Размещен материал: 10.03.2018
Последнее изменение материала: 11.03.2018

Глава 5. У ворот Кавказа и Сталинграда

5.3 Конники против панцергренадеров

0.0/5 оценка (0 голосов)

Еще в начале операции «Блау» 1 июля 1942 года, когда немецкие войска находились в сотнях километрах от Дона, немецкий самолет-разведчик произвел аэрофотосъемку возможных мест переправ через р.Дон. На снимках, соответствующих масштабу 200 метров в 1 см, хорошо видны пути подъезда к станице Раздорской и намечаемому понтонному мосту у станичного храма (здесь же 18 июля был наведен мост советскими саперами), а также подъезды к паромной переправе:

Район  мостовой переправы в станице Раздорской

Район мостовой переправы в станице Раздорской

Подходы  к паромной переправе станицы Раздорской

Подходы к паромной переправе станицы Раздорской

С 14 июля 273кп проводил оборонительные работы в районах оз.Листопадова, оз.Рубежное, у Садовой переправы (авт. – место слияния рек Сал и Дон). Бойцы 311кп копали окопы и траншеи южнее оз.Листопадова и в районе Калининской переправы.

Переправу в Раздорской оборонял 2 эскадрон, хутор Пухляковский - третий, станицу Мелиховскую - четвертый. Уступом назад южнее оз.Гученковсковское в районе отм.6.1 в обороне находился 1 эскадрон, составлявший оперативную подвижную группу полка. На стык 156сд в район отм.7,5 (авт. – на северном берегу р.Дон западнее Семикаракорской переправы) выставлено одно отделение с ручным пулеметом. Полковая артиллерия - на огневой позиции 400м восточнее Ефимкин, минометная батарея на ОП в районе отм.6,2. КП 273кп был оборудован в районе 700м восточнее Ефимкин (по другим данным отм.11,5, что 4км северо-западнее Сусатский). Такое расположение было до принятия боя. Каждому сабельному эскадрону было придано по пулеметному взводу пулеметного эскадрона. 2 батарея 120мм минометов ОКАД -выдвинута на ОП в районе оз. Листопадова отм.5,2.

Район  обороны 273кп до 23 июля 1942 года (координатная сетка через 2км)

Район обороны 273кп до 23 июля 1942 года (координатная сетка через 2км)

Всем полкам дивизии было приказано к 22.00 15.7.42 представить в штадив схему расположения частей, указав на схеме места переправ с описанием переправ и переправочных средств. В донесениях указывать: места отрядов и коноводов, выброшенных на правый берег р.Дон. Все передовые отряды (ПО), выброшенные на правый берег р.Дон усилить саперными взводами и подрывным имуществом, противотанковыми взводами с ПТР. 273 КП взвода между р.Старый Дон в районе Раздорская оттянуть на южный берег р.Старый Дон, оставив на месте только наблюдателей. На переправе Пухляков оставить один взвод, а остальные взвода оставить в резерве командира полка. (1)

Как доложил начальник связи дивизии капитан Киреев, с переходом командного пункта 110кд в хутор Ажинов, связь дивизии с ВПУ штаба 51 армии на 15 июля обеспечивал 161-й отдельный полк связи и офицеры связи. Для телеграфной связи через аппарат Морзе, приданы морзисты Кислякова, Борисова. С командным пунктом 156сд связь поддерживалась по телефону и подвижными средствами, а с 157сд - только подвижными средствами, телефонная и радио- связь, из-за недостатка имущества связи - отсутствует. С командного пункта дивизии связь телефонная по постоянному проводу НКПС, конными посыльными, офицерами связи обеспечивалась с КП 292кп (Багаевская). Штатными средствами эскадрона связи установлена связь телефонная, конными посыльными, офицерами связи с КП 311кп (Кудинов). С КП 273кп (отметка 11,5), что 4км северо-западнее Сусатский, телефонная связь была установлена в 15.00. Связь со 2-м эшелоном штадива и тыловыми учреждениями - Калинин - телефонная, конными посыльными, автомашиной. Резерва связи, а особенно телефонного провода - нет. Радиосредства из-за отсутствия питания для накала и анода, в течение дня не работала. (2)

На 17 июля на правом берегу р.Дон от 110кд действовали: 2 эскадрон 273 кп в окрестностях станицы Раздорской, 4 эскадрон - на северной окраине станицы Мелиховской, 4 эскадрон 292кп - в районе хутора Калинин (паромный). (3)

19 июля в дивизию доставлены противотанковые мины. К 20 июля дороги левобережья, ведущие к переправе Раздорская были минированы, оставлена подъездная дорога, ведущая к переправе Раздорская, минные поля охранял караул 2 эскадрона.

22 июля 4 пулеметный взвод сбил вражеский бомбардировщик "Юнкерс-87", участвовавший в бомбежке переднего края полка.

Долетался Автоматчики на берегу Дона. Фото Э.Евзерихина
Долетался Автоматчики на берегу Дона
фото Э.Евзерихина

Командир расчета ст.пулемета 3 взвода пулеметного эскадрона 273кп мл.сержант А.Д. Дорджиев вспоминает: «На левом берегу Дона мы стояли неподалеку от огородной бригады колхоза. От командира отделения ст.сержанта П.С. Сидоренко получил команду переоборудовать «максим» для стрельбы по самолетам (установить на треногу). Мы с расчетом выкопали траншеи, оборудовали зенитную позицию неподалеку от переправы. Во время налета бомбардировщиков на переправу я открыл огонь по пикирующему самолету, тот, выходя на подъем, загорелся, сначала планируя, а затем, падая комом вниз на правый берег, где и упал на холме, летчик выпрыгнул на парашюте. После 22 июля разобрали пулемет и переправились через протоку Дона (ерик Кривой), где вновь заняли оборону». (5)

«Во второй половине июля 1942г. в районе Раздорской переправы бойцами 273кп была задержана молодая красивая девушка, примерно 22 лет, которая командованием полка была передана в Особый отдел дивизии. При допросе ее военным прокурором дивизии и начальником Особого отдела, шпионка призналась, что уроженка она г.Курска, была немцами завербована в качестве агента, а затем со специальным заданием разведывательного характера из станицы Раздорской немецкой разведкой ночью на лодке, была переброшена на левый берег р.Дон в район позиций, занятых 273 кавполком. Эта шпионка, после ее допроса и некоторой проверки, была осуждена по законам военного времени и получила по заслугам.

На другой день после задержания шпионки и ее допросов, почти во всех частях и подразделениях дивизии работниками Военной прокуратуры, Военного трибунала и Особого отдела, прямо на боевых позициях, были проведены беседы о бдительности с конкретными примерами задержания вражеской агентуры.

Эти беседы имели большое воспитательное значение в деле проявления максимальной бдительности, патриотического сознания и воинского долга перед нашим Отечеством.» (6)

Мостовая переправа в Раздорской была организована напротив храма.

Храм станицы Раздорской. Снимок 1942 года

Храм станицы Раздорской. Снимок 1942 года

Оборону левее Семикаракорского моста до стыка с правым флангом 273кп с началом боев за донские переправы занимал второй эскадрон 311кп, здесь же находился и командный пункт командира 311 кавалерийского полка. Бойцы были настроены по-боевому, они хотели действовать, сражаться. В разговоре с бывшим помощником начальника боепитания 311кп ст.сержантом Сангиловым К., он сообщил, что 20 июля конными подводами и двумя «газиками» выехал на ст.Мечетинская за боеприпасами. 22 июля станция и находившийся там эшелон с боеприпасами были разбиты. Он, успев получить боеприпасы, тоже попал под бомбежку, потерял все подводы и одну машину. Вернувшись с одной машиной, пошел пешком доложить командиру полка Василенко, где увидел разбитый КП и убитых лошадей штаба. 22 июля в командный пункт полка попала бомба, сам командир полка был ранен. (7)

Ранним утром 22 июля продолжилось наступление трех батальонов 1мп дивизии «Великая Германия» на населенные пункты у р.Дон. 6.30 Мелиховская занята 2 батальоном. 3 батальон овладел Пухляковский, а 1 батальон все еще находится в тяжелых боях перед Раздорской. 8.30 на южном берегу р.Дон напротив Мелиховская и Пухляковский созданы небольшие плацдармы. Дозоры выдвигаются в направлении Ажинов в юго-восточном направлении. Танковый батальон, который должен был переправиться ранним утром, чтобы возглавить наступление, поддерживая 1 батальон, оставался в 4км севернее Раздорская из-за нехватки топлива. Возможности переправы через Дон в обоих пунктах крайне неблагоприятны. В Пухляковский представляется возможным использовать старый русский паромный материал. Около 8.00 в Броницкий началась переправа на паромах второго батальона 2мп с 5 батареей артполка, которые присоединились к частям 1мп в 2км севернее Крымский, организовав разведку на север и северо-запад. Мотоциклетный батальон, установивший контакт с 14 танковой дивизией, получает приказ, оставив существующий порядок, выдвинуться с легкими частями на юго-запад на Бессергеневская, а также зачистить местность к югу от Мокрый Керчик. (8)

Район немецкой переправы в районе хутора Пухляковский на 250 метровке

Район немецкой переправы в районе хутора Пухляковский на 250 метровке

Утром 22 июля штаб дивизии «Великая Германия» сообщает в штаб 1 танковой армии: «Ночью действия авиации. Пехота тихо. В 20.00 (авт. - среднеевропейского времени) 21.7 достигли Керчик (южный) – северная окраина Пухляковиский – высоты у Каныгин. Продвигаемся дальше через р.Дон на Ажинов – Сусатский».

Затем в дневном сообщении: «С 9.00 ведется борьба за плацдарм Раздорская. Охрана фланга продвижения с севера - 2 батальон 2 пехотного полка. Охрана с запада и юго-запада – мотоциклетный батальон. Задача: укрепить плацдарм и разведать Ажинов и Сусатский». (9)

О бое с немецким десантом через Дон ветераны дивизии вспоминали: «…в 5 часов утра в районе х.Пухляковского мотопехота противника при поддержке танков и авиации предприняла яростные атаки на позиции 3 эскадрона 273 кав.полка, которым командовал ст.лейтенант Джимбиев Михаил Савельевич. Бойцы и командиры эскадрона и приданных им артиллерийских и минометных подразделений отразили все попытки немцев овладеть оборонительным рубежом, и неоднократно переходя в контратаку, истребляли живую силу и технику врага». (10)

Для переправы отходящих наших частей были наведены понтонные переправы против Раздорской и Мелиховской. Переправы подвергались бомбардировке ежедневно, начиная с 18 июля 1942 года. Массированный налет вражеской авиа­ции был 22-23 июля, когда свыше 40 самолетов под­вергли бомбардировке участок обороны 273 полка и пе­реправы. Особенно ожесточенные бои за Раздорскую пере­праву завязались 24-25 июля, где второй эскадрон снова понес большие потери. 25 июля небольшая груп­па противника прорвалась на левый берег. Воины вто­рого эскадрона при поддержании подразделений 292кп сбросили противника в Дон. Бой продолжался до позд­ней ночи. 26 июля противник в районе обороны 273 и 292 полков перешел по всему фронту в наступление танковыми и механизированными частями при поддержке артиллерии и авиации. Наш 273 кавполк и пулеметный эскадрон в этих тяжелых оборонительных боях проявили исключительную стойкость и мужество. (11)

Как следует из документов дивизии милиции, в Раздорская на правом берегу р.Дон оборону переправы 20 июля в 22.00 по распоряжению начальника штаба войск НКВД по охране тыла Южного фронта - полковника Антонова занял 3-й батальон 1-го полка милиции (к-р полка майор Цигичко Г.Я.) в составе 7, 8 и 9 рот. Кроме 3-го батальона и 20 бойцов 25 пп, в обороне других частей Красной армии не было. К 5.00 22.7.42г. противник своими передовыми частями (несколько танкеток, малокалиберная артиллерия, автоматчики и пулеметчики) достиг Раздорской. Находившийся в обороне 3-й батальон 1-го полка принял бой с противником, продолжающийся до 12.00 (14.00 - на другом листе) 22.7.42г. Значительно превосходящие силы противника к 12.00 потеснили наш батальон к берегу р.Дон. Не имея ниоткуда поддержки, за исключением слабого огневого прикрытия с левого берега 1-й роты, штабных подразделений 1-го полка и 2-х застав 25 пп - 3-й батальон вынужден был отойти на левый берег р.Дон. Отход был совершен в трудных условиях: вплавь, на лодках и другими примитивными средствами. Во время боя нашим батальоном уничтожено 149 фашистских солдат и офицеров. Наши потери: убит - 1 чел., ранено - 7 чел., из которых 2 чел. остались на поле боя и 26 чел. пропали без вести. (12)

В объяснительной записке к отчетной карточке оперативно-служебной деятельности дивизии милиции НКВД по охране тыла Южного фронта за июль 1942 года, командир дивизии майор милиции П.А.Орлов 3.8.42г. отметил, что кроме 3 батальона 1 полка милиции (153 человека) раздорскую переправу оборонял 3 батальон 25пп общей численностью 251 чел. (численность 15 заставы – 20 чел.).

Коротко и четко обстановка в станице Раздорской ранним утром 22 июля дана в 5.45 боевым донесением командира 3 батальона (11, 12, 13, 14, 15 заставы) капитана Карпова Федора Дмитриевича командиру 25 погранполка НКВД подполковнику Архипову: «Доношу, что в 5.15 22.7.42г. на северо-восточной окраине станицы Раздорская застава №15 (авт. – командир заставыв лейтенант Гродзицкий Михаил Иванович, 1915, нагр.Кр.Зв. 13.9.42 - единственный из 25пп за обеспечение порядка на переправе Раздорской, по совокупности, при награждении пограничников за бои 28.8.42 на перевале Санчаро), батарея ПТОР и 1-я рота милиции вступили в бой с противником силою два средних танка, 40-50 чел. автоматчиков. В результате боя оба танка противника и одна автомашина уничтожены огнем ПТОР, автоматчики противника перешли к обороне, продолжая вести автоматический огонь. Потерь с нашей стороны нет». (13)

Штаб 3 батальона находился в это время на левом берегу р.Дон в роще 2км восточнее Раздорская и пограничники докладывали по карте масштаба 1:500000, не имея более подробных. Уже в середине сентября, когда 25 погранполк отличился в обороне перевалов Западного Кавказа, были награждены орденами Красной Звезды и медалями, в том числе и за оборону Раздорской переправы ряд командиров и рядовых пограничников, хотя некоторые из них представлялись и к более высоким наградам. А в конце ноября 1942 года, когда 25 Краснознаменный пограничный полк представлялся для преобразования в «Гвардейский», помощник начальника штаба полка капитан Дубовской составил отчет, даже снабженный схемами, но которые не накладываются на карту, где оборону на Дону показал, как действия только 25 погранполка НКВД по охране тыла, которому подчинялись то одни, то другие подразделения, хотя пограничники, наоборот, находились в подчинении командира 295 стрелковой дивизии. Согласно этому описанию, 15-я застава заняла 19.7 оборону на высоте, что западнее станицы Раздорская на танкоопасном направлении, перекрыв проселочную дорогу, ведущую из хутора Мокрый Лог. Батальон пограничников был готов к бою и ждал появления противника. 11, 12, 13 и 14 заставы заняли оборону на левом берегу реки Дон, имея задачу задержать наступающего противника и не допустить его переправы на левый берег реки Дон, быстро окопался, принял меры маскировки, изучил местность и уяснил сектора обстрела вражеских позиций.  Связь с соседями и старшим начальником осуществлялась посыльными.

Противник развивал наступательные действия в южном направлении. Отряд силою более батальона автоматчиков, усиленный 6-ю средними танками, двумя бронемашинами, тремя минометными батареями (из них две 81 мм, а одна 150 мм) при поддержке авиации продвигался в направлении станица Раздорская. Время 5.15, погода ясная, сухая. Рельеф местности со стороны противника являлся командным по отношению к нашему. Заросли позволяли живой силе противника скрытно подойти к нашей обороне на 150-200 метров. В районе нашей обороны местность открытая, обстрел и обзор ограничен.

На северо-восточной окраине станицы Раздорская 3-й батальон 1-го полка дивизии милиции (в составе 7,8,9 рот - 300-360 человек) участок обороны от берега реки Дон до правого фланга заставы №15; на проселочной дороге, идущей из станицы Раздорская на хутор Мокрый Лог - застава №15 25-го пп (50 человек) с приданной батареей ПТР (2 расчета - 4 человека) 237 сп (авт. - 273кп, так как 237сп в составе Красной Армии и войск НКВД в это время на данном участке фронта не было); на северо-западной окраине станицы один взвод 3-го батальона милиции (30 человек). (14)

В 5.15 по дороге из села Мокрый Лог появились два средних танка противника один за другим на дистанции 200 метров, следом за танками на дистанции 100 метров следовали автомашины с автоматчиками 40-50 человек с 2-мя станковыми пулеметами. Подпустив танки противника на 150 метров, батарея ПТОР открыла беглый огонь по танкам, первыми выстрелами головной танк был подбит, а второй подожжен. Во время обстрела танков батареей ПТОР автоматчики соскочили с машины, залегли в траве, автомашина стала разворачиваться для ухода в тыл, но в это время батарея ПТОР открыла по ней огонь и подожгла ее. Пехота противника открыла беспорядочную стрельбу из автоматов и двух станковых пулеметов по обороне заставы №15 и огневой позиции батареи ПТОР. Застава №15 также открыла огонь по противнику из ДП и винтовок.

В момент боя наземных войск, появились 4 бомбардировщика противника, которые заходили на бомбежку переправы в станице Раздорская. Пехота противника стала указывать цели белыми ракетами на позиции ПТОР. Заметив ракеты, бомбардировщики развернулись и подвергли бомбежке указанный район, сбросив 32 бомбы – в результате бомбежки были выведены из строя оба расчета ПТОР и одно орудие (которые до этого в бой не вступали, а находились замаскированными на огневой позиции).

В 6.05 по району обороны заставы №15 противник открыл минометный огонь из 150 мм минометной батареи, пехота противника залегла и продолжала вести огонь только из станкового пулемета. В 6.30 на правом фланге через боевые порядки 1-й стрелковой роты милиции просочилась группа автоматчиков, заняв северную окраину станицы Раздорская, открыв беспорядочную стрельбу из автоматов по боевому порядку роты. Подразделения отряда продолжали оказывать противнику упорное сопротивление до получения приказа о выходе из боя. (авт. - описание действий 3 батальона 25пп составил пом.начальника штаба полка капитан Дубовской не ранее 16.11.42) (15)

В 11.00 капитан Карпов докладывает командиру 25 погранполка НКВД: «Доношу, что в 10.35 22.7.42 закончилась переправа частей Красной армии и имущества. Подразделениям, ведущим бой на северо-западной окраине станицы Раздорская отдан приказ на выход из боя в район левого берега р.Дон. Потерь в личном составе и вооружении не имею». (16)

Выход пограничников 15 заставы из боя продолжался 22 июля до 14.00. Во второй половине дня противник активных действий в районе Раздорская не проявлял, а лишь ограничивался обстрелом наших подразделений артиллерийским и минометным огнем.

