснодарского края).

37 отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон, у которого к утру 22 июля оставался на плаву один паром, не прекращал свою работу. Батальон за 6 дней работы переправил на левый берег р.Дон: автомашин – 1090; тракторов – 107; орудий – 58; танков – 15; лошадей – 1913; повозок – 191; прицепов – 12; людей – 30.000; грузов разных – 1041тонн. В ходе выполнения боевого задания батальон понес потери: убито 3 чел., тяжело ранено – 4 чел.; легко ранено – 11 чел., контужен 1 чел., утонуло 6 чел. (при прямом попадании бомбы в паром 3-й роты), пропало без вести – 2 чел. Потери 37 омпмб в технике: катер БМК – 2 шт. (оба сожжены противником при налете авиации и затонули); полупонтонов – 5 (из них 4 разбито и затонуло, 1 вывезен и требует капитального ремонта); полупонтонов – 10 штук; щитов разных – 40 штук; тракторов СТЗ НАТИ – 2 штуки. (19)

В 5.15 на подступах к станице Раздорская защищающие переправу части вступили в бой с передовыми отрядами немцев. К этому времени противник выше и ниже по течению вышел к реке, а с севера был в 4км. Переправа оказалась в полукольце. К 9.00 противник, выдвинув на высоты, господствующие над р.Дон минометные батареи, начал обстрел переправы. Но паром работал, перевозя последние машины и личный состав подошедший ночью в район переправы. В 11.00 прямым попаданием мины в паром были перебиты 3 полупонтона. Паром, сильно накренившись одной стороной, погрузился, а другой стороной плавал на воде. Остатки отходящего прикрытия стрелков переправлялись на лодках. На берегу противника осталось несколько тракторов, брошенных водителями, позднее сожженных нашими бойцами. Укрыв понтоны в протоке р.Дон, в ночь на 23.07.1942 года понтонеры 37омпмб погрузили и вывезли в новое место дислокации весь понтонно-мостовой парк, под погрузку которого требовалось более 100 грузовых автомашин.

В ожесточенных и кровопролитных боях за станицу Раздорская мужество, смелость и находчивость проявил расчет противотанкового ружья 3 эскадрона 273 кавалерийского полка 110 кавалерийской дивизии под командованием сержанта Эрдни Тельджиевича Деликова. В исключительно тяжелом неравном бою он точным огнем уничтожил три фашистских броневика, чем вызвал замешательство в рядах противника. Для усиления своих подразделений фашисты стали подбрасывать на автомашинах группы автоматчиков. Сержант Деликов перенес огонь на них и несколькими меткими выстрелами поджег три автомашины, уничтожив при этом до 60 немецких солдат и офицеров. Над переправой внезапно появились вражеские самолеты и засыпали ее бомбами. Одна из них разорвалась недалеко от окопа сержанта. На какой-то миг он потерял сознание, а когда пришел в себя, то ощутил острую боль - ему оторвало ногу. Истекая кровью, преодолевая приступы нестерпимой боли, Эрдни Деликов прильнул к противотанковому ружью и очередным выстрелом уничтожил еще одну автомашину с 15 автоматчиками.

О ратном подвиге сержанта Деликова Советское Информбюро 30 июля 1942 года сообщало: Неувядаемой славой покрыл себя бронебойщик калмык Эрдни Деликов. Когда гитлеровцы под прикрытием авиации стали теснить наших бойцов, тов. Деликов открыл огонь из противотанкового ружья и уничтожил один за другим 3 немецких броневика. Осколками авиабомбы тов. Деликов был смертельно ранен. Умирая, отважный сын советского народа боец Деликов крикнул своим товарищам: "Возьмите мое ружье. Бейте фашистских гадов! Пусть знают, что наши не отступают!". (20)

О беспримерном подвиге бронебойщика 3 эскадрона 273 кавалерийского полка газета Южного фронта "Во славу Родины" писала: "Грозная битва за Дон ежечасно рождает в наших частях десятки и сотни отважных героев, могучих советских богатырей. Эрдни Деликов лучший из них, славный из славных, отважный из отважных. О нем с гордостью говорит весь фронт. Его имя с восхищением будет повторять вся страна". (21)

О подвиге Деликова подробно писала дивизионная газета. Сержанту Деликову, павшему на поле боя смертью храбрых, Президиум Верховного Совета СССР 31 марта 1943 года присвоил звание Героя Советского Союза.

В 14.00 в Раздорскую мелкими группами начали входить немцы. К вечеру они, укрываясь в домах, вели пулеметный и автоматный огонь по левому берегу, с горы работали минометы, пристреливая дорогу до Сусатский включительно.

В журнале боевых действий дивизии «Великая Германия» записано: «На 22.7 дивизии удалось достичь Дона и организовать плацдармы в Мелиховская и Пухляковский. Боевая группа мотоциклетного батальона столкнулась в Бессергеневская с сильным противником. Атака была приостановлена. Продолжение на 23.7. Усиленный плацдарм Мелиховская был атакован во второй половине дня. Противник может быть потеснен. Новые контратаки противника велись в вечерние часы. Расширение плацдарма Пухляковский не может быть выполнено из-за отсутствия возможности переправы. Раздорская была занята после упорной борьбы с собственными потерями. Противник все еще держится на восточном берегу». (22)

За элитной дивизией «Великая Германия» подтягивается свежая 16 моторизованная дивизия, основные силы которой переправляются через р.Сев.Донец в районе Базки. Обеспечение безопасности снабжения войск и "умиротворение" гражданского населения в прифронтовой полосе 1-й танковой армии было возложено на командующего 531-го тылового района (Kommandant des rückwärtigen Armeegebiets 531 или сокращенно «Korück 531») генерал-майора Вильгельма Штубенрауха, имевшего в своем распоряжении охранные части, в том числе 444 и 454 охранные дивизии с казачьим конным дивизионом и туркестанскими батальонами, полевые и местные комендатуры, части полевой жандармерии и тайной полевой полиции, автотранспортные роты, батальоны снабжения, отделения полевой почты и прочие соединения численностью 35451 человек.

В станице Мелиховская с 15 июля содержал паромную переправу 35омпмб, а с 19.7.42 и 85опмб. Район переправы имел плохие подъездные пути (заболоченная местность). Обстановка не позволяла выбрать более удачное место переправы. В ночь на 22.7.42 года переправа подвергалась беспрерывной бомбардировке и обстрелу из пулеметов с воздуха, но работать не переставала, а на рассвете причалы левого берега противник начал обстреливать артиллерийским, минометным и ружейно-пулеметным огнем. В 6.00 переправив все войска, 35омпмб переправу закончил и, погрузив парк, прибыл на место новой дислокации х.Первомайский. По нераспорядительности командования роты был потоплен один 16тн паром большой площади. В 7.00 было разобрано 2 парома 85опмб, погружено на машины и отправлены в х.Елкин, где в 7.30 батальон сосредоточился и с в 20.00 выступил в район Красноармейский и далее маршем передислоцировался в х.Семеновка на р.Кубань. Один паром и 2 катера 85 омпмб были отправлены вниз по течению р.Дон к ст.Манычская. Возле ст.Багаевская паром и катера не могли пройти вниз, т.к. через р.Дон был наведен мост и шла переправа войск. У Багаевского моста паром был взят 15тбр для переправы танков, но при погрузке танков, пристань не выдержала их веса, и паром был затоплен. 2 катера остались у моста станицы Багаевской, ожидая разводки моста. Всего 85опмб переправлено за время с 19 по 22.7.42 года: грузовых автомашин – 1210 шт.; специальных автомашин (в том числе «катюши») – 625 шт.; людей – 9604 чел., лошадей – 116 голов. За время отхода наших частей переправа 85опмб через р.Дон и подходы к ней подвергались неоднократным налетам и бомбардировке авиацией противника, артиллерийско-минометному и ружейно-пулеметному обстрелу со стороны противника, в результате чего батальон имеет следующие потери людского состава: убито 3 чел., легко ранено – 3 чел., пропало без вести – 9 чел. Разбито авиабомбами 2 грузовых автомашины ЗИС-5. (23)

Немецкая аэрофотосъемка от 7.9.42 Район Мелиховской переправы
Немецкая аэрофотосъемка от 7.9.42 Район Мелиховской переправы
Немецкая аэрофотосъемка 1.7.42 Фрагмент современной километровки
Немецкая аэрофотосъемка 1.7.42 Фрагмент современной километровки

На немецких аэрофотоснимках, сделанных 1 июля и через 2 месяца 7 сентября 1942 года, видно состояние полевых оборонительных рубежей после разлива Дона и после отхода 110кд на новые рубежи (авт. – видны при большом разрешении, частично, также, на современных космоснимках). Работу переправ с 20 по 21 июля прикрывали 3 батареи 18 отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона Ростовского дивизионного района ПВО, две из которых находились на правом берегу р.Дон, а 3-я на левом в прибрежных кустарниках (9.00 23.7.42 прибыл в Невинномысск). Дивизионом за время обороны переправы по воздушным целям израсходовано свыше 500 снарядов, но единственный самолет-истребитель МЕ-109 на счету дивизиона сбит пулеметным огнем. Ведь время, в течение которого зенитчики должны были привести орудия в боевую готовность, выбрать цели, не превышало 10 минут, а время действенного огня - не более двух минут.