В 11.00 на командный пункт дивизии «Великая Германия» в Михайловский прибыл командующий 24 танковым корпусом, который отдал устный приказ, дивизии после переправы через р.Дон продвигаться на Ажинов и Сусатский для того, чтобы двигаясь затем точно в южном направлении через Тузлуков к Ростову перекрыть пути отступления на восток отступающему противнику. На возражения оперативного отдела, что исполнение этого большого задания зависит от наличия горючего и достаточной поддержки инженерных подразделений, командующий обещает поддержку инженерных подразделений. К 13.00 комадный пункт дивизии с передовым эшелоном штаба начал перемещение в Мокрый Керчик. В 16.00 прибыл туда. (17)

Инженерные подразделения дивизии «Великая Германия», которые ранее обеспечивали паромную переправу в Броницкий, с подходом саперного батальона 16мд, должны быть освобождены для новых задач (авт. - организации переправ через р.Дон). Смена саперного батальона «Великая Германия» состоится 23 июля. С прибытием колонн 129 мостового батальона и 52 саперного батальона (ожидаются не ранее 23 июля), построить мост в кратчайший срок. (18)

23 июля немцы, на время прекратив попытки захватить левый берег р.Дон у станицы Раздорская до подхода тяжелой артиллерии и инженерных частей и стягивая в станицу дополнительные боевые подразделения, попытались развить успех переправы 22 июля на плечах отступавших войск у станицы Мелиховская и, при возможности, создать плацдарм у станицы Багаевская.

В ЖБД дивизии «Великая Германия» запись за 23 июля гласит: «Противник пытается в течение дня атаковать плацдармы Мелиховская и Пухляковский слабыми силами, но хорошо поставленным артиллерийским и пулеметным огнем атаки отбиты. Действиями разведки плацдармы расширены дальше в направлении Ажинов. Все патрули сообщают о плохих дорожных условиях местности (сильно заболочена). Особенно беспокоит авиация противника, которая пытается предпринимать штурмовку на малых высотах переправ на Дону. Артиллерия противника (также залповые орудия) и минометы вызвали пожары на плацдармах». (19)

В 1.05 ночи 23 июля командование 110кд докладывает командующему 51 армии, еще не зная, что дивизия передана в состав Южного фронта (авт. – документ в ЦАМО не встречался): «Переправы в Раздорской, Пухляков, Мелиховская занимают войска противника; продвижения вперед нет. Находившийся в Мелиховская эскадрон 273кп, атакованный автоматчиками, оставил оборонительные позиции, и в беспорядке отошел на левый берег р.Дон. Сообщения от эскадрона не поступили. В течение 22.7 подразделения 273 и 311 кавполков вели бои с противником в районе Раздорская, Пухляков и Мелиховская. В ночь на 23.7.1942 будет организована ночная атака противника. Потери 273кп – 10 человек, 110 ОКАД – 1 чел. Потери в лошадях 292кп – 21. (20)

Мл. сержант З.М. Дорджи-Гаряев командир расчета второго взвода 82мм минбатареи 273кп вспоминал: «Особенно тяжелый и жаркий бой был 22 июля 1942 года, когда немцы атаковали наши позиции, под прикрытием самолетов с воздуха.  Но батарея каждым разом меняла огневые позиции. Немцам трудно было определить местонахождение огневой позиции нашей батареи. Закипела моя кровь, наблюдая за противником. Огнем из своего миномета, первым выстрелом поднял на воздух немецкого офицера с мотоциклом вместе. Далее беглым огнем уничтожил более взвода автоматчиков. Следующим днем, ранним утром командир батареи объявил благодарность от командира дивизии всем бойцам минометной батареи 273кп за уничтожение живой силы и техники врага». (21)

Ночь выдалась безоблачной, рано утром над рекой колыхался легкий туман. Под прикрытием артиллерийского огня к левому берегу устремились несколько катеров и амфибий, за ними следовали резиновые лодки. Несмотря на ружейно-пулеметный огонь кавалеристов, немцы сумели переправиться. В быстроте и слаженности действий врагу было не отказать. Немецкие саперы действовали, как на учениях. Хотя и удалось подбить один из вездеходов-амфибий, на противоположном берегу готовились новые партии вражеского десанта. С обрыва стреляли из пушек и минометов. Позиции кавалеристов на голом песке прекрасно просматривались с обрыва, огонь становился более точным. Но огонь вражеских орудий и минометов не наносил особого урона, так как жидкие силы обороняющихся были рассредоточены на большом участке и сливались с рельефом, а снаряды зарывались в песок, выбрасывая осколки вверх.

Не давая переправиться через реку новым штурмовым группам, кавалеристы прижали к земле вражеских солдат передового отряда, занявших круговую оборону в кустарнике на кромке берега. Немецкие минометы хотя и вели интенсивный огонь, но многочисленные разрывы мин вставали за первой линией обороны, так как немцы опасались попасть в своих, ведь кавалеристов и немцев разделяло менее ста метров.

В пылу боя с прорвавшимся десантом, осталось незамеченным, что опытные немецкие вояки сумели соорудить на правом берегу причал со сходнями, перетащили через реку тросы и готовились сбросить в воду понтон. Почти готовая переправа стала самой большой опасностью, ведь немцы смогли бы начать переброску техники.

На огневую позицию юго-восточнее озеро Рубежное артиллеристам 273 кавполка удалось подвезти две короткоствольные полковые пушки. Пытались подкатить их поближе, они увязли в песке. Артиллеристы с хода развернули орудия, ездовые отпрягли лошадей и галопом погнали в укрытие. Стремительно приведя пушку к бою, расчеты открыли огонь с того места, где остановились. Не дожидаясь команды, начали стрелять пулеметчики, разгоняя немецких саперов и не давая им спустить понтон. Снаряды полковой пушки раскрошили причал, и он затонул, пробили огромную дыру в понтоне. Теперь причал на другом берегу надо было сооружать заново - перебило снарядами металлические тросы. Сделав дело, артиллеристы укатили пушки в тыл, чтобы вновь нанести урон противнику уже на другом участке обороны.

В течение всего дня кавалеристы, хотя немцы сумели переправить через Дон еще какое-то количество солдат, не давали им продвинуться вперед, топили плоты и понтоны. Раненые наши бойцы, поступившие в санпункт полка, получили ранения в лицо или руки, и никто в спину. Из района юго-восточнее озера Золотое оборону левого берега от хутора Пухляковский до станицы Мелиховской поддерживала огнем третья батарея 120мм минометов отдельного-конно-артиллерийского дивизиона. Щупальца передовых отрядов тянулись сразу в нескольких местах, их отрубали, отбрасывая наступавших. Немецкие атаки шли волнами, и узкая полоска берега оставалась полем боя, вражеские солдаты, сброшенные в воду, плыли по течению, исчезая один за другим под безжалостным огнем с нашего берега. Полностью сбросить вражеский десант в воду мешал сильный огонь с правого высокого берега. Получая подкрепление, немцы скапливались на узком участке берега. Едва перебравшись через Дон, немцы готовили новый бросок на восток. Здесь им не удалось прорваться, и соорудить переправу также не удалось. Соваться на берег больше никто не рискнул.

С началом боестолкновений, при первой же возможности многие бойцы повыкидывали противогазы из сумок, заменив их запасами сухарей и другими доступными съестными припасами, ведь в боевой обстановке можно было и не дождаться горячей пищи. Чтобы не получить материального взыскания в случае инспекции, уже после первого боя командиры подразделений списали все на боевые потери, написав в отчетах, что все противогазы взвода, расчета, сложенные на бричку, были уничтожены прямым попаданием вражеского снаряда.

Чтобы лично рассмотреть варианты дальнейших действий на плацдарме Пухляковский, в 7.30 командный пункт командира дивизии «Великая Германия» лично посетил командующий 24 танкового корпуса. К 13.00 штаб дивизии перемещается в Керчик (Исаев). (22)

Как докладывал в Ставку штаб Южного фронта по итогам дня 23 июля, 7.30 в районе Пухляков переправилась группа противника силой до роты с минометами, к 16.00 большая часть группы была уничтожена. В районе Раздорская переправилось на левый берег р.Дон до батальона пехоты противника и к полудню шел бой в районе оз.Борщевское. Авиация противника группами до 20 самолетов непрерывно наносила удары по нашим войскам и переправам. Очистив к исходу дня 23.7 левый берег р.Дон от переправившихся групп противника, 37 армия (авт. - в основном силами 110 кд и 156 сд) в течение ночи обороняла рубеж Титов, Багаевская. Противник течение ночи на фронте армии активности не проявлял. По дополнительным данным 22 июля противник пытался переправиться через р.Дон в районах Семикаракорская, Мелиховская, но был отброшен контратаками обороняющихся частей. (23)

В этом же документе сообщалось, что 156 сд обороняет левый берег р.Дон на участке: Титов, оз.Ильмень, штадив – в районе кург.Мечетной (авт. - приказом 530 сп с левого фланга дивизии переброшен к Орловка). 74 сд обороняет левый берег р.Дон на участке: (иск) оз.Ильмень, Семикаракорская, штадив – Бакланики (авт. - на этом рубеже, да и то в боевых порядках 156сд действовала только артиллерия 6 артполка 74сд, стрелковые полки находились на марше в районе южнее Ново-Романовский).

Боевые действия 110кд 23 июля нашли отражение и в сводке Генерального штаба, легшей на стол Верховному главнокомандующему утром 24 июля: «110 кд, отбросив отдельные группы автоматчиков противника, пытавшихся форсировать р. Дон в районах Семикаракорская, Мелиховская, продолжала вести бой в районе Пухляков. Южный берег р. Дон в районе Пухляков очищен от противника». (24)

В то же время на разведывательной сводке Главного разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии №385/142486 на 24.7.42г. сделана пометка на информации о форсировании Дона у Константиновская и движении до 250 автомашин и 60 танков от Николаевская через Дубенцовская на Мартыновку – врут. (авт. - аналогичные пометки по всем сведениям авиаразведки Южного фронта, хотя немцы уже 21 июля захватили плацдарм у Николаевской и скрытно выдвигались на Мартыновку).(25)

О напряженности боев за Раздорскую переправу говорит один из немногих, сохранившихся в архивах документ 110кд и то, потому что подписанное непосредственно в ходе боев представление к награде вернулось без рассмотрения, так как и комиссар дивизии полковой комиссар С.Ф.Заярный и представленный к награде, но выбывший из части по тяжелому ранении мл.политрук М.И.Терентьевский числились пропавшими без вести (награжден орденом Красной Звезды по повторному представлению): «Мл.политрук 2 эскадрона 273кп Терентьевский Михаил Иванович. В районе ст.Раздорская держал переправу, не дать возможности противнику переправиться на левый берег Дона. 21.7.42г. немцы заняли ст.Раздорскую, вели интенсивный артмин огонь и обстрел переднего края обороны по р.Дон. Приданный 2-му эскадрону взвод полковой батареи два часа отражал все попытки врага переправиться на левый берег Дона. Враг своим огнем вывел из строя боевой расчет одного орудия. Тогда т.Терентьевский стал у орудия и в упор расстреливал плоты, лодки и огневые точки противника до 22.7.42г. 22.7.42г. т.Терентьевский был тяжело ранен, но не оставил орудия, пока не потерял сознание. Он мужеством и отвагой воодушевлял бойцов и командиров в бою. Представлен к награждению орденом «Красного Знамени». Панин, Заярный» (26) 

Вот как вспоминает утреннюю атаку 23 июля командир расчета станкового пулемета 3 взвода пулеметного эскадрона 273кп мл.сержант А.Д. Дорджиев: «Командир взвода перед командирами отделений зачитал приказ, что без 5 минут шесть часов утра, после залпа «катюш», будет атака конников, которых надо поддержать пулеметным огнем, за нашими позициями были позиции минометчиков. Не успели зачитать приказ, как дозор ввязался в бой с немцами. В бою на кромке леса в правую руку ранило ст.сержанта П.С.Сидоренко (авт. – ранее служил в 134кп 28кд, которая погибли под Харьковым). Ко мне подполз пом.начальника штаба полка мл.лейтенант И.Я.Павлов (авт. - 27.7.42 тяжело ранен, после госпиталя служил командиром эскадрона в 65кп 32кд 3гв.кк) и стал указывать цели. Вокруг щелкают немецкие пули. В расчете вышел из строя подносчик патронов и воды, затем второй номер. Заметили, что огонь ведется с веток дерева, и дали по ним очередь. От огня пулемета с веток дерева стали падать автоматчики. Подобравшись с пулеметом к берегу на 10-15 метров, оттеснили немцев в воду, и стали бить их прямо в воде. Часть немцев ушла вправо, но их там встретили тоже наши. Мы в это время подтянули пулемет непосредственно к Дону. С левого фланга вдоль берега опять стали подбираться немцы, что стало ясно по усилившемуся автоматному огню. Подпустив немцев, их всех уложили пулеметной очередью. В этом бою было уничтожено около двухсот немцев. Мы находились между Доном и протоком. Во время бомбежки осколком 22х14 мм меня ранило в правое бедро, порвало сухожилие, на короткое время лишился памяти. Придя в сознание, ползком стал пробираться к заболоченной впадине. Увидев двух фашистов, уничтожил их гранатой. В 3 часа дня 23 июля с помощью подошедших резервов 37 армии, мы снова отбросили немцев к берегу». (авт. - 24 июля вывезен в медлазарет дивизии, откуда после обработки ран, через Маныч, с.Дивное и далее по железной дороге сначала в Махачкалу, а оттуда в ЭГ-2454 г.Тбилиси, после двух операций был комиссован. С апреля 1943 года назначен председателем Шебенерского сельсовета Калмыцкой АССР, затем с 1944 по 1957 год находился в Алтайском крае. Как инвалид награжден медалью «За боевые заслуги»). (27)

В последнем, найденном боевом документе 110кд по боям июля 1942 года на р.Дон сообщается: «Начальнику штаба 51 армии. Боевое донесение №13 штаб кав.див. Ажинов от 23.07.42 16.30, карта 100000-39. Раздорская, Пухляков, Мелиховская заняты противником. В Пухляков, скорее всего, один батальон противника. Силы противника в Раздорская неизвестны. В Мелиховской находится около 250 мотоциклистов и 16 легких танков. Предполагается, что танки противника двигаются в сторону Багаевская. Части дивизии обороняют левый берег Дона и препятствуют переправе противника. Прошу поддержку авиацией в районе Раздорская, Пухляков и Мелиховская». (28)

До сих пор на левом берегу реки Дон можно найти следы тех боев. Летом 2015 года степной пожар вызвал многочисленные взрывы ранее не разорвавшихся боеприпасов, скрытых в земле. А 10 августа 2009 года Ростовское телевидение сделало большой репортаж о торжественном перезахоронении найденных поисковиками Калмыкии в полосе обороны 273-го Сарпинского полка 110-й дивизии у Раздорской переправы останков четырех солдат. На траурном митинге старый казачий атаман станицы Раздорская Владимир Шапошников, положив на гроб по казачьему обычаю свою шашку, рассказал: "13 лет мне было. Немцы наступали на Сусат. А калмыки-кавалеристы на конях вышли из леса и начали их рубить. Тишина стояла. Немцы перестали стрелять, боялись в своих попасть. А калмыки, раненых и убитых на скаку подбирая, назад в лес ускакали". (29)

В кавалерии каждое подразделение, начиная с отделения, построено так, что имеет возможность самостоятельно выполнять возложенные на него тактические задачи как в пешем, так и в конном строях. Конная атака, даже малочисленного подразделения, одним своим. видом, стремительностью своего движения, блеском сверкающих шашек - морально настолько потрясает противника, что его способность к организованному сопротивлению значительно падает. Особенно сильно моральное действие при внезапной атаке.

23 июля в тактическое подчинение дивизии «Великая Германия» поступил саперный батальон 16мд, как и колонна 129 мостового батальона, закончившие к 15.00 возведение моста через Сев.Донец (10т). С 15.00 по мосту открыто ограниченное движение. Транспорт весом свыше 10т и танки по-прежнему переправляются на пароме. Из-за перенапряжения танковый батальон задерживается до подтягивания частей технического обеспечения. Части, которые используются в настоящее время, смогут догнать впоследствии. (30)

23 июля в 17.00 на западном берегу р.Сев.Донец начал дальнейшее движение 3 батальон 2 панцер-гренадерского полка «Великая Германия». Подтянулись 1 и 4 батальоны полка, после многих дней восстановив связь с дивизией, но только после получения топлива к 24 июля смогут разблокировать фронт. Также ожидается продвижение батальона штурмовых орудий и 2 дивизиона артиллерийского полка «Великая Германия». Вечером поступает приказ 2 полку оставаться у Мокрый Лог и обеспечить прикрытие района между Керчик, Крымский с севера и северо-запада силами 2 батальона. Охрану Раздорская, от сил противника, которые численностью до полка отмечены северо-западнее Керчик (северный), обеспечивает 2/2мп, небольшой отряд мотоциклистов и часть противотанкового батальона. Основную защиту с севера и северо-запада обеспечивает 16мд. (31)

Высшее командование сухопутных сил поручает 1-й танковой армии к окончанию боев у Ростова значительно расширить плацдарм у Мелиховской, а также создать плацдарм через Маныч у Спорный. Для этого, по приказу группы армий, за дивизией «Великая Германия» и ускоренно продвигающейся за ней 16пд (мот), подводится 44АК. Штаб 24ТК переходит в подчинение группы армий Б. Поэтому создается группа «Великая Германия» и ее для последующих действий усиливают частями армейской артиллерии. 3ТК по окончанию боев у Ростова должен следовать через Мелиховская на юг с группой «Великая Германия» и 44АК. Граница между 1 и 4 танковыми армиями: устье р.Сал - Спорный. 4ТА уже удалось продвинуться из Николаевской до р.Сал, чтобы создать плацдарм в Орловке.  (32)

Из штаба 1ТА 23 июля по радио дивизии «Великая Германия» сообщается о выходе из состава 24ТК и о создании объединенной группы «Великая Германия» с 16мд. Вечером в 15.30 среднеевропейского времени из армии поступает приказ: Группе «Великая Германия» нанести удар через Ажинов, Сусатский на Спорный и создать плацдарм на южном берегу р.Маныч. Группе «Великая Германия» освободить к 25.7 район к северу от линии Керчик, Броницкий. (33)

Для этого группе «Великая Германия» будут подчинены соединения группы армий: штаб 704ап, 2 дивизион 60ап (без батареи), 2 дивизион 8ап 152мм (без двух батарей), 731 дивизион 15см гаубиц, 3 дивизион мортир 109 полка, вторая батарея учебного полка реактивных минометов. Инженерные части: 46, 70 саперные батальоны (мот), 922 штаб мостового отряда, 13 мостовая колонна типа В. (34)

Учебный полк реактивных минометов (Weгferregimenter) предназначался для выполнения специальных задач и имел 1876 человек личного состава, 12 противотанковых пушек, 54 ракетные установки, 374 автомобиля и 37 мотоциклов. Состоял из полкового штаба и штабной батареи, двух батapeй 150-мм ракетных установок – по 18 установок, одной - 210-мм ракетных установок - 18 установок, и колонны легких гранатометчиков (обычно отделение 150-мм гранатометов).