Прикрывающие части под натиском противника отходили к переправам на Багаевская. Теснимые противником части 295сд и 41мсбр в течение ночи на 22 июля переправиться полностью не успели, утром были атакованы противником, частью уничтожены, остальные в беспорядке, кто как мог переправлялись и переплывали Дон. На переправах Раздорская, Мелиховская к утру 22.7 переправились через р.Дон 6ап 74сд и 593ап 295сд. Артиллерия 295пд, переправившись через р.Дон в составе орудий ПА 76мм -3, ДА 76мм - 4, 122мм -4, находятся на марше в район сосредоточения Слободской, Кузнецовка. 295сд к 16.00 сосредоточилась в районе Костылев, Сусатский, к исходу дня (без СП) – Слободское (8км восточнее Сусатский), и к утру 23 июля сосредотачивается в районе Кирсановский, Казьминский (25км восточнее Сусатский – авт. - хотя согласно приказам 37 армии должна была оборонять берег р.Дон). 74сд к 16.00 главными силами подходила Калинин (8км южнее Сусатский). 839 ОА РАД, переправившись через р.Дон, сосредотачивается в район Павловск.

268аап в составе 16 122мм орудий, переправившись через переправу Мелиховская, одной батареей (2 орудия) занял огневую позицию в районе Карповка и в течение дня вел редкий методичный огонь по скоплению автомашин и пехоты противника в районе Мелиховская. Остальные орудия, оставаясь без горючего, были рассредоточены по маршруту Карповка, Калинин. Исправных тракторов в полку - 12. Наличие боеприпасов - 50 штук.

В журнале боевых действий 295 стрелковой дивизии за 22.7.42 записано: «Наступление противника приостановлено на р.Дон частями 110кд. Дивизия к утру 23.7.42 сосредотачивается в районе Кирсановский, Казьминский. Движение по одной дороге». (24)

Командование 273 кавалерийского полка тем временем приняло меры по укреплению обороны левого берега Дона. Подразделения, находившиеся в боевом охранении, отошли за Дон и успешно отразили попытку противника с ходу форсировать реку. В завязавшемся скоротечном, но кровопролитном бою в районе Мелиховской подразделения полка нанесли большой урон наступавшему противнику. А всех переправившихся на левый берег фашистов уничтожили бойцы 4 эскадрона при огневой поддержке 2 батареи отдельного конно-артиллерийского дивизиона. В победоносном исходе этого тяжелого боя решающую роль сыграли дружная атака наших конников, губительный огонь артиллеристов и пулеметчиков.

Весь день 22 июля гитлеровцы продолжали вести интенсивный артиллерийский огонь по позициям наших подразделений, непрерывно бомбили передний край и огневые позиции отдельного конно-артиллерийского дивизиона. Но благодаря инженерному оборудованию огневых позиций потери в дивизионе оказались незначительными. В одном из налетов вражеской авиации ранило политрука А.Д. Жемчуева (авт. - за этот бой после госпиталя, став инвалидом, награжден медалью «За отвагу»), но он остался в строю и, несмотря на бомбежку, организовал подвоз боеприпасов на огневые позиции. К исходу 22 июля противник прекратил попытки форсировать Дон на участке обороны 273 кавалерийского полка. Тяжесть боевых действий на следующий день переместилась на левый фланг дивизии, где оборонялся 292 кавполк.

Левый берег р.Дон на участке Константиновская, Багаевская обороняют 156сд и 110кд Северо-Кавказского фронта. 22 июля противник пытался переправиться через р.Дон в районах Семикаракорская, Мелиховская, но был отброшен контратаками обороняющихся частей. 18.00-19.00 до роты автоматчиков при поддержке бронемашин и трех танкеток пытались переправиться через р.Дон в районе Мелиховская. Нашей артиллерией и пехотой противник отброшен в исходное положение. В результате боя уничтожено до 30 человек и одна бронемашина. (25)

К исходу 22.7 до двух рот автоматчиков безуспешно пытались переправиться на южный берег р.Дон в районе Пухляковский и в первой половине дня 23.7 шел бой в районе оз.Золотое (3км восточнее Мелиховская). (26)

Фрагмент схемы батрайона 80 Фрагмент схемы батрайона 79
Фрагмент схемы батрайона 80 Фрагмент схемы батрайона 79
Фрагмент схемы батрайона 78 Фрагмент схемы батрайона 77а
Фрагмент схемы батрайона 78 Фрагмент схемы батрайона 77а
Фрагмент схемы батрайона 77 Фрагмент схемы батрайона 76 (устье р.Сал)
Фрагмент схемы батрайона 77 Фрагмент схемы батрайона 76 (устье р.Сал)