Вечером выпускается приказ по дивизии «Великая Германия» об атаке 24 июля на Сусатский.

110 кд, в исполнение приказа Южного фронта, по приказу 37 армии №0041/ОП, отводилась в район Золотарев, Александровский - в резерв, однако обстановка складывалась так, что командующий 37А оставил 110 кд на прежнем участке обороны - Семикаракорская, Багаевская. Дело в том, что, без учета введенных в состав армии 156 сд и 110 кд, в 37 армии на 23 июля вместе с автобронетанковыми и артиллерийскими частями насчитывалось 10487 бойцов и командиров, дивизии еще собирали бойцов после переправы через Дон и приводили свои части в порядок после боев под Шахтами и Новочеркасском. Артиллерийские полки дивизий армии в тяжелых боях поте­ряли всю материальную часть и не могли поддержать обороня­ющиеся части ни огнем, ни колесами, практически полностью отсутствовали боеприпасы. Особенно слабо были вооружены 230 и 295 сд, которые должны были сменить 110 кд. На этом фоне 110 кд выглядела, не­смотря на понесенные в предыдущих боях потери, наиболее боеспособной. В середине дня 23 июля в штаб дивизии, распо­лагавшийся в хуторе Ажинов, прибыл член Военного совета 37А бригадный комиссар Иван Федорович Абаулин. Ознакомившись с положением дел в дивизии, он сообщил, что решением коман­дарма дивизия остается на занимаемых ею оборонительных рубежах, отметив при этом, что 110 кд в тяжелых боях держится стойко, по-боевому, активной обороной продолжает прочно удерживать занимаемый рубеж. Перед отъездом из штаба бригадный комис­сар Абаулин еще раз подчеркнул, что Военный совет 37А доволен боевыми действиями 110 кд и пообещал поддержать дивизию огнем дальнобойной артиллерии и гвардейских минометов.

Командование 110 кавалерийской дивизии испытывало большие трудности в поддержании устойчивой связи со штабом 37 армии. Дело в том, что с переходом дивизии в состав 37 армии кабельно-шестовую линию связи, установленную 51 армией, сняли, и для получения приказов, сведений о противнике, положении соседей и другой информации, передававшейся из штаба 37 армии, дивизия могла использовать лишь маломощные радио­станции (авт. - не имея зарядной аккумуляторной станции и имея только один комплект аккумуляторов, которые необходимо периодически перезаряжать - время зарядки до 12 часов). Иногда связь со штабом армии вообще отсутствовала, хотя хутор Нижне-Соленый, где располагался штаб армии, не так уж далеко отстоял от рубежа обороны дивизии. Информа­ция о противнике и соседях была крайне необходима, так как обстановка непрерывно менялась, была сложной, противоречи­вой. Часто бои разворачивались не совсем так, как это предус­матривалось планами. А сверху шли новые распоряжения, которые подчас не вязались с обстановкой. Так, еще к исходу 22 июля командир дивизии получил очередной боевой приказ ко­мандующего 51 армией, которым ставилась задача "... 110кд прочно оборонять междуречье реки Сал и Манычский канал. В ударной группе дивизии иметь один кавполк в районе Нижне-Соленый, Веселый". (35)

А дивизия выполняла приказ командую­щего 37 армией по удержанию южного берега Дона. Правда, штаб и службы Южного фронта и 37 армии практически не предприняли никаких мер по усилению оставленной в обороне дивизии артиллерийской поддержкой, боеприпасами. Приказы соединениям 37 армии по занятию рубежей обороны по левому берегу р.Дон, выдвижению на эти рубежи артиллерии, гвардейских минометов выполнялись с задержкой, формально или не выполнялись совсем со ссылкой на сбор частей после переправы, отсутствие боеприпасов. Так командующий артиллерией 37 армии, будущий Маршал артиллерии М.И.Неделин в своем донесении 23 июля начарту ЮФ генералу Жук сообщил, что только 2 орудия 268ап находятся на огневой позиции в Карповке, остальные 14 орудий – в районе Калинин, у полка нет снарядов. 295сд удалось собрать 17 орудий, но большой некомплект в орудийных расчетах, совершенно нет снарядов, данных о нахождении артиллерии 74 и 230 стрелковых дивизий нет. Приданные 37 армии 43 и 49 гвардейские минометные полки самовольно отошли после переправы в тыл. (36)

Полковник Красичков в справке по 37 армии отмечает: «110кд – течение дня 23.7 вела бой с переправившимся противником в районе Пухляков и занимала оборону (отдельными узлами) на рубеже: 273кп – Раздорская, Мелиховская; 292кп – Мелиховская, Багаевская; 311кп – Ажинов, Кудинов, в результате боя уничтожено до 80 человек пехоты, подбито 7 автомашин. Потери дивизии: 1 убит, ранено – 17 человек. КП – Ажинов». (37)

Активные оборонительные действия 110кд отмечены и в журнале боевых действий Южного фронта за 23 июля 1942г.: «37 армия выдвигала части для занятия оборонительного рубежа по левому берегу р.Дон на фронте Семикаракорская, Багаевская... Части 110кд, отбросив части противника, пытавшихся форсировать р.Дон в районах Семикаракорская и Мелиховская, вели бои в районе Пухляков. ...На фронте 37А в районе Раздорская переправилось на левый берег р.Дон до батальона пехоты противника и к полудню шел бой в районе оз.Борщевское». (38)

В 19.00, прибывший в Сусатский 270 огмд 49 гмп дал оттуда залп по мотопехоте противника, сосредоточенной у Раздорской переправы.

К 22.00 23 июля командный пункт 311кп переместился в Ново-Романовский в 4км северо-восточнее Сусатский, один эскадрон полка выдвинут для охраны моста через Сал на перекрестке дорог между Семикаракорская, Раздорская и Сусатский.

В 23.00 23 июля по приказу полковника Панина, начальник политотдела дивизии батальонный комиссар А.И.Заднепрук забрал для усиления стыка 2 эскадрона 292кп и 4 эскадрона 273кп взвод станковых пулеметов 292кп. Сюда же прибыли для руководства оборонительными боями 24 июля подразделений 292кп зам.командира полка капитан Я.К.Попов и ст.политрук Б.А.Дорджинов.

После переправы на левый берег р.Дон в состав 37 армии (штаб Нижне-Соленый) переданы 74 сд 24А - 22 июля к 16.00 главными силами подходила Калинин, 15 тбр и 41 мсбр. 41 мсбр – к 6.00 сосредоточилась в Калинин (4 км южнее Сусатский), Сарайский. 15 тбр – сосредотачивается хут.Слободской, имеет танков Т-60 – 3.

807 артполк 275 сд в составе 76 мм пушек - 6 и 122 мм гаубиц - 3 переподчинен командарму 37 и в ночь на 23.7 занял боевой порядок в районах: 6 батарея - юго-западная окраина Семикаракорская; 5 батарея южнее 300 метров высоты с отм +2,2 (на левом берегу р.Сал); 4 батарея - 200м сев.Ефимкин; 1 батарея - в районе отм. +5,6. (39)

В своем докладе о действиях 37 армии в июле 1942 года, офицер Генерального штаба Красной армии майор Д.Лебедев, составленном через два месяца после боев, отмечает, что против главной группировки противника на вероятных его переправах через р. Дон была выдвинута совершенно не способная вести серьезного боя 295 сд, имеющая 300 человек при 110 винтовках и 6 станковых пулеметов при фронте 27 км. При личной проверке 23 июля фактического состояния обороны 295 сд установлено: переправу Раздорская прикрывали 23 активных штыка, 1 пулемет, 1 пушка 45 мм. На дороге у Пухляковской переправы, где группы противника занимали плацдарм на южном берегу р. Дон имелось 23 активных штыка, 1 станковый пулемет, 1 пушка 45 мм. В районе моста 3км юго-западнее Семикаракорская оборонялись 9 человек, 1 станковый пулемет. Командующий 37 армии генерал-майор П.М.Козлов приказал начальнику управления укомплектования майору Загурьяни собрать для 295 сд в течение ночи на 24.7.42 5000 человек. Такое же приказание передал командиру 295 сд подполковник Сафарьян. (40)

В изложении хода событий на Раздорской переправе помощником начальника штаба 25 погранполка капитаном Дубовским, в течение суток 23.7.42 противник также свои действия не активизировал. С обеих сторон велся артиллерийский и минометный огонь. В 13.00 был получен приказ от начальника штаба войск по охране тыла Южного фронта полковника К.А.Антонова о выводе 3 сб из боя для выполнения своей задачи по охране тыла действующей Красной армии. С наступлением темноты 3 сб начал движение по маршруту Раздорская, Сусатский, Калинин. Район обороны занял 1/273 кп. 20.00 член Военного совета Южного фронта т.Корниец приказал задержать батальон на прежнем месте до утра 24.7.42г., так как в 4.00 намечалась ликвидация группы противника, переправившейся в районе х.Пухляковский, а утром батальон вывести из боя для соединения с полком в х.Калинин. Полковником Антоновым был послан начальник штаба полка майор Мартынов, которому был отдан устно приказ: «3 сб с приданными подразделениями вернуть с пути следования и занять оборону на прежнем рубеже. С началом рассвета батальон снять и следовать с ним в х.Калинин». 24 июля в 1.15 3 сб с ротой милиции были возвращены, к 2.30 3 сб занял прежний рубеж обороны, но рота милиции, следовавшая следом и пользуясь темнотой самостоятельно повернула обратно и ушла в направлении х.Сусатский. Таким образом левый фланг боевого порядка 3 сб остался открытым. Для обеспечения левого фланга была выдвинута одна линейная застава батальона. Ликвидации противника в районе х.Пухляковский, ввиду неорганизованности не состоялось. (41)

В неразберихе продолжающих в течение дня 23 июля переправляться через р.Дон разрозненных групп советских войск, и массой блуждающих безоружными в междуречье Сала и Маныча войск армий Южного и бывшего Юго-Западного фронтов, нарушилось управление войсками. Штаб 24 армии еще в полдень 23 июля отдал приказ на передислокацию своих дивизий: 275сд из района Семикаракорской маршем в Б.Орловка; 102сд с 180 и 182 запасными стрелковыми полками из района Федулов в район Сальско-Кагальницкий с большим привалом с 8.00 до 18.00 в Мал.Балабинке (15км восточнее Федулов); 73сд своим 471сп собирается в районе штаба армии. Но это не помешало штабу 24 армии, сутки спустя, в 10.00 24 июля доложить в штаб фронта, что дивизии (которым армия, несмотря на то, что они возвращены 23 июля в состав 37 армии, отдала приказ на передислокацию) занимают оборону: 275сд - (иск) Семикаракорская, оз.Золотое, штадив – Ворошилов; 102сд с подчиненными ей 180 и 182 запасными стрелковыми полками - прикрывает фронт Багаевская, Манычская, штадив – Федулов; 471сп 73сд находится в пути следования в район сосредоточения Верх.Соленый. Все командиры и группы, переправившиеся на левый берег р.Дон и отколовшиеся от своих частей, сосредотачиваются для направления в районах Мал.Балабинка, Цугейкин. (42)

Заградотрядами войск по охране тыла Южного фронта только за 20-23 июля было направлено на пункты формирования при 180зсп в районе Батлаевская (60км северо-восточнее Пролетарская) и при 189зсп в районе Б.Таловая (30км северо-восточнее Мечетинская) оторвавшихся после переправы через р.Дон от своих частей и блуждающих по тылу 20808 военнослужащих и 287 автомашин из которых можно было сформировать целую армию. (43)

В связи с выдвижением передовых танковых и моторизованных подразделений немецкой 3 тд на р.Сал у Орловки, командование Южного фронта 24 июля приказывает выдвинуть для уничтожения, как считалось небольших немецких десантов, 102 и 275 сд с частями усиления. Так как 37 армия организовывает оборону на р.Дон, управление действиями этих дивизий вновь возлагается на 24 армию, штаб которой, указав в приказе 23 июля новый пункт дислокации - Комаров, так и не покинул хутора Верхне-Соленый, которая в 15.35 отдает дивизиям соответствующие распоряжения, но уже ночью с 24 на 25 июля в 3.30 дивизиям отдается приказ возвратиться в подчинение 37 армии. И теперь уже в новом составе 24А (Полевое управление армии, армейские части, 2гв.сд, 228, 341, 73 сд, 262 аап), так и не организовав обороны между р.Сал и Маныч, директивой Южного фронта от 24 июля, двигаясь по южному берегу р.Маныч, к утру 29 июля сосредоточивается в районе Пролетарская, Новоманычское, Нов.Егорлык. (44)

Только в 23.14 23 июля, в исполнение приказа фронта, штаб 37А передает приказ №0041/ОП на занятие обороны: 156 сд оставалась 2-мя полками на занимаемом рубеже 361сп – Титов, (иск)Константиновская, 417 сп – Константиновская, Ново-Золотовская; участок обороны 530 сп – (иск)Ново-Золотовская, Семикаракорская передавался 74 сд (имела до 3800 человек, к утру 24 июля выйти на рубеж обороны по времени не успевала) (именно, по этому участку пока так и не найдены документальные материалы по боевым действиям); 295 сд, сменив 273 кп 110 кд - (иск) Семикаракорская, Мелиховская (295 сд так и не смогла сменить полк, который продолжал вести бои, частично бойцы просто передавались под командование командиров эскадронов); 230 сд, сменив 292 кп 110 кд - (иск) Мелиховская, Багаевская (смена произведена 24 июля, 292 кп переместился в район Карповка, усиливая оборону Раздорской переправы); 110 кд с выходом 295 и 230 сд на участки обороны должна была сосредоточиться – Золотарев, Александровский. (боевая обстановка не позволила это сделать)

В течение суток после передачи 110кд в состав Южного фронта в ВПУ СКФ об этом не знали и в своем обращении в оперативный отдел 51 армии в 20.45 23 июля запрашивали: «Почему в приказе №005 не поставлена задача 156сд, 110кд и ОКК? Какие им остаются задачи?» (45)

727иптап (придан 295сд), согласно донесению штаба артиллерии 37А к 24.00 23.7.42 занимал боевой порядок: три орудия в районе кустарник (северо-восточнее 5км Карповка), два орудия северная окраина Костылевский, имея задачу не допустить переправы противника в районе Пухляков, который находится на максимальной дальности стрельбы и ПТО дороги Пухляковский, Раздорская, Семикаракорская. В течение дня вел методический огонь по району переправ. Два орудия, требующие ремонта (оттянуты) в тылы - Красный Кут с задачей немедленного ремонта, после чего в срочной постановке на ОП с задачей ПТО дамбы и Веселый. Наличие боеприпасов - 0,5 б/к. В течение дня было произведено 7 дивизионных залпов «катюш» (авт.- согласно карте залпов за 23 июля только один батарейный и 22 июля залп двумя орудиями) по районам сосредоточения мотопехоты и танков противника в районах переправ. В результате огня по Пухляковский возникли большие пожары и отмечались сильные взрывы (очевидно боеприпасов и отдельных танков). (46)

В журнале боевых действий 49гмп (сформированного в весной 1942г. в Москве, командир полка майор Сухушин И.А.) сообщается о дивизионном залпе 270огмд 23 июля в 19.00 из района Сусатский по немецкой мотопехоте, сосредоточенной у Раздорской переправы. Залпом сорвана переправа и уничтожено до 200 солдат. Второй эшелон дивизиона сосредоточился в Проциков (южнее Маныча). (47)

По карте залпов группы минометных частей Южного фронта (в полосе обороны 110кд): 22.7.42 270/49 2 орудия по Пухляков у острова с развилки дорог на петле р. Сусат северо-западнее Сусатский (расстояние 9 км); 23.7.42 270/49 по левому берегу напротив юго-зап.окраины Пухляков с дороги 0,5 км южнее Красный Двигатель (у курганов) (растояние 10 км). (48)

Как вспоминали ветераны 110кд после залпа в 19.00 дивизиона реактивных установок М-13 "катюш" по местам со­средоточения противника в районе хутора Пухляковский, среди фашистов началась паника. В течение десяти часов на участке дивизии противник не предпринимал никаких активных бое­вых действий. Это дало возможность привести в порядок сис­тему огня, пополнить боеприпасами все подразделения, доста­вить в траншеи и на огневые позиции все самое необходимое для ведения боя.

Согласно донесению штаба артиллерии 37 армии, артиллерия армии не имеет карт данного района действий и совершенно не удовлетворяющее наличие средств связи. Боевой порядок артиллерии 74сд: 1/6 ап - занимает ОП в районе Ново-Золотовская; 2/6 ап - в районе Семикаракорская, Молчанов; одна батарея ПА и ДА переподчинены 295сд. 593ап 295сд занимает боевой порядок: 1/593 северо-западная окраина Сусатский, 2/593 северо-восточнее Костылевский. В течение дня вел огонь по району переправ - Пухляковский. Наличие боеприпасов 76мм - 122 выстрела, 122мм - 190 выстрелов. (49)

К исходу 23 июля, обращаясь к начарту Южного фронта генерал-майору Жук, командующий артиллерией 37А генерал-майор Неделин, доносит: «Положение с боеприпасами очень тяжелое. Все люди разогнаны, подобрали, что можно у переправ, но это очень мало». (50)

24 июля в 0.30 генерал-майор Неделин дает рукописный приказ начарту 295сд: «В целях срыва переправ противника через р.Дон с рассветом 24.7.42 (3.30-4.00) дать залпы приданным 295 сд дивизионом РС 49 гмп по возможным направлениям: Пухляков - в первую очередь; Раздорская - сразу после перезарядки, а если придет второй дивизион 49 гмп, то одновременно; Мелиховская - подойдет дивизион 43 гмп. После этих залпов быть готовым к последующим. Всю свою артиллерию и приданный 727 ап выдвинуть вперед, установить наблюдение за указанными переправами и не допустить ни под каким видом переправы противника через р.Дон. Немедленно разыскать штаб 110 кд - Ажинов и получить у них 100000 винтпатрон и 100 штук 76 мм снарядов пушек 27г.»  (51)

На рассвете 24 июля командир дивизии полковник В.П.Панин в сопровождении начальника оперативного отделения штаба дивизии Г.И.Бурмистрова и адьютанта М.К.Хутова выехали верхом на участок обороны 3 и 4 эскадронов 311 кавалерийского полка для проверки и организации дополнительных мероприятий по улучшению системы огня и налаживанию взаимодействия между полками. При подходе к реке Дон в районе юго-восточнее станицы Мелиховская группа была обстреляна противником из ручного пулемета. Хутов и Бурмистров, выхватив шашки и маневрируя, бросились к пулемету, Хутов (уроженец Дагестана, по национальности абазинец) зарубил расчет и был впоследствии представлен к награде.