24 армия, которая по директиве №0414/ОП штаба Южного фронта от 20 июля должна была занять оборону от Ново-Золотовской до устья р.Маныч, прочно прикрыть южный берег р.Дон не могла и не успевала: 275сд имела в одном из полков 221 человек, 65 винтовок, 2 зенитных пулемета, 4 автомата, второй полк был слабее и занимала оборону только на узлах дорог идущих из Семикаракорская, Раздорская на Сусатский; 74сд выйти в район обороны к 22.7.42г. не успела, находились на марше, 102сд выставила в помощь 292кп 110кд небольшие подразделения, о чем доложил в штаб армии командир дивизии полковник Никита Сергеевич Самохвалов: «Участок дивизии обороняется: Переправа Калинин - 5 сабельных взводов, 6 минометов 82мм, 2 ст.пулемета, 1 орудие 45мм (авт. - от 110кд); от 102сд – 2 стрелковых взвода, 2 ПТР, 2 орудия 76мм. Остров южнее Калинин: 1 стр.взвод, 3 ПТР, 6 минометов 120мм, по получении мин. Переправа Багаевская: от кавдивизии (авт. - 110кд) 2 сабельных эскадрона, 4 пушки 76мм, 2 орудия 45мм, 2 ст.пулемета, минбатарея 82мм; от 102сд – 2 стрелковых взвода, 1 орудие 45мм, 3 ПТР. Участок Багаевская, устье Маныча (авт. - на правом берегу Дона держит оборону 347сд) обороняется: от 182 запасного стрелкового полка усиленный стрелковый взвод со станковым пулеметом; от 102сд 2 стрелковых взвода; от кавполка (авт. - 292 кп 110 кд) – патрулирование. Действие кавполка с подразделением 102сд мной лично согласованы с командиром (авт. - 292кп 110кд) полка майором Ориночко. Взаимодействие огня организуется совместно с кавалерийскими частями». (27)   

По справке-докладу 24А (штаб к исходу дня Нижне-Соленый) 275сд вошла в состав армии, имея в своем составе по 60-70 человек вооруженных в полках, остальной состав не вооружен. Личный состав стрелковой дивизии до сих пор собирается, в числе собирающихся, главным образом, невооруженные. 102сд прибыла в состав армии, имея большие потери в предыдущих боях. Части дивизии продолжают собираться, главным образом, без оружия. Запасные 180 и 182 стрелковые полки во время отхода были встречены танками и пехотой противника и в результате потери управления были рассеяны на мелкие группы и продолжают выход до сего времени. С 8-10.00 22.7 Мелиховская переправа работу прекратила. Противник занял Мелиховскую.

Частями и соединениями армии рубеж обороны по левому берегу р.Дон еще не занят, этот рубеж защищают 156сд и 110кд. Район переправы обороняет 552 отдельный минометный дивизион (шесть 120мм минометов, двенадцать 82мм минометов, четыре боекомплекта мин, 292 кавполком (40-50 человек), полком пограничников (30-40 человек), сборной ротой, собранной подполковником Лукьянчук (40-50 человек). (28)

В отмену оперативной директивы Южного фронта №0414/ОП от 20 июля, с 19.30 по распоряжению №0418/ОП, все выходящие на левый берег р.Дон войска 24А сосредоточивались в район Мал.Орловка, Бол.Орловка, Комаров, штарм - Комаров (30км - восточнее р.Дон). (29)

Отражением занятия обороны на левом берегу р.Дон частями 24-й и 37-й армий является карта положения, составленная штабом Южного фронта по состоянию на утро 23 июля 1942 года.

Карта положения частей Южного фронта на утро 23 июля 1942 года

Карта положения частей Южного фронта на утро 23 июля 1942 года

22 июля части 9 армии, собрав после переправы 10066 человек и 1441 винтовок, продолжают сосредоточение после переправы в районе Б.Таловая, В.Хомутец. Штаб армии в Малокузнецовка (северо-восточнее ст.Мечетинская). Приказом Южного фронта командир 5 кавалерийского корпуса генерал-майор Пархоменко назначен командующим 9 армии. Ему приказано частями армии прочно занять для обороны фронтом на север Манычский канал в районе Побережный, Веселый, Свобода. Прочно удерживать переправу Манычстрой в своих руках. Штаб - Верхний Хомутец. (30)

5 кавалерийский корпус, имея на 23 июля 2905 человек при 674 винтовках, 252 ППШ, пулеметов станковых - 2 и ручных 9, пушек 76мм -2 и 37мм - 2, минометов 82мм - 5 и 50мм - 5, ПТР -10, с частями, штабом и тылами 23 июля располагается в с.Верхний Хомутец. 23.7.42 в 4.30 сводный полк корпуса занял оборону Нижне-Соленый, выслав охранение – разъезд в направлении с.Новый Свет. Части корпуса занимаются приведением в порядок и сбором личного состава, конского состава, материальной части и тылов, перешедших р.Дон. По пути следования корпуса расставлены маяки и высланы средние командиры в окрестные села района размещения корпуса. Проводится санобработка личного состава, мытье (стирка) белья и конского состава, чистка оружия и боевой техники. В 30, 34 и 60 кавдивизии и штаб управления 5 кк продолжает подходить личный состав с конями и вооружением. По левому берегу р.Дон занимает оборону 9-й кавкорпус (авт. - имеется ввиду 110 кд), дивизия НКВД (авт. - имеется ввиду 3 батальон 25 погранполка) и 51 армия (авт. - подразумевается от Семикаракорская вверх по левому берегу р.Дон). (31)

Боевым приказом №004 штаба 51 армии от 22.7.42 отмечено, что противник с целью форсирования р.Дон, направляет в стык 51 и 56 армии (авт. - район обороны 110кд) главные усилия.  Продолжает удерживать захваченные автоматчиками небольшой плацдарм у Цимлянской, небольшой группой танков и автоматчиков форсировал р.Дон у Цимлянской и Николаевская. 110 кд приказано: «прочно оборонять междуречье р.Сал и Манычский канал. В ударной группе дивизии иметь один КП в районе Н.Соленый, Веселый. Переправу у Веселый занять одним сабельным усиленным эскадроном, одним орудием ПТО. Граница справа: (искл.) Павловский, (искл.) Семикаракорская, Керчик. Граница слева: Манычский канал, Тузлуков, Манычская, (искл.) Шахты. (32)

В 13.00 22 июля, заместитель командующего Северо-Кавказским фронтом генерал-полковник Черевиченко, временно принявший под свое командование 51 армию, докладывает Маршалу Советского Союза тов.С.М.Буденному: «Войска Южного фронта, за исключением 56А, дезорганизовано, никем не управляемые, отходят в разных направлениях на юг за железную дорогу Ростов - Сальск, Сальск – Сталинград. Штаб Южного фронта сосредотачивается Мечетинская, не в состоянии не только управлять, но даже привести в порядок отходящие свои части. Для того, чтобы штаб Южного фронта мог привести себя и отходящие части в порядок, потребуется 10-15 суток. Эти выводы могут подтвердить Воробьев и Анисимов, которые также видели состояние войск и штаба Южного фронта. О боеготовности войск Южного фронта и его штаба считаю немедленно донести Ставку Верховного Главнокомандования.

Необходимо немедленно организовать совместный удар авиации нашего фронта и Южного фронта по районам Цимлянская, Николаевская, где сосредотачиваются основные крупные силы противника. Если мы не используем напряженно многочисленную нашу авиацию, противник безнаказанно будет продолжать переправляться через р.Дон.

110 кд необходимо вывести в район Б.Орловка, заменив ее одной боеспособной стрелковой дивизией из состава частей Южного фронта.

Считаю, что противник, основные свои танковые силы бросил на юг, а с рубежа Воронеж будет прикрывать свои действия на юге.

Ставка должна большую часть танковых средств немедленно бросить в район левого фланга Сталинградского фронта для удара в направлении Тормосин, Воробьев, т.е. по тылам Цимлянской группировки противника и вторую группу во фланг противнику в направлении Цимлянская. Районы направления ударов даю ориентировочно». (33)

В 15.20 штаб СКФ, в связи с тем, что по Директиве №170523 от 21 июля район от устья р.Сал до Батайска является районом Южного фронта, обращается к Командующему ЮФ: «Командующий Северо-Кавказским фронтом немедленно просит Вас сменить Вашими частями 110кд на участке (иск)Семикаракорский, Сусатский, Багаевская с таким расчетом, чтобы она не позднее 21.00 22.7.42 могла выступить в район сосредоточения Бол.Орловка в резерв командарма 51». (34) 

Советское командование еще не знало, что восточнее этого населенного пункта, переправившись через р.Дон у Николаевской, передовые отряды 3тд, уже подходили к х.Несмеяновка на р.Сал.

О положении частей 37 армии после переправы через р.Дон в переговорах со Сталиным 18.00-19.30 22.7.42 командующий Южным фронтом Малиновский сообщает: «По только что полученному донесению с прибывшим нашим офицером связи 37-я армия переправила части 295сд в район Костылевского, 230сд - в район Елкина и переправляет 74сд, собирая ее в Калинине. Противник занял Мелеховскую и пытался форсировать р. Дон, но его атаки отбиты, штаб 37-й армии в Калинине, под прикрытием 110кд, занимающей оборону по Дону от Семикаракорской до Богаевской. Отдан приказ 37-й армии двинуться в район Нижний и Верхний Соленый, Большая Орловка и, если успею, захвачу рубеж по р.Сал и, если это удастся, буду выдвигать 37-ю армию на усиление частей 51-й армии на участке Николаевская, Константиновская. Артиллерию свою 37-я армия также переправила». (35)

Перемешивание личного состава полков и дивизий после переправы вело к тому, что ослаблялись узы боевого товарищества, основанные на совместной борьбе с фашистскими захватчиками, на уважении боевых традиций своей части - очень важное условие высокой боеспособности войск. Собранные на скорую руку части, уставшие, голодные, растерявшие вооружение, к бою были не готовы. Бойцы не знали друг друга, командиров и зачастую не надеялись на своих товарищей. В управлении организацией обороны происходила путаница, неразбериха. Совсем иначе чувствовали себя бойцы во взводе, эскадроне, которые давно стали для него родной семьей. Каждый боец знал, что товарищи его не подведут - сами погибнут, но не оставят в беде. Командиры знали, на что способны их бойцы. А бойцы в свою очередь доверяли командиру. Да и месяц подготовки оборонительных рубежей, отработки боевых действий по его защите позволили бойцам и командирам 110-й Отдельной калмыцкой кавалерийской дивизии изучить особенности местности, пристрелять ориентиры.