С этой же целью в район станицы Раздорской, где занимал оборону 273 кавалерийский полк, прибыли военком дивизии С.Ф. Заярный и на­чальник артиллерии Н.В. Бобров. К исходу дня на всех участках обороны систему огня в основном восстановили.

Согласно политдонесению 37 армии начальнику Политуправления Южного фронта бригадному комиссару Гришаеву, войска армии в течение дня 24 июля занимали и совершенствовали оборону по левому берегу р.Дон, приводили себя в порядок. Части 295сд и 110кд в течение дня вели упорный бой с переправившимся противником в районах Раздорская, Пухляки (авт. - Пухляковский) и Мелиховская. Противник, до двух полков пехоты с 7-10 танками при поддержке артиллерийского и минометного огня, под прикрытием авиации, в течение ночи и утра 24 июля форсировал р.Дон в районе Раздорская, Пухляки и Мелиховская, вел бой на левом берегу. На остальных участках фронта активности не проявлял, вел редкий артиллерийский и минометный огонь по боевым порядкам наших частей. (52)

Командир 2 взвода 3 эскадрона 311кп мл.лейтенант Гильчиев Ноха Бадмаевич с группой храбрецов более суток удерживал позицию против превосходящих сил противника (авт.- ранен 26.7.42). Командир 4 взвода 4 эскадрона 311кп лейтенант Коротких Илья Сергеевич, будучи 23 июля тяжело раненый в грудь, гранатами истребил 11 немецких автоматчиков (авт. - погиб 22.7.44 будучи командиром взвода разведки 16гв.кп 4гв.кд 2гв.кк). Пулеметчик 311кп Т.П.Чебуняев в одном бою уничтожил более двух десятков немецких солдат (авт. - по донесению послевоенного периода числится пропавшим без вести).

Исключительное мужество в этом бою проявил 2 взвод 2 эскадрона 292 кавалерийского полка под командованием старшего сержанта Ивана Игнатьевича Лобаченко. Его взвод трижды ходил в атаку, уничтожая и сбрасывая в Дон просочившихся на левый берег вражеских автоматчиков. «В течение только одной ночи, вспоминал ветеран 110кд, житель станицы Багаевской И.И. Лобаченко, мы потопили шесть плотов противника. Утром немцы обнаружили наши передовые позиции и открыли по ним ураганный огонь». Здесь И.И.Лобаченко был ранен, но друзья не оставили его, на руках они вынесли обмякшее тело с поля боя и отправили в медико-санитарный эскадрон. Отважно сражался Иван Игнатьевич и позже в составе 54гв.кп 14гв.кд 7гв.кк вместе с бывшим командиром 311кп М.П.Василенко. На его груди ордена Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны и другие.

259огмд 43гмп 24 июля в 6.00 дал залп по Мелиховская. (53)

24 июля утром 270огмд дал батарейный залп по переправляющейся на южный берег пехоте противника (по карте залпов по лесопосадкам на левом берегу у Пухляков (напротив род.) с дороги Карпово-Сусатский 2 км юго-западнее Красный Двигатель (9 км)). (54)

3 ИЛ-2 103шап (ведущий группы лейтенант Емельянов) под прикрытием 5 ЯК-1 в 10.08 произвели штурмовку скопления крытых автомашин в пункте Пухляковский до 40 единиц. В результате удара уничтожено до 15 автомашин, до 100 солдат и офицеров. Наблюдением установлено: от Мокрый Лог на Пухляковский движение колонны автомашин до 40 единиц. Голова – 1км севернее Пухляковский. Из Раздорская и Мелиховская был интенсивный огонь МЗА. Патрулируют 3 самолета МЕ-109. (55)

Как отмечается в ЖБД «Великая Германия», в ночь с 23 на 24 июля плацдармы подверглись бомбардировке многочисленных советских самолетов, которые действуют беспрепятственно, т.к. собственные самолеты из-за нехватки топлива не могут быть использованы для обороны. К сожалению плацдарм Мелиховская подвергся нападению штурмовиков с их собственным бортовым оружием, но линия фронта четко обозначена вспышками. Наши потери неизбежны. Данные инженерной разведки в предыдущий день показали, что только местность в Раздорская позволяет навести мост через р.Дон. Это подтверждается расширением 3 батальоном 1мп плацдарма Пухляковский в направлении  Раздорской и переправой групп 1 батальона 1мп через р.Дон в Раздорская для помощи и поддержки. Противник, который еще не закрепился на южном берегу р.Дон, может быть отброшен только после тяжелых кровопролитных боев. 3 батальон около 8.30 очистил южный берег р.Дон до Раздорской, приняв меры охранения на восток и юго-восток. В 9.00 запланирован бросок 1 батальона на штурмовых и надувных лодках. Переправа прошла без противодействия противника. (56)

На переправе легкий штурмовой катер Тип 39 На переправе легкий штурмовой катер Тип 39
На переправе легкий штурмовой катер «Тип 39»

Форсирование водных преград в боевых условиях и захват плацдармов осуществлялся штурмовыми группами, которые состояли из солдат различных подразделений. Ядром штурмовых групп были специально обученные саперы и солдаты, подготовленные к штурму хорошо укрепленных инженерных сооружений противника - штурмпионеры (Sturmpioniere). В штатное вооружение штурмпионеров входило не только стрелковое, но и специальное вооружение (огнеметы, ружейные гранаты, ручные противотанковые гранатометы), специальные экипировка и средства подрыва, мощная взрывчатка и т. д. После выполнения поставленных задач группы расформировывались, и солдаты возвращались в свои основные подразделения. Штурмовая группа разбивалась на отряды и группы, каждой из которых вменялись определенные функции. Для постановки дымовых завес привлекались солдаты саперных, специальных войск (Nebeltruppen) или артиллерия.

Штурмовой бросок через Дон 1 мотопехотного батальона, как 21-23 июля у станицы Мелиховской и хутора Пухляковский 2-го и 3-го батальонов, огнем поддерживала артиллерия и минометы, а также танки, самоходки, прочая бронетехника. Штурмовые группы взаимодействовали с авиацией, указывая флажками цели для бомбометания и сигналя ракетницами о своем местоположении. На каждой надувной лодке размещалось стрелковое отделение штурмовой партии, позицию в ее носовой части занимал пулеметчик. Другие старались рассредоточиться по бортам лодки, чтобы снизить вероятность попадания пуль. Пехота надеялась при форсировании реки на заградительный огонь своей артиллерии и установленную над водой дымовую завесу. Как только лодки появились на водной глади, на другом берегу встали столбы дыма и пыли от взрывов снарядов немецких пушек. Пелена дыма накрыла русло реки, что позволило передовому отряду достичь противоположного берега с минимальными потерями. По сигналу ракетой командира штурмового отряда об успешной высадке, артиллерия перенесла огонь в глубину обороны. Штурмовые группы, хорошо отработанными на учениях действиями, подавляли очаги сопротивления противника в ближнем бою.

Для справки: являясь передовыми частями, солдаты, служащие в саперных батальонах, несли большие по сравнению с обычной пехотой потери.

Для форсирования реки Дон группе Великая Германия с 24 июля дополнительно приданы из группы армий «А», 1-й и 4-й танковых армий артиллерия резерва главного командования: штаб 704-го артполка, 731-й моторизованный дивизион тяжелых 150мм орудий, 3-й дивизион гаубиц 109ап, 2-й дивизион (без двух батарей) 52ап, 2-й дивизион (без одной батареи) 60ап, две батареи 6-ти ствольных минометов 161-го учебного минометного полка, 3-й дивизион 146ап, а также все исправные танки 1-го полка танковосстановительной группы. Также приданы инженерные части - штаб 673-го инженерного полка с 46-м, 70-м, 666-м саперными батальонами и 992-й штаб х-мостового строительства с 13 мостостроительными колоннами типа «В»: 129, 1/404, 1/413, 415 (1 и 2 батальоны), 1, 13, 2/41, 61, 26, 97, 1/406, 627, 106, 112, подразделения 131 и 155 строительных батальонов и группы имперской трудовой службы. Для прикрытия переправ с воздуха, к уже имеющимся частям ПВО, приданы 602-й зенитный батальон и рота 616-го зенитного батальона (авт. - суммарно более 4000 человек). (57)

Остававшиеся к 24 июля на восточном берегу Северского Донца силы 16 мотопехотной дивизии с тяжелым вооружением сумели «проскользнуть» через мост у Броницкий в промежутках подразделений дивизии «Великая Германия», которым был назначен военный мост. Pz.IV танкового батальона пришлось перевозить отдельно между 4 и 9 часами 25 июля 20-тонными паромами. (58)

В жаркий полдень 24 июля первыми, открывая путь для форсирования реки пехотинцами из I и III батальонов 1мп, пересекли Дон на надувных лодках солдаты 11-й роты 1мп «Великая Германия». Переправа осуществлялась под защитой тяжелого оружия. Тяжелые пулеметы, минометы и артиллерия открыли долгий смертельный огонь по другому берегу, чтобы прижать советских бойцов к земле. Первые группы побежали к берегу и в лодки, началось оживленное движение взад и вперед по реке надувных плотов, и все больше и больше людей, в том числе от других рот, подходили к месту переправы. Гигантские облака пыли висели над крутым берегом реки. В бою был захвачен небольшой плацдармом, примерно 200х400 метров, который, под действием советских контратак, отчаянно нуждался в подкреплении.  (59)

В изложении хода событий на Раздорской переправе помощником начальника штаба 25 погранполка капитаном Дубовским 24 июля в 3.00 застава №15, начальник заставы лейтенант Гродзицкий, были высланы в направлении х.Пухляковский с задачей разведки противника и уточнения его сил (авт. - в этом докладе ни о залпе «катюш», ни об артогне по немецкому плацдарму, где уже находилось армейской артиллерии, ни боях регулярных подразделений Красной армии даже не упоминается). В 5.00 застава столкнулась с боевым охранением противника и вступила в бой. В результате боя боевое охранение противника было оттеснено к р.Дон. Увлекшись отходящим противником застава №15 подставила свой левый фланг противнику, который остановил заставу с левого фланга и пытался выйти ей в тыл. Видя маневр противника, начальник заставы решил с боем отходить к району обороны 3/25 пп на левый фланг. Противник на плечах заставы вплотную подошел к району обороны. В 7.30 под прикрытием 3-х минометных батарей и пушек из танков, противник начал переправу пехоты в районе 1 км юго-западнее станицы Раздорская на моторных катерах по 25 человек на каждом (авт. - паром составленный из штурмового бота с причаленными по его бортам двух больших надувных лодок мог перевозить 20 вооруженных солдат с ручным пулеметом или 81мм минометом). Высадившийся десант противник повел в наступление на левый фланг обороны, стремясь выйти к р.Безымянная (на современной карте Генерального штаба Ерик Кривой), встретив огневое сопротивление заставы №13 десант противника залег. С целью подавления огня противник пустил несколько сигнальных ракет в направлении заставы, после чего весь огонь обрушился по району обороны заставы №13. В результате чего огневое сопротивление заставы №13 ослабло, что позволило автоматчикам противника просочиться в оборону, выйти на левый фланг 3/25 пп к р.Безымянная.

Схема капитана Дубовского о действиях 25 погранполка 24 июля

Схема капитана Дубовского о действиях 25 погранполка 24 июля

В 9.00 части подразделений 2/25 пп в составе 130 штыков подошли к району обороны 3/25 пп 1,5-2 км. Начальник штаба 2/25 пп ст.лейтенант Безотосный получил приказ начальника штаба 25 пп майора Мартынова – остановить противника с левого фланга и частью сил зайти в тыл противнику. В 10.20 подразделения 2/25 пп начали наступление с задачей нанести удар противнику во фланг. Противник, заметив подходящее подкрепление перенес весь огонь на 2 сб, последний вынужден был залечь. В 11.00 24.7.42 противник силою до 2-х рот из х.Пухляковский повел наступление по левому берегу р.Дон в тыл подразделениям 2 сб с выходом к переправе через р.Безымянная. Пом.начальника штаба полка капитан Дубовской, следуя для связи на артбатарею 807 ап (авт. – артполк 275 сд - по докладу штаба артиллерии ЮФ, артиллерия в составе дивизии, т.е. в районе Б.Орловка) заметил создавшуюся угрозу захвата противником моста через р.Безымянная и стремление последнего выйти на правый берег р.Безымянная, т.е. в тыл подразделениям 2 и 3/25 пп и таким образом окружить район обороны 3/25 пп. Оценив создавшуюся обстановку, возглавив подразделения 2/25 пп вывел их к мосту р.Безымянная, где организовал оборону моста и правого берега р.Безымянная, в результате которого было предотвращено окружение подразделений 2 и 3/25 пп и организовано прикрытие переправы 3/25 пп через р.Безымянная. Все подразделения, ведя упорную оборону ввели в действие все огневые средства. В 13.15 заставы 11, 13, 15 израсходовали 100% боеприпасов, а остальные подразделения 3/25 – 70-80%. Майор Мартынов и батальонный комиссар Подгайский отдали приказ подразделениям 3/25 пп отойти на правый (берег) р.Безымянная. При попытке связаться с 273 кп установлено, что подразделения последнего отошли в х.Сусатский. В 15.00 майор Мартынов и батальонный комиссар Подгайский принимают решение – подразделения 3/25 пп отвести в х.Сусатский, а подразделения 2/25 пп под командой капитана Дубовского оставить для прикрытия на р.Безымянная; последний упорно оборонял р.Безымянная против превосходящих сил противника, продержавшись до 18.00. Израсходовав все боеприпасы отошли к х.Сусатский, где был получен боевой приказ на вывод всех подразделений 25 пп из района боевых действий. (60)

Напряженными усилиями командира 273кп майора К.Ф.Бабкова, военкома ст.политрука Д.И.Евграшева, начальника штаба капитана К.А.Муковоза удалось не потерять управления эскадронами в условиях отсутствия радио и телефонной связи на участке фронта, для обороны которого было недостаточно сил всей армии, противостоять элитным немецким подразделениям. Бойцы всех эскадронов, поддерживаемые массированным и сосредоточенным огнем артиллерии и минометов, стойко удерживали занимаемые позиций и преграждали гитлеровцам путь на левый берег Дона. Минометная батарея артдивизиона под командованием лейтенанта Е.С. Калакуцкого вела интенсивный огонь по батареям и скоплениям пехоты противника на правом берегу. Наводчик первого миномета красноармеец Савченко спокойно, четко и быстро выполнял все команды своего командира взвода лейтенанта И.Г. Ургадулова. Заряжающий красноармеец Бадмаев быстро направил в ствол шестнадцатикилограммовую мину. Раздался первый оглушительный выстрел. Когда закончилась пристрелка, батарея двумя очередями беглого огня накрыла живую силу и технику противника. Бронемашина, бронетранспортер и несколько десятков неприятельских солдат и офицеров остались на поле боя. Затем она накрыла вражескую батарею, которой пришлось замолчать. Противник решил уничтожить эту минометную батарею. Девятка самолетов в течение 15-20 минут бомбила ее огневую позицию. Несмотря на большие потери, батарея вновь ожила. Раненый наводчик Савченко, когда погиб его расчет, с получившим контузию заряжающим Бадмаевым (погиб в этом бою) продолжали вдвоем вести огонь из миномета, нанося урон врагу. Командир миномета сержант Очиров, красноармейцы Басанов, Лиджанов и другие минометчики отличились в этом бою. (61)

В боях за раздорскую переправу был тяжело ранен и двадцатилетний пулеметчик 273кп Санджиев И.Я., которого санитары вывезли в тыл. После госпиталя в Ташкенте он демобилизован по инвалидности.

24 июля немцы начали строительство военного моста в Раздорская для переправы танков и основных сил. Небольшие плацдармы у Мелиховская и Пухляковский южнее Дона удалось соединить между собой. 44АК достиг района между Грушевка и окрестностями Керчик западнее Мелиховская - Новая Царевка. 3ТК генерал-полковника Эберхарда фон Макензена получил приказ, после зачистки местности восточнее Ростов, создать плацдарм на левом берегу реки Дон у Аксайская. Задача группы «Великая Германия» создать плацдарм у Сусатский, чтобы затем быстро пробиться до Спорный и, переправившись через Маныч, также создать плацдарм. После консультации с группой армий А решено использовать дивизию «Великая Германия» для захвата плацдарма на Маныче. Предполагается, однако, дивизию сменить как можно скорее с помощью 16пд (мот) и передать ОКХ. (62)

В 12.00 на командный пункт дивизии прибывает командир 16пд (мот), возглавляющий группу «Великая Германия». Дивизия получает приказ расширить плацдарм южнее Сусатский, Ажинов. Обсуждаются возможности переправы через р.Дон. Командиры дивизий выезжают на Дон, чтобы оценить обстановку и возможности штурмового моста. (63)  

Во второй половине дня и до позднего вечера 24 июля в Раздорская прибывает масса подчиненных дивизии «Великая Германия» войск. Под руководством полкового инженера немедленно начинается подготовка моста в Раздорская, для защиты которого используются батареи 70 артполка. (64)

С прибытием к Дону 16-й мотопехотной дивизии, на узком участке наступления у станицы Раздорской собралась немецкая группировка, превышающая силы атакующих на переправах у Николаевская и Константиновская.

В течение дня в Раздорская по дороге с севера движение колонн пехоты, машин и мотоциклов. 105 мм батарея и до 2-х минометных батарей противника в течение ночи вели огонь по району оз.Хомутец (7 км северо-западнее Сусатский) и по Карповка. Со второй половины дня и до темноты противник прикрывал дымами переправы войск на участке Пухляков, Раздорская.