Сразу после переговоров со Ставкой, в 19.30 согласно Директивы №170524 штаб Южного фронта, с учетом, что все войска Северо-Кавказского фронта, занимающие оборону по р.Дон от Константиновская до устья р.Дон, поступают в состав войск Южного фронта, и граница между Южным и Северо-Кавказским фронтами временно Константиновская, Пролетарская, дает боевое распоряжение №0418/ОП: «...37 армия, 156сд и 110кд – прочно оборонять левый берег р.Дон на участке Константиновская, Багаевская. Впредь, до установления границы с Северо-Кавказским фронтом, правый фланг 156сд оставить на месте, имея тесную связь с 91сд.

По выходу войск 37А на левый берег р.Дон, оборону р.Дон занять тремя стрелковыми дивизиями (авт. - имелись ввиду 74, 295, 230 сд), выведя в армейский резерв район Павлов, Кирсановский, Старокузнецовский одну стрелковую дивизию (156сд, как видно из зачеркнутой строки оперативной сводки, которая оставалась на своем рубеже и после отхода войск армий 26 июля, так как приказ на отход не был доставлен) и 110кд (110кд оставалась на своем рубеже обороны до 26 июля) Штарм иметь – Нижне-Соленый». (36)

Позднее фраза о стрелковой и кавалерийской дивизиях в резерве Южного фронта в полосе 37 армии в районе западнее х.Веселый вошла в 12-ти томную «Историю Второй Мировой войны» издания 1975г. (том 5, стр.200).

На карте положения войск Южного фронта на утро 24 июля зеленой пунктирной линией отмечена оборонительная полоса, которую по Директиве Южного фронта должна была удерживать 24-я армия генерал-майора Марцинкевича.

Но к утру 24 июля штаб Южного фронта не смог подтвердить Ставке занятие рубежа по левому берегу реки Дон. (В журнале боевых действий фронта за 24 июля записано: «На 25.7 части фронта имели задачей, удерживая Ростов, занять для обороны левый берег р.Дон от Константиновская до устья») (37)

Карта положения частей Южного фронта на утро 24 июля 1942 года

Карта положения частей Южного фронта на утро 24 июля 1942 года

37А в течение ночи на 23.7 заканчивала переправу частей (зачеркнуто через р.р.Сусат, Подпольная) и приступила (зачеркнуто к смене частей 156сд и 110кд и) к занятию оборонительного рубежа на участке (иск)Константиновская, Семикаракорская, Багаевская. (авт. - в просмотренном экземпляре зачеркнуто старшим помощником начальника оперативного отдела Южного фронта майором Новиковым: 156сд и 110кд, после смены, выводятся в район Кирсановский, Старокузнецовский, Павлов). Артиллерия армии ощущает острый недостаток в боеприпасах. (38)

По отчету офицера ГШ КА при штабе 37А: «При отходе от Лисичанска до рубежа: Суходол, Луганская, Веселая Гора армия потеряла 65% войск, при выходе на южный берег Дон она имела в своем составе прежних дивизий от 3 до 13% - армии не стало. Армия могла вести борьбу с противником только за счет вновь подчиненных соединений: 156, 74, 347 сд и 110кд и новых формирований отходящих подразделений, вливая их на пополнение потерявших боеспособность дивизий. Потери армия понесла исключительно пленными и отставшими, убитыми и ранеными незначительный процент». (39)

Из трех действующих в полосе обороны 110кд переправ, утром 22 июля прекратили работу Раздорская и Мелиховская, основанная масса войск переправлялась на Багаевской переправе, которая была прикрыта с фронта 347 сд 56А по рубежу: Заплавская, Кривянская, Новочеркасск, западнее р.Аксай вела бои 31сд. 22 июля фронт 347сд был расширен к западу от Новочеркасска, где у Грушевская, (иск) Каменный Брод она к 15.00 сменила 349сд, отошедшую к донским переправам. Правый фланг дивизии восточнее Бессергеневская оказался неприкрытым (авт. - хотя на армейских и фронтовых картах правый фланг обороны дивизии упирается в правый берег р.Дон у х.Нижний Жук).

На левом фланге 110 кавалерийской дивизии 22 июля дивизии 3ТК, вгрызаясь в оборону ростовского укрепленного района вели упорные бои. Командование 3ТК сообщило, что от начала наступления до Дона трофеи корпуса составили: 33450 пленных, 422 орудия, 109 танков и 15 самолетов. 22тд вышла северо-западнее Щепкин, 14тд - Новочеркасск. За танковыми дивизиями 3 танкового корпуса, уничтожая попавшие в окружение советские войска, двигались 44 и 52 армейские корпуса.