В 21.00 одновременно с 269огмд был дан залп 270огмд по скоплению мотопехоты противника в Пухляковский (по карте залпов 269/49 1 орудие по юго-зап.окраине Пухляков от развилки дорог восточнее у вершины клина лесопосадок 2 км северо-западнее Красный Двигатель (8 км); 270/49 по району оз. Рубежное 1 км севернее оз.Золотое (прибрежная дорога) с дороги Карпово-Сусатский 2 км юго-западнее Красный Двигатель (9 км)). Залпами уничтожено до 100 автомашин, уничтожено и рассеяно до 2-х рот пехоты противника. (65)

Залп по переправам из хутора Карповка вечером 24 июля, быстрее всего, дал 259огмд 43гмп. Документы подтверждают его прибытие туда. (66)

По воспоминаниям Н.В.Бадьминова, подходившего в залповым орудиям: «Убрали мы лошадей и солдат в глубину обороны и «катюши» прилетели в сумерках, быстро выпустили свои снаряды, так же быстро умчались Карпово-Калиниской дорогой. В районе Карповки 6 «катюш» стреляло из-за дома гражданина Толюнцова по Семикаракорскому направлению, 6 «катюш» оттуда же, но по займищу, 6 «катюш» из-за старого кладбища по Раздорскому мосту и по Пухляковскому. От огневой позиции «катюш» до хутора Пухляковский расстояние 12км, остальные обстрелянные населенные пункты были намного дальше 12-ти километров, и поэтому снаряды, выпущенные из «катюш», не достали до цели. По приказу командования дивизии после залпа бойцы 292кп атаковали немецкий плацдарм, и по пути к Дону видели сожженные шахматные пятна от снарядов «катюш». (67)

Левый берег р.Дон на правом фланге 110кд (авт. – фланг, ранее обороняемый частями 156 сл, которые были переброшены на другой участок обороны, остался без прикрытия советскими войсками) на участке (иск) оз. Ильмень, Семикаракорская согласно утренней оперсводке 24 июля Южного фронта обороняет 74сд (авт. - дивизия по приказу №0041/ОП штаба 37 армии должна была сменить полк 156сд). О боевых действиях 74 сд за 24 июля в армейских и фронтовой сводках не сообщается. Только генерал-майор Неделин в своем боевом распоряжении №081 в 16.45 командующему артиллерией 295 сд сообщает: «Вам посланы три дивизиона 49 гмп, два дивизиона 43 гмп, еще одна батарея 727 ап, батарея 74 сд и придет батарея сп 74 сд». (68)

К вечеру 24 июля был взорван штурмовой мост, наведенный немцами у станицы Раздорской, и противник вынужден был перейти к обстрелу из закрытых позиций с правого берега р.Дон. В районе моста майор С.И.Ориночко на ночь выставил заслон изстанкового пулемета, 2-го са­бельного взвода второго эскадрона, чтобы не дать вра­гу вновь навести мост.

Вечером 24 июля на данные, что залпы «катюш» не достают до переправ генерал-майор Неделин приказывает: «Если Горохов и Сухинин (командиры 43 и 49 гвардейских минометных полков) не достают по переправам, бейте сколько достают. Все хозяйство Суворова (начарт 295сд) и Наливайченко (Дмитрий Николаевич - командир 727лап - погиб 1.8.42) бить по переправам. Гутину даю задачу - и Гутину (командир 268ап) по переправам. Кроме того, будут работать сверху. Требуйте от хозяина, чтобы его дети двигались вперед. Завтра к Вам идет вся 74сд. Передайте Романову (Игнатию Дмитриевичу - зам.начарта 37А), чтобы он объединил 5 дивизионов РС и наше хозяйство». (69)

24 июля 2 батальон 1мп, который был ранее на плацдарме Мелиховская, под воздействием ударов противника, препятствующих продвинуться на Пухляковский для соединения с 3 батальоном, отошел, оставив в обороне плацдарма Мелиховский только усиленную роту. Батальон предлагает после переправы у Пухляковский тяжелое вооружение продвигать на Сусатский. Правда переправа сопряжена с трудностями, сложные пути подхода, быстрое течение шириной 500м, удлиняет переправу. Для ускорения переправы полк сам решает, наконец, основную массу тяжелого вооружения переправить в Раздорская. Однако, это может быть осуществлено только при успешной переправе 1 батальона. Около 15.30, после окончания переправы тяжелого вооружения, с 1 батальоном впереди начали атаку на Сусатский. После быстрого продвижения по занятому противником лесу, бросились в атаку на укрепления. (70)

Карта залпов 49гмп по переправам (шаг координатной сетки 10км)

Карта залпов 49гмп по переправам (шаг координатной сетки 10км)

Вечером 24 июля под прикрытием артиллерийского огня и при поддержке танков, вышедших к берегам Дона, более бата­льона гитлеровцев предприняли попытку форсировать Дон в районе Раздорской. Противнику удалось переправить на пра­вом фланге 273 кавполка около двух рот автоматчиков. 2 эскадрон этого полка оказался с тыла прижатым противником к Дону. Выход эскадрона из окружения возглавил старший лей­тенант М.С. Джимбиев, проявивший мужество и храбрость. Ведя остатки эскадрона в атаку, он уничтожил в этом бою не­сколько автоматчиков противника.

С наступлением темноты 24 июля части группы Келер подошли к Сусатский с северо-запада после преодоления большой до 4км заболоченной местности. Сам населенный пункт, как сообщается, занят сильным противником. Обнаружены развитые полевые позиции. Так как заболоченные участки трудно пройти пешком, производится разведка путей, которые нужно пройти в вечернее время. Построение полка к ночи следующее: спереди 1 батальон, за ним третий, который оставил восточнее и юго-восточнее и южнее Раздорская небольшие охранения. 2 батальон следует в шахматном порядке справа сзади. (71)

Левобережная, заболоченная пойма р.Дон, после того, как передовые немецкие подразделения оказались в зоне действия собственной артиллерии и минометов с высокого правого берега, стала естественным оборонительным рубежом. Где могли относительно легко передвигаться кавалеристы и пехотинцы, колесный транспорт пройти не мог, даже гусеничный транспорт и бронетехника могли двигаться только на отдельных участках, немецкая артиллерия, минометы и пулеметы вынуждены были стрелять через головы своих солдат. Высокая трава, камыш, отдельные группы кустарников, в любой момент могли встретить захватчиков огнем. Уже после войны при встрече с ветеранами дивизии бывший бригадир из х.Карповка рассказал о большой помощи бойцов дивизии по укосу травы. В этих влажных местах низменности очень хорошо растет трава и пулеметчики 292кп 24 июля протащили свои пулеметы и сами невредимыми проползли под высокой стеной нескошенного сена, а таких полос по приказу комиссара дивизии Заярного С.Ф. было сделано много. Сначала бригадир не понимал, почему трава косится полосами, а не сплошь, потом он вроде бы догадался.

Река Сусат (мелководная протока р.Дон от устья р.Сал, идущая с многочисленными изгибами вначале на юг, затем у х.Сусатский почти под прямым углом поворачивающая на запад, снова впадая в р.Дон южнее Мелиховская) не представляла собой существенной водной преграды, к тому же к этому времени она совсем обмелела. Однако южный берег был выше, чем северный, и это создавало дополнительные преимущества нашим войскам, так как позволяло просматривать позиции противника на глубину 5-10 километров. Занятый дивизией боевой порядок давал возможность воспрепятствовать продвижению противника в южном направлении в случае прорыва его частей в районе Семикаракорской и Раздорской.

Зацепившись за левый берег Дона, противник начал готовить переправу танков и другой военной техники. Наблюдатели док­ладывали командирам о том, что противник подтягивает к Дону большое количество танков и мотопехоты и наводит переправу. Находившийся в расположении 273 кавалерийского полка военком дивизии полковой комиссар С.Ф.Заярный сообщил комдиву В.П. Панину о необходимости усилить правый фланг полка. Командир дивизии с наступлением темно­ты, используя подвижность кавалерии, перебросил в район Раз­дорской 2 эскадрон 292 кавале­рийского полка, усиленный пулеметным взводом и взводом про­тивотанковых ружей под общим командованием лейтенанта П.С. Еремина. Сюда же прибыли и два эскадрона 311 кавале­рийского полка. К исходу 24 июля в дивизию возвратилась колонна артиллерийского парка с боеприпасами, заранее доставленными с армейской базы снабжения. Это оказалось весьма кстати, так как у минометчиков боеприпасы кончались. В числе бойцов артиллерийского парка, особенно в качестве ездовых на колхозных подводах, использовали местных пятнадцати- и шестнадцатилетних мальчишек и стариков.

В этот же день, 24 июля, противник попытался форсировать Дон и в районе станицы Мелиховской. Но успеха не имел, так как этот участок обороны заранее был усилен за счет 3 и 4 эскадронов 311 кавалерийского полка, а также 4 эскадро­на 292 кавалерийского полка, который перебросили из райо­на Калининской переправы, где в это время наступило относительное затишье. 4 эскадрон 273 кавполка под командова­нием лейтенанта М.Т. Пархоменко во взаимодействии с 4 эскадроном 292 кавалерийского полка под командованием младшего лейтенанта Б.Ц. Арбакова в течение всего дня 24 июля и вплоть до двух часов ночи 25 июля отбили восемь атак пре­восходящих сил противника (в основном это были автоматчи­ки). Только 4 эскадрон 292 кавполка истребил свыше 150 солдат и офицеров противника.

По итогам дня штаб Южного фронта докладывает в Генеральный штаб, что «37А днем 24.7 продолжая бой с противником, переправившимся Раздорская, Пухляков, Мелиховская, обороняла левый берег р.Дон. Противник силою до одного пехотного полка в 4.00 24.7 форсировал р.Дон на участке Раздорская, Мелиховская и в течение дня вел бой на левом берегу (авт. – 19-21 июля этими же силами «Великая Германия» нанесла большие потери войскам 24, 37 и 12 армий Южного фронта в районе от р.Северский Донец до Шахты и вышла к донским переправам). На остальных участках фронта активности не проявлял, ограничиваясь ведением редкого артиллерийско-минометного огня. 295 сд с 41 мсбр и подразделениями 110 кд в течение дня вела бои с противником в районах Раздорская, Пухляков, Мелиховская. 102 сд с танковой ротой и одним дивизионом РС выдвигалась на рубеж отд.кон.завод № 36, Четырехярский. 417 сп 156 сд выдвигался на рубеж Бол.Орловка, (иск) выс.87. 15 тбр, закопав танки, обороняет район Ново-Калиновский, Александров, Золотарев, имея в резерве 4 танка в районе Мал.Балабинка. Положение остальных частей армии без перемен». (72)

Из переговоров по прямому проводу штаба Южного фронта с Генеральным штабом 24 июля: «Бои характеризуются исключительно действиями авиации противника по боевым порядкам пехоты, которая делает до полутора тысяч вылетов в день, и сильным артиллерийским огнем с высоких берегов западной стороны Дона по нашим войскам, дерущимся в низкой пойме Дона. Наша авиация напрягла все свои усилия по противнику, действующему против 37 армии, но, при условии большого превосходства в воздухе авиации противника, наша авиация несет большие потери». (73)

Штаб Южного фронта 24 июля в 21.30 оперативной директивой №0432/ОП приказывает 37А в составе 156, 74, 275, 295, 230, 102 сд, сводного отряда 9 армии (полковник Демчук), сводного отб, 268 аап, 727 лап, 1230 аап, 25 гмп, 43 гмп – прочно оборонять левый берег р.Дон фронте: Константиновская, Багаевская. Одну сд иметь в армрезерве за своим правым флангом. Выделить подвижные отряды для уничтожения групп противника, прорвавшихся в район Мал.Орловка и для обеспечения переправ через р.Сал участке Михайловский, Бол.Орловка. Сильным отрядом прочно прикрыть переправы у Манычстрой. Штарм – Верх.Соленый. 110 кд (авт. - 110 кд так и не была сменена стрелковыми частями 37А) – по смене частями 37А, утру 26.7 сосредоточиться районе Верх.Хомутец, Голубовка, Заполос. Штадив – Верх.Хомутец в резерв фронта. (74)

Группа «Великая Германия» (авт. - выполняет функции корпусного управления после переброски 24ТК в состав армии Паулюса) расширила 24 июля предмостное укрепление Раздорская, к вечеру достигнув, как отмечено в Журнале боевых действий группы армий «А», сильно укрепленного населенного пункта Сусатский. Штаб Группы «Великая Германия»: Керчик (х.Исаев, 5 км севернее Мелиховская). Пехотная дивизия «Великая Германия» Мелиховская, Пухляковский, Раздорская. 16 мд подтягивается за пехотной дивизией «Великая Германия».

В то время, как дивизия «Великая Германия», преодолевая значительное сопротивление, к 25 июля 1942 года сформировала большой плацдарм в Раздорской, усиленный 60мп 16 мотопехотной дивизии ночью прикрывал ее тылы южнее линии Керчик - Шахты. Но усиленный 156мп к этому времени вышел к Дону, где на Сухом Донце вел борьбу с большим числом разрозненных групп русских. (75)

19.00 часов (восточноевропейского времени) передовые части автоматчиков на расстояние пулеметного выстрела к северо-западу от окраины Сусатский. Пункт занят сильным противником. Развитые полевые позиции. (76)

Вечером 24 июля выходит приказ по дивизии «Великая Германия», согласно которому 25 июля 2 панцер-гренадерский полк с одним батальоном на плацдарме у Мелиховская наступает снизу на Ажинов, дезориентируя противника. 1 панцер-гренадерский полк с приданным танковым батальоном, который занял артиллерийские позиции, переправившимися частями двигаться дальше на Сусатский и занять его. Кроме того, в дивизию поступает приказ Группы «Великая Германия» по созданию плацдарма на р.Сусат у Сусатский, который уже устно обсуждался в полдень, использование дивизии остается в силе. (77)

Согласно бронетанковой сводке штаба АБТВ Южного фронта к утру 25 июля 15 тбр – дислоцировалась в М.Балабинка, имея в строю Т-60 - 12, М-3 легких - 5, в том числе принято из 14 тк танков Т-60 - 2 и М-3л - 5 и из 5 гв.тбр – танки Т-60 - 6, собственных - Т-60 - 4. 41 мсбр – Калинин, Средне-Сарайский. Собирает личный состав. (78)

Распоряжением штаба артиллерии 37 армии для поддержки намечавшейся контратаки на Раздорскую командиру 49гмп приказано: Всем трем дивизионам быть готовым к 4.00 25.7.42 дать залпы по переправам на участке обороны 295сд. Установки все заранее должны быть заряжены. Невдалеке от районов ОП иметь пункты перезарядки, после чего вновь быть немедленно готовым к действию. (79)

В действительности же «катюши» при ночной контратаке на Мелиховский и Раздорский плацдармы дали только один батарейный залп 270/49гмп от развилки дорог на западном берегу р.Сусат в районе Троцня по Раздорской переправе (7км) (80)

Всего же 25 июля в течение дня 270 огмд дал два залпа по переправившемуся на южный берег р.Дон противнику (второй - вечером, от развилки дорог южнее курган Рассыпной (от отм.колодец) на Калинин (9км). В 21.00 дивизион сосредоточился в Веселый. 269огмд (днем) находился в Калинин, где подвергся ожесточенной бомбардировке. (81)

В районе Мелиховская с утра 25.7 противник отброшен на северный берег р.Дон. (82)

Авиаразведкой 4ВА в ночь с 24 на 25.7.42 и утром 25 июля установлено:

20.40-24.00 4км южнее переправы Кочетовская до 30 автомашин. Цель бомбардирована. Мелиховская - пожары.

06.00-08.00 Багаевская - Мелиховская переправ через р.Дон не обнаружено. У Раздорская на правом берегу стояла 1 баржа и вниз по Дону от правого берега двигалась другая баржа. Других переправочных средств в этом районе не наблюдалось. Семикаракорская у южного берега стояла 1 баржа. От Крестовский на Кочетовская движение до 100 автомашин. Новозолотовская, 3 км восточнее Костиногорский у северного берега скопление до 50 автомашин и отдельные предметы коричневого цвета. есть предположение, что противник подготавливает переправу через р.Дон в этом районе.

06.20 Мелиховская и Багаевская переправы разрушены.

6.40-6.55 3км северо-восточнее Константиновская - 20 самолетов. Тип не установлен.

07.20 Раздорская переправа разведена. У переправы на западном берегу 30 автомашин на восточном 50 автомашин. Северо-западная окраина Раздорская до 200 автомашин и отдельные тягачи. От Мокрый Лог на Раздорская до 150 автомашин. Багаевская переправа разведена. (83)

В журнале боевых действий дивизии «Великая Германия» отмечается, что ранним утром 25 июля противник несколько раз атаковал силами до роты плацдарм Мелиховская, который удерживается только незначительными силами. Удары удалось отбить, но они не могут быть предотвращены, потому что противник наступает на плацдарм только с запада, оттесняя к р.Дон и угрожает фланкирующим огнем пулеметов. Чтобы укрепить плацдарм, резервную роту 2/2мп сняли с района севернее Бессергеневская и перебросили Мелиховская, также роту 3/2мп, что привело с укреплению позиций. 16пд (мот) информирует в 8.00 по радио дивизию, что нарушение обороны частями противника между Раздорская и Мелиховская должно быть предотвращено любой ценой. Тем не менее, считает, что разрозненные удары уставшего противника не угрожают. (84)

К 3.00 25.7.42 третий и четвертый эскадроны 292кп, два взвода станковых пулеметов и 2 орудия 76мм под общим командованием зам.командира 292кп капитана В.Г. Попова сосредоточились в районе северо-восточнее Мелиховская в готовности атаковать немецкий плацдарм. Ночь, когда гитлеровская авиация отсиживалась на аэродромах, а фашистские артиллеристы и минометчики не могли вести точный огонь, как бы уравнивала силы обеих сторон, уменьшая огневое и техническое превосходство врага.