Противник в 10.00 мотопехотой с танками неустановленной численности (мд ВГ) атаковал прикрывающие части армии на северной окраине Мелиховская и в 15.30 пытался форсировать р.Дон, но был отбит. Вторая группа мотопехоты и танков противника (14тд) вела наступление с направления курган Кадамовский на Заплавская. 41мсбр под натиском противника к 16.00 отходила к рубежу Керчик (Исаев), (иск) перекресток дорог 8км севернее Заплавская в направлении Багаевская. 230сд одним полком вела бой с противником на рубеже перекресток дорог 8км севернее Заплавская, 4 кургана западнее Заплавская и к 16.00 отходила к переправе Багаевская. К исходу 22 июля 230сд двумя полками сосредоточилась Федулов, Кудинов, 370ап дивизии, оиптд и омд, оставаясь 21.7.42г. в Хутунок, были отрезаны танками противника и, предположительно, отошли на участок 12 армии.

22 июля к Багаевской переправе стали подходить поредевшие боевые части и соединения, которые с наступлением темноты поспешно переправились и также ушли в восточном направлении. За 21 и 22 июля на Багаевской переправе зенитными частями прикрытия и воинами 110кд было сбито до десятка вражеских самолетов. В течение ночи на 22 июля переправились на Багаевской переправе штаб 37А, штаб 3гв.ск, 2гв.сд, 230сд (без двух полков), тылы разных соединений, армий, 10-12 танкеток 5 и 15 тбр. Подошедшие танки 15 и 5 тбр к утру 22-23.7.42 на Багаевскую переправу полностью переправиться не могли, мост не поднимал системы танков Т-34 и КВ. Кроме того, по приказанию командующего, для пропуска баржи с бензином во второй половине 22 июля мост был разведен, впоследствии он еще несколько раз восстанавливался и уничтожался.

Ввиду невозможности переправить танки через р.Дон и угрозы захвата их противником, шесть Т-34 5 гв.тбр было сожжено экипажами по приказу члена Военного совета Южного фронта. Один танк был подожжен артиллерией противника. Танки были затоплены на Багаевской переправе. (Летом 1943 года 11 танков, были вытащены из донской воды, отремонтированы и отправлены на фронт. Местонахождение затопленных танков указал работавший на переправе Т.В.Кузнецов)

В ночь на 22.7 тылы 3 гвардейского стрелкового корпуса и соединения подошли вплотную к переправам через р.Дон – Багаевской, Мелиховской и Раздорской и стали переправляться на южный берег. На 8 часов утра 22.7.42 переправились управление корпуса, 17обс, 2 автобат, полевой госпиталь 2340, штабная батарея НАК, химрота 2гв.сд и отдельные подразделения (тыловые) 228 и 341 сд. Боевые подразделения 3гв.ск (2гв.сд, 228, 341 сд), продолжают вести бои с противником в районе Шахты, Каменоломни, прорываясь на юг к переправам через р.Дон, еще к переправе не подошли. 3гв.ск вышел из подчинения 37 армии и уходил за Манычский канал. Штаб корпуса – Карповка на левом берегу Дона связи с частями корпуса не имеет.

727иптап 21 июля сосредоточился в Заплавская и в ночь на 22.7 переправился в районе Багаевская в составе 7 орудий 76мм и занял боевой порядок с задачей ПТО переправы в районе Багаевская. В течение дня огня не вел.

259огмд 43 гвардейского минометного полка из Заплавской был уведен 21 июля командиром группы полковником А.И.Нестеренко в направлении Новочеркасск, о чем не знали ни начальник артиллерии 37А генерал-майор М.И.Неделин, ни командир полка. На марше дивизион подвергся бомбежке, в результате чего рассеялся. На Новочеркасск дивизион не пропустили, 11 машин оторвались и пошли на Ростов во главе с 1 боевой установкой, а дивизион переправился в Багаевской днем 21 июля. 22 июля, дивизион был отведен командиром полка в район Верхне-Соленый (в район штаба 37А). 260огмд в 8.00 21 июля сосредоточившись в Хутунок в подчинении командира 230сд, получил задачу развернуться на северной окраине Хутунок прикрывая подходы к Новочеркасску с направления Шахты. В 10.30 в Хутунок, ввиду совершенного отсутствия прикрытия со стороны нашей пехоты ворвались танки и стали расстреливать боевые машины, не успевшие развернуться для боя. В 20.00 дивизион, в основном, прорвался в направлении Новочеркасск, потеряв в Хутунок 3 боевые установки и 4 машины с боеприпасами, которые были подорваны. Дивизион сосредоточен Передовой, Войнов (в глубоком тылу юго-восточнее станицы Егорлыкская). 261огмд, получив задачу сосредоточиться в Раздорская и связаться с командиром 74сд, к утру 21 июля сосредоточился в Мелиховская. Не найдя командование 74сд, дивизион получил задачу действовать с частями 295сд, прикрывая их переправу с левого берега Дона. В ночь на 22 июля дивизион переправился всем составом в Мелиховская, за исключением 3 машин (бензовоз, штабная машина и машина связи), которые не успели переправиться и были сожжены, ввиду того, что противник занял переправу и отдельными группами автоматчиков переправился на восточный берег р.Дон. За отсутствием горючего и неясности обстановки дивизион был отведен в Веселый (за Маныч).