По воспоминаниям Н.В.Бадьминова: «Ранним утром 25 июля после трехкратной бомбежки и ураганной артминподготовки немцы сумели переправить около батальона своих автоматчиков на нашем правом фланге, на границе с 273 кавполком. Начальник штаба полка ст. лейтенант А.С. Торопов учил нас быть готовыми к любым неожиданностям. Вроде той, что предприняли «гансы». Они переоделись, в женские платья (авт. - вероятно, это были румыны, аналогичные описания есть в советских воспоминаниях при обороне на подступах к Новочеркасску), и переправившись в лесистом месте Дона, четырьмя шеренгами направились в нашу сторону.  Наши артиллеристы, минометчики, маскируясь в займище, произведя несколько беглых, но точных бросков, маневрировали по запасным огневым рубежам. Пулеметный эскадрон, используя лесной покров местности, занял позиции в центре позиций полка в районе стоялого ручейка под тутовыми деревьями с левой стороны полевой дороги от станицы Раздорской к х.Сусатский: на левом фланге 2-й взвод У.К.Кокшаева, первый взвод Н.К.Ракчеева в южной части ручья, 3-й взвод Н.К.Руденко - в центре обороны. 4-й взвод П.А.Бугаева - на правом фланге полка. Кроме того, 2-му и 3-му взводам при надобности придавались контратакующие сабельники, которые катили пулеметы «на катких» (авт. -чтобы не цеплять грунт дульной частью пулемет сдвигался на столе максимально назад и ставился на максимальный угол возвышения, механизмы закреплялись, наводчик и его помощник двигались, пригибаясь, и катили пулемет за собой за хобот станка. Этот способ был пригоден на ровной, укрытой со стороны противника местности). Все огневые средства полка включились в бой. Ст.лейтенант Торопов дал сигнал из ракетницы двум расчетам пулеметов открыть фланкирующий огонь. Инициатива перешла в наши руки. Торопов, который непосредственно руководил атакой 1-го и 2-го эскадронов, поднялся во весь рост и увлек бойцов за собой, которые, кто сразу, кто чуть помешкав, побежали вперед, стреляя из винтовок и автоматов. Полковая артиллерия и пулеметы поддержали атаку. Спешенные эскадроны стремились как можно быстрее сблизиться с противником, чтобы лишить его огневого преимущества. Граната, огонь в упор, на прямой выстрел, - всем этим наши бойцы и командиры владели отлично. Немцы боялись ближнего боя со спешенными кавалеристами и всячески избегали его. Бойцы бежали и кричали кто во что горазд, кто «ура!», кто ругался матюками, до окопов немецких было примерно метров сто, около минуты бега. То, что подхватило нас и несло вперед, было нечто совсем другое, чем просто злость, ярость, преодолеваемый страх и даже безумие. Мы пришли немного в себя только тогда, когда достигли окопов и увидели убегающих немцев.

Даже повар пулеметного эскадрона чеченец Аюпов не удержался и пустился вдогон фашистам на кухне с дымящейся трубой. Когда лошадь была убита, Аюпов, схватив винтовку, добежал до первой линии обороны и орудовал штыком вместе с другими. К великому сожалению, в этом бою смертью храбрых погиб начальник штаба 292 кавполка А.Торопов (авт. - к тому времени ему подоспело очеред­ное звание - капитан, представление на звание подписано командованием дивизии 23 июля и подтверждено 28 июля 1942 года командующим 51 армии Труфановым - осенью представление вернулось в дивизию, так как списки на погибших 24-26 июля не составлялись, и А.С.Торопов числился пропавшим без вести. А 28 августа 1942 года вышел приказ войскам Западного фронта №307 о награждении орденом Красного Знамени за бой 22.8.1941 у села Ильинка А.С. Торопова -  в то время начальника штаба 906сп 243сд 29 армии НКВД). Не стало командира 4-го сабельного эскадрона И.А.Абушинова, лейтенантов В.Невель, М.Калашникова и многих других командиров и бойцов. (85)

Подразделения 74 и 295сд, 41мсбр 37-й армии при поддержке артиллерии и 10 танков 15 тбр, которые должны были ранним утром наступать от хутора Сусатский на Раздорскую переправу, на несколько часов опоздали с началом атаки на подразделения дивизии «Великая Германия», силами до батальона сгруппированные у Сусатский (авт. - до утра 25 июля немцы не смогли переправить через Дон бронетехнику, только с наступлением светового дня, после сильной артиллерийской подготовки и массированной бомбардировки, к 8.00 началась переправа танков).

По воспоминаниям сержанта минометного взвода 4 эскадрона 311кп Тепкеева Берика Тепкеевича, 24 июля ночью эскадрон по тревоге сняли с обороны хутора Ажинов, выстроив в большом логу по взводам. Провели перекличку личного состава, проверили снаряжение, выдали каждому бойцу по 3-4 обоймы, т.е. по 15-20 патронов, по 1 гранате «Ф-1» (не всем), минометчикам выдали мины с лотками и хорошо накормили рисовой кашей. Командир эскадрона ст.лейтенант И.Н.Козлов объявил, что сегодня ночью эскадрон идет в наступление, чтобы освободить станицу Мелиховская от фашистов. Объявили сигнал наступления - две красных, затем две зеленых ракеты. Справа должна «заиграть» «катюша». Командир взвода мл.лейтенант Н.И.Даржинов, пом.комвзвода Б.Ширипов последними проверяют боевую готовность личного состава взвода. Двинулись к р.Дон.  Красные затем зеленые ракеты, залп «катюш». Первый раз увидели залп «катюш», все по расчету, на душе радостно. Уже заблестели тихие донские воды. Мы окопались на песке (у оз.Золотое), видны силуэты станицы Мелиховской на правом берегу. Неожиданно слышим немецкие крикливые и торопливые команды. Началась стрельба с нашего левого берега, строчит «максим», огонь открывают ПТРовцы, слышны команды наших командиров. Я открываю огонь из ротного 50мм миномета, мины не достигают цели, рвутся на середине Дона, дальность их полета всего 800 метров. Немецкие позиции довольно далеко, притом на горе. Продвинуться вперед некуда, перед нами Дон. Наши позиции под огнем немецких пулеметов и минометов. На рассвете в воздухе появились немецкие самолеты и начали пикировать на наши позиции, поливая огнем из пулеметов. Немцы были очень растревожены нашим появлением. Бойцы 311кп, хотя были слабо вооружены, держались бесстрашно и хладнокровно, несмотря на огонь и с земли, и с воздуха.

По цепи поступила команда отойти влево в лес. Поползли довольно далекое расстояние и достигли леса. Здесь поступила команда прочесать лес от немецких «кукушек». Мы шли полный рост, вели огонь на ходу и натолкнулись на немецкие окопы и траншеи. В окопе я обнаружил оставленную второпях немцами новенькую винтовку с зажигательными патронами. Это был для меня большой трофей, часть солдат была без винтовок, несли мины в железных лотках. Свою отечественную винтовку передал своим ребятам и начал вести огонь из трофейной винтовки. Мы прочесали лес на довольно большое расстояние и на краю леса вышли на песчаную местность, где наш взвод под командованием лейтенанта Доржинова и Ширипова залег. Видимо, мы подошли к немецким позициям на близкое расстояние. Слышим их команды, говор. Они открыли по нам сильный пулеметный и минометный огонь. Мы также открыли огонь из всех видов оружия по позициям немцев. В этот день нашему 4 эскадрону под командой ст.лейтенанта Козлова, как и соседним эскадронам, выпали тяжелые испытания. Минометный взвод находился на правом фланге эскадрона, а во взводе правофланговым замыкающим был минометный расчет Тепкеева. Позиции 4 эскадрона оказались в настоящем огненном смерче, но кавалеристы 110кд не думали отступать, дрались не на жизнь, а на смерть. Боевой и моральный дух солдата был исключительно высокий, дрались как богатыри.

В бою 25 июля 1942 года Тепкеев был ранен в левую руку (в ладони три автоматные раны, трофейная винтовка разбита вдребезги), взводный Н.И.Доржинов, приказал ему отправиться в полевой медпункт. Двигаясь ползком назад в лес, Тепкеев увидел, что лежит раненый и не может подняться минометчик его расчета Халгаев (авт. -Хикал Мучкиилович - пропал б/в в 152сбр 28-й армии 30.12.42 под Вознесеновка), на спине у него лоток с минами. Неподалеку от него головой вниз лежит Габункин Андрей (авт. - Иванович - числится пропавшим б/в). Когда Тепкеев окликнул бойца, он поднялся, левая рука и вся левая сторона груди в крови. Уже втроем минометчики нашли перевязочный пункт, где им перевязали раны и отправили своим ходом в Карповку в санитарный пункт полка. Невдалеке от перевязочного пункта наткнулись на командный пункт ст.лейтенанта Козлова (авт. – И.Н.Козлов 25 июля был ранен, после госпиталя окончил курсы «Выстрел» и стал командиром 35сп 30сд, за форсирование Днепра награжден орденом Ленина) и там пулемет «максим». «На краю леса нас, пишет Тепкеев, остановил комиссар полка Гаряев, а рядом с ним лежит офицер с биноклем, наблюдает поле боя (личность не заметил). Комиссар предупредил нас идти осторожно, пожелал нам быстрого выздоровления. По пути нас дважды преследовали воздушные «охотники», но нам удалось благополучно добраться до хутора Карповка. В санитарном пункте мне сделали много уколов в области живота и стали прочищать и промывать рану, сделали перевязку. После чего я крепко заснул. Вдруг, сильные взрывы бомб разбудили меня, возле меня оказалось много раненых. Нас 6 человек раненых отправили на повозке в хутор Нижний Соленый, оттуда с трудом добрались до хутора Веселый, где нас снова сильными бомбежками встретили немецкие самолеты.  На краю хутора наши зенитчики обстреливают фашистские самолеты, но даже среди адских взрывов падающих на позиции бомб, они не прекращают стрельбы. Я подумал, какие смелые люди возле этих зениток. Из пересыльного пункта на краю хутора, нас всех раненых отправили ночью на автомашине до железнодорожной станции Верблюд, а оттуда доставили в госпиталь в г.Пятигорск. В августе 1942г. эвакуация госпиталя под сильные бомбежки, город горит. Через г.Нальчик раненых отправили в Грузинскую ССР эвакогоспиталь №4075 Боржомского района, с.Цели, где и закончил лечение». (86)

По воспоминаниям бывшего пулеметчика 311кп ст.сержанта В.Т. Точка, он на Дону со станковым пулеметом был придан 4 эскадрону 311кп, который охранял штаб дивизии и с 14 по 24 июля 1942 года располагался в районе х.Ажинов. 24 июля эскадрон выступил в направлении станицы Мелиховская, в ночном бою кавалеристы оттолкнули противника к Дону и заставили его покинуть левый берег, в ночь закрепились. Слева находился эскадрон 292кп, командир взвода которого попросил снять «кукушку» на дереве у самого берега на левой стороне р.Дон. Этого снайпера В.Т.Точка уничтожил. После этого командир взвода подошел и поблагодарил пулеметчика, закурили. С немецкого берега начался минометный обстрел, и третья мина попала командиру взвода между лопаток. Ст.сержант Точка с ординарцем командира взвода зарыли тело тут же, ординарец взял медальон. (87)

К 5.00 25 июля 1942 года 292 кавалерийский полк занял тремя эскадронами новый рубеж обороны по реке Сусат на уча­стке от хутора Сусатский до впадения реки Сусат в Дон, орга­низовав вторую линию обороны дивизии. На правом фланге 292 кавалерийского полка оборонялся 4 сабельный эскадрон, который ночью был выведен из боя в районе Мелиховской пе­реправы. В хуторе Сусатский разместился штаб 295 стрелко­вой дивизии, подразделения которой с 24 июля стали выходить на рубеж обороны в районе станицы Раздорской по левому бе­регу Дона. Этим подразделениям сразу же пришлось вступить в бой с противником, ведя его в тесном взаимодействии с частя­ми 110 кавалерийской дивизии.

25 июля 40 бомбардировщиков в 7.00 начали бомбежку позиций всех полков дивизии и соседа справа, а в 8.00 из Раздорской начался сильный артминометный огонь, продолжавшийся около часа. В это время пехота противника перешла в наступление, завязался сильный бой. Подтянутый на правый фланг дивизии артдивизион дивизии открыл огонь по наведенному немцами за ночь у станицы Раздорской пешеходному мосту. Пехота противника, несмотря на потери, упорно продвигалась вперед. Первый натиск противника был отбит, он отошел обратно на правый берег за сельские постройки. Через час снова появились бомбардировщики и штурмовики, которые на протяжении часа бомбили левый берег р.Дон в районе Раздорской переправы. После бомбежки снова последовал артиллерийско-минометный огонь, после которого вражеская пехота перешла в новое наступление. Бой шел с нарастающей силой. Трижды вражеской пехоте удавалось прорваться на левый берег, и каждый раз подразделения 292 и 273 кавалерийских полков контратаками и огнем станковых пулеметов заставляли остатки пехоты отходить на правый берег. В этот день Раздорский мост дважды переходил из рук в руки и до конца дня оставался за 110 кд.

К исходу дня наступательный порыв противника начал заметно ослабевать. В этом неравном бою 292кп понес потери убитыми и ранеными 85 человек, 63 лошади, разбито 3 станковых и 8 ручных пулеметов, одна пулеметная тачанка, три боевых повозки и две походных кухни. Потери 273кп были намного больше, чем в 292кп. Артдивизион потерял 70 человек убитыми и ранеными, разбито два 120мм миномета, три 76мм дивизионные пушки. Причем, 75% потерь дивизия понесла от налетов авиации противника, против которой конники были бессильны.

25.7 северо-восточнее Мелиховская противник на лодках переправил до двух батальонов пехоты. (88)

Препятствуя гитлеровцам форсировать р.Дон южнее Раздорской, в бой вступили 2 и 3 эскадроны 273 кавалерийского полка и 2 эскадрон 292 кавалерийского полка.

Сержант, пулеметчик 292 кавалерийского полка Ланг Музренович Сембинов трижды приостанавливал огнем своего пулемета движение двух моторных лодок, которые под прикрытием минометного и пулеметного огня стремились переправиться на левый берег Дона.  В это время Сембинов получил серьезное ранение в ногу, перевязав рану, он продолжил бой. С тыла из-за группы деревьев вышла группа немцев в количестве более 10 человек. Отважный пулеметчик, развернув пулемет уничтожил 4 фашистов, остатки скрылись в зарослях. От потери крови, Сембинов обессилел, но когда санитары хотели забрать его в тыл, не захотел оставлять пулемет. Сознание того, что таким оружием можно повергать противника в бегство, увлекло Сембинова. Он погладил своего верного друга «максима», на глаза накатилась слеза, он искренне сожалел, что не мог продолжать боя. Дальнейшая судьба отважного пулеметчика после ранения неизвестна.

Заместитель политрука пулеметного эскадрона 292 кп Xарцха Мархинович Кальдинов в тот момент, когда немец­ко-фашистские подразделения начали переправу через Дон по наведенному мосту, находился в расположении пулеметного взвода, приданного 2 эскадрону. Увидев двигавшихся к ле­вому берегу фашистов, он залег у станкового пулемета и мет­ким огнем уничтожил около двух десятков солдат. Но часть вра­жеских солдат все же успела переправиться на левый берег. X.М.Кальдинов (из наградного) с группой бойцов задержал их и доставил в штаб. (89)

Подготовленный дивизией «Великая Германия» накануне путь на Сусатский в обход непроходимых болот позволяет продолжить наступление на Сусатский с раннего утра. На острие предполагается 3/1мп (от плацдарма у Пухляковский), поэтому движение 1/1мп через болотистую местность остановлено. Танковый батальон, который был в течение ночи доставлен на Дон, в 8.00 начинает движение на Сусатский (авт. - легкими танками, переправленными на паромах). Чтобы обезопасить район к западу и юго-западу от места переправы у Раздорская используется эскадрон мотострелкового батальона. Несколькими авианалетами противник пытался утром остановить работы на мосту. Одна тяжелая и одна легкая зенитные батареи не обеспечивают достаточную защиту. Поэтому требуется прикрытие истребителей. (90)

«Великая Германия» зачищает берег Дона 88мм зенитка на поле боя
«Великая Германия» зачищает берег Дона 88мм зенитка на поле боя
Фольксвагены мотоциклетного батальона Sd.Kfz.250/9 разв.роты бронеавтомобилей
Фольксвагены мотоциклетного батальона Sd.Kfz.250/9 разв.роты бронеавтомобилей

Только 27 июля в утренней разведсводке штаба Южного фронта сообщается, что по агентурным данным, 3 тд с 24 на 25.7 из Константиновская ушла в район Раздорская, оставив в Константиновская до двух рот мотопехоты. (91)

Весь день 25 июля приносит тревожные вести авиаразведка 4 воздушной армии: «13.20 - 14.00. Чебачий - переправа, средняя часть под водой, Кочетовская - до 400 чел. пехоты и до 20 автомашин. Раздорская - подготавливаются понтоны, предположительно для наведения переправы; около понтона до 100 чел. Костиногорский - до 400 чел. пехоты.

…14.35 - 15.45. Мелиховская - разведенная переправа. Раздорская - переправы не обнаружено. На северо-западной окраине пункта скопление до 300-400 автомашин и танков, сильный огонь ЗА и ЗП. Пухляковский у северного берега 3 баржи и 1 баржа в движении на южный берег. Кочетовская - на лодках наводится переправа, у переправы большое движение людей, в пункте скопление до 200-250 автомашин и неустановленное количество пехоты, сильный огонь ЗА и ЗП». (92)

«21.00 - 23.50. Кочетовская - 2 переправы, из них восточная разрушена. Раздорская - юго-западная окраина скопление автомашин, количество не установлено.

24.00 - 01.30. Броницкий - западнее у перекрестка грунтовых дорог, рассредоточено до 100 самолетов разных типов. …Константиновская – 6-8 км юго-западнее переправа на лодках войск противника». (93)

Донесения авиаразведки о переправе у Кочетовской почему-то не нашли отражения во фронтовых сводках, хотя они описывали наиболее вероятный участок прорыва противника, о котором донесения наземных частей (74, 156, 295 сд, 110 кд) в архиве не найдены.

7гшап 230шад в течение дня 25 июля произвел 6 самолето-вылетов ИЛ-2 по строящейся понтонной переправе у Раздорская и обстрелял из РСов и пулеметно-пушечным огнем скопление танков и автомашин у Раздорская. Израсходовано ФАБ-100 – 12, РС-92 – 29, снарядов Ярцева – 470, патронов ШКАС – 950. В результате действия уничтожено: разрушена переправа у Раздорская, 10 танков, 12 автомашин, убито и ранено до 65 солдат и офицеров. (94)

Пять Су-2 219бад 25 июля в 15.55 с высоты 2800 метров бомбардировали до 30 автомашин на северо-восточной окраине Раздорская. 5 СУ-2 в 19.16 с высоты 2300 метров бомбардировали до 50 автомашин на юго-западной окраине Раздорская. (95)

Прорыв немецких десантов в районе Константиновской и Семикаракорской заставил командование 110 кавдивизии произвести новые перегруппировки. 273 кавполк оставили на прежнем рубеже обороны, на усиление его правого фланга перебросили второй эскадрон 311 кп севернее х.Сусатский. Все остатки 292 кп с наступлением темноты были переброшены на северную окраину х.Карповка с задачей не допустить прорыва противника в х.Ажинов, где находился штаб дивизии.

По воспоминаниям мл.лейтенанта Н.В.Бадьминова: «25 июля, это был субботний день, выше Раздорской врагом был выброшен водный десант 1000 автоматчиков. Пользуясь островом Раздорским и густыми зарослями займища, они вышли в район 273 кп, и в это время, это было во второй половине дня 25 июля нас после контратаки оттянули, чтобы пугнуть врага из «катюш» по Семикаракорской, по займищу и по Раздорскому мосту вплоть до Пухляковскому. Вскоре действительно прикатили к клубу машины, накрытые брезентом. Один из офицеров, выскочив из кабины, к сожалению, попросил посторонних отойти подальше. Когда машины развернулись и направились на северную окраину Карповки, я подсчитал: их было шесть. Перегодя они открыли огонь по цели от семикаракорского моста до половины займища. Это было необыкновенное зрелище, дух захватывало. Сделав, что полагалось, одна шестерка машин умчалась в сторону хутора Калинина, другая расположилась у крайнего дома от старого кладбища (вблизи от позиций пулеметного эскадрона), возле подворья М.И.Садчикова, третья же разместилась около наших траншей, взяв на прицел расстояние между Раздорским мостом и хутором Пухляковским». (96)

С наблюдательного пункта на ажиновской церкви с раннего вечера до светового дня, да и с земли хорошо было видно зарево над Ростовом. Пытаясь открыть ворота на Кавказ, враг все силы отдавал на его захват. Освещенный многочисленным очагами пожаров г.Ростов, горел, рушился. Даже за десятки километров доносился сплошной рокот взрывов.

Действия румынской конницы против 110кд подтверждаются и в переговорах 25 июля с Генеральным штабом в 15.40 начальника оперативного отдела штаба Южного фронта полковника Котова, где он оценил силы группировки противника на Константиновском направлении (от Цимлянская до устья р.Керчик) в 13-14 дивизий: «в первой линии: 3 танковые дивизии (24, 3 и 4 тд), 2 моторизованные дивизии (29 мд и мд «Великая Германия», 1 кавалерийскую дивизию (6 кд румын).  Во второй линии: 2 танковые дивизии (23 и 9 тд), 1 моторизованную дивизию (3 мд), 2-3 пехотных дивизии и 2 кавалерийские дивизии (4 и 5 кд румын). Всего в первой и второй линиях 5 танковых дивизий (24 и 48 танковые корпуса немцев), 3 моторизованных дивизии, 3 пехотных дивизии, 3 кавалерийские дивизии (4 кавалерийский корпус румын). (97)

По итогам дня 25 июля штаб Южного фронта докладывает в Генеральный штаб, что 37А в ночь на 25.7 обороняла занимаемые рубежи, производила перегруппировку и вела бои с отдельными группами противника в районах Раздорская, Пухляков, Мелиховская. Противник к 2.00 мелкими группами автоматчиков вошел в Костылев. Артиллерия и минометы противника вели огонь по районам оз.Хомутец, Карповка. 74 сд ночью сосредотачивалась в районе Семикаракорская, имея задачей ударом на Раздорская, Пухляков ликвидировать противника на южном берегу р.Дон и занять для обороны участок: (иск) Семикаракорская, (иск) Мелиховская. На участке Константиновская, Семикаракорская оставлен для обороны один стрелковый полк 156 сд. 295 сд, сосредоточенная в районе Сусатский, содействует частям 74 сд в уничтожении противника на участке Пухляков, Мелиховская. 275 и 102 сд, вошедшие в состав 37А, выдвигаются в район Долгий, Бол.Орловка, Комаров для ликвидации противника в районах Несмеяновка, Мал.Орловка, Сальско-Кагальницкий. 156 сд одним полком из района Бол.Орловка готовилась к наступлению в направлении Обливной, содействуя частям 51А (СКФ) в уничтожении противника. Положение остальных частей армии без перемен. Штарм – Верх.Соленый. (98)

А штаб 37 армии сообщает, что части армии течение дня левым и правым флангами обороняли занимаемые рубежи. Центром вели упорные бои с противником, отражая неоднократные атаки пехоты с танками на рубеже Костылев, Сусатский. Противник силою до 60 средних и малых танков, при поддержке бомбардировочной авиации в 14.40 овладел Сусатский, обойдя его с запада и востока. К 17.00 противник вел бой на рубеже Сусатский, пытаясь развить успех в южном и юго-восточном направлении. К 19.00 5 танков при поддержке авиации заняли Калинин и подошли к Сарайский. В районе Комаров (немецкая 3тд, в глубоком тылу армии, обойдя оборону 156сд, южнее р.Сал достигла х.Комаровский) к 15.00 25.7 отмечено до батальона пехоты противника. (99)

В оперативной сводке Генерального штаба к утру 26 июля имеется запись: «37-я армия, удерживая на флангах прежние позиции, в центре вела оборонительный бой с танками и пехотой противника, форсировавшими р. Дон в районе Раздорская. 74, 295 сд и 15 тбр с утра 25.7 контратаковали противника в направлении Раздорская, но успеха не имели и под давлением противника, понеся большие потери, отошли, оставив Сусатский, Калинин. К 19.00 25.7 танки противника подошли к Сарайский (22 км юго-зап. Семикаракорская). 102 сд сосредоточена в районе Б. Орловка, Золотарев, 275 сд перешла в новый район. 110 кд находилась в районе Карповка. Положение остальных частей армии уточняется». (100)

Ориентируясь на деревья, одиноко стоящие посреди буйного разнотравья и безымянных курганов, сусатские сторожилы Г.П.Ерыженский и В.А.Шелестенко, рассказали, что здесь, неподалеку от озера Борщевского летом сорок второго держали оборону бойцы 110-й Калмыцкой дивизии, здесь и сложили многие из них свои головы. (101)

Оборона 273кп Раздорской переправы с 24 по 25 июля 1942

Оборона 273кп Раздорской переправы с 24 по 25 июля 1942

Из политдонесения 74сд известно, что к 25 июля, так как дивизия продолжительное время не пополняла свои боеприпасы, отдельные виды боеприпасов подходят к концу (авт. - приведенное в донесении количество боеприпасов по сравнению с другими дивизиями весьма значительно). Так, например: ручных гранат, в том числе противотанковых, дивизия имеет только 1898 шт., мин к 50 мм и 82 мм минометам – 1872 шт., снарядов к 45 и 76 мм пушкам – 2560 шт., снарядов к 76 мм и 122 мм гаубицам (дивизионной артиллерии) – 2292 шт. Сводка о боевом и численном составе на 25.7.42г.: ПТР – 53; автомашин грузовых – 73, легковых – 6; винтовок – 991, ППШ – 86, пулеметов станковых – 28; ручных пулеметов – 6; минометов 50 мм – 14, 82 мм – 24; пушек 76 мм – 16, 45 мм – 8, 122 мм – 14; 360 сп – 351 чел. (сведения о численном составе по 360 сп не точно, т.к. большая часть находилась в Проциков), 78 сп – 972 чел., 109 сп – 300 чел., 6 ап – 831 чел., 142 оиптд – 173, 110 осб – 110, 113 обс – 112, 552 омд – 262, развед.рота – 35, заград.отряд – 69, хим.рота – 37, учебный батальон – 97, рота подвоза, медсанбат – 81, комендантская рота, ветлазарет – 29, НАД – 51, управление дивизии – 178; лошадей – 1130. Приняты все меры к розыску отставших бойцов. Части дивизии, выполняя боевой приказ, заняли исходное положение для наступления в районе трех курганов юго-западнее Семикаракорская и повели наступление в общем направлении на Раздорская. В процессе наступления части были встречены танками и автоматчиками противника и подверглись ожесточенной бомбардировке со стороны фашистской авиации. Несмотря на стойкость и героизм, проявленные бойцами и командирами наших подразделений, части дивизии под давлением танков и артиллерии отошли за р.Сал и заняли оборону. 25 июля в бою в станица Семикаракорская особо отличились подразделения 78 сп. Несмотря на то, что полк совершил ночной марш и тут же утром вступил в бой, личный состав вел себя героически, мужественно. (102)

К исходу 24 июля 295 сд получила пополнение до 100 штыков. В тот период была возможность выдвинуть на участок 295 сд 74 сд или усилить 295 сд одним, двумя батальонами 156 сд. Несмотря на информацию о слабости обороны 295 сд и необходимости его усиления, реальных мер не принято. (103)

По докладу офицера Генерального штаба при штабе 37 армии майора Лебедева 74 сд имела до 3800 человек, находилась на марше. 295 сд имела 250-300 человек, 110 винтовок, 6 станковых пулеметов без расчета, при наличии 3 коробок с патронами, 4 орудия 45 и 76 мм. 41 мсбр насчитывала до 100 человек. (104)

Косвенно майор Лебедев, описывая решение командарма на 25.7.42, подтверждает, что к исходу 24 июля в непосредственном контакте с немцами находилась только 110кд: «Командующий решил: прикрываясь частями 110 кд в районе оз. Золотое, силами 295 сд, 41 мсбр с 10 танкетками от Сусатский и 74 сд от Нов. Романовский (авт. - на южном берегу р.Сал, хотя по приказам с 23 июля должна была, сменив 530сп 156 сд, оборонять участок оз.Ильмень, Семикаракорская севернее р.Сал) с утра 25.7.42 атаковать противника вдоль дороги от Сусатский на Раздорская и выбить за р. Дон. 156 сд овладеть Титов и соединиться с частями 51 армии. 275 сд уничтожить противника в Малой Орловке. (105)

Состояние 295сд, которая должна была сменить кавалеристов на Донском рубеже хорошо описывает политдонесение начальника политотдела дивизии ст.батальонного комиссара Титова в штаб 37 армии от 25 июля: «Сегодня утром получены точные сведения, что переправился на эту сторону и следует в дивизию 884сп с комиссаром полка в количестве 70 человек... Личного состава осталось очень мало. Так в обоих полках 883 и 885 насчитывается всего около 100 бойцов. Подавляющее большинство с переправ ушли за Маныч (хутор Веселенький (авт. - хут.Веселый), Верхний Хомутец, Большая Таловая). Их туда направлял комендант Калинина». (106)

Разведчики 37-й армии обнаружили в 11.00 движение до 20-25 танков из Раздорская на Сусатский, которые обходят Сусатский с востока и запада. (107)

Согласно данным 37 армии 25 июля к 20.00, части армии левым и правым флангами обороняли занимаемые рубежи, центром вели упорные бои с противником, отражая неоднократные атаки пехоты с танками на рубеже Костылев, Сусатский. Противник силою до 60 средних и малых танков, при поддержке бомбардировочной авиации в 14.40 овладел Сусатский, обойдя его с запада и востока. К 17.00 противник вел бой на рубеже Сусатский, пытаясь развить успех в южном и юго-восточном направлении. К 19.00 5 танков при поддержке авиации заняли Калинин и подошли к Сарайский. В районе Комаров к 15.00 отмечено до батальона пехоты противника. Авиация противника производила разведполеты и бомбила районы Сусатский, Калинин, дорогу на Верх.Соленый и боевые порядки войск 74 и 295 сд. Всего отмечено до 100 самолетовылетов. Положение частей армии: 74сд, имевшая задачу с утра от Семикаракорская наступать на переправу Раздорская, подойдя к лесу, что восточнее второй дороги, идущей из Раздорская на Щавельницкий, встретила упорное сопротивление со стороны противника и вела бой в лесу, где была атакована полком пехоты с 18-ю танками и к 18.00, понеся большие потери, отошла к исходному положению. Штадив – Бакланики. 295сд с 15тбр вела бой с танками и пехотой противника на рубеже Костылев, Сусатский. Понеся большие потери, отошла направлении Сарайский. Положение уточняется. 102сд сосредотачивалась районе Бол.Орловка, Золотарев. 519сп на марше с задачей занятия обороны районе Калинин. 275сд сосредотачивалась Комаров, Павлов, Болотов. Положение остальных частей армии без изменений». (108)

В результате неорганизованности и недостаточных сил для контратаки противника в районе Сусатский, 295 сд в дальнейшем оказалась не в состоянии удержаться на рубеже р. Сал, отошла в Сарайский. В описании боевых действий майором Лебедевым, противник с утра 25.7.42 во взаимодействии с авиацией силою до 15-20 танков и 2 батальонов пехоты предпринял наступление на Сусатский. Наши части к утру 25.7.42 исходного положения согласно приказа для наступления не заняли и с рассветом противника не атаковали. 74 сд на исходное положение вышла к 8.00, в период наступления сильно подверглась воздействию авиации противника, управление расстроилось. Выйдя к р. Сусат переправиться не могла, атака не состоялась, понеся значительные потери во второй половине дня отошла. 295 сд, 41 мсбр и танкетки не имея достаточной силы и прикрытия с воздуха в наступление перейти не могли и не переходили. К 14.00 противником были атакованы, оставили Сусатский и отошли в Калинин, а к исходу дня были оттеснены противником в Сарайский. 295 сд и 41 мсбр после боев под Сусатский и отхода в Сарайский имели, буквально, десятки бойцов. (109)

Во время боя в районе Сусатский 15 тбр понесла потери: Т-60 - 4. Подбито 4 легких танка противника. (110)

Согласно ЖБД 15тбр, бригада вечером 24 июля получила приказ штаба 37 армии 25 июля к 3.00 сосредоточиться в районе Сусатский с задачей - совместно с 295сд не допустить и уничтожить группировку противника в районе Сусатский. В 10.00 противник начал вести огонь из Раздорская по Сусатский. В 11.00 13 танков противника (тяжелые и средние) атаковали Сусатский. Стрелковые части 295сд отошли в направлении Соленый. Танки бригады вступили в бой с противником. В результате боя уничтожено 6 танков противника, до 50 солдат и офицеров. Потери бригады: 4 танка Т-60, убито - 2, ранено - 3. В бою в районе Сусатский погиб начальник штаба бригады майор Титов Иван Петрович. К 24.00 25.7.42 15 танковая бригада сосредоточилась в районе Веселый. (111)

В политдонесении 37 армии начальнику Политуправления Южного фронта бригадному комиссару Гришаеву (исх.№001229 о боях 25 июля) сообщается: «…295сд и 110кд вели напряженные бои с переправившимся противником в районах переправ Раздорская, Пухляков, Мелиховская на левый берег р.Дон, который к исходу дня вышел танками и группами автоматчиков в район с.Калинин. К исходу дня при поддержке залпа батареи РС (авт. - вероятно при залпе были накрыты и некоторые подразделения 311кп 110кд) был отброшен в район х.Сусатский. (112)

По воспоминаниям жителя хутора Сусатский Н.Н.Долженкова, которому в 1942 году было 15 лет: «Числа 28-го (1942г.) не усидел я дома, вместе с другими ребятами ушел в поля за хутором. Конечно, мы догадывались, что можем увидеть, но все равно пошли. Заглянули на ферму, а там ...три убитых калмыка лежат. Прошли дальше, смотрим, сбок дороги - еще один покойник. И куда бы мы не направлялись, всюду натыкались на погибших наших солдат. Своих-то немцы в первый же день, как в хутор зашли, похоронили с почестями на церковном погосте. Через несколько дней я снова туда сходил, но на этот раз трупов уже не увидал. Их предали земле сердобольные женщины. Могилы копать не пришлось. Солдат похоронили прямо в окопах и воронках от снарядов. Так обрели они свое последнее пристанище». (113)

При эффективной поддержке авиации и собственной артиллерии в 13.00 среднеевропейского времени взят Сусатский. В ходе этого боя танковый батальон уничтожил 5 легких танков противника. Танковый батальон нашел мост через Сусат уничтоженным. Однако, можно воспользоваться бродом по соседству, так что никаких существенных препятствий не возникает. Ремонт моста не составляет особого труда. После ввода моста, плацдарм, образованный 1мп южнее Сусатский, зачищается. (114)

Командир дивизии «Великая Германия» после занятия Сусатский отправляется на плацдарм в передовые части и дает приказ продвигать уже 25 июля без промедления на Калинин танковый батальон и 1/1мп. После выполнения приказа о выдвижении на Калинин дивизия восстанавливается. В телефонном разговоре из 1ТА отметили большой успех в Сусатском, раз силы позволяют. 17.15 группа Поссл, после заправки, атакует на Калинин. 18.15 Калинин занят, противник спасается плотными колоннами на юг. (115)

В журнале боевых действий 1ТА о бое 25 июля осталась запись: «Группа «Великая Германия» успешно с дивизией «Великая Германия» около полудня, штурмом взяла против упорного сопротивления противника Сусатский. Противник в заболоченной долине и развитых полевых позициях ведет себя чрезвычайно искусно. (авт. – весьма лестная оценка действий 110кд) Подбито 5 вражеских танков. Воспользовавшись успехом передовые части устремились дальше на юг и смогли вечером занять населенный пункт Калинин. Мост и переправа новых частей в Раздорская нарушается огнем артиллерии из района юго-восточнее населенного пункта Семикаракорская и продолжающихся атак авиации русских. Часть моста разрушена прямым попаданием. Собственная авиация под прикрытием зенитной артиллерии с неустанными усилиями поддерживает действие группы. Основные силы 16пд (мот) используются в районе севернее Мелиховская. У Бессергеневская мотострелковый батальон дивизии Великая Германия во второй половине дня сменяется подошедшим авангардом 97лпд.  (116)

Осуществлявшая с 22 по 24 июля огневую поддержку кавалеристам 110кд по донским переправам батарея 268 ап из двух орудий 152мм после залпа «катюш» вечером 24 июля была отведена в х.Калинин. Боевой порядок 268аап на 25 июля, согласно армейскому приказу: «Один дивизион в районе северной окраины Ниж.Соленый, имея задачей ПТО дороги Сарайский - Нижне-Соленый и не допустить подхода противника к Калинин и по выходам из Сусатский. Другой дивизион развернуть на ОП в районе 1-й участок кон.завода, что северо-западнее Ниж.Соленый 4 километра. Задача: ПТО дороги Сусатский, кон.завод №35 и Ниж.Соленый. Матчасть, не имеющую тяги поставить на ОП южная окраина дамбы в районе Веселый. Связь установить с начартом 295сд - КП в районе Калинин - Сарайский. Одновременно в район Калинин отправлен стрелковый полк 102сд, с которым нужно будет поддерживать связь и обеспечить огнем оборону, занимаемую указанным сп (519сп)». (117)

В изложении помощника начальника штаба 25 погранполка по охране тыла фронта капитана Дубовского, для прикрытия отхода частей 295сд, к 11.00 25 июля на юго-западной окраине х.Калинин расположился в обороне арьергард 295сд (3 батальон 25пп, стрелковая рота 295 сд с приданной батареей ПТОР (ПТР - 13 - авт. - вероятно, 37об ПТР) и поддерживающей батареей дивизионной артиллерии и четырех «катюш»). Оборона велась на широком фронте, артиллерия с группами автоматчиков прикрывала танкоопасные направления (авт. - но в бою участвовали и группы кавалеристов, отошедших от х.Сусатский на юг и тыловых служб 110кд, остатки 41 мсбр, артиллерия 268 гап РГК). «Катюши» расположились в укрытии в х.Калинин, в резерве на западном окраине х.Калинин у командного пункта находились 3 резервная и 11 линейная заставы. Местность - открытая (заросшая колосовыми посевами), хорошо просматриваемая с обеих сторон. Погода тихая и ясная.