49гмп утром 22.7 переправился в районе Багаевская и в течение дня сосредотачивался в районе Проциков (южнее Веселый за р.Маныч): первая батарея 269огмд сосредотачивалась в течение дня в Веселый, вторая батарея переправилась через р.Дон на Ростовской переправе, потеряв от бомбежки 2 человека ранеными и автомашину с боеприпасами; 270огмд, переправившийся 21 июля на Багаевской переправе, совершал марш и к 19.00 сосредоточился в Средне-Сарайский; 271огмд в течение ночи переправлялся на Багаевской переправе, в 22.00 дивизион выступил по маршруту: Веселый, Проциков.

Из оперативной сводки №357 штаба 4ВА к 20.00 22.7.42: «5.20-7.00 -...между Багаевская и Мелиховская до 2-х рот пехоты в строю на месте и до 20 автомашин рассредоточено по берегу. 15.22-16.15 на юго-восточной окраине Керчик, 10км северо-западнее Мелиховская - 40 танков. От Керчик на Мелиховская 40 автомашин». (40)

По данным авиаразведки за 22.7.42г.: «17.00 высота 100 метров. Багаевская - исправный наплавной мост, идет переправа нашей артиллерии. К переправе Багаевская подходят: со стороны Керчик - 70 автомашин и со стороны Раздорская до 100 автомашин и 2 танка (предположительно наши - на самом деле немцы). …Экипажем, производившим разведку в период 17.44-18.20 установлено. От Ажинов (15 км северо-восточнее Багаевская) через Калинин на Веселый до 400 автомашин, в том числе до 20-30 тягачей. От Багаевская через Елкин на Соленый и от Багаевская через Федулов на Веселый автоколонны до 400 единиц (из-за большой высоты принадлежность не установлена - отходящие части Южного фронта). Багаевская переправа через Дон разрушена». (41)

В боевом донесении 22 июля в 20.00 полковник В.П. Панин и полковой комиссар С.Ф. Заярный докладывают (авт. – документ в ЦАМО не встречался) командующему 51 армии: «Подвижные части гитлеровцев захватили Раздорская. Также Пухляков и Мелиховская. Четвертый эскадрон 273кп вернулся на левый берег Дона. Два эскадрона 311кп были сняты из района Ажинов – Кудинов в район Мелиховская для усиления обороны, силы дивизии слишком слабы. Полоса обороны дивизии по фронту составляет около 50км, от Семикаракорская до Багаевская. Прошу, направить сегодня вечером в качестве резерва два батальона пехоты с танками, чтобы удержать левый берег Дона. Части Южного фронта отступают с правого берега р.Дон неорганизованно и безоружными, растрепанными и бесполезными для организации обороны». (42)

Приказами штаба СКФ №00538/ОП и №00539/ОП с 24.00 22 июля 156сд с 1230ап, 25гмп, 110кд переходит в состав Южного фронта. (43)  

23 июля в 2.25 ночи командующим Сталинградским, Южным и Северо-Кавказским фронтам направляется директива Ставки №170525: «Если немцам удастся построить понтонные мосты на Дону и получить таким образом, возможность перевезти на южный берег артиллерию и танки, то это обстоятельство создаст большую угрозу Южному, Сталинградскому и Северо-Кавказскому фронтам, а если же немцам не удастся перекинуть понтонные мосты, и они перебросят на южный берег Дона только отдельные пехотные части, то это не составит большой опасности для нас, так как отдельные пехотные части немцев без артиллерии и танков легко будут уничтожаться нашими войсками, а ввиду этого, главная задача наших частей на южном берегу Дона и нашей авиации состоит в том, чтобы не дать немцам построить понтонные мосты на Дону, а если им все же удастся построить их – обязательно разрушать их ударом артиллерии, наземных войск и всей массой нашей авиации. Прошу принять это указание к руководству и регулярно сообщать об исполнении в Генштаб. Сталин». (44)

Во Второй Мировой войне ни одна из рек не стала для Вермахта серьезным препятствием, как и позднее для Красной Армии, а больше всего реки были условным, удобным для штабистов рубежом. Не нужно долго и нудно перечислять все пункты, по которым намечается проложить предполагаемую линию обороны и не нужно доказывать - почему именно здесь и именно так предлагается разместить оборонительные рубежи. Река сама по себе все объясняет высшему руководству. Эти голубые извилистые широкие и не очень линии на военных картах всегда завораживали полководцев, действовали на них гипнотически. Да и на командиров, занявших оборону по берегу реки, водная гладь вселяет надежду и уверенность, хотя и необоснованную. Еще в XIX веке прусский военачальник, военный теоретик и историк фон Клаузевиц, который в 1812-1814 годах служил в русской армии, сказал: "История небогата примерами успешной обороны рек; этим оправдывается мнение, что реки крупного и среднего размера не представляют такого сильного барьера, каким их считали раньше... ". (45)