В 13.00 по дороге из х.Сусатский в х.Калинин появилась колонна в количестве 11 танков, двух бронемашин и трех мотоциклов. Следом за ними колонна пехоты на автомашинах. Подпустив танки на 300-400 метров обе батареи открыли беглый артиллерийский огонь, в это же время батарея «катюш» дала залп по колонне мотопехоты. В результате артогня и огня «катюш» три танка загорелись, а четвертый остановился подбитый, также была подбита одна бронемашина и 2 мотоцикла, две автомашины с пехотой загорелись. Остальные танки развернулись фронтом к обороне, открыли огонь из пушек и пулеметов, но после того, когда был подбит еще один танк, повернули и ушли в тыл. Пехота противника, соскочив с машин залегла, и автомашины ушли в х.Сусатский. Пехота противника, развернувшись на дистанции 1200-1500 метров залегла, не открывая огня. В 14.00 артиллерия и полковые минометы открыли огонь по району обороны 3/25 пп. С началом обстрела артиллерии противника, пехота начала наступление.

К 15.50 пехота противника сблизилась на дистанцию 200-300 метров и ввела в действие все огневые средства. Наши подразделения также ввели в действие все огневые средства. Противник, обнаружив фланги нашей обороны стал обходить их. Командир 3/25 пп, оценив создавшуюся угрозу, особенно на правом фланге, выбросил резервную заставу и одно орудие с задачей прикрытия боевого порядка с севера. Противник два раза пытался подняться в атаку, но под воздействием нашего огня вынужден был снова залечь.

16.20 южнее в 3 км х.Калинин было обнаружено движение 17-ти автомашин противника в направлении с.Н.Соленый. 17.10 противник вновь возобновил атаку, но понеся большие потери перешел к обороне, ведя ружейно-пулеметный и минометный огонь. В 22.00, выделив для прикрытия отхода 3-ю резервную заставу, 3 батальон с приданными подразделениями с обороны снялся (устный приказ на отход был получен в 19.05 через связного), заняв оборону севернее х.Средне-Сарайский на правом фланге 295сд. (118)

В вечерние часы задачей дивизии «Великая Германия» является обеспечение зачистки района по обе стороны от дороги на Калинин от противника. Особенно важно, чтобы очистить сильно укрепленные пункты Семикаракорская и Кочетовская. Из-за важности моста большой длины и грузоподъемности к этим пунктам, дивизии поручается путем разумной пропаганды (сброса листовок с самолетов) призвать части противника сдаться. (119)

После достижения Калинин танковый батальон высылает разведку к Карповке и Ажинов. Намерение дивизии на следующий день от Сусатский и Калинин достичь оба пункта, чтобы вступить во владение ими. С разделительной линии севернее Бессергенавская снимается 2/2мп (без 1 роты), противник молчал. Во второй половине дня 25 июля передовые части 97 егерской дивизии произвели смену батальона, поскольку он необходим, чтобы усилить плацдарм у Мелиховской. (120)

3 батальон 2мп (без 1 роты) из-за отсутствия топлива 25 июля по-прежнему без движения в Мокрый Лог, 1 и 2 батальоны 2мп с раннего утра развернуты между Большинка и Донец. С выдвижением последних частей дивизии в район западнее р.Сев.Донец по приказу переходят от Группы армий «А» в 1ТА, чтобы освободить путь движения на восток к станице Николаевская 4АК. Благодаря созданному дивизией мостовому переходу через р.Дон у Раздорская достигнут значительный успех. Ожидается, что рано утром 26 июля будет завершено строительство 20тн моста. Сперва мост и подъезды к нему предназначены только для 16пд (мот), так как она имеет задачу опередить дивизию и переправиться через Маныч у Спорный. (121)

Во второй половине дня 25 июля сообщили о налете советской канонерской лодки с северо-востока от Мелиховской (авт. – это подтверждает, что кавалеристы сумели разрушить мостовую переправу у Раздорской). Чтобы обеспечить безопасность группы, плацдарм Мелиховский оснащается 5см орудием ПТО. Вечером 25 июля поступает приказ 1ТА о передаче дивизий из группы «Великая Германия» в подчинение 3ТК и ликвидации с 26.7 группы «Великая Германия». В вечернем приказе по дивизии на 26 июля группе Келер ставится задача выдвинуться на Карповка и Ажинов и обеспечить восточный берег р.Подпольная. 2мп остается в резерве.  (122)

Чтобы восстановить положение, командующий 37 армии приказал ночной атакой на 26 июля 295 сд с 519/102 сд овладеть Калинин, силами одного полка 110 кд и батальоном 230 сд овладеть Сусатский. 295сд имела буквально десятки бойцов. 519 полк 102 сд (авт. - единственный, оставшийся в дивизии) к исходу дня 25.7.42 не сосредоточился, к намечавшемуся ночному наступлению всех сил 37 армии на Сусатский был не готов, и лишь только 26 июля полк смог занять оборону в одном километре южнее хутора Сарайский. В хуторе Верхне-Соленом полк обороны для дивизии также не подготовил, сосредоточил лишь обозы. Выходивший полк 230 сд в район Веселый имел 400 бойцов и 6 станковых пулеметов, в наступление брошен быть не мог и кроме того он нужен для прикрытия переправы через Манычский канал в районе Веселый. 110 кд, сильно потрепанная авиацией, силой одного полка занять Сусатский не могла, для всей дивизии эта задача была невыполнимой. И вообще атаковать конницей танки без прикрытия с воздуха и поддержки своих танков было безграмотно и не реально. (123)

После залпа «катюш» в вечернии часы 25 июля по переправам, как вспоминает участник этого боя Н.В.Бадьминов, состоялась ночная атака всех полков дивизии с попыткой скинуть немцев с плацдарма. Противник освещая небо ракетами, укрылся в займище. Ракеты, освещавшие нас с немецкой стороны, помогали ориентироваться. Выдвинутая на северную окраину хутора батарея 152мм орудий (авт. - 268ап) своим огнем доставала до Дона и поддерживала кавалеристов. Натиском, при поддержке минометчиков Т.Турсунова была взята вторая линия окопов, фашисты отступили к раздорской переправе. К сожалению, атака не была успешной. По сигналу, так как во время атаки, немецкие автоматчики, используя момент, под прикрытием пыли и дыма от разрывов, попытались проникнуть в Карповку, бойцы 292кп собрались на второй линии обороны. Проверив наличие людей и вооружение, стали отходить к Карповке. Прорыв врага к северной окраине Карповки удалось остановить пулеметному расчету командира первого взвода Николая Кирилловича Ракчеева с наводчиком Аюповым и минометчикам, посылавшим мину за миной. Сделав свое дело, минометчики спустились в низину западной части Карповки. Политрук Турсунов, раненный в бою, пришел на КП 292-го полка и оттуда водворился с расчетами на южной окраине в свое бывшее «учебное место» у лесополосы, соединявшей Карповку с Ажиновым. (124)

Бойцы миномётной батареи 292 кавполка под командованием политрука Турсунова Тагана Турсуновича (туркмена по национальности) после ночного боя оставшись без средств перевозки вернулись в Карповку только к рассвету 26 июля, перетаскивая на себе миномёты и мины. Батарея заняла позицию на северо-западной окраине Карповки.

Примерно в 22.00-23.00 25 июля был дан залп «катюш» по позициям противника в направлении х.Сусатский. После выполнения боевого задания расчет «катюши» вышел под укрытие в один из садов х.Калинин. (125)

При поддержке залпа батарей реактивных установок противника отбросили в район хутора Сусатский. Напуганный действием реактивных миноме­тов, противник прекратил форсирование Дона, и части диви­зии восстановили положение в полосе своей обороны.

В этой обстановке командование 110кд решило перегруппировать свои силы: 273кп продолжал обороняться по левому берегу р.Дон от Раздорской до Мелиховской; 311кп вторым эскадроном занял оборону северо-западнее хутора Сусатский, 1 эскадрон оставался в резерве, обороняя х.Ажинов, где располагался штаб дивизии; все остатки 292кп были переброшены на северную окраину х.Карповка. Вечером в расположение 292 кавалерийского полка прибыли зам.командира дивизии полковник В.А. Хомутников, начподив А.И. Заднепрук и прокурор дивизии военюрист 3 ранга Д.С. Лебедкин. По приказу командира дивизии А.И. Заднепрук забрал из полка 4 эскадрон для усиления подразделений 311кп, сдерживающих натиск немецких войск северо-западнее х.Сусатский на правом фланге дивизии.

4 и 3 эскадроны 311 кп продолжали оборонительные бои в районе Мелиховской переправы, теперь уже на левом фланге 110 кд. К вечеру остатки 292 кп: половина 1 эскадрона, две трети 2 эскадрона и половина 3 эскадрона, взвод станковых пулеметов, 30-40 чел. спецподразделений полка, 2 орудия ПА, два орудия ПТО, два 82 мм миномета заняли оборону северо-восточнее х.Карповка, готовясь к тяжелым боям. КП полка разместился в центре х.Карповка.

Передний край обороны 110 ОККД был растянут, между обороной полков имелись большие разрывы. Враг беспрерывно бомбил 24 и 25 июля. 25 июля 1942г. артдивизион помогал огнем 292 и 273 кавполкам удерживать Раздорскую переправу. В этот день враг прорвал оборону советских войск в районе Константиновской в полосе обороны 156сд, вражеские танки вышли в тыл 110 ОККД. Обстановка осложнялась, бои приняли тяжелый и кровопролитный характер. Все эти дни жили мы в тревоге. Трудно было предугадать, что будет завтра. Знали, что враг уже на левом берегу Дона, ведем тяжелые бои. Надо нам проводить инженерные работы. Укрепляли оборону. Ночью на 26 июля артдивизион вернулся в Ажинов. (126)

В 22.00 25 июля из штаба 37 армии сообщили, что переправившаяся в районе хутора Константиновский на правом фланге 156 стрелковой дивизии группировка противника силой до двух пехотных полков и до тридцати танков при поддержке и прикрытии авиации в течение дня также вела наступательный бой в направлении хутора Калинин и вышла на северный берег реки Сал (авт. - в районе Несмеяновка). Военный совет 37 армии, исходя из сложившейся обстановки, принял решение в ночь на 26 июля произвести перегруппировку войск армии для уничтожения противника, перешедшего на левый берег реки Дон.

В политдонесении 37 армии политуправлению Южного фронта сообщается, что войска армии 25.07.42г. продолжали оборонять левый берег р.Дон, усовершенствовали оборонительные рубежи и приводили себя в порядок. 295 сд и 110 кд вели напряженные бои с перешедшим противником в районах переправ Раздорская. Пухляков и Мелиховская на левый берег р.Дон, который к исходу дня вышел танками и группами автоматчиков в район с.Калинин. К исходу дня при поддержке залпа батарей РС был отброшен в район с.Сусатский. (127)

Несмотря на то, что штаб Южного фронта еще не успел наладить управление войсками после переправы через р.Дон, генерал-лейтенанту Малиновскому 25 июля директивой Ставки ВГК №170529 была поставлена задача обороны южного берега р.Дон от Верхне-Курмоярской до Азова войсками Южного фронта, для чего ему с 22.00 вместе с дополнительной полосой обороны передается 51А, занимающая этот рубеж. Малиновский поздним вечером 25 июля вылетел в штаб 51 армии для приема войск и находился там весь день 26 июля. (128)

При передаче из Генерального штаба начальнику штаба Северо-Кавказского фронта генерал-майору Захарову директивы №170529, в составе частей, передаваемых с 51-й армией указаны 138, 91, 157, 302 сд, 110, 115 кд, 255 окп, 18, 19 гмп, 457ап РГК, 1168 и 1188 ап, 1260ап ПТО (156сд, 25гмп и 1230ап РГК пропущены, вероятно, все эти части уже были оформлены актами передачи, а 110кд – нет, т.к. акт на передачу дивизии был подписан 31.7.42, при переходе 51-й армии в Сталинградский фронт и 110кд упоминается в боевом составе этого фронта на 1 августа 1942 года) с остальными армейскими частями и учреждениями. (129)

В 23.00 в расположение дивизии вернулась разведка, направлявшаяся для уточнения обстановки на левом фланге соседа справа 156 сд, связь с которой была нарушена. По данным разведки штаб 530 сп 156 сд на прежнем месте найти не удалось, противник образовал в районе Семикаракорской, Константиновской плацдарм и переправлял на левый берег Дона танки и артиллерию. Около сотни танков сосредо­точились в лощине в двух-трех километрах северо-восточнее хутора Сусатский, в непосредственной близости от боевых порядков 110 кд. Учитывая данные разведки и оценив обстановку, командование пришло к выводу, что концентрация крупных танковых и механизированных сил на правом фланге дивизии и особенно на участке, обороняемом правым соседом, создает для этих соединений угрожающую обстановку.

К исходу дня 25 июля на участке обороны 110 кд наступило затишье. Командование дивизии и полков, учитывая, что затишье это кратковременно, приняло энергичные меры по приведению в порядок частей и подразделений, понесших в ходе десяти­дневной обороны значительные потери. Опыт только что проведенных боев убедительно свидетельствовал о том, что их исход решался не только качеством и количеством подразделений и вооружения, но и непрерывностью боевого питания, поэтому начальник артиллерийского снабжения майор К.И. Ларичев и начальник артиллерийского парка капитан В.Д. Уткин организовали вывоз боеприпасов из армейского склада. Уже в ночь на 26 июля прямо на огневые позиции доставили партию боеприпасов. Несмотря на это в подразделениях не хватало противотанковых средств, особенно остро ощущалась нехватка бронебойных снарядов. Рассчитывать на поддержку соседей не приходилось.

Большую работу провели и другие тыловые службы. Еще накануне боев на должность заместителя командира дивизии по тылу прибыл майор И. Ф. Романенко, который теперь возглавил все участки тылового обеспечения, в особенности подвоз продовольствия и фуража. Бойцы медико-санитарного эскадрона под командованием военврача 3 ранга О. В. Мергасова и военкома эскадрона старшего политрука М. И. Танасевича организовали вывоз раненых с поля боя и оказание им первой медицинской помощи.

Героизм и отвагу в боях на Дону, наряду со строевыми командирами и бойцами, проявляли работники штабов полков, дивизии и политотдела. Так, помощник начальника штаба 311-го кавалерийского полка, подразделения которого обороняли Мелиховскую, У. М. Манджиев вместе с бойцами неоднократно участвовал в контратаках против гитлеровцев, пытавшихся форсировать в этом месте Дон. В боевых порядках 273-го кавалерийского полка, оборонявшего район Раздорской, постоянно находились старший политрук Дмитрий Филиппович Зыц, младший политрук Василий Санджиевич Лиджиев и старший политрук Петр Никифорович Крутоуз, которые в критические моменты боя вместе с бойцами в окопах и траншеях во время контратак шли на врага.

В эти напряженные дни работники штаба во главе с майором А. А. Раабем в быстро меняющейся и сложной обстановке обеспечивали командование дивизии сведениями о противнике и соседях справа и слева, готовили обоснованные предложения для принятия решений. Командир дивизии В.П. Панин находился там, где его пребывание приносило наибольшую пользу, - в полках, на командном пункте, в отдельных подразделениях. В самые ответственные моменты боев среди бойцов находились военком С. Ф. Заярный, заместитель командира В. А. Хомутников и другие, которые личным примером бесстрашия, своевременно сказанным словом, а то и шуткой умели приободрить и воодушевить людей, что значительно повышало стойкость воинов в активной обороне. Так, пребывание 25 июля С. Ф. Заярного в боевых порядках 273-го кавполка и руководство им боем сыграло решающую роль в проведении успешной контратаки по ликвидации плацдарма, захваченного фашистами в районе станицы Раздорской. В. А. Хомутников по поручению командира дивизии находился в подразделениях 292-го кавалерийского полка. Батальонный комиссар А. И. Заднепрук, прибывший в подразделения 292-го кавполка для вручения воинам, принятым в ряды партии, партийных документов, когда возникла необходимость, выполнял боевую задачу.

Пользуясь передышкой между боями, политруки эскадронов и военкомы отдельных подразделений И. Е. Балов, Л. Г. Кузеев, Т. Т. Турсунов, младшие политруки В. А. Гаврилей, П. А. Денисюк, Г. Касимов, М. С. Куржинов, В. С. Лиджиев, С. Д. Оконов, И. М. Пащенко, Б. X. Шурганов и другие провели с бойцами беседы, в которых заострили их внимание на соблюдении строжайшей воинской дисциплины и повышении активности в обороне.

Понимая всю сложность создавшейся для дивизии обстановки, ее командование решило немедленно направить в полки и отдельные подразделения работников штаба и политотдела, чтобы оказать практическую помощь в организации обороны на новом рубеже. Тотчас в соответствующие части и подразделения выехали работники управления дивизии майор Н. В. Бобров, старший лейтенант Г. И. Бурмистров, майор И. А. Теврюков, старший лейтенант Н. А. Суворов и работники политотдела старшие политруки П. Н. Крутоуз, П. А. Руденко, К. С. Сивоплясов и другие.

В этой сложной обстановке основная надежда возлагалась на относительную подвижность кавалерийских подразделений и стойкость бойцов, сплоченных в единый воинский коллектив перед лицом новых суровых испытаний и сцементированных заветной целью - победить или умереть во имя победы над врагами Родины.

В ожидании трудного боя тылы дивизии к утру 26.7.42 частично переместили в хутора Ажинов и Кудинов, а осталь­ные тыловые подразделения отвели за реку Маныч, в хуторе Сарайский в ожидании эвакуации осталось лишь около 150 раненых